Статья опубликована в рамках: XLIV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 22 декабря 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Актуальные вопросы противодействия преступности, носящей коррупциогенный характер

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
КОРРУПЦИОННЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СФЕРЕ ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLIV междунар. науч.-практ. конф. № 12(43). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

КОРРУПЦИОННЫЕ  ОТНОШЕНИЯ  В  СФЕРЕ  ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО  ХОЗЯЙСТВА

Андреева  Любовь  Александровна

канд.  юрид.  наук,  доцент  Российского  государственного  гуманитарного  университета,  зав.кафедрой  частного  права  Филиала  Российского  государственного  гуманитарного  университета,  РФ,  г.  Великий  Новгород

Е-mail:  andreeva56@mail.ru

 

CORRUPTION  RELATIONS  IN  THE  SPHERE  OF  HOUSING  AND  PUBLIC

Andreeva  Lybove

candidate  of  juridical  sciences,  associate  professor  of  Russian  State  Humanitarian  University,  head.the  Department  of  private  law  branch  of  Russian  state  University  for  Humanities,  Russia,  Veliky  Novgorod

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  проблемам  противодействия  коррупционным  проявлениям  в  жилищно-коммунальной  сфере,  системам  организации  управления  жилищным  фондом,  финансированию  учреждений  и  предприятий,  оказывающих  коммунальные  услуги  населению. 

ABSTRACT

The  article  is  devoted  to  problems  of  anti-corruption  in  housing  and  communal  services,  systems  management  housing  Fund,  financing  institutions  and  enterprises  providing  public  services  to  the  population.

 

Ключевые  слова:  жилищно-коммунальное  хозяйство;  учреждение;  организация;  муниципальное  образование;  органы  государственной  власти;  коммунальные  услуги.

Keywords:  housing  and  utilities;  establishment;  organization;  municipality;  public  authorities;  utilities.

 

В  настоящее  время  жилищно-коммунальный  комплекс  является  одним  из  определяющих  развитие  экономики  России.  Отраслевой  анализ  показывает,  что  сфера  жилищно-коммунального  хозяйства  (ЖКХ)  является  наиболее  коррумпированной  отраслью  экономики  страны.  Совершенствование  управления  жилищно-коммунальной  сферой  является  одной  из  важнейших  проблем.  Однако  внедрение  новых  форм  и  методов  управления  осложняется  специфическими  особенностями  экономических  отношений  и  хозяйственного  механизма  функционирования  предприятий  ЖКХ,  а  также  социальной  направленностью  сферы  экономики.  Одним  из  достижений  реформы  ЖКХ  стал  переход  на  стопроцентную  оплату  населением  коммунальных  услуг,  однако,  несмотря  на  это  инвестиционная  активность  в  отрасли  остается  низкой,  возрастает  физический  износ  объектов  коммунальной  инфраструктуры,  учащаются  аварии  систем  жизнеобеспечения  городов  и  регионов  страны.

Управление  жилищной  сферой  испытывает  значительные  трудности,  связанные  с  острым  дефицитом  финансов,  слабой  материально-технической  базой,  недостаточной  квалификацией  кадров,  отсутствием  продуманной  жилищной  политики  и  жилищных  организаций  в  части  их  взаимоотношений  с  органами  власти  и  потребителями.  Особое  значение  имеет  проведение  жилищной  реформы  в  городах,  так  как  в  них  проживает  большая  часть  населения  страны  и  находятся  основные  мощности  строительных  и  жилищных  организаций.

Вместе  с  тем,  проблемы  в  области  ЖКХ  в  России  связаны  с  коллизиями  гражданского  и  жилищного  законодательства,  что  приводит  к  увеличению  коррупционных  рисков.

Во-первых,  борьба  с  коррупцией  в  сфере  ЖКХ  заключается  в  том,  чтобы  выявить  нормы  жилищного  и  гражданского  законодательства,  которые  используют  коррупционеры  и  связанные  с  ними  лица  с  целью  нанесения  ущерба  правам  граждан.

Например,  в  статье  36  ЖК  РФ  [4]  указаны  нормы,  которые  имеют  одну  из  ключевых  ролей  в  борьбе  с  коррупцией  в  ЖКХ.  С  одной  стороны  нормы  статьи  36  ЖК  РФ  содержат  положительные  аспекты,  с  другой  —  негативные.  В  частности  законодатель  определил  понятие  «считать  собственников  помещений  собственниками  общего  имущества  в  многоквартирном  доме»  [4].  Вместе  с  тем  понятия  «собственник  помещений»  и  «участник  общей  собственности  на  общее  имущество»  не  равнозначны.  Собственник  помещения  является,  согласно  своему  наименованию,  только  собственником  помещения.  Не  собственник  помещения,  а  физическое  лицо,  может  быть  участником  общей  собственности.  Законодатель  попытался  заставить  граждан  становиться  собственниками  общего  имущества  для  того,  чтобы  потом  отнять  право  на  жилье.  Собственность  граждане  должны  приобретать  на  добровольной  основе  и  зная  заранее  то,  что  за  этим  последует.  Вместе  с  тем,  все  общее  имущество  в  многоквартирных  домах  и  право  на  земельный  участок  находится  в  муниципальной  собственности,  а  также  существует  механизм  бесплатной  передачи  муниципального  имущества  в  собственность  граждан,  которые  хотят  стать  участниками  общей  собственности.  Таким  образом,  не  установлены  виды  и  границы  общего  имущества  в  домовладении  и  его  свойства,  не  определена  возможная  доля  владельца  помещения  в  праве  общей  долевой  собственности.  Никаким  договором  и  актом  передачи  имущество  и  долевая  собственность  владельцам  жилья  не  передана  и  никаким  государственным  свидетельством  о  праве  собственности  не  подтверждена.  Собственники  помещений  «объявлены»  участниками  общей  долевой  собственности,  но  таковыми  участниками  общей  собственности  не  являются.

Например,  в  статье  37  ЖК  РФ[4],  определяя  понятие  «долевой  собственности»  и  указывая,  что  доля  в  праве  общей  собственности  на  общее  имущество  в  многоквартирном  доме  собственника  помещения  в  этом  доме  пропорциональна  размеру  общей  площади  указанного  помещения,  не  определено  понятие  «доля».

Во-вторых,  коррупционные  преступления,  совершенные  в  сфере  ЖКХ,  носят  выраженную  социальную  окраску,  так  как  похищенные  или  нецелевым  образом  использованные  средства  включаются  в  затратную  часть  управляющих  компаний  и  увеличивают  размер  тарифов  на  коммунальные  услуги.  Вместе  с  тем,  следует  учесть,  что  значительная  часть  ЖКХ  переведена  в  негосударственный  сектор,  в  связи  с  чем,  работники  не  являются  чиновниками,  но  активно  используют  свои  должностные  полномочия  для  того,  чтобы  извлекать  незаконный  доход.

В-третьих,  коррупционная  схема  выявляется  на  этапе  подключения  к  коммуникациям.  Проявления  коррупции  очевидны,  когда  энергоснабжающие  организации  не  подключают  к  сетям  тех  граждан,  которые  отказываются  платить  взятку,  в  то  время  как  другие  жители  получают  подключение  коммуникаций  и  ЖКХ  в  полном  объеме. 

В-четвертых,  как  показывает  практика,  коррупции  «подвержены»  садоводческие  объединения.  Коммунальная  инфраструктура,  находящаяся  в  собственности  садоводческих  хозяйств,  является  инструментом  давления  на  собственников  дачных  участков  и  домов.  Отсутствие  прозрачности  и  государственного  контроля  за  деятельностью  коммунальной  инфраструктуры  садоводческих  товариществ  приводит  к  массовым  хищениях  и  злоупотреблениям.  При  этом  коррупционной  составляющей  является  то,  что  представители  садоводческих  объединений  являются,  фактически,  посредниками  между  собственниками  и  поставщиками  жилищно-коммунальных  услуг.  Хищения  возникают  за  счет  разницы  цены  поставщика  и  тарифа,  устанавливаемого  в  садоводческом  объединении.  Граждане  указывают,  что  строительство  трансформатора,  водопровода  оплачивались  ими  несколько  раз,  однако  в  реальности  никакие  работы  не  выполнялись  вовсе,  а  для  членов  товариществ  выработана  система  воздействия  путём  штрафов,  отключения  от  коммуникаций,  исключения  из  товарищества,  запугивания  судами,  иные  угрозы. 

В-пятых,  коррупция  проявляется  при  введении  в  эксплуатацию  жилых  объектов.  Суть  схемы  заключается  в  том,  что  на  стадии  строительства  объектов  строительные  компании,  как  правило,  осуществляют  закладку  коммуникаций,  строительство  подъездных  путей,  когда  при  продаже  многоквартирных  домов,  домов  в  коттеджных  поселках  в  собственности  строительных  компаний  остаются  все  коммуникации  и  подъездные  пути,  что  является  грубым  нарушением  градостроительных  норм,  безусловно,  без  подкупа  чиновников  невозможно  обойтись  для  осуществления  данной  схемы.  Помимо  оплаты  взяток  за  перевод  земель  в  иную  категорию,  разрешения  на  строительство  компании-застройщики,  существует  негласное  правило,  обеспечивающее  безвозмездно  чиновников  недвижимым  имуществом  в  строящемся  объекте:  это  могут  быть  руководители  администрации,  правоохранительных  органов  различного  уровня.  Квартиры,  дома,  как  правило,  оформляются  на  членов  семьи.  Таким  образом,  после  завершения  строительства  компании-застройщики  получают  гарантированное  покровительство  практически  на  всех  уровнях  власти.  Затем,  компания-застройщик  реорганизуется  в  управляющую  компанию  и  предоставляет  жителям  услуги  ЖКХ  по  собственным  тарифам,  что  приводит  к  массовым  злоупотреблениям  правами  жителей. 

В-шестых,  самая  простая  система  бытовой  коррупции  представляет  способ  нажиться  в  сфере  ЖКХ,  используется  работники  обслуживающих  организаций.  Вызывая  сантехника  отремонтировать  сломавшийся  кран,  бесплатное  выполнение  этих  работ,  кажется  чем-то  из  ряда  вон  выходящим.  По  закону  ни  одного  дополнительного  рубля  жильцы  не  обязаны  платить  за  ремонтные  услуги.  В  договоре  с  управляющей  компанией,  который  жильцы  чаще  всего  не  представляют,  указан  достаточный  перечень  предоставляемых  организацией  услуг,  и  все  эти  работы  уже  заложены  в  коммунальные  тарифы.  Практикуемая  годами  система  стандартных  ответов  о  нехватке  средств  изматывает  жильцов,  которые  более-менее  осведомлены  о  своих  возможностях,  но  пассивность  жителей  зачастую  перерастает  в  их  готовность  к  коррупционной  ситуации,  в  которой,  по  их  мнению,  выигрывают  все  участники.  Поощрение  бытовой  коррупции  зачастую  приводит  к  тому,  что  месяцами  в  домах  может  течь  крыша,  подвалы  наполняются  отходами,  не  убираются  от  грязи  подъезды. 

В-седьмых,  в  России  нет  централизованной  тарифной  политики  в  сфере  жилищно-коммунальных  услуг,  что  приводит  к  коррупции  в  тарифах  на  услуги.  Цены  формируются  местными  властями  в  каждом  отдельном  населенном  пункте  на  свое  усмотрение.  Тарифы  на  электроэнергию,  услуги  телефонных  компаний,  за  газ,  тепло,  воду  и  так  далее  диктуют  местные  монополисты,  а  местные  чиновники  их  утверждают.  «Тарифная»  проблема  заключаются  в  том,  что  жильцы  часто  платят  за  работы,  которые  не  были  выполнены.  В  тарифы  заложены  все  необходимые  для  нормального  содержания  дома  коммунальные  услуги,  но  половина  из  них  порой  не  выполняется,  а  счета  приходят  исправно.  Монополизм  предоставления  услуг  —  коррупционная  проблема  сферы  ЖКХ.  Например,  управляющие  компании,  которые  являются  посредниками  между  организацией  предоставляющей  услуги  и  жильцами  домов  выбираются  по  субъективным  признакам,  в  том  числе  по  родственным  связям,  работать  на  рынке  управляющих  компаний  без  «кумовства»  не  представляется  возможным.  Например,  на  практике,  жителей  новостроек  в  целых  кварталах  обязывают  подписывать  договоры  на  обслуживание  с  конкретными  управляющими  компаниями.  Право  выбирать  будущим  жильцам  не  предоставляют,  а  предлагают  подписать  договор  с  одной  конкретной  фирмой,  в  некоторых  случаях,  оплатить  услуги  за  полгода  вперед.  Вместе  с  тем,  порядок  выбора  управляющей  компании  указан  в  Жилищном  кодексе  России  [4].  Таким  образом,  решение  общего  собрания  жильцов  и  протокол  фальсифицируется.  При  этом  договор  на  обслуживание  составляется  для  тех,  кто  будет  управлять  домом.  Они  могут  установить  любую  оплату  своих  услуг,  ввести  дополнительные  платежи  —  и  формально  действовать  по  закону,  вместе  с  тем,  именно  в  этой  схеме  закладываются  коррупционные  механизмы.

 

Список  литературы:

  1. Гражданский  кодекс  РФ  (часть  первая)  от  3.11.1994  г.  №  51-ФЗ  //  Собрание  законодательства  РФ,  —  05.12.1994,  —  №  32,  —  ст.  3301.
  2. Гражданский  кодекс  РФ  (часть  вторая)  от  26.01.1996  №  14-ФЗ  //  Собрание  законодательства  РФ,  —  29.01.1996,  —  №  5,  —  ст.  410.
  3. Жилищный  Кодекс  Российской  Федерации  //  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа:  URL:  СПС  КонсультантПлюс  (дата  обращения  20.12.14)
  4. Конституция  Российской  Федерации//  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа:  URL:  СПС  КонсультантПлюс  (дата  обращения  20.12.14)
  5. О  фонде  содействия  реформированию  жилищно-коммунального  хозяйства:  Федеральный  Закон  от  21  июля  2007  г.  №  185-ФЗ  /  Собрание  российского  законодательства  РФ.  —  2007.  —  №  30  —  Ст.  3799;  2012.  —  №  31  —  Ст.  4322.
  6. О  федеральной  целевой  Программе  «Жилище»  на  2011—2015  годы:  постановление  Правительства  Российской  Федерации  от  17  декабря  2010  г.  №  1050-ПРФ  //  Собрание  законодательства  РФ.  —  2011.  —  №  5  —  Ст.  739.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий