Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLIX-L Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 22 июня 2015 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гусев А.С. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННОГО С СОДЕРЖАНИЕМ НАРКОПРИТОНА // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLIX-L междунар. науч.-практ. конф. № 5-6(47). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  ПРЕСТУПЛЕНИЯ,  СВЯЗАННОГО  С  СОДЕРЖАНИЕМ  НАРКОПРИТОНА

Гусев  Андрей  Сергеевич

адъюнкт  Московского  университета  МВД  России

РФ,  г.  Москва

Е-mailandreu2u@yandex.ru

 

CRIMINOLOGICAL  CHARACTERISTICS  OF  CRIMES  RELATED  TO  DRUG  HOUSES

Andrei  Gusev

postgraduate  of  Russian  Interior  Ministry  in  Moscow  university

RussiaMoscow

 

АННОТАЦИЯ

Автором  осуществлен  криминологический  анализ  наркопритонов,  рассматривает  криминологические  характеристики  наркопритонов,  их  организаторов  и  посетителей,  направления  криминологической  профилактики  содержания  наркопритонов. 

ABSTRACT

Author  makes  a  criminological  analysis  of  drug  stashes,  considering  the  criminological  characteristics  of  drug  stashes,  organizers  and  visitors  of  drug  stashes,  trends  in  criminological  prevention  of  stas-keeping.

 

Ключевые  слова:  наркопритон;  наркопреступность;  содержатель  притона;  криминологическая  характеристика;  криминологический  портрет.

Keywords:  drug  houses;  drug  trafficking;  criminological  characteristics.

 

Незаконное  потребление  наркотиков  оценивается  обществом  не  только  как  болезнь,  но  и  как  «социальное  зло».  Криминология  признает  злоупотребление  наркотиками  отклоняющимся  (девиантным)  поведением.  Организация  либо  содержание  наркопритонов  характеризуется  значи­тельной  степенью  латентности.  Во-первых,  это  объясняется  активной  деятельностью  организаторов  наркопритонов  по  сокрытию  следов  преступлений;  во-вторых,  нежеланием  граждан  подавать  заявления  в  право­охранительные  органы  на  виновных  лиц,  что  объясняется  как  неверием  граждан  в  ликвидацию  наркопритона  правоохранительными  органами  и  привлечение  организаторов  и  участников  наркопритона  к  уголовной  ответственности,  так  и  бо­язнью  возможной  расправы  со  стороны  организаторов  и  посетителей  наркопритона. 

Общественная  опасность  наркопритонов  кроме  непосредственно  факта  потребления  наркотиков  заключается  в  том,  что:

·     в  притонах  в  употребление  наркотиков  вовлекаются  новые  лица;

·     неоднократно  судимые  лица  продолжают  закреплять  установки  на  ведение  антиобщественного  образа  жизни;

·     серьезно  увеличивается  риск  заболевания  ВИЧ-инфекцией,  гепатитом  из-за  использования  зараженных  шприцев  и  других  инструментов  для  употребления  наркотических  средств;

·     высока  вероятность  причинения  вреда  жизни  или  здоровью  лицам,  находящимся  или  проживающим  непосредственно  в  наркопритоне  или  рядом  с  ним  из-за  неадекватного  поведения  наркоманов  [7,  с.  67].

Кроме  того,  наличие  притона  значительно  повышает  опасность  нахождения  в  непосредственной  близости  от  него  и  прилегающим  к  наркопритону  территориям,  что  снижает  привлекательность,  а,  соответственно,  и  стоимости  недвижимости  в  районе  наркопритона.

Зачастую  помимо  прямого  ущерба  здоровью  граждан  наносится  материальный  ущерб  лицами,  находящимися  под  воздействием  наркотических  средств  как  из  хулиганских  побуждений,  так  и  вследствие  попыток  легкой  наживы  для  обеспечения  средствами  на  приобретение  наркотиков.

Наркопритоны  условно  можно  поделить  на  «маргинальные»  наркопритоны  и  высокоорганизованные  наркопритоны.

«Маргинальные»  наркопритоны  представляют  собой  места,  где  происходит  потребление  наркотиков  лицами  с  низким  уровнем  доходов  и  самосознания,  без  соответствующего  приспособления  помещения,  конспирации  и  т.  п.  Организация  потребления  наркотиков  и  иных  запрещенных  веществ  в  таких  притонах  подразумевает  предоставление  своих  квартир  другим  лицам,  что  не  требует  значительных  усилий  и  предполагает  только  фактическое  владение  помещением  и  организацию  посещения  помещения  другими  лицами.  Содержание  притона  заключается  в  его  уборке,  проветривании  и  иных  способах  избавления  от  неприятных  запахов,  характерных  для  употребления  в  таких  притонах  наркотиков.

Другой  тип  —  высокоорганизованные  притоны,  места,  в  которых  созданы  условия  для  потребления  наркотиков,  с  высокой  степенью  конспирации,  распределением  ролей,  явная  корыстная  направленность  деятельности  и  т.  п.  Подобные  притоны,  как  правило,  организуются  в  ночных  клубах,  местах  проведения  досуга  молодежи  или  специально  обустроенных  для  этого  местах.  Такие  притоны  немногочисленны,  объединяют  состоятельных  людей,  которые  употребляют  героин  и  другие  дорогостоящие  наркотические  средства.

При  решении  вопроса  о  выявления  причин  и  условий,  способствующих  организации  наркопритонов,  важно  учитывать  данные,  характеризующие  личность  организатора  наркопритона.

Криминологический  портрет  личности  организатора  и  содержателя  наркопритона  значительно  схожи  со  свойствами  криминологических  портретов  наркомана  и  участника  преступлений,  связанных  с  незаконным  оборотом  наркотических  средств  и  психотропных  веществ,  однако,  не  исчерпываются  последними  [5,  с.  150].  Необходимо  отметить,  что  в  системе  ценностных  ориентаций  многих  преступников  рассматриваемой  категории  семья  играет  отнюдь  не  главную  роль  [1].

Весьма  показательны  данные  о  наличии  судимости  у  рассматриваемого  контингента  лиц.  Значительную  часть  указанного  массива  составляют  лица,  ранее  не  судимые,  в  том  числе  судимость  которых  была  снята  или  погашена,  —  46,1  %.  За  ними  в  процентном  соотношении  следуют  лица,  судимые  за  преступления,  связанные  с  наркотиками,  в  том  числе  случаи  специального  рецидива  отмечаются  в  35,4  %  случаев  (от  числа  всех  судимых  —  65,7  %).  Интересно,  что  13,9  %  притоносодержателей  ранее  совершали  преступления  против  собственности.  Представляется,  что  для  снижения  числа  фактов  притоносодержательства  целесообразно  усилить  профилактическую  деятельность  среди  лиц,  ранее  совершавших  преступления,  связанные  с  незаконным  оборотом  наркотиков  [10,  с.  10].

Таким  образом,  исходя  из  сложившейся  следственной  и  судебной  практики,  примерный  криминологический  портрет  притоносодержателя  выглядит  следующим  образом:  мужчина,  злоупотребляющий  наркотиками,  в  возрасте  от  31  до  35  лет,  без  определенных  занятий  или  временно  безработный,  имеющий  криминальный  опыт.  Эти  лица  должны  оказаться  в  поле  зрения  сотрудников  правоохранительных  органов,  обязанных  не  только  знать  этот  контингент,  но  и  предупреждать  совершение  ими  различных  преступлений,  в  том  числе  организацию  и  содержание  притонов  для  потребления  наркотических  средств  [10,  с.  10].

Криминологическая  профилактика  в  сфере  борьбы  с  содержанием  наркопритонов  полностью  находится  в  рамках  общей  профилактики  наркотизма  и  наркопреступности.  Под  профилактикой  наркомании  следует  понимать  специфический  вид  социальной  деятельности,  осуществляемой  как  государственными,  так  и  негосударственными  органами,  организациями  (объединениями,  формированиями)  и  учреждениями  и  направленной  на  устранение  либо  нейтрализацию  выявленных  причин  и  условий  распространения  этого  негативного  социального  явления  [2,  с.  14]. 

В  профилактике  асоциального  поведения  применительно  к  ее  содержанию  традиционно  выделяют  три  уровня  [1,  с.  29].  Первый  —  это  общесоциальная  профилактика;  второй  —  общая  профилактика;  третий  —  индивидуальная  профилактика  антиобщественного  поведения. 

Первый  уровень  профилактики  связан  с  решением  глобальных  вопросов  существования  общества:  экономических,  социальных,  политических,  идеологических.

Разрешение  этих  проблем  влияет  на  преступность,  ее  состояние,  структуру,  динамику,  причины  независимо  от  конкретной  формы  проявления,  а  также  на  все  разновидности  девиантного  поведения  (которое  может  и  не  признаваться  законом  преступным,  как,  например,  немедицинское  потребление  наркотических  средств  и  психотропных  веществ).  Оно  выступает  необходимой  предпосылкой  осуществления  профилактики  отдельных  форм  асоциального  поведения.

Второй  уровень  профилактики  —  это  общая  криминологическая  профилактика  отдельных  форм  преступности  и  разновидностей  девиантного  поведения,  тесно  связанного  с  последней.  Иными  словами,  это  целенаправленная  деятельность  субъектов  профилактики  по  выявлению  и  устранению  (по  возможности)  либо  нейтрализации  причин  и  условий,  способствующих  распространению  наркомании  в  стране  [4,  с.  32].

Стратегия  государственной  антинаркотической  политики  до  2020  года  в  вопросах  профилактики  немедицинского  потребления  наркотиков,  наркологической  помощи,  реабилитации  больных  наркоманией  указала  следующие  цели:

1.  Формирование  негативного  отношения  в  обществе  к  немедицинскому  потреб­лению  наркотиков  путем  активной  антинаркотичекой  пропаганды,  проведения  грамотной  ин­формационной  политики  в  СМИ;

2.  Создание  условий  для  формирования  мотивации  к  ведению  здорового  образа  жизни;

3.  Организация  и  проведение  профилактических  мероприятий  с  группами  риска  немедицинского  потребления  наркотиков;

4.  Недопущение  применения  в  РФ  заместительных  методов  лечения  наркомании  с  применением  наркотических  средств  и  психотропных  веществ;

5.  Обеспечение  подготовки  специалистов:  врачей,  социальных  педагогов,  соци­альных  работников  в  области  психотерапии,  психологического  консультирования  и  психоло­гической  коррекции  для  эффективной  работы  в  реабилитационных  центрах  и  центрах  соци­альной,  психологической  и  медицинской  поддержки  и  т.  д.  [9].

В  стране  сохраняются  условия,  способствующие  росту  воспроизводства  незаконного  потребления  наркотиков,  расширяется  масштаб  наркоторговли,  наркобизнес  приобрел  транснациональный  характер.  Недостаточная  координация  действий  различных  ведомств,  призванных  бороться  с  наркоманией  и  наркоторговлей  (органы  здравоохранения,  социальные  службы,  правоохранительные  органы),  каждое  из  которых  считает  свою  деятельность  приоритетной,  не  способствует  уменьшению  числа  наркозависимых  лиц.  Наблюдается  дублирование  функции  силовых  структур,  их  слабое  сотрудничество  в  выявлении,  расследовании  и  установлении  уголовной  ответственности  за  преступление  в  сфере  незаконного  оборота  наркотиков.  На  рост  числа  наркопотребителей  влияет  продолжающийся  рост  цен,  безработица  среди  трудоспособного  населения,  недостаточность  эффективного  выявления  наркоманов  на  ранней  стадии  заболевания  [3,  с.  13].  Вышеописанные  факторы  в  полной  мере  применимы  и  к  организации  либо  содержанию  наркопритонов.

Что  касается  профилактики  организации  и  содержания  наркопритонов,  то  необходимо  согласиться  с  Г.Л.  Осиповым,  выделяющим  ряд  наиболее  перспективных  направлений  криминологической  профилактики:

·     реализация  программ  соседского  присмотра,  которая  предполагает  поощрение  государством  развития  соседского  общения,  активного  участия  соседей  в  совместном  использовании  общего  имущества;

·     создание  организационно-технических  условий,  которые  обеспечивают  невозможность  игнорирования  или  поверхностной  проверки  уполномоченными  правоохранительными  органами  информации  о  наличии  признаков  организации  или  содержания  наркопритонов;

·     в  целях  существенного  ограничения  влияния  коррупции  как  фактора  воспрепятствования  развитию  профилактической  модели  борьбы  с  притоносодержательством  в  сфере  незаконного  оборота  наркотиков,  предлагается  рассмотреть  вопрос  о  внедрении  практики  тайного  голосования  по  доверию  населения  участковым  уполномоченным;

·     развитие  системы  лечебно-воспитательных  учреждений  для  наркоманов  с  учетом  положительного  опыта  функционирования  подобной  системы  в  СССР  [6,  с.  30].

 

Список  литературы:

  1. Аванесов  Г.А.  Криминология  и  социальная  профилактика.  М.,  1980.
  2. Бударин  Г.Ю.,  Вешнева  С.А.  Правовая  модель  профилактики  наркоманий  //  Социальное  и  пенсионное  право.  2013.  №  1. 
  3. Гарбатович  Д.А.  Эффективность  уголовных  наказаний  в  отношении  наркопреступности  //  Наркоконтроль.  2013.  №  4. 
  4. Гасанов  Э.  Антинаркотизм:  понятие,  направления,  проблемы  //  Законность.  1995.  №  9. 
  5. Осипов  Г.Л.  Личность  организатора  и  содержателя  наркопритонов  //  Общество  и  право.  2011.  №  1. 
  6. Осипов  Г.Л.  Притоносодержательство  для  потребления  наркотических  средств  или  психотропных  веществ:  уголовно-правовые  и  криминологические  аспекты.  Автореф.  дис.  ...  канд.  юрид.  наук.  М.,  2012. 
  7. Родионов  А.И.  Организация  либо  содержание  притонов  для  потребления  наркотических  средств  или  психотропных  веществ  //  Юридическая  наука.  2011.  №  4. 
  8. Рожиченков  В.  Личность  правонарушителя  в  сфере  незаконного  оборота  наркотиков  и  злоупотребления  ими  //[Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.narcom.ru/publ/info/521  (Дата  обращения  —  31.03.2015).
  9. Указ  Президента  РФ  от  09.06.2010  №  690  (ред.  от  28.09.2011)  «Об  утверждении  Стратегии  государственной  антинаркотической  политики  Российской  Федерации  до  2020  года»  //  Российская  газета,  №  128,  15.06.2010.
  10. Шекк  Е.А.  Личностные  характеристики  притоносодержателей  и  их  учет  при  разработке  мер  предупреждения  наркопреступлений  //  Наркоконтроль.  —  2013.  —  №  4.  —  С.  8.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий