Поздравляем с 23 февраля!
   
Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XXV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 05 июня 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Правоохранительные органы

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Юрченко Л.В., Стерехов Н.А. ЭТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НАЛОЖЕНИЯ АРЕСТА НА КОРРЕСПОНДЕНЦИЮ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ЭТИЧЕСКИЕ  ОСНОВЫ  НАЛОЖЕНИЯ  АРЕСТА  НА  КОРРЕСПОНДЕНЦИЮ

Юрченко  Лидия  Владимировна

канд.  юрид.  наук,  доцент  ТНУ  им.  В.И.  Вернадского,  Украина  г.  Симферополь

E-mail:  lvyur@ua.ru

Стерехов  Никита  Александрович

cтудент,  ТНУ  им.  В.И.  Вернадского,  Украина  г.  Симферополь

E-mail: 

 

ETHICAL  PRINCIPLES  ARREST  OF  CORRESPONDENCE

Lidiya  Jurchenko

Candidate  of  juridical  sciences,  associate  professor  of  Taurida  National  V.I.  Vernadsky  University,  Ukraine,  Simferopol

Nikita  Sterechov

Student,  Taurida  National  V.I.  Vernadsky  UniversityUkraineSimferopol

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассмотрены  некоторые  аспекты  этического  и  процессуального  характера,  возникающие  при  проведении  негласного  следственного  (розыскного)  действия  —  наложение  ареста  на  корреспонденцию  по  новому  уголовному  процессуальному  кодексу  Украины. 

ABSTRACT

In  this  article  considered  some  aspects  of  ethical  and  procedural  nature  arising  during  the  covert  investigative  action  —  arrest  of  correspondence  under  the  new  Criminal  Procedure  Code  of  Ukraine.

 

Ключевые  слова:  негласное  следственное  (розыскное)  действие,  арест,  корреспонденция,  этика

Keywords:  tacit  covert  investigative  action,  arrest,  correspondence,  ethics

 

Конституция  Украины  в  ст.  31  [3]  закрепила  право  каждого  на  тайну  переписки,  телефонных  разговоров,  телеграфной  и  другой  корреспонденции.  Данное  конституционное  положение  было  реализовало  и  в  новом  Уголовно-процессуальном  кодексе  (далее  УПК  Украины),  который  содержит  в  себе  современный  опыт  правоохранительной  деятельности  ведущих  европейских  стран.

Анализ  большинства  нормативных  актов  иностранных  государств  в  сфере  правового  регулирования  досудебного  расследования  преступлений  указывает  на  то,  что  использование  скрытых  методов  получения  информации  о  преступлениях  и  лиц,  их  совершивших,  давно  не  является  показателем  уровня  демократии  в  стране.  Напротив,  прозрачность  их  законодательной  регламентации  и  осуществления,  наличие  определенных  законом  механизмов  контроля  за  осуществлением  делает  их  эффективным  инструментом  правоохранительной  деятельности  демократического  государства.  Поэтому  расширение  за  счет  возможностей  оперативно-розыскной  деятельности  системы  следственных  действий  в  УПК  Украины,  при  условии  соблюдения  конституционных  гарантий  прав  личности,  следует  считать  прогрессивным  шагом  законодателя,  направленным  на  усиление  правоохранительной  функции  государства  и  защиты  прав  и  свобод  отдельных  лиц,  интересов  общества  и  государства  от  противоправных  посягательств  [4,  c.  17].

