Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXIX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 25 сентября 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Актуальные вопросы противодействия преступности в сфере экономики

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
К ВОПРОСУ О НОВОМ ОБЪЕКТЕ ВЕЩНЫХ ПРАВ — ЕДИНОМ НЕДВИЖИМОМ КОМПЛЕКСЕ (КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XXIX междунар. науч.-практ. конф. № 9(29). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

К  ВОПРОСУ  О  НОВОМ  ОБЪЕКТЕ  ВЕЩНЫХ  ПРАВ  —  ЕДИНОМ  НЕДВИЖИМОМ  КОМПЛЕКСЕ  (КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ  АСПЕКТ)

Андреева  Любовь  Александровна

канд.  юрид.  наук,  доцент  РГГУ,  г.  Великий  Новгород

E-mail: 

 

TO  THE  QUESTION  OF  THE  NEW  OBJECT  RIGHTS  IN  REM,  A  SINGLE  REAL  ESTATE  COMPLEX  (CRIMINOLOGICAL  ASPECT)

Lybove  Andreeva

candidate  of  juridical  sciences,  associate  professor  of  Russian  State  Humanitarian  University,  Veliky  Novgorod

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  проблемам  определения  нового  объекта  вещных  прав,  единого  недвижимого  комплекса,  как  объекта  рейдерского  захвата.  Рискам,  связанным  с  недружественным  поглощением  единого  недвижимого  комплекса.  В  результате  анализа  федерального  закона,  устанавливающего  специальное  определение  «единого  недвижимого  комплекса»,  автор  полагает,  что  новация  в  гражданском  законодательстве  приведет  к  потребности  внесения  изменений  в  главу  22  УК  РФ. 

ABSTRACT

The  article  is  devoted  to  the  problems  of  defining  a  new  object  rights  in  REM,  a  single  real  complex,  as  the  object  of  a  raider  seizure.  The  risks  associated  with  the  hostile  takeover  of  a  single  real  complex.  As  a  result  of  analysis  of  the  Federal  law  establishing  a  special  definition  of  «single  real  complex»,  the  author  believes  that  innovation  in  the  civil  law  lead  to  the  need  amending  Chapter  22  of  the  criminal  code. 

 

Ключевые  слова:  единый  недвижимый  комплекс,  преступление,  рейдерство,  гражданское  и  уголовное  законодательство.

Keywords:  a  single  real  estate  complex,  crime,  raiding,  civil  and  criminal  legislation.

 

1  октября  2013  года  вступает  в  силу  Федеральным  законом  от  02.07.2013  №  142-ФЗ  [5],  в  гражданский  оборот  вводится  новый  объект  вещных  прав  —  единый  недвижимый  комплекс.  Статья  133ГК  РФ  указывает,  что  «недвижимой  вещью,  участвующей  в  обороте  как  единый  объект,  может  являться  единый  недвижимый  комплекс  —  совокупность  объединенных  единым  назначением  зданий,  сооружений  и  иных  вещей,  неразрывно  связанных  физически  или  технологически,  в  том  числе  линейных  объектов  (железные  дороги,  линии  электропередачи,  трубопроводы  и  другие),  либо  расположенных  на  одном  земельном  участке,  если  в  едином  государственном  реестре  прав  на  недвижимое  имущество  зарегистрировано  право  собственности  на  совокупность  указанных  объектов  в  целом  как  одну  недвижимую  вещь.  К  единым  недвижимым  комплексам  применяются  правила  о  неделимых  вещах».  Представляется,  что  определение  о  едином  недвижимом  комплексе  направлено  на  защиту  интересов  бизнеса,  укрепления  правовых  основ  регулирования  отношений  в  сфере  предпринимательской  деятельности  и  его  защиты.

Законодатель,  согласно  новой  редакции  ст.  133  ГК  РФ,  определил  понятие  вещи,  раздел  которой  в  натуре  невозможен  без  разрушения,  повреждения  вещи  или  изменения  ее  назначения  и  которая  выступает  в  обороте  как  единый  объект  вещных  прав,  является  неделимой  вещью  и  в  том  случае,  если  она  имеет  составные  части.  При  этом,  замена  одних  составных  частей  неделимой  вещи  другими  составными  частями  не  влечет  возникновения  иной  вещи,  если  при  этом  существенные  свойства  вещи  сохраняются,  а  согласно  п.  3  ст.  133  ГК  РФ  взыскание  может  быть  обращено  на  неделимую  вещь  только  в  целом,  если  законом  или  судебным  актом  не  установлена  возможность  выделения  из  вещи  ее  составной  части,  в  том  числе  в  целях  продажи  ее  отдельно.  Таким  образом,  можно  полагать,  что  новеллы  гражданского  законодательства  позволят  успешно  противодействовать  рейдерским  атакам  на  бизнес  и  его  захватам  по  частям,  когда  из  состава  объектов  производства  выделяется  его  отдельная  часть,  определяющая  технологический  процесс  и  в  целом  производственную  деятельность.

Единым  недвижимым  комплексом  является  группа  зданий,  строений,  сооружений  основного  или  вспомогательного  назначения,  технологически  связанных  между  собой  как  единый  объект,  как  полагает  автор,  будет  затруднена,  так  как  выделение  из  состава  неделимой  вещи  ее  составных  частей  (зданий,  сооружений,  земельных  участков)  будет  сопровождаться  разрешением  споров  по  заключению  сделок  в  судебном  порядке.  Публичное  разрешение  вопроса  о  выделении  отдельного  объекта  из  состава  неделимой  вещи,  позволит  предпринимателю  заявить  о  возможной  рейдерской  атаке  и  сохранить  технологический  процесс  на  предприятии.

Таким  образом,  с  изменением  норм  гражданского  законодательства,  возникает  несколько  вопросов,  решение  которых  существенно  повлияет  на  обеспечение  безопасности  бизнеса  и  снижения  рисков  рейдерских  захватов  предприятий.  В  частности,  изменения  порядка  и  субъектов,  уполномоченных  государством,  по  регистрации  недвижимости,  позволит,  в  определенной  степени,  избежать  давления  рейдеров  по  понуждению  продажи  бизнеса  «по  частям». 

Судебные  процессы  по  выделению  из  состава  неделимой  вещи,  ее  составных  частей  с  целью  продажи  обеспечат  публичность,  доступ  всех  заинтересованных  лиц  при  обеспечении  комплекса  мер  по  противодействию  рейдерского  захвата.  Определение  составных  частей  бизнеса,  замена  которых  на  другие  объекты  не  нарушит  производственного  технологического  процесса,  будут  способствовать  продолжению  производственной  деятельности,  что  в  свою  очередь,  не  приведет  к  банкротству.

Однако,  в  уголовном  законодательстве  признается  незаконным  ограничение  прав  и  самостоятельности  предпринимателей  и  юридических  лиц,  вмешательством  в  их  деятельность  следует  признать,  например,  запрещение  на  заключение  с  определенными  предпринимателями  или  организациями  договоров  на  реализацию  товаров,  выполнение  работ  и  оказание  услуг,  принудительное  навязывание  каких-либо  условий  при  заключении  договора,  ставящих  хозяйствующих  субъектов  в  неравное  положение,  принуждение  к  назначению  определенных  лиц  на  различные  должности,  включению  их  в  управленческие  органы  организации,  принуждение  к  соучредительству,  установление  контроля  за  деятельностью  предпринимателей  или  юридических  лиц  в  незаконных  формах,  установление  необходимости  неправомерного  согласования  с  должностным  лицом  принимаемых  предпринимателем  или  организацией  решений,  запрет  вывоза  определенных  товаров  за  пределы  региона,  недопущение  эксплуатации  помещений  или  земельных  участков  и  т.  д.  Часть  1  ст.  169  УК  РФ  не  конкретизирует  виды  (способы)  вмешательства  в  деятельность  индивидуального  предпринимателя  или  юридического  лица.  Следовательно,  они  могут  быть  самыми  разнообразными,  но  обязательно  не  основанными  на  действующем  законе.  В  целом  все  перечисленные  выше  противоправные  действия  являются  неотъемлемыми  составными  частями  рейдерского  захвата  (завладения)  бизнесом.  Состав  преступления,  изложенный  в  ч.  1  ст.  169  УК  РФ  является  формальным,  следовательно,  для  возникновения  уголовной  ответственности  при  выявлении  фактов  воспрепятствования  законной  предпринимательской  или  иной  деятельности  не  требуется  наступления  каких-либо  вредных  последствий.  Свобода  экономической  деятельности  сама  по  себе  законна,  что  факт  ее  нарушения,  по  мнению  законодателя,  заслуживает  уголовной  ответственности,  а  если  воспрепятствование  законной  предпринимательской  принесло  крупный  ущерб  от  действий  должностного  лица,  заключавшихся  в  воспрепятствовании  в  той  или  иной  форме  законной  предпринимательской  или  иной  деятельности,  причиняется  прежде  всего  хозяйствующим  субъектом,  чьи  права  были  нарушены.  Он  может  выражаться  как  в  виде  реального  материального  ущерба,  так  и  главным  образом  в  виде  упущенной  выгоды,  неполучении  доходов,  которые  индивидуальный  предприниматель  или  юридическое  лицо  получили  бы  при  условии,  если  бы  права  не  были  нарушены  (ч.  2  ст.  15  ГК  РФ).  Вместе  с  тем,  для  вменения  квалифицирующего  признака  должны  быть  подсчитаны  размеры  ущерба  и  доказана  причинная  связь  между  незаконной  деятельностью  (действием  или  бездействием)  должностного  лица  и  данным  ущербом.

Субъектом  воспрепятствования  законной  предпринимательской  деятельности  может  быть  только  должностное  лицо,  использующее  при  этом  свое  служебное  положение.  На  практике  должностное  лицо  является  соучастником  рейдерского  захвата  предприятия,  иногда  даже  организатором  рейдерской  атаки,  однако  напрямую  не  препятствует  законной  предпринимательской  или  иной  деятельности  путем  неправомерного  отказа  в  регистрации  или  уклонения  от  регистрации  индивидуального  предпринимателя  или  юридического  лица,  отказа  в  выдаче  или  уклонения  от  выдачи  специального  разрешения  (лицензии)  на  право  осуществления  определенной  деятельности.  Данные  действия  совершают  лишь  те  должностные  лица,  которые  уполномочены  принимать  решения  о  регистрации  или  выдаче  лицензии.  Другие  должностные  лица  при  наличии  сговора  с  должностным  лицом,  уполномоченным  на  принятие  решения,  являются  лишь  соучастниками  преступления,  могут  совершаться  любыми  должностными  лицами  государственных  органов  (федеральных  и  субъектов  РФ),  органов  местного  самоуправления,  государственных  и  муниципальных  учреждений,  а  также  представителями  правоохранительных  органов.  Предприниматель  и  юридическое  лицо,  чьи  права  были  нарушены  незаконным  вмешательством  должностного  лица  (отказ  в  регистрации,  выдаче  лицензии,  ограничение  самостоятельности  и  т.  п.),  в  соответствии  со  статьями  11,  12,  13  ГК  РФ  и  другими  нормативными  актами  обжалует  действия  (бездействие)  органов  государственной  власти,  органов  местного  самоуправления  в  арбитражный  суд,  и  в  соответствии  со  ст.  13  ГК  РФ  ненормативный  акт  государственного  органа  или  органа  местного  самоуправления  (в  случаях,  предусмотренных  законом,  также  нормативный  акт),  не  соответствующие  закону  или  иным  правовым  актам  и  нарушающие  гражданские  права  и  охраняемые  законом  интересы  гражданина  или  юридического  лица,  могут  быть  признаны  судом  недействительными.  Таким  образом,  при  наличии  составов  воспрепятствования  законной  предпринимательской  или  иной  деятельности  (ст.  169  УК  РФ),  злоупотребления  должностными  полномочиями  (ст.  285  УК  РФ)  и  превышения  должностных  полномочий  (ст.  286  УК  РФ),  расследование  переводится  в  рамки  гражданского  судопроизводства.  Смысл  выделения  специального  состава  воспрепятствования  законной  предпринимательской  или  иной  деятельности  заключается  в  попытке  законодателя  подчеркнуть  особую  важность  объекта,  как  свобода  и  конституционные  гарантии  экономической  деятельности.  Указание  законодателя  на  то,  что  воспрепятствование  законной  предпринимательской  или  иной  деятельности  наказуемо  даже  при  условии,  когда  последствия  не  наступили,  применяемое  к  государственному  и  иному  служащему,  корреспондируют  к  ответственностью  за  более  тяжкие  преступления  —  злоупотребление  должностными  полномочиями  или  превышение  должностных  полномочий,  так  как  воспрепятствование  законной  предпринимательской  или  иной  деятельности  отнесено  законодателем  к  числу  преступлений  небольшой  тяжести.  Таким  образом,  объект  —  воспрепятствование  законной  предпринимательской  деятельности  —  установленный  и  охраняемый  законом  в  интересах  индивидуальных  предпринимателей  и  коммерческих  организаций,  не  представляет  сущностного  определения  «предпринимательская  деятельность».  Правовая  природа  объекта  указанного  деяния  обладает  определенной  двойственностью.  По  мнению  Ю.В.  Вербицкой  [1],  есть  не  меньшие  основания  относить  данное  деяние  к  посягательствам  на  конституционные  права  и  свободы  человека  и  гражданина  на  осуществление  предпринимательской  или  иной  деятельности,  в  связи  с  этим  высказывается  предложение  о  перемещении  указанной  нормы  из  главы  22  в  главу  19  УК  РФ  —  «Преступления  против  конституционных  прав  и  свобод  человека  и  гражданина».  Вместе  с  тем,  автор  подчеркивает,  что  охрана  предпринимательской  деятельности  связана  с  определением  «единого  недвижимого  комплекса».  С  понятием  «предпринимательство»  тесно  связано  понятие  «бизнес».  Бизнес  (дело,  коммерческая  деятельность)  —  совершение  коммерческих  операций  по  производству,  обмену,  реализации  товаров  и  услуг,  результатом  которых  может  быть  получение  прибыли  или  несение  убытков.  Бизнес  —  понятие  более  широкое,  чем  предпринимательская  деятельность.  Бизнес  и  предпринимательская  деятельность  самостоятельная,  осуществляемая  на  свой  риск,  направленная  на  получение  прибыли  от  пользования  имуществом,  продажи  товаров,  выполнения  работ  или  оказания  услуг  лицами,  зарегистрированными  в  качестве  юридических  лиц,  имеющих  во  владении  и  пользовании  имущественный  комплекс,  обеспечивающий  выполнение  уставных  задач  бизнеса.  Организационная  и  имущественная  самостоятельность  определяется  наличием  у  предпринимателя  обособленного  имущества  как  экономической  базы  деятельности,  некоммерческая  организация  также  имеет  возможность  принятия  самостоятельных  решений  в  процессе  коммерческой  деятельности,  начиная  от  решения  заняться  предпринимательством,  выбора  вида  деятельности,  ограничивая  только  расходование  полученной  прибыли  на  уставные  цели  организации. 

По  мнению  А.Э.  Козловской,  предлагавшей  включить  дополнительную  статью  в  Главу  21  УК  РФ,  видовым  объектом  корпоративного  захвата  будет  являться  непосредственно  сама  собственность  в  процессе  охраны  уголовно-правовыми  средствами  имущества  юридических  лиц  от  незаконных  корпоративных  захватов  [3].  Автор  полагает,  что  для  определения  «рейдерского  захвата  (завладения  бизнесом)»  определение  корпоративного  захвата  следует  дополнить  положением  о  воспрепятствовании  и  подконтрольности  предпринимательской  деятельности. 

Вместе  с  тем,  согласно  ст.  132  ГК  РФ  предприятием  как  объектом  прав  признается  имущественный  комплекс,  используемый  для  осуществления  предпринимательской  деятельности.  Предприятие  в  целом  как  имущественный  комплекс  признается  недвижимостью.  Другое  название  имущественного  комплекса,  предназначенного  для  предпринимательской  деятельности,  определено  как  «бизнес»  в  ст.  85  Федерального  закона  от  8  января  1998г.  №  6-ФЗ  «О  несостоятельности  (банкротстве)»  [4].  Любое  предприятие  представляет  собой  не  совокупность  объектов,  а  единый  имущественный  комплекс,  необходимый  для  предпринимательской  деятельности.  Таким  образом,  основными  признаками  предприятия  являются  —  объединение  имущества  для  определенного  вида  предпринимательской  деятельности  и,  собственно,  сама  предпринимательская  деятельность  по  использованию  данного  имущества,  направленная  на  получение  прибыли.  Иные  комплексы  недвижимых  и  движимых  вещей,  не  задействованных  в  предпринимательской  деятельности,  предприятием  (бизнесом)  не  являются.

Как  единый  объект  прав  предприятие  определяются  при  совершении  сделки.  Согласно  п.  2  ст.  132  ГК  РФ  состав  предприятия  может  быть  изменен  законом  и  договором.  В  процессе  подготовки  к  подписанию  договора  продавцом  проводится  инвентаризация,  затем  оформляется  акт  инвентаризации,  баланс,  представляется  заключение  независимого  аудитора  и  перечень  долгов,  после  чего  состав  продаваемого  предприятия  определяется  договором  купли-продажи  (ст.  561  ГК  РФ).  Определение  состава  предприятия  непосредственно  договором,  то  есть  при  совершении  сделки,  предусмотрено  и  п.  3  ст.  70  Федерального  закона  от  16  июля  1998  г.  №  102-ФЗ  «Об  ипотеке  (залоге  недвижимости)»  [6].  Например,  договором  определяется  состав  предприятия,  передаваемого  в  доверительное  управление  (п.  1  ст.  1016  ГК  РФ).  При  продаже  предприятия  (бизнеса)  должника  в  ходе  процедур  банкротства  в  состав  предприятия  не  включаются  долги  (денежные  обязательства  и  обязательные  платежи  должника  на  дату  принятия  арбитражным  судом  заявления  о  признании  должника  банкротом)  в  соответствии  с  п.  1  ст.  86  Закона  о  банкротстве  [4].  Таким  образом,  при  продаже  предприятие  представляет  собой  предмет  сделки,  имеющий  определенное  стоимостное  выражение.  Неопределенность  в  определении  предприятия  как  объекта  вещных  прав,  практически  не  позволят,  например,  акционерным  обществам,  распорядиться  как  частью  недвижимого  имущества  общества,  так  и  породят  многочисленные  рейдерские  захваты.  Оценка  производственного  комплекса  не  предполагает  оценки  «процесса  предпринимательской  деятельности»,  и  предприятия,  имеющие  в  результате  оценки,  недорогой  материальный  комплекс  и  инновационные  технологии  производства,  будут  оценены  ниже  их  фактической  стоимости  и  подвержены  риску  рейдерской  атаки.

Собственник  вправе  заключать  сделки  по  поводу  определенной  совокупности  своего  имущества,  объединяя  вещи  с  различным  правовым  режимом  (движимые  и  недвижимые),  а  также  имущественные  права,  так  называемые  смешанные  договоры  (ст.  421  ГК  РФ).  В  этом  случае  стороны  сделки  могут  определить  предметом  договора  передачу  совокупности  имущества  как  единого  производственного  комплекса.  При  продаже  такого  комплекса  в  соответствии  со  ст.  554  ГК  РФ  в  договоре  должны  быть  указаны  данные,  устанавливающие  недвижимое  имущество,  подлежащее  передаче  покупателю,  в  том  числе  данные,  определяющие  расположение  недвижимости  на  соответствующем  земельном  участке,  причем  обязательным  также  является  указание  цены  недвижимости  (ст.  555  ГК  РФ). 

Таким  образом,  особенности  нормотворческого  процесса  по  внесению  изменений  и  дополнений  в  ГК  РФ  в  части  единого  имущественного  комплекса,  несогласованность  отдельных  его  положений  с  уголовным  законодательством,  по  мнению  автора,  будут  препятствовать  предпринимательской  деятельности,  так  и  иным  отношениям  по  поводу  вещных  прав  субъектов  экономической  деятельности,  а  также  не  позволят  выработать  методы  эффективной  защиты  бизнеса  от  рейдерских  захватов.

 

Список  литературы:

1.Вербицкая  Ю.В.  Уголовно-правовые  и  криминологические  меры  борьбы  с  воспрепятствованием  законной  предпринимательской  или  иной  деятельности:  Автореф.  дис.  ...  к.ю.н.  М.,  2006.  —  С.  25.

2.Гражданский  кодекс  Российской  Федерации  Часть  первая,  часть  вторая  от  26  января  1996  г.  №  14-ФЗ  (в  ред.  от  01  июля  2013)  //  Электронная  версия  издания  в  СПС  «КонсультантПлюс»  (Электронный  ресурс)  (дата  доступа:  23  сентября  2013  г.).

3.Козловская  А.Э.  Уголовно-правовая  оценка  имущества  как  объекта  корпоративного  захвата  //Корпоративные  споры.  2006.  №  6.  —  С.  102—106.

4.Федеральный  закон  от  8  января  1998  г.  №  6-ФЗ  «О  несостоятельности  (банкротстве)//  Электронная  версия  издания  в  СПС  «КонсультантПлюс»  (Электронный  ресурс)  (дата  доступа:  23  сентября  2013  г.).

5.Федеральный  закон  Российской  Федерации  от  2  июля  2013  г.  №  142-ФЗ  «О  внесении  изменений  в  подраздел  3  раздела  I  части  первой  Гражданского  кодекса  Российской  Федерации»//  Электронная  версия  издания  в  СПС  «КонсультантПлюс»  [Электронный  ресурс]  (дата  доступа:  23  сентября  2013  г.)/

6.Федеральный  закон  от  16  июля  1998  г.  №  102-ФЗ  «Об  ипотеке  (залоге  недвижимости)»//  Электронная  версия  издания  в  СПС  «КонсультантПлюс»  [Электронный  ресурс]  (дата  доступа:  23  сентября  2013  г.).

7.Уголовный  Кодекс  Российской  Федерации  от  13.06.1996  г.  №  63-ФЗ  с  изм.  07.03.2011  г.  №  26-ФЗ  //  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.consultant.ru/popular/  (дата  доступа:  23  сентября  2013  г.).

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий