Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXIX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 25 сентября 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Краснокутская Е.С. О ВОЗМОЖНОСТИ ПРИОБРЕТЕНИЯ УЧАСТНИКАМИ ДОГОВОРА ИНВЕСТИЦИОННОГО ТОВАРИЩЕСТВА ДОЛЕЙ В СКЛАДОЧНОМ КАПИТАЛЕ ПРОСТОГО ТОВАРИЩЕСТВА И ТОВАРИЩЕСТВА НА ВЕРЕ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXIX междунар. науч.-практ. конф. № 9(29). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

О  ВОЗМОЖНОСТИ  ПРИОБРЕТЕНИЯ  УЧАСТНИКАМИ  ДОГОВОРА  ИНВЕСТИЦИОННОГО  ТОВАРИЩЕСТВА  ДОЛЕЙ  В  СКЛАДОЧНОМ  КАПИТАЛЕ  ПРОСТОГО  ТОВАРИЩЕСТВА  И  ТОВАРИЩЕСТВА  НА  ВЕРЕ

Краснокутская  Елена  Сергеевна

аспирант  кафедры  гражданского  права  юридического  факультета  ФГАОУ  ВПО  «Южный  федеральный  университет»,  г.  Ростов-на-Дону

E-mail: 

 

TOWARDS  PROCURABILITY  OF  STOCKHOLDINGS  IN  SIMPLE  PARTNERSHIP  AND  IN  LIMITED  PARTNERSHIP  BY  PARTIES  TO  AN  INVESTMENT  PARTNERSHIP  CONTRACT

Elena  Krasnokutskaya

the  post-graduate,  the  Civil  Law  Chair,  Law  Faculty  of  the  Federal  State  Educational  Institution  "Southern  Federal  University",  Rostov-on-Don

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  рассмотрению  возможности  приобретения  участниками  договора  простого  товарищества  в  процессе  осуществления  совместной  инвестиционной  деятельности  долей  в  складочном  капитале  простого  товарищества  и  товарищества  на  вере.  Автор  приходит  к  выводу,  что  в  рамках  договора  инвестиционного  товарищества  товарищи  могут  приобретать  доли,  принадлежащие  вкладчикам  в  уставном  капитале  товарищества  на  вере.  Приобретение  долей  полных  товарищей  в  полном  товариществе  и  товариществе  на  вере  противоречит  действующему  законодательству  и  правовому  статусу  участников  инвестиционного  товарищества. 

ABSTRACT

The  article  is  devoted  to  the  examination  of  procurability  of  stockholdings  in  simple  partnership  and  in  limited  partnership  by  parties  to  a  simple  partnership  contract  in  the  process  of  participatory  investment  activity.  Author  comes  to  the  conclusion  that  in  terms  of  investment  partnership  contract  partners  are  able  to  acquire  stakes  belonging  to  limited  partners  in  charter  capital  of  a  limited  partnership.  Acquisition  of  general  partners’  stakes  in  simple  partnership  and  in  limited  partnership  is  contrary  to  current  Law  and  to  legal  nature  of  investment  partnership  participants. 

 

Ключевые  слова:  договор  инвестиционного  товарищества;  доли  в  складочном  капитале  простого  товарищества;  доли  в  складочном  капитале  товарищества  на  вере. 

Keywords:  investment  partnership  contract;  stockholdings  in  simple  partnership;  stockholdings  in  limited  partnership

 

В  соответствии  с  п.  1  ст.  2  Федерального  закона  от  29.11.2011  г.  №  335-ФЗ  «Об  инвестиционном  товариществе»  [3]  (далее  —  Закон  об  инвестиционном  товариществе,  Федеральный  закон  №  335-ФЗ)  совместной  инвестиционной  деятельностью  является  осуществляемая  товарищами  совместно  на  основании  договора  инвестиционного  товарищества  деятельность  по  приобретению  и  (или)  отчуждению  не  обращающихся  на  организованном  рынке  акций  (долей),  облигаций  хозяйственных  обществ,  товариществ,  финансовых  инструментов  срочных  сделок,  а  также  долей  в  складочном  капитале  хозяйственных  партнерств.  Из  указанного  выше  определения  следует,  что  перечень  объектов,  которые  могут  выступать  в  качестве  объектов  инвестирования  в  рамках  договора  инвестиционного  товарищества  является  закрытым.  К  их  числу  отнесены,  в  том  числе  доли  в  складочном  капитале  хозяйственных  товариществ. 

Как  известно,  хозяйственные  товарищества  могут  создаваться  в  форме  полного  товарищества  и  товарищества  на  вере  (коммандитного  товарищества)  (п.  2  ст.  66  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации  [1]  —  далее  —  ГК  РФ). 

В  ст.  79  ГК  РФ  закреплено  право  участника  полного  товарищества  передать  свою  долю  (часть  доли)  в  складочном  капитале  другому  участнику  товарищества  либо  третьему  лицу.  Передача  доли  (части  доли)  допускается  исключительно  с  согласия  остальных  его  участников,  что  обусловлено  лично-доверительным  характером  отношений  товарищей.  На  основании  п.  2  ст.  82  ГК  РФ  нормы,  регламентирующие  порядок  отчуждения  доли  полными  товарищами  в  полном  товариществе  применяются  и  к  отчуждению  доли  полными  товарищами  в  товариществах  на  вере.  Право  вкладчика  в  товариществе  на  вере  передать  свою  долю  в  складочном  капитале  или  ее  часть  другому  вкладчику  или  третьему  лицу  предусмотрено  п.  2  ст.  85  ГК  РФ.  Для  этого  не  требуется  согласия  полных  товарищей.  Однако  вкладчики  пользуются  преимущественным  перед  третьими  лицами  правом  покупки  доли  (ее  части)  применительно  к  условиям  и  порядку,  предусмотренным  п.  2  ст.  93  ГК  РФ.  Покупка  доли  в  складочном  капитале  хозяйственного  товарищества  является  основанием  для  приобретения  покупателем  статуса  участника  соответствующей  организации  и,  как  следствие,  комплекса  прав  (имущественного  и  неимущественного  характера)  и  обязанностей  по  отношению  к  юридическому  лицу  и  другим  участникам.  В  связи  с  этим  решение  вопроса  о  возможности  участников  договора  инвестиционного  товарищества  приобретать  в  рамках  осуществляемой  ими  совместной  деятельности  доли  в  складочном  капитале  полного  товарищества  и  товарищества  на  вере  напрямую  зависит  от  их  возможности  выступать  в  качестве  участников  этих  юридических  лиц. 

Отличительной  особенностью  полного  товарищества  является  непосредственное  участие  каждого  из  товарищей  в  его  деятельности  и  их  солидарная  субсидиарная  ответственность  по  его  обязательствам  всем  принадлежащим  им  имуществом.  Федеральным  законом  №  355-ФЗ  предусмотрено  наличие  в  договоре  об  инвестиционном  товариществе  двух  категорий  участников  —  управляющих  товарищей  и  обычных  товарищей.  Особенность  правового  положения  управляющего  товарища  заключается  в  том,  что  он  осуществляет  от  имени  всех  товарищей  ведение  общих  дел.  Фактически  именно  управляющий  товарищ  осуществляет  в  рамках  договора  инвестиционного  товарищества  активную  инвестиционную  деятельность.  Поэтому  в  отличие  от  иных  товарищей  Федеральный  закон  №  335-ФЗ  на  него  возлагает  обязанность  личного  участия  в  договоре  инвестиционного  товарищества  (ч.  1  ст.  6,  ч.  8  ст.  9,  ч.  2  ст.  13,  ч.  2  ст.  15  Федерального  закона  №  335-ФЗ  [3]). 

Деятельность  товарищей,  не  являющихся  управляющими,  сводится  в  большей  степени  к  инвестированию  совместной  деятельности  по  достижению  общих  целей.  Они  полностью  устраняются  от  ведения  общих  дел.  Их  участие  в  общем  деле  может  ограничиться  внесением  вклада,  в  качестве  которого  могут  выступать  исключительно  денежные  средства,  и  решением  вопросов,  которые  в  соответствии  с  Законом  об  инвестиционном  товариществе  должны  быть  приняты  товарищами  единогласно  или  по  общему  согласию  (ч.  1  ст.  5,  ч.  3  ст.  11,  ч.  1  ст.  12,  ч.  2  ст.  13,  ч.  5  ст.  15  Федерального  закона  №  335-ФЗ  [3]).  В  соответствии  с  ч.  3  ст.  14  Федерального  закона  №  335-ФЗ  по  общим  договорным  обязательствам,  контрагентами  по  которым  являются  субъекты  предпринимательской  деятельности,  каждый  товарищ,  не  являющийся  управляющим  товарищем,  отвечает  пропорционально  и  в  пределах  стоимости  принадлежащей  ему  оплаченной  доли  в  общем  имуществе  товарищей  и  не  отвечает  иным  своим  имуществом.  С  учетом  того,  что  договор  инвестиционного  товарищества  заключается  исключительно  с  целью  извлечения  прибыли,  указанный  порядок  несения  ответственности  следует  рассматривать  в  качестве  общего  правила.

Полагаем,  что  указанные  выше  особенности  правового  положения  неуправляющих  товарищей  (ограниченный  характер  ответственности  по  общим  договорным  обязательствам  с  субъектами  предпринимательской  деятельности,  отстраненность  от  участия  в  ведении  общих  дел  и  управлении  общим  имуществом,  участие  в  рамках  договора  инвестиционного  товарищества  в  реализации  венчурных  (особо  рисковых)  бизнес-проектов)  противоречат  статусу  полных  товарищей  как  лиц,  непосредственно  занимающихся  предпринимательством  от  имени  полного  товарищества  и  несущих  неограниченную  ответственность  по  обязательствам  созданного  ими  юридического  лица  (п.  1  ст.  75  и  п.  2  ст.  82  ГК  РФ  [1]). 

При  рассмотрении  вопроса  о  возможности  приобретения  в  рамках  договора  инвестиционного  товарищества  долей  в  складочном  капитале  полного  товарищества  следует  также  учитывать  следующее.  В  соответствии  с  п.  4  ст.  66  ГК  РФ  участниками  полного  товарищества  могут  быть  только  индивидуальные  предприниматели  и  (или)  коммерческие  организации.  Поскольку  приобретение  доли  в  складочном  капитале  полного  товарищества  предполагает  возникновение  статуса  участника  полного  товарищества,  приобретатель  должен  отвечать  установленным  в  законе  требованиям  к  участникам  соответствующего  юридического  лица.  Вместе  с  тем,  к  числу  субъектов  договора  инвестиционного  товарищества  Федеральным  законом  №  335-ФЗ  отнесены,  в  том  числе  некоммерческие  организации  постольку,  поскольку  осуществление  инвестиционной  деятельности  служит  достижению  целей,  ради  которых  они  созданы,  и  соответствует  этим  целям  (ч.  3  ст.  3  [3]).  Получается,  что  в  случае  наличия  в  составе  участников  договора  инвестиционного  товарищества  некоммерческой  организации,  товарищи  не  могут  приобретать  в  процессе  осуществления  инвестиционной  деятельности  доли  в  складочном  капитале  полных  товариществ  и  товариществ  на  вере,  за  исключением  долей  вкладчиков  в  товариществах  на  вере.  Такие  сделки  будут  являться  недействительными  на  основании  ст.  168  ГК  РФ. 

ГК  РФ  допускает  участие  лица  только  в  одном  товариществе  в  качестве  полного  товарища  (п.  2  ст.  69,  п.  3  ст.  82  ГК  РФ  [1]).  В  связи  с  этим  приобретение  доли  полного  товарища  в  складочном  капитале  полного  товарищества  или  товариществе  на  вере  исключает  возможность  совершения  участниками  договора  инвестиционного  товарищества  аналогичных  сделок. 

В  силу  ч.  5  ст.  3  Федерального  закона  №  335-ФЗ  одно  и  тоже  лицо  может  быть  участником  нескольких  договоров  инвестиционного  товарищества.  Соответственно,  если  лицо  является  участником  нескольких  договоров  инвестиционного  товарищества,  и  рамках  одного  из  них  товарищами  приобретаются  доли  в  складочном  капитале  полных  товариществ  и  товариществ  на  вере  (за  исключением  долей  вкладчиков),  это  исключает  возможность  совершения  подобных  сделок  в  рамках  всех  других  договоров  инвестиционного  товарищества,  участником  которых  он  является.  Наличие  указанных  выше  ограничений  может  существенно  затруднить  осуществление  совместной  инвестиционной  деятельности  участниками  договора  инвестиционного  товарищества.

Таким  образом,  с  учетом  особенностей  правового  положения  товарищей,  не  являющихся  управляющими,  и  полных  товарищей  и  в  целях  обеспечения  защиты  имущественных  интересов  их  кредиторов,  полагаем,  что  следует  исключить  возможность  осуществления  участниками  договора  инвестиционного  товарищества  сделок  с  долями  в  складочном  капитале  полных  товариществ. 

В  коммандитном  товариществе  есть  две  группы  участников.  Во-первых,  это  полные  товарищи.  Они  от  имени  товарищества  осуществляют  предпринимательскую  деятельность  и  отвечают  по  обязательствам  товарищества  своим  имуществом.  На  основании  п.  2  ст.  82  ГК  РФ  положение  полных  товарищей,  участвующих  в  товариществе  на  вере,  и  их  ответственность  по  обязательствам  товарищества  определяются  по  правилам  ГК  РФ  об  участниках  полного  товарищества.  В  связи  с  этим  все  сказанное  выше  в  отношении  приобретения  участниками  договора  инвестиционного  товарищества  долей  в  складочном  капитале  полного  товарищества  распространяется  и  на  товарищества  на  вере  в  части  приобретения  долей  полных  товарищей.  Во-вторых,  участниками  товарищества  на  вере  являются  вкладчики  (коммандитисты).  Они  не  участвуют  в  предпринимательской  деятельности  товарищества  и  несут  риск  убытков,  связанных  с  деятельностью  товарищества,  в  пределах  сумм  внесенных  ими  вкладов. 

Анализ  норм  Федерального  закона  №  335-ФЗ  позволяет  сделать  вывод  о  том,  что  статус  товарищей,  не  являющихся  управляющими,  близок  к  правовому  положению  вкладчиков  в  товариществе  на  вере.  Они  могут  не  принимать  личного  участия  в  совместной  инвестиционной  деятельности,  фактически  отстранены  от  непосредственного  управления  общим  имуществом  и  общими  делами,  риск  их  ответственности  по  общим  договорным  обязательствам  с  субъектами  предпринимательской  деятельности  ограничен  стоимостью  вкладов.  Поэтому  полагаем,  что  приобретение  неуправляющими  товарищами  статуса  вкладчиков  в  товариществе  на  вере  в  полной  мере  соотносится  с  их  пассивной  инвестиционной  функцией,  осуществляемой  в  рамках  договора  инвестиционного  товарищества  [2]. 

При  наличии  в  составе  участников  договора  инвестиционного  товарищества  некоммерческих  организаций,  приобретение  товарищами  долей  вкладчиков  в  товариществах  на  вере  будет  правомерным,  поскольку,  в  силу  абз.  2  п.  4  ст.  66  ГК  РФ  вкладчиками  в  товариществах  на  вере  могут  быть  граждане  и  юридические  лица.  Участие  некоммерческих  организаций  в  товариществах  на  вере  в  качестве  вкладчика  допускается  и  Федеральным  законом  от  12.01.1996г.  №  7-ФЗ  «О  некоммерческих  организациях»  [4]  (п.  2  ст.  24)  (за  исключением  отдельных  видов  некоммерческих  организаций).  Законом  не  установлено  ограничений  и  на  количество  долей  коммандитистов,  которое  может  приобрести  одно  лицо. 

На  основании  изложенного  полагаем,  что  приобретение  участниками  инвестиционного  товарищества  долей  вкладчиков  в  товариществе  на  вере  не  противоречит  действующему  законодательству  и  правовому  статусу  участников  инвестиционного  товарищества. 

 

Список  литературы: 

  1. Гражданский  кодекс  Российской  Федерации.  Часть  первая  от  30  ноября  1994  г.  №  51-ФЗ  //  Собрание  законодательства  РФ.  —  1994.  —  №  31.  —  ст.  3301/
  2. Комментарий  к  Гражданскому  кодексу  Российской  Федерации.  Часть  первая:  Учебно-практический  комментарий  (постатейный)  /  Под  ред.  А.П.  Сергеева.  М.:  Проспект,  2010.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://base.consultant.ru  (дата  обращения:  20.09.2013). 
  3. Федеральный  закон  от  28.11.2011  №  335-ФЗ  «Об  инвестиционном  товариществе»  //  Собрание  законодательства  РФ,  05.12.2011,  —  №  49  (ч.  1),  —  ст.  7013.
  4. Федеральный  закон  от  12.01.1996  №  7-ФЗ  «О  некоммерческих  организациях»  //  Собрание  законодательства  РФ,  15.01.1996,  —  №  3,  —  ст.  145.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 30 апреля работает в обычном режиме