В  частности,  в  новом  УПК  Украины  представлен  наиболее  широкий  перечень  негласных  следственных  (розыскных)  действий  по  сравнению  с  процессуальным  законодательством  ряда  зарубежных  стран.  Небольшое  сравнительное  исследования  можно  провести  на  примере  УПК  ФРГ,  поскольку  процессуальная  модель  досудебного  расследования  преступлений,  заложенная  в  нем,  подобна  той,  которая  представлена  в  новом  УПК  Украины.  В  частности,  гл.  99-100  УПК  ФРГ  устанавливают  порядок  осуществления  контроля  и  выемки  телеграфно-почтовой  корреспонденции.  Согласно  положениям  этого  нормативного  акта,  разрешение  на  проведение  выемки  корреспонденции  прокуратурой  суд  предоставляет  на  основании  гл.  98  УПК  ФРГ.  С  учетом  положений  гл.  100  УПК  право  на  выемку  принадлежит  только  судье,  а  в  безотлагательных  случаях  —  прокуратуре.  Решение  о  раскрытии  изъятой  корреспонденции  принимает  судья,  назначивший  выемку  или  ее  подтвердивший  её  [5,  c.  112—113].

Cт.  261  УПК  Украины  содержит  в  себе  основания  проведения  такого  негласного  следственного  (розыскного)  действия  как  наложение  ареста  на  корреспонденцию.  Арест  на  корреспонденцию  осуществляется,  если  во  время  досудебного  расследования  имеются  достаточные  основания  полагать,  что  почтово-телеграфная  корреспонденция  определенного  лица  другим  лицам  или  других  лиц  ему  может  содержать  сведения  об  обстоятельствах,  имеющих  значение  для  досудебного  расследования,  или  вещи  и  документы,  имеющие  существенное  значение  для  досудебного  расследования.  К  корреспонденции  законодатель  относит  письма  всех  видов,  бандероли,  посылки,  почтовые  контейнеры,  переводы,  телеграммы,  другие  материальные  носители  передачи  информации  между  лицами  [6].

Гарантом  обеспечение  законности  данного  негласного  следственного  (розыскного)  действия  выступает  следственный  судья.  Законодатель  дал  данному  субъекту  исключительное  право  принимать  решение  об  ограничении  конституционного  права  граждан  на  тайну  корреспонденции  в  установленных  законом  случаях.  Наложение  ареста  на  корреспонденцию  проводится  по  ходатайству  следователя  по  согласованию  с  прокурором  исключительно  на  основании  мотивированного  определения  следственного  судьи.  Эта  меры  применяется  исключительно  в  целях  предотвращения  совершения  тяжкого  или  особо  тяжкого  преступления,  предотвращения  и  пресечения  террористических  актов  и  других  посягательств  специальных  служб  иностранных  государств  и  организаций,  если  другим  способом  получить  информацию  невозможно  [2,  ст.  8].

Следует  подчеркнуть,  что  нормы  уголовного  процессуального  закона,  которые  регламентируют  указанные  действия  субъектов  досудебного  расследования,  основаны  на  высоких  морально-этических  принципах,  поскольку  содержат  запрет  на  вмешательство  в  частное  общение  защитника,  священнослужителя  с  подозреваемым.  Также  законом  запрещено  использование  материалов  негласных  следственных  (розыскных)  действий  для  целей,  не  связанных  с  уголовным  производством,  или  ознакомления  с  ними  участников  уголовного  производства  или  иных  лиц  [4]. 

Кроме  того,  несмотря  на  всю  «негласность»  следственного  (розыскного)  действия,  законодатель  посчитал  необходимым  уведомить  лицо,  в  отношении  которого  проводилось  такое  действие  путём  сообщения  ему  о  таком  ограничении  его  конституционных  прав  прокурором  или  по  его  поручению  следователем  в  течение  12  месяцев  со  дня  проведения  такого  действия,  но  не  позднее  обращения  в  суд  с  обвинительным  актом  (ст.  253  УПК  2012  г.).  Данное  положение  направлено  на  соблюдение  правовых  и  этических  принципов  при  производстве  данного  действия  [1].

Следует  отграничивать  понятия  «корреспонденция»  и  «частная  переписка»  Если  следователь  берет  разрешение  на  открытие  архива  электронной  почты,  то  он  имеет  право  получить  информацию  только  о  тех  письмах,  которые  уже  были  открыты  адресатом.  Если  же  речь  идет  о  непрочитанных  письмах,  то  доступ  к  таким  можно  предоставлять,  только  руководствуясь  гл.  21  УПК  Украины.  Неоткрытое  письмо  считается  корреспонденцией,  которая  не  дошла  до  адресата  и  является  приватным  общением.

Несмотря  на  то,  что  теперь  негласные  следственные  (розыскные)  действия  являются  уголовно-процессуальными  действиями  и  одновременно  оперативно-розыскными  мероприятиями,  то  как  бы  они  ни  проводились  —  по  решению  следователя  или  по  решению  оперативных  подразделений  самостоятельно  до  начала  расследования,  сущность  их  не  меняется.  В  тоже  время  согласно  УПК  Украины  и  Закона  Украины  «Об  оперативно-розыскной  деятельности»  [2]  наблюдаются  различия  в  процедуре  использования  их  результатов.  Проводимые  по  решению  следователя  негласные  следственные  (розыскные)  действия  имеют  более  высокий  статус,  чем  оперативно-розыскные  мероприятия,  осуществляемые  в  сфере  ОРД,  хотя  они  преследуют  одни  и  те  же  цели  выявления  фактических  данных  о  преступной  деятельности.  В  первом  варианте  протокол  о  проведении  негласного  следственного  (розыскного)  действия  хранится  у  прокурора  и  только  он  решает  вопрос  о  целесообразности  его  приобщения  к  уголовному  производству,  а  во  втором  —  вопрос  об  использовании  протоколов  о  проведении  оперативно-розыскных  мероприятий  в  уголовном  производстве  в  качестве  материалов  (результатов)  ОРД  оперативные  подразделения  решают  самостоятельно  [1].

Следует  отметить,  что  в  некоторых  ситуациях  общество  может  использовать  механизмы,  ограничивающие  конституционные  права  свободы  и  этические  нормы,  однако,  этот  негативный  с  другой  стороны  правовой  инструментарий  разрабатывается  лишь  для  защиты  общества  от  преступных  посягательств.  Морально-этический  аспект  наложения  ареста  на  корреспонденцию  лежит  в  основе  объективной  государственно-правовой  необходимости  защиты  законопослушных  граждан  от  преступных  посягательств  преступного  сообщества. 

В  этическую  основу  наложения  ареста  на  корреспонденцию  должно  быть  положено,  с  одной  стороны  —  крайняя  необходимость  проведения  данного  негласного  следственного  (розыскного)  действия  и  невозможность  доказывания  гласными  способами,  с  другой  стороны  определенный  комплекс  государственно-правовых  и  этических  гарантий  со  стороны  государства. 

 

Список  литературы:

  1. Водько  Н.П.,  «О  соотношении  негласных  следственных  (розыскных)  действий  и  оперативно-розыскных  мероприятий».  М.,  2013.  С.  6—12.
  2. Закон  Украины  «Об  оперативно-розыскной  деятельности»  от  18.02.1992  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/2135-12  (дата  обращения  01.06.2013).
  3. Конституция  Украины  принята  на  пятой  сессии  Верховной  Рады  Украины  28  июня  1996  года  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/254к/96-вр  (дата  обращения  01.06.2013).
  4. Скулиш  Е.  Негласные  следственные  (розыскные)  действия  по  уголовно-процессуальным  законодательством  Украины  //  Вестник  Национальной  академии  прокуратуры  Украины.  —  2012.  —  №  2  (26).
  5. Скулиш  Е.Д.  Система  негласных  следственных  (розыскных)  действий  по  Уголовным  процессуальным  кодексом  Украины.  //  Научный  вестник  Черновицкого  университета.  2012.
  6. Уголовный  процессуальный  кодекс  Украины  от  13.04.2012  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/4651-17  (дата  обращения  01.06.2013).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.