Статья опубликована в рамках: XLV-XLVI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 18 февраля 2015 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Право зарубежных стран

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Витоул В., Лаврушин К.В. ДОВЕРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД В ЧЕШСКОМ ПРАВЕ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLV-XLVI междунар. науч.-практ. конф. № 1-2(44). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

ДОВЕРИТЕЛЬНЫЙ  ФОНД  В  ЧЕШСКОМ  ПРАВЕ

Витоул  Властимил

магистр  права,  аспирант  кафедры  гражданского  права  Юридический  факультет,  Университет  им.  Масарика,  Чехия,  г.  Брно

E-mail:  vitoul.vlastimil@gmail.com

Лаврушин  Константин  Владимирович

магистр  права,  аспирант  кафедры  коммерческого  права  Юридический  факультет,  Университет  им.  МасарикаЧехиягБрно

E-mail:  lawphorum@gmail.com

 

TRUST  FUND  IN  CZECH  LAW

Vlastimil  Vitoul

master  of  Law,  Department  of  Civil  Law  Faculty  of  Law,  Masaryk  University,  Czech  Repubic,  Brno

Konstantin  Lavrushin

master  of  Law,  Department  of  Commercial  Law  Faculty  of  Law,  Masaryk  University,  Czech  Repubic,  Brno

Предлагаемая  статья  была  написана  в  рамках  проекта  специального  исследования  «Instituty  správy  majetku  a  jejich  specifika»  на  юридическом  факультете,  Университет  им.  Масарика,  Брно,  Чехия.

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  авторы  описывают  институт  доверительного  фонда  в  чешском  праве,  который  был  в  чешский  гражданский  кодекс  позаимствован  из  гражданского  кодекса  штата  Квебек,  Канада.  Интерес  к  доверительному  фонду  данного  образца  может  быть  для  российского  правоведа  в  том,  что  такой  доверительный  фонд  способен  существовать  и  в  праве  континентального  типа,  т.  е.  в  будущем  может  быть  введен  и  правовую  систему  России.

ABSTRACT

The  authors  describe  the  institute  of  trust  fund  in  the  Czech  law  that  was  in  the  Czech  Civil  Code  borrowed  from  the  Quebec  Civil  Code,  Canada.  Russian  jurisprudent  may  be  interested  in  this  type  of  trust  fund  due  to  availability  of  this  type  in  the  continental  law,  i.  e.  it  may  be  putting  in  the  Russian  law  in  the  future.

 

Ключевые  слова:  доверительный  фонд;  траст;  чешский  гражданский  кодекс.

Keywords:  trust  fund;  trust;  Czech  Civil  Code.

 

 

В  2014  году  в  Чехии  произошла  существенная  рекодификация  частного  права,  которая  готовилась  более  20  лет.  В  силу  вступил  ряд  законов,  регулирующих  частноправовые  отношения,  в  том  числе  в  силу  вступил  новый  гражданский  кодекс  (далее  «ГК  ЧР»).  Несмотря  на  то,  что  большинство  новых  нормативных  актов  вызвало  большое  недоверие,  это  не  привело  к  кризису,  и  новое  частное  право  стало  неотъемлемой  частью  общества  и  его  сознания.  Рекодификация  принесла  ряд  новых  институтов,  в  том  числе  и  институт  доверительного  фонда,  который  авторы  описывают  в  статье.  Интерес  для  российского  правоведа  может  быть  в  том,  что  в  России  были  попытки  ввести  данный  институт,  но  на  данный  момент  его  не  только  не  существует,  но  органы  государственной  власти  даже  неохотно  признают  иностранные  формы  доверительных  фондов  (трастов).

Институт  доверительного  фонда  был  введен  в  ГК  ЧР  благодаря  намерениям  авторов  ГК  ЧР  предложить  гражданам  более  широкий  спектр  правовых  институтов,  используемых  для  управления  имуществом  [6],  а  также  попытке  открыть  Чехию  для  иностранного  капитала  [1].  По  рекомендации  Легислативного  совета  Правительства  Чехии  были  в  ГК  ЧР  закреплены  общие  положения  об  управлении  чужим  имуществом  и  доверительном  фонде.  При  этом  данные  положения  были  заимствованы  из  гражданского  кодекса  штата  Квебек  (Канада).

Таким  способом  Чехия  стала  с  1-го  января  2014  г.  всего  второй  европейской  страной,  которая  имеет  в  своем  праве  траст  (trust)  почти  в  чистом  виде  [2].  Первой  европейской  страной,  которая  ввела  институт  траста  для  привлечения  иностранных  инвесторов  из  стран  англосаксонской  правовой  традиции,  был  в  1926  г.  Лихтенштейн  [3,  с.  202—206].  Другие  европейские  страны,  если  и  являются  сторонами  Гаагской  конвенции  о  праве,  применимом  к  трастам,  и  их  признании,  но  в  своем  праве  институт  траста  не  имеют.

Авторы  обращают  внимание  на  то,  что  при  более  подробном  ознакомлении  с  институтом  доверительного  фонда  в  ГК  ЧР,  считать  его  трастом  в  смысле  англо-саксонской  правовой  традиции  нельзя.  Доверительный  фонд  имеет  ряд  знаков  траста,  но,  не  смотря  на  это,  он  все  равно  является  лишь  трансплантатом  траста.  В  Чехии  отсутствует  континуитета  регулирования  и  традиция  данного  института,  и  к  тому  же  Чешское  право  является  правом  континентального  типа,  в  котором  собственность  не  имеет  раздвоения  на  так  называемые  equity  и  common  law  [5,  с.  53].

Доверительный  фонд  является  специфическим  правовым  инструментом  для  управления  чужим  имуществом.  Он  основывается  на  выделении  имущества  из  собственности  основателя  доверительного  фонда  и  его  передачи  в  управление  управляющему,  который  обязуется  владеть  и  управлять  имуществом  в  пользу  бенефициаров.  Имущество,  вложенное  в  доверительный  фонд,  при  этом  не  является  собственностью  ни  учредителя,  ни  управляющего  и  даже  ни  бенефициаров.  Данное  имущество  не  имеет  собственника,  но  у  управляющего  есть  широкие  правомочия  в  отношении  управления  таким  имуществом;  он  может  с  ним  делать  все,  что  необходимо  и  полезно.

На  первом  этапе,  когда  институт  доверительного  фонда  был  только  представлен  широкой  профессиональной  общественности,  поднялась  волна  критики,  отвержения  и  попытки  устранить  институт  доверительного  фонда  из  ГК  ЧР.  Поводом  такой  реакции  стало  незнание  и  непонимание  функционирования  доверительного  фонда,  и  отсутствие  желания  принять  указанную  форму  собственности,  которая  нарушает  существующий  принцип,  что  собственника  можно  всегда  определить  [4,  с.  1193].  В  данном  случае,  права  и  обязанности  собственника  имеет  управляющий,  который  сам  собственником  никак  не  является.  Он  ограничен  только  законной  обязанностью  управлять  имуществом  надлежащим  способом.  Все  действия  управляющего  подлежат  контролю  со  стороны  учредителя,  бенефициара,  а  также  суда  или  других  лиц,  которые  указаны  в  уставе  доверительного  фонда.

Правовые  отношения  на  протяжении  существования  доверительного  фонда  в  основном  урегулированы  его  уставом.  Помимо  этого,  ГК  ЧР  наделяет  некоторые  субъекты  правом  обратиться  в  суд,  если  управляющий  не  действует  в  соответствии  с  данным  уставом.  Таким  образом,  именно  устав  является  основной  нормой  для  создания  и  функционирования  доверительного  фонда.  В  уставе  отражена  воля  учредителя.  ГК  ЧР  далее  предписывает  минимальное  содержание  устава  таким  образом:

а.   наименование  доверительного  фонда,

б.  определение  имущества,

в.   определение  цели  доверительного  фонда,

г.   условия  для  исполнения  и  выплату  из  доверительного  фонда  бенефициару,

д.  срок  действия  (если  не  указан,  то  закон  устанавливает  бессрочный), 

е.   определение  бенефициара,  если  из  доверительного  фонда  будет  выводиться  имущество.

В  силу  своей  сущности  доверительный  фонд  схожий  с  юридическим  лицом.  Особенно  по  функции  он  приближен  к  благотворительному  фонду,  но,  в  отличии  от  него,  не  является  юридическим  лицом  —  у  доверительного  фонда  нет  правосубъектности  [2,  с.  1153],  [3,  с.  202—206].  Однако,  учитывая  то,  что  благотворительные  фонды  ограничены  в  своем  предназначении  только  для  общественных  или  экономически  благих  целей,  их  невозможно  использовать  для  целей  частного  или  смешанного  характера  [2].  Решением  данного  недостатка  могут  стать  именно  доверительные  фонды  [3,  с.  202—206].  Несмотря  на  то,  что  были  попытки  выявить  у  доверительных  фондов  правосубъектность,  в  итоге  сохранилась  первоначальная  сущность,  так  как  иначе  был  бы  устранен  его  вещно-договорной  характер  и  была  бы  существенным  способом  нарушена  гибкость,  которая  для  trust-like  институтов  свойственна.

Авторы  обращают  внимание  на  то,  что  законодатель  в  связи  с  рекодификацией  частного  права  решил  предложить  гражданам  широкий  спектр  правовых  инструментов  для  управления  имуществом  (своим  или  чужим),  чтобы  они  могли  выбрать  самый  подходящий,  в  зависимости  от  своих  потребностей.  Одним  из  таких  правовых  инструментов  является  именно  доверительный  фонд.  Благодаря  своей  гибкости  и  в  силу  диспозитивности  соответствующих  положений  ГК  ЧР  он  может  быть  использован  для  многих  целей  как  форма  владения  имуществом.  Авторы  отмечают,  что  для  чешского  права  доверительный  фонд  является  институтом  новым,  и  поэтому  —  после  года  действия  ГК  ЧР  —  все  еще  не  очень  популярным  между  широкой  публикой.  Развитию  использования  доверительного  фонда  также  может  наносить  вред  тот  факт,  что  Министерство  юстиции  Чехии,  после  кадровых  изменений,  обсуждает  отмену  этого  института.  Аргументом  в  данном  случае  является  непрозрачность  и  фактическая  невозможность  выявления  собственника  имущества  в  доверительном  фонде.

Авторы  не  разделяют  аргументов  критиков  доверительного  фонда.  Ведь  для  незаконной  деятельности,  или  для  мошенничества  можно  использовать  также  любой  другой  институт,  любую  другую  форму  владения  имуществом.  Авторы  обращают  внимание  на  мировую  практиу,  в  которой  —  даже  если  она  в  большинстве  англо-американская  —  доверительный  фонд  или  траст  используются  гражданами,  коммерческими  предприятиями,  или  даже  банками.

 

Список  литературы:

  1. Мотивы  к  Закону  №  89/2012  Сб.,  гражданский  кодекс  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://obcanskyzakonik.justice.cz/texty-zakonu/  (дата  обращения  10.02.2015).
  2. Закон  N°  89/2012  Сб.,  гражданский  кодекс  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://obcanskyzakonik.justice.cz/texty-zakonu/  (дата  обращения  10.02.2015).
  3. RONOVSKÁ  K.  Nadace  (a  trusty)  v  kontinentální  Evropě:  Pohled  funkcionální.  Obchodněprávní  revue,  Praha,  C.H.  Beck.,  —  vol.  4,  —  №    7  —  8/2012.
  4. SPÁČIL  J.  a  kol.:  Občanský  zákoník  III.  Věcná  práva  (§  976–1474).  Komentář.  1.  vydání.  Praha:  C.H.  Beck,  2013.
  5. TICHÝ,  RONOVSKÁ  K.,  KOCÍ,  M.:  Trust  a  srovnatelné  instituty  v  Evropě.  Praha:  Univerzita  Karlova,  2014.
  6. Wright  L.A.,  Trusts  and  the  Civil  Law  A  Comparative  Study,  6  W.  Ontario  L.  Rev.  114,  1967.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий