Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 06 августа 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Теория государства и права

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Мамедов Э.Ф. ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНОВ И ДЕФИНИЦИЙ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНОВ И ДЕФИНИЦИЙ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Мамедов Эльшан Фахраддинович

аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Национального исследовательского Иркутского государственного технического университета, г. Иркутск

Е-mail: vetenim@rambler.ru

 

Эффективное использование в текстах правовых актов терминологии рассматривается в юридической науке и практике как составная часть совершенствования законодательства. В свою очередь, наметившийся в последнее время интерес к законодательной терминологии является отражением важности роли законодательных дефиниций, в точном и ясном понимании языка законодательства. Это обусловлено потребностями, как общества, так и государства в лице органов государственной власти и их представителей.

Как средство юридической техники законодательная дефиниция представляет собой краткое определение какого-либо понятия, закрепленного в нормативно-правовом акте, отражающего существенные признаки предмета или явления. Наряду с другими элементами законодательной техники (правовые презумпции, правовые фикции, юридические конструкции, правовые аксиомы) правовые дефиниции выполняют важную роль в достижении позитивных социальных результатов, в обеспечении определенности понятийного аппарата, наиболее точного выражения государственной воли для последующего эффективного регулирования общественных отношений.

Несмотря на то, что законы, свободные от разъяснения юридичес­ких понятий, имеют меньший объем и кажутся более простыми, а пото­му и привлекательными, отсутствие нормативных дефиниций — это лишь иллюзия простоты. Законы, лишенные точного и однозначного объяснения используемых юридических понятий, утрачивают значи­тельную часть своего правового содержания. Отсюда следует, что без определений, как юридических понятий, так и неюридических (относящихся к иным областям знаний и иным сферам общественной жизни, но при этом в контексте нормативного правового акта, с учетом специфики осуществляемого им правового регулирования, имеющих юридическое значение) в нормотворческом процессе обойтись невозможно.

В настоящее время особенно остро стоит проблема использования юридической терминологии в законодательстве о местном самоуправлении.

Анализ законодательных и иных правовых актов Российской Федерации свидетельствует о том, что в ряде случаев нормативная терминология, касающаяся одного и того же предмета правового регулирования, не унифицирована и отличается при этом от употребляе­мой в других нормативных правовых актах Российской Федерации. В законодательных текстах нередко вводятся новые понятия-термины без их легальных определений, что приводит к противоречию, коллизии норм права, регулирующих одни и те же или сходные общественные отношения. Например, в настоящее время все с большей остротой обнаруживается коллизия в значении термина «поселение», используемого законодательством для регулирования земельных правоотношений с одной стороны, и с другой стороны, в админист­ративном праве — для целей регулирования отношений по организации местного самоуправления на территории Российской Федерации.

Федеральный закон от 6 октября 2003 года № 131—ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления» (далее — «Закон о местном самоуправлении») [3, ст. 2] определяет термин «поселение» как городское или сельское поселение, определения которых предусмот­рены тем же законом. В свою очередь, в указанных определениях содержатся такие термины как «поселок», «сельский населенный пункт», «город», значение которых законодателем не раскрывается.

Следует отметить, что Закон о местном самоуправлении содержит ряд важных предписаний, так или иначе раскрывающих значение понятия «поселение» [3, ст. 11], в частности:

  • территорию поселения составляют исторически сложившиеся земли населенных пунктов, прилегающие к ним земли общего пользования, территории традиционного природопользования населения соответствующего поселения, рекреационные земли, земли для развития поселения;
  • в состав территории поселения входят земли независимо от форм собственности и целевого назначения;
  • территория поселения не может входить в состав территории другого поселения;
  • территория поселения должна полностью входить в состав территории муниципального района.

На основании сказанного, учитывая иные положения Закона о местном самоуправлении, автор приходит к выводу, что понятие «посе­ление» не ограничивается территорией населенного пункта (города или поселка) и, соответственно, помимо территорий населенных пунктов поселение как муниципальное образование включает в себя иные территории, находящиеся за чертой населенных пунктов, но распо­ложенные в пределах границ соответствующих муниципальных образо­ваний, утвержденных законами субъектов Российской Федерации.

Подобное понимание термина «поселение» создавало существенные проблемы для правоприменительной деятельности в области регулирования земельных правоотношений. Например, в ранее действующей редакции Земельного кодекса Российской Федерации землями поселений признавались земли, используемые и предназначенные для застройки и развития городских и сельских поселений и отделенные их чертой от земель других категорий [2, ст. 83]. Очевидно, что в данном случае законодатель имел в виду исключительно территории населенных пунктов и их черту. Однако, поскольку в Земельном кодексе прямо об этом не упоминалось, принимая во внимание определение термина «поселение», предусмотренное Законом о местном самоуправлении, определить, что понималось в Главе XVЗемельного кодекса под категорией «земли поселений» и какие земли относились к данной категории, не представляется возможным.

Новая редакция Земельного кодекса, в частности та же самая статья 83 содержит совершенно иную формулировку. Понятие «земли поселения» законодатель заменил на «земли населенных пунктов», под которыми понимаются «земли, используемые и предназначенные для застройки и развития населенных пунктов» [2, ст. 83]. В свою очередь в Законе о местном самоуправлении понятие «населенный пункт» отсутствует. Однако, на основании анализа положений Закона о местном самоуправлении можно сделать вывод о том, что понятия «поселение» и понятие «населенный пункт» тождественны. Следовательно, все земли в пределах границ сельского или городского поселения придется отнести к категории «земли населенных пунктов», что на взгляд автора, противоречит как здравому смыслу, так и общей логике земельного законодательства.

Другой пример. Разнообразие используемых в Законе о местном самоуправлении терминов, при отсутствии их легальных дефиниций, не способствует его эффективной реализации. Поскольку ни в самом Законе, ни в иных законодательных актах не раскрывается содержание многих используемых понятий, возникает неопределенность при разграничении полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, а также между органами местного самоуправления различных видов. К числу таких терминов относятся понятие «организация», «создание условий», «обеспечение условий», «оказание содействия», «участие», «обеспечение», которые широко используются в статьях 14—16 Закона о местном самоуправлении для определения вопросов местного значения различных типов муниципальных образований [3, ст. 14—16].

Единообразный подход к трактовке норм указанных статей представляется чрезвычайно важным, так как от этого зависит то, какие действия должны и готовы будут осуществлять органы местного самоуправления муниципальных образований соответствующего типа для решения вопросов местного значения. В этой связи следует согласиться с Р. Бабуном, что для характеристики сферы деятельности местного самоуправления, его прав и обязанностей используется ряд терминов, пересекающихся между собой: предметы ведения, вопросы местного значения, полномочия, компетенция. Их нечеткое толкование вызывает определенные сложности в деятельности органов местного самоуправления [1, с. 6].

На основании сказанного автор отмечает, что разработка и совершенствование законодательной техники, в том числе адекватное и оптимальное использование юридической терминологии, — одно из важнейших направлений влияния теории права на юридическую практику. Точность и ясность юридических формулировок, унифицированное их языковое воплощение, правильное и единообразное употребление правовой терминологии во многом предопределяют эффективность воздействия правовых норм на общественные отношения.

 

Список литературы:

  1. Бабун Р. Проблемы определения предметов ведения и полномочий местного самоуправления // Муниципальное право. — 2009. — № 2. — С. 5—12.
  2. Земельный кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 № 136—ФЗ (ред. от 12.12.2011) // Российская газета. — 2001. — № 211—212.
  3. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон от 06.10.2003 № 131—ФЗ // Российская газета. — 2003. — № 202.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий