Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 22 сентября 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Вахрамеева Ю.Ю. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ УБЫТКОВ В ТЕОРИИ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РОССИИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLI междунар. науч.-практ. конф. № 9(40). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ОБЩЕЕ  ПОНЯТИЕ  УБЫТКОВ  В  ТЕОРИИ  ГРАЖДАНСКОГО  ПРАВА  РОССИИ

Вахрамеева  Юлия  Юрьевна

бакалавр  НАЧОУ  ВПО  «Современная  Гуманитарная  Академия»,  РФ,  г.  Москва

E-mail:  jvachrameeva@gmail.com

 

COMMON  TERM  OF  DAMAGES  IN  THEORY  OF  CIVIL  LAW

Vakhrameeva  Yulia

bachelor  of  The  “Modern  Academia  for  Humanitaries”,  Russia,  Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  дается  ретроспективный  анализ  происхождения  понятия  «убытки»  как  категории  гражданского  права,  сравнивается  правовая  категория  «убытки»  со  смежными  категориями  «вред»  и  «ущерб».

ABSTRACT

At  this  article  gives  retrospective  analysis  of  the  origin  of  term  «damages»  as  a  category  of  civil  law,  compares  law  category  «damages»  with  categories  “harm”  and  “injury”. 

 

Ключевые  слова:  убытки;  вред;  ущерб.

Keywordsdamages;  harm;  injury.

 

Особенностью  взыскания  убытков  в  российском  праве  является  отсутствие  возможности  получения  компенсации  сверх  доказанного  повреждения  имущества  и  расходов,  непосредственно  вызванных  нарушением  договора.  После  многолетних  споров  судебной  практикой  все  же  стали  признаваться  расходы  на  судебных  представителей  расходами,  связанными  с  восстановлением  нарушенного  права  (при  этом  вопрос  о  размере  полученной  компенсации  по  отношению  к  реально  понесенным  затратам  остается  открытым).  Доказывание  упущенной  выгоды  является  остается  сложным,  и  тем  более,  обоснование  ее  размеров.  Если  же  в  результате  нарушения  договора  хозяйствующему  субъекту  причинены  убытки,  размер  которых  экономически  обосновать  невозможно,  истец  не  получит  никакой  компенсации,  что  безусловно  не  соответствует  принципу  полного  возмещения  убытков.  Причины  возникновения  описанной  правовой  ситуации  вытекают  из  особенностей  понимания  термина  «убытки». 

Историческая  ретроспектива

Институт  убытков  стран  романо-германской  семьи  права,  в  том  числе  и  российского  права,  в  основном  является  результатом  рецепции  римского  права.  Упоминание  убытков  как  формы  ответственности  встречается  в  законах  XII  таблиц,  при  этом  сначала  ответственность  несла  личный  характер,  а  кредитор  получал  значительную  власть  над  личностью  должника.  Впоследствии,  в  результате  принятия  закона  Петелия  (lex  Poetelia  Papiria)  в  326  г.,  запрещено  было  убийство  должника,  продажа  его  в  рабство  или  любая  иная  форма  расправы  кредитора  над  должником  [4,  c.  86,  469].  Со  временем  ответственность  становится  имущественной,  и  закрепляется  в  таком  качестве,  что  очевидно,  более  удовлетворяло  нужды  общества. 

Основанием  возникновения  имущественной  ответственности  по  римскому  праву  являлась  вина  должника  (culpa).  Выделялось  две  формы  вины:  умысел  (должник  способен  предвидеть  последствия  своего  поведения  и  желает  их  наступления)  и  небрежность  (должник  должен  предвидеть  последствия,  но  не  предвидел)  [4,  с.  447].  Как  отмечает  И.Б.  Новицкий,  римское  право  ввело  императив  наступления  ответственности  за  умышленное  неисполнение  обязательства,  от  формы  небрежности  зависел  размер  возмещения  [12,  с.  151—153].  Несмотря  на  это,  предусматривался  также  случай  наступления  ответственности  должника  без  его  вины  —  custodia,  или  охрана  (сохранность)  вещи  третьего  лица  [4,  с.  448].  Ответственность  за  убытки  возникала  как  из  договора,  так  и  при  совершении  деликта. 

Первоначально  убытки  кредитора  оценивались  исходя  из  реальной  стоимости  вещи,  но  с  развитием  права  римские  юристы  пришли  к  пониманию  убытков  как  разницы  между  предположительным  состоянием  имущества  кредитора,  которое  наступило  бы,  если  бы  обязательство  было  исполнено  должным  образом  (деликт  не  совершен)  и  фактическим  состоянием  имущества  кредитора.  Такая  разница  получила  название  “interesse”  [13,  с.  371—372].  Это  понятие  включало  как  реальный  ущерб,  возникший  у  кредитора,  так  и  упущенную  выгоду,  которую  кредитор  мог  бы  получить,  если  бы  обязательство  было  исполнено  надлежащим  образом  (деликт  не  был  бы  совершен). 

Существовали  и  рамки,  приводящие  размер  возмещения  к  справедливой  оценке.  В  частности,  не  принималась  во  внимание  особенная  ценность  вещи  для  кредитора,  а  также  отдаленные  убытки  кредитора.  Как  правило,  возмещение  убытков  происходило  при  непосредственной  связи  факта  неправомерного  поведения  должника  и  возникшего  ущерба  кредитора.  Если  же  ущерб  не  был  прямо  связан  с  самим  фактом  неправомерного  поведения,  то  такой  ущерб  признавался  убытками  только  при  наличии  у  должника  умысла).  Необходимо  отметить,  что  возмещались  убытки  имущественного  характера,  вопрос  о  том,  возмещались  ли  убытки  личного  неимущественного  характера  остается  открытым  [12,  с.  191].

Русское  право  подробно  регулировало  вопросы  гражданско-правовой  ответственности  за  нарушение  обязательств.  Для  возникновения  ответственности,  как  свидетельствовал  Г.Ф.  Шершеневич,  необходимо  было  наличие  недозволенного  действия,  нарушающего  чужое  субъективное  право  причинением  имущественного  вреда  [18,  с.  392].  Такое  действие  должно  быть  именно  недозволенным,  то  есть  запрещенным  объективным  правом,  при  этом  такое  правонарушение  должно  было  иметь  своим  последствием  причинение  имущественного  вреда.  Важнейшее  значение  имело  наличие  вины,  умышленной  или  неосторожной.  Ущерб  по  русскому  законодательству  возмещало  только  виновное  лицо.  Случайное  причинение  вреда  не  влекло  за  собой  возмещение  вреда  и  убытков.  Однако  формы  безвиновной  ответственности  все-таки  были  известны  русскому  праву.  Это  так  называемая  ответственность  за  других:  при  осуществлении  надзора  за  другими  лицами,  при  исполнении  поручений  других  лиц,  при  соучастии,  когда  имущество  виновника  перешло  по  наследству  [18,  с.  388—390].  Русское  законодательство  испытывало  определенные  трудности  при  исчислении  величины  вознаграждения  со  стороны  виновника  вреда  за  компенсацию  понесенных  потерпевшим  убытков.  Дело  в  том,  что  объем  ответственности  виновного  определялся  не  степенью  его  вины,  а  размером  причиненного  ущерба.  Под  ним  понимались  только  имущественные  убытки,  но  не  нравственный  вред.  Однако  упущенная  (потерянная)  выгода  приравнивалась  к  понятию  убытков  и  подлежала  возмещению,  если  будет  доказано  влияние  правонарушения  на  отдаленные,  косвенные  убытки.

В  целом,  дореволюционные  российские  цивилисты,  опираясь  на  постулаты  римского  частного  права,  под  убытками  понимали  «вред,  понесенный  имуществом,  и  состоящий  в  уменьшении  его  ценности»  [18,  с.  396].  К.П.  Победоносцев  отмечал,  что  убыток  составляет  «всякое  ухудшение,  уменьшение  ценностей  и  сил,  всякая  порча  по  имуществу»  [11,  с.  545].  Д.И.  Мейер  указывал,  что  «уменьшение  или  уничтожение  ценности  права  называется  убытком  или  ущербом»  [8,  с.  216]. 

В  советский  период  подход  не  изменился,  предлагалось  даже  сузить  понятие  убытков  —  некоторые  советские  правоведы  были  склонны  вообще  отказаться  от  упущенной  выгоды  как  бессмысленной  для  предприятий  плановой  экономики  [2,  c.  114]. 

Понятие  убытков  в  настоящее  время

В  современный  период  тенденция  определения  убытков  через  категорию  имущественного  вреда  сохраняется.  В  частности,  О.Н.  Садиков  отмечает,  что  «термин  «убытки»  используется  для  обозначения  разнородных  имущественных  потерь…»  [14,  с.  12].  В  ГК  РФ  фактически  не  дается  определения  убытков,  а  перечисляется  то,  что  может  быть  отнесено  к  убыткам,  это:  расходы,  которые  лицо,  чье  право  нарушено,  произвело  или  должно  будет  произвести  для  восстановления  нарушенного  права,  утрата  или  повреждение  его  имущества  (реальный  ущерб),  а  также  неполученные  доходы,  которые  это  лицо  получило  бы  при  обычных  условиях  гражданского  оборота,  если  бы  его  право  не  было  нарушено  (упущенная  выгода). 

Тем  не  менее,  в  последнее  время  в  научном  сообществе  признается  необходимость  изменения  сложившегося  понимания  убытков.  Например,  В.В.  Витрянский  определяет  убытки  более  широко:  «Смысл  возмещения  убытков  заключается  в  том,  что  в  результате  имущество  кредитора  должно  оказаться  в  том  положении,  в  каком  оно  находилось  бы  в  случае,  если  бы  должник  исполнил  обязательство  надлежащим  образом»  [1,  c.  637].  Эта  точка  зрения  поддерживается  А.В.  Томсиновым  [15,  с.  26].  В.В.  Витрянский,  ссылаясь  на  Комментарии  к  ст.  1654  книги  V  проекта  Гражданского  Уложения,  указывает  на  то,  что  суть  возмещения  убытков  была  выражена  в  проекте  следующим  образом:  «…поставить  верителя  в  то  же  имущественное  положение,  в  каком  он  находился  бы,  если  бы  обязательство  было  исполнено»  [1,  с.  641]. 

Таким  образом,  в  настоящее  время  в  правовой  доктрине  выделяются  два  подхода  к  определению  убытков.  С  одной  стороны,  необходимо  определить  разницу  между  денежной  стоимостью  имущества  кредитора  до  нарушения  должником  обязательства  и  после  него.  С  другой  стороны,  нужно  поставить  имущество  кредитора  в  такое  положение,  как  если  бы  обязательство  было  исполнено  должником  надлежащим  образом.  Отметим,  что  второй  подход  представляется  более  перспективным  для  практического  применения,  и  используется  в  странах  англо-американской  системы  права  [15,  с.  18]. 

Убытки  и  смежные  правовые  понятия

К  сожалению,  прямое  обращение  к  нормативным  актам,  как  и  научные  исследования,  построенные  на  основе  текстов  законов,  не  дают  представления  о  соотношении  понятий  «вред»,  «ущерб»  и  «убытки»,  так  как  законодатель  использует  их  все  как  синонимы  или  сходные  понятия.  Попытки  правоведов  исследовать  эти  термины  через  семантику  или  словари  приводят  только  к  тому,  что  все  три  понятия  определяются  друг  через  друга,  и  в  настоящее  время  до  сих  пор  нет  единого  мнения,  что  же  такое  вред,  убытки  и  ущерб,  и  как  они  соотносятся  друг  с  другом.  Некоторые  авторы  находят,  что  все  эти  категории  являются  синонимами  [9,  с.  281]  или  равнозначными  терминами  [14,  с.  9].  Такая  точка  зрения  представляется  спорной,  так  как  даже  в  ГК  РФ  используется  понятие  «вред»  и  как  для  имущественной,  так  и  для  неимущественной  сферы,  что  позволяет  предположить,  что  все-таки  это  не  синонимы.  Напротив,  О.С.  Иоффе  [7,  с.  100],  В.В.  Витрянский  [1,  с.  637],  считают,  что  эти  понятия  отделены  друг  от  друга,  являются  самостоятельными,  родовыми  [18,  с.  611].  Часто  для  обозначения  неимущественных  потерь  в  цивилистике  применяется  термин  «вред»,  в  то  время  как  понятие  «убытки»  используется  скорее  для  имущественных.  Отмечается  также  [10,  c.  9—10],  что  понятие  «вред»  является  межотраслевой  категорией  права,  тем  не  менее  легального  определения  понятия  «вред»  ни  в  одной  из  отраслей  не  существует.  В  целом,  вред  как  общая  категория  гражданского  права,  представляет  собой  любое  умаление  (повреждение,  порчу,  уничтожение)  охраняемого  законом  блага,  и  делится  на  две  составляющие:  имущественный  вред  и  неимущественный  вред.  Причинение  имущественного  вреда  должно  влечь  за  собой  имущественную  ответственность,  а  причинение  неимущественного  вреда  —  соответственно,  неимущественную.  При  этом  замена  одного  вида  ответственности  другим  невозможна  в  силу  компенсационной  функции  гражданско-правовой  ответственности,  что  не  исключает  дополнение  одного  вида  ответственности  другим. 

В  ГК  РФ  понятие  «вред»  используется  в  основном  применительно  к  деликтам,  тогда  как  «убытки»  -  к  договорным  обязательствам.  При  этом  убытки  —  это  потери,  выраженные  в  денежной  или  натуральной  форме,  причинами  которых  послужили  такие  основания,  как:  умышленное  нарушение  субъективных  гражданских  прав  (деликт),  неосторожная  вина  или  правомерное  поведение  стороны  по  обязательству.

Понятие  «ущерб»  традиционно  является  составной  частью  понятия  «убытки»  (если  речь  идет  об  имущественном  вреде),  в  частности,  в  ч.  2  ст.  15  ГК  РФ  прямой  действительный  ущерб  указан  в  составе  убытков.  В  частности,  и  Уголовный  [17],  и  Трудовой  [16]  Кодексы  РФ  используют  понятие  «материальный  ущерб»,  в  то  время  как  Гражданский  Кодекс  РФ  [3]  —  «реальный  ущерб».

Изложенное  позволяет  предположить,  что  понятие  «вред»  по  отношению  к  понятиям  «убытки»  и  «ущерб»  является  более  широким  и  отраслевым,  и  отсутствие  убытков  у  кредитора  вовсе  не  означает,  что  вред  не  причинен.  Например,  в  результате  ненадлежащего  исполнения  договора  имущество  кредитора  не  пострадало,  но  он  лишился  доходов,  на  которые  рассчитывал,  исходя  из  того,  что  договор  будет  исполнен. 

В  качестве  заключения  выделим  несколько  особенностей,  присущих  понятию  «убытки»  в  российском  гражданском  праве.

Во-первых,  российская  правовая  система  в  общем  восприняла  понятие  «убытки»  в  более  узком  значении,  чем  оно  было  присуще  римскому  праву,  то  есть  убытки  фактически  приравнены  к  понятию  «имущественный  вред».  Во-вторых,  понятие  «убытки»  смешивается  с  понятием  «ущерб»  и  «вред»,  и  эти  термины  часто  признаются  синонимами,  что  является  следствием  упрощенного  определения  убытков  через  категорию  имущественного  вреда.  В-третьих,  такой  подход  приводит  к  невозможности  на  практике  взыскать  упущенную  выгоду  (несмотря  на  то,  что  она  включается  в  состав  убытков),  если  истец  не  может  определить  упущенную  выгоду  в  денежном  выражении. 

Для  преодоления  сложившейся  тенденции  недостаточно  просто  внести  очередные  изменения  в  текст  закона.  Необходима  проработка  и  расширение  общего  определения  убытков  как  принципа,  подхода  к  ним  как  к  компенсации  за  нарушение  договора. 

 

Список  литературы: 

  1. Брагинский  М.И.,  Витрянский  В.В.  Договорное  право.  Книга  первая:  Общие  положения.  М.:  Статут,  2002  г.  —  848  с. 
  2. Венедиктов  А.В.  Договорная  дисциплина  в  промышленности.  Л.  1935.  —  212  с. 
  3. Гражданский  Кодекс  Российской  Федерации  //  Справочно-правовая  система  «Консультант  Плюс»:  [Электронный  ресурс]  /  Компания  «Консультант  Плюс».  —  Последнее  обновление  21.09.2014. 
  4. Гражданское  право  /  Под  ред.  Е.А.  Суханова.  Том  I.  М.:  Волтерс  Клувер,  2004.  —  584  с.
  5. Дождев  Д.В.  Римское  частное  право.  Учебник  для  вузов.  М.:  Издательская  группа  ИНФРА  М-НОРМА,  1997.  —  704  с. 
  6. Евтеев  В.С.  Возмещение  убытков  как  вид  ответственности  в  коммерческой  деятельности.  М.:  Зерцало-М,  2005.  —  184  с. 
  7. Иоффе  О.С.  Обязательственное  право.  М.:  Юридическая  литература,  1975.  —  872  с. 
  8. Мейер  Д.И.  Русское  гражданское  право.  М.:  Статут,  1997.  —  290  с. 
  9. Мякинина  А.В.  Ограничение  размера  возмещаемых  убытков  в  гражданском  праве  Российской  Федерации  //  Убытки  и  практика  их  возмещения:  Сборник  статей.  —  С.  278—328. 
  10. Пешкова  О.А.  Соотношение  понятий  «вред»,  «убытки»,  «ущерб»  //  Мировой  судья.  —  2010.  —  №  7.  —  С.  7—11.
  11. Победоносцев  К.П.  Курс  гражданского  права.  М.:  Зерцало,  2003.  —  608  с. 
  12. Римское  право  /  И.Б.  Новицкий;  Моск.  гос.  ун-т  им.  М.В.  Ломоносова,  Центр  общественных  наук.  М.  Ассоц.  «Гуманит.  знание»:  ТОО  «ТЕИС»,  1995.  —  245  с. 
  13. Римское  частное  право  /  Под  ред.  И.Б.  Новицкого  и  И.С.  Петерского.  М.:  КноРус,  2014.  —  608  с. 
  14. Садиков  О.Н.  Убытки  в  гражданском  праве  Российской  Федерации.  М.:  Статут,  2009.  —  c.  221. 
  15. Томсинов  А.В.  Понятие  договорных  убытков  в  праве  Англии,  США  и  России:  Монография.  М.:  Зерцало-М,  2010.  —  184  с. 
  16. Трудовой  Кодекс  Российской  Федерации  //  Справочно-правовая  система  «Консультант  Плюс»:  [Электронный  ресурс]  /  Компания  «Консультант  Плюс».  —  Последнее  обновление  21.09.2014. 
  17. Уголовный  Кодекс  Российской  Федерации  //  Справочно-правовая  система  «Консультант  Плюс»:  [Электронный  ресурс]  /  Компания  «Консультант  Плюс».  —  Последнее  обновление  21.09.2014. 
  18. Шершеневич  Г.Ф.  Учебник  русского  гражданского  права.  М.:  Фирма  «СПАРК»,  1995.  —  556  с.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий