Статья опубликована в рамках: XLI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 22 сентября 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: История государства и права России и зарубежных стран

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Александрова А.Е. ПОПЫТКА РЕФОРМИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ В ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ФИНЛЯНДСКОМ В 90-Е ГОДЫ XIX В. // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLI междунар. науч.-практ. конф. № 9(40). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ПОПЫТКА  РЕФОРМИРОВАНИЯ  ГОСУДАРСТВЕННОЙ  ГРАЖДАНСКОЙ  СЛУЖБЫ  В  ВЕЛИКОМ  КНЯЖЕСТВЕ  ФИНЛЯНДСКОМ  В  90-Е  ГОДЫ  XIX  В.

Александрова  Анжела  Евгеньевна

старший  преподаватель  кафедры  государственно-правовых  дисциплин  Северного  филиала  Российской  правовой  академии  Минюста  России,  РФ,  г.  Петрозаводск

E-mail:  angela10.a@mail.ru

 

THE  ATTEMPT  OF  CIVIL  SERVICE  REFORMS  IN  PRINCIPALITY  OF  FINLAND  IN  THE  NINETIES  OF  XIX  С.

Aleksandrova  Angela

senior  lecturer  at  the  state  and  legal  department  of  North  Branch  Russian  Legal  Academy  Ministry  of  Justice,  Russia,  Petrozavodsk

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассматривается  проблема  проведения  одной  из  унификационных  реформ  Александра  III  в  Великом  княжестве  Финляндском.

ABSTRACT

In  the  article  considers  the  problem  attempt  of  civil  service  reforms  in  the  Grand  Duchy  of  Finland.

 

Ключевые  слова:  унификационные  реформы  Александра  III;  государственная  гражданская  служба  Великого  княжества  Финляндского.

Keywords:  the  unification  reforms  of  Alexander  III;  the  civil  service  of  the  Grand  Duchy  of  Finland.

 

К  восьмидесятым  годам  XIX  в.  Россия  закончила  собирать  земли  в  Империю,  начатое  еще  при  Иване  IV.  В  ходе  этого  процесса  многим  из  обретенных  Россией  территорий  была  предоставлена  национальная  или  государственная  автономия.  Например,  в  XIX  в.  ею  в  той  или  иной  степени  обладали  Украина,  Молдавия,  Грузия,  Лифляндия,  Курляндия,  Эстляндия,  Царство  Польское  и  Великое  княжество  Финляндское.  Последние  два  автономных  образования  в  максимальной  степени  пользовались  благами  ассиметричной  государственной  автономией,  обладая  собственной  территорией,  парламентом,  правительством  (хотя  так  официально  не  именовавшимися)  бюджетом,  валютно-финансовой  системой,  вооруженными  силами  и  т.  п.

Подобная  политика,  дававшая  максимальный  эффект  лояльности  местной  элиты  новой  центральной  власти,  в  итоге  привела  к  размытости  связи  автономных  территорий  с  центром,  отсутствию  однообразия  управления  огромной  территорией  Российской  империи,  к  слабой  эффективности  реализации  управленческих  решений  центрального  правительства  на  местах.  В  свете  этого  Александр  III  решил  укрепить  монолитность  Империи  и  попытался  провести  ряд  реформ,  направленных  на  унификацию  статуса  автономий,  на  улучшение  их  управляемости.  В  тех  местах,  где  национальный  суверенитет  еще  не  сформировался,  эти  преобразования  прошли  относительно  гладко,  где  же  он  сформировался  и  пустил  глубокие  корни  (как  в  Великом  княжестве  Финляндском),  реформы  натолкнулись  на  хорошо  организованное  стойкое  сопротивление  и  были  парализованы.

Те  привилегии  государственной  автономии  Финляндии,  которые  прежде  были  пожалованы  ей  русскими  царями,  а  затем  с  течением  времени  вошли  в  противоречие  с  интересами  Империи,  получили  в  российской  печати  того  времени  наименование  «финляндский  вопрос».  Это  понятие  также  включало  в  себя  и  проблемы  с  государственной  гражданской  службой  в  Княжестве.

Государственную  гражданскую  службу  Великого  княжества  Финляндского  стали  активно  обсуждать  в  русской  прессе  с  националистическим  уклоном  еще  до  образования  созданных  по  указу  Александра  III  унификационных  комитетов  [4,  с.  169].  Этой  службой  живо  интересовался  видный  деятель  и  знаток  Финляндии  —  Ордин  К.Ф.  (ок.1835—1892  гг.),  который  купив  имение  в  Выборгской  губернии,  тогда  находившейся  в  Великом  княжестве  Финляндском,  и  возмущенный  тяжелым  положением  российских  подданных  в  Княжестве  писал  статьи  об  этой  провинции  Российской  империи  и  размещал  их  в  издании  «Московские  Ведомости»  [4,  с.  169].

В  Финляндии  на  государственную  гражданскую  службу  могли  принимать  только  финнов,  что  было  отражено  в  Основном  законе  Княжества  унаследованном  им  от  Швеции:  Форме  Правления  1772  г.  [7,  c.  30—31].  Cогласно  Постановлению  Сената  Финляндии  «О  пассажирских  пароходах»  на  пароходах  могли  служить  только  финляндские  граждане,  иностранных  подданных  не  принимали  [1,  с.  10].  В  своих  статьях  К.Ф.  Ордин  отмечал,  что  возникала  такая  ситуация,  когда  финляндские  моряки  могли  дослужиться  до  высоких  чинов,  а  российских  подданных  не  допускали  к  службе  даже  на  малые  суда  [6,  с.  276].

Ордин  К.Ф.,  считал,  что  если  Россия  присоединила  к  себе  часть  территории  Швеции  в  ходе  войны  1809  г.,  то  все  государственные  институты  Империи  должны  быть  идентичны  и  в  Княжестве,  а  также  не  проводить  дискриминацию  между  коренным  населением  Финляндии  и  российскими  подданными  [6,  с.  60].

Такое  унизительное  положение  российских  подданных  вызывало  возмущение  не  только  среди  националистических  течений  в  Империи,  но  и  вела  к  активной  реакции  общеимперского  правительства. 

Чиновничество  Великого  княжества  Финляндского  скорее  всего  не  рассматривало  себя  как  истинных  подданных  Российской  империи  и  потому  не  стремилось  к  выполнению  распоряжений  поступавших  из  Канцелярии  Его  Величества,  а  также  других  государственных  органов  Империи.  Это  также  вызывало  недовольство  в  определенных  кругах  в  России  и  находило  свое  отражение  в  прессе.  «В  течение  1891—1892  гг.  "Московские  Ведомости"  не  раз  ставили  вопрос  о  проверке  лояльности  всех  финляндских  чиновников»  [4,  с.  171].

В  июле  1891  г.  выходит  в  свет  Постановление  Его  Императорского  Величества,  по  которому  все  финляндские  чиновники  должны  владеть  русским  языком  [2,  с.  2].  Этот  нормативный  акт  вызвал  бурю  обсуждений  в  газетах  Финляндии,  но  на  практике  не  был  реализован.

Вслед  за  вышеуказанным  Постановлением  выходит  новый  Акт,  по  которому  уже  именно  служащие  полиции,  таможни,  железной  дороги  и  судебных  органов  должны  были  иметь  навыки  русского  языка  [3,  с.  3].  Связано  это  было  с  тем,  что  наметился  рост  российских  подданных,  которые  приобретали  недвижимость  в  Княжестве,  охотно  путешествовали  по  нему  и  вели  бизнес,  соответственно  россиянам  необходимо  было  обслуживание  на  родном  для  них  языке.  «Активация  процесса  приобретения  дачных  участков  и  дачного  строительства  в  Финляндии  содействовало  высочайшее  постановление  от  16  февраля  1891  г.,  согласно  которому  российским  подданным,  кроме  евреев,  было  дано  право  свободно  приобретать  в  Великом  княжестве  Финляндском  недвижимое  имущество  и  владеть  им»  [5,  с.  43].  Постановление  Его  Императорского  Величества  относительно  знания  русского  языка  среди  служащих  в  Великом  княжестве  Финляндском  от  07.12.1891  г.  предоставляло  льготное  положение  тем  служащим,  которые  владели  русским  языком.  Они  могли  раньше  получать  повышение  в  чине  и  раньше  выйти  на  пенсию  [3,  с.  1]  Опять,  несмотря  на  приток  денежных  средств  в  Финляндию  и  льгот,  активного  стремления  изучать  русский  язык  среди  служащих  Княжества  не  последовало.

С  точки  зрения  защитников  финляндской  автономии  и  национальной  государственности  Постановление  относительно  распространения  знания  русского  языка  среди  служащих  Великого  княжества  Финляндского  от  07.XII.1891  г.  содержало  интересные  детали.  Во  время  проведения  конкурса  на  замещение  вакантной  должности  чиновника  любому  претенденту,  даже  стороннику  защиты  национально-государственной  идеи,  могло  прийти  в  голову  добавить  к  своему  заявлению  документальное  подтверждение  своих  успехов  в  русском  языке  и  победить  [3,  с.  5].  Таким  образом,  интерес  к  русскому  языку  среди  чиновников  увеличивался  бы,  что  могло  ослабить  их  способность  к  защите  автономии  Финляндии.  Фенноманская  партия  опасалась,  что  если  служащие  Финляндии  выучат  русский  язык,  то  впоследствии  он  мог  бы  стать  и  государственным  языком  Великого  княжества  Финляндского.  Эти  опасения  были  напрасны,  так  как  слабое  преподавание  языка  в  школах  не  приводило  к  его  хорошему  знанию.

Реформирование  государственной  службы  Великого  княжества  Финляндского  могло  бы  иметь  успех,  если  бы  оно  имело  постепенный  поступательный  характер,  существенно  не  затрагивая  интересы  местной  чиновной  элиты.  Кроме  того  нужна  была  предварительная  высокоэффективная  пропаганда  полезности  и  необходимости  предлагавшихся  реформ  для  местного  населения.

 

Список  литературы:

  1. Высочайшее  Его  Императорского  Величества  Постановление  «О  пассажирских  пароходах»  от  27.03.  1890  г.//Собрание  Постановлений  Великого  княжества  Финляндского.1890  №  13.
  2. Высочайшее  Его  Императорского  Величества  Постановление  «О  некоторых  изменениях  порядка  дел  и  замещения  должностей  в  высших  правительственных  учреждениях  Великого  княжества  Финляндского»  от  19.07.1891  г.//Собрание  Постановлений  Великого  княжества  Финляндского.  1891  №  27.
  3. Высочайшее  Его  Императорского  Величества  Постановление  относительно  распространения  знания  русского  языка  среди  служащих  в  Великом  княжестве  Финляндском  от  07.12.1891  г.//Собрание  Постановлений  Великого  княжества  Финляндского.  1891  №  39.
  4. Дусаев  Р.Н.,  Ревнова  М.Б.  Финляндия  от  Александра  I  до  Александра  III  (историко-правовой  очерк).  СПб.:  2012.  —  277  с.
  5. Мусаев  В.И.  Русские  дачи  на  Карельском  перешейке  в  конце  XIX  —  нач.  XX  века  //История  Петербурга.  2005  №  4  (26).
  6. Ордин  К.Ф.  Собрание  сочинений  по  финляндскому  вопросу.  Т.  I.  СПб.:  1908.  —  378  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий