Статья опубликована в рамках: XIV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 02 июля 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Спиридонова Л.Э. ОБ ОШИБКЕ В ЛИЧНОСТИ ПОТЕРПЕВШЕОГО ПРИ СОВЕРШЕНИИ УБИЙСТВА, ПРЕДУСМОТРЕННОГО ПРИВИЛЕГИРОВАННЫМИ СОСТАВАМИ УК РФ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XIV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОБ ОШИБКЕ В ЛИЧНОСТИ ПОТЕРПЕВШЕОГО ПРИ СОВЕРШЕНИИ УБИЙСТВА, ПРЕДУСМОТРЕННОГО ПРИВИЛЕГИРОВАННЫМИ СОСТАВАМИ УК РФ

Спиридонова Людмила Эдуардовна

 аспирант Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры

Российской Федерации, г. Санкт-Петербург

Е-mail: pravil2003@rambler.ru

 

При совершении преступления лицо может ошибаться в тех или иных его обстоятельствах. Ошибка может влиять на содержание вины, а значит, и на пределы уголовной ответственности.

Рассмотрим вопросы о квалификации действий виновного в условиях фактической ошибки в личности потерпевшего при совершении привилегированных составов преступлений, когда у виновного отсутствует заблуждение относительно характера совершаемого им деяния, вместе с тем, он заблуждается относительно личности потерпевшего.

Прежде всего, обратимся к являющемуся привилегированным составом убийства преступлению, предусмотренному ст. 106 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка.

Уголовный закон предусматривает три ситуации, при которых убийство матерью новорожденного ребенка квалифицируется по ст. 106 УК РФ:

  • убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов;
  • убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации;
  • убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости [4, с. 8].

Примером ошибки в личности в такой ситуации будет случай, когда, например, находясь в условиях психотравмирующей ситуации, женщина решает убить своего ребенка, однако ошибается, так как ей принесли чужого ребенка или она среди нескольких детей берет чужого ребенка, принимая его за своего и лишает его жизни, то содеянное следует квалифицировать по ст. 106 УК РФ. В этом случае происходит ошибка в личности потерпевшего, которая, не повлияет на квалификацию содеянного.

Несколько сложнее будет ситуация, когда, ошибаясь в личности ребенка, женщина одновременно ошибается в таком ее свойстве, как новорожденность, и убивает ребенка, не являющегося новорожденным, ошибочно принимая его за такового.

Учитывая, что ст. 106 УК РФ содержит в себе три состава преступлений, исследователи выделяют три промежутка времени в жизни новорожденного:

  • в период родов;
  • период родов, который в законе ограничен критерием «сразу же после родов»;
  • промежуток времени, относящийся к убийству матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости [4, с. 31].

Представляется, что ошибка в таком свойстве личности ребенка как новорожденность, может быть допущена в третий из указанных промежутков времени.

Большинство исследователей придерживаются точки зрения, что это промежуток времени сроком до одного месяца, т.е. возраст потерпевшего в этом случае не может превышать одного месяца.

Если быть более точным, срок этот не может превышать 28 суток, поскольку в педиатрии только в этот период ребенок признается новорожденным. За 28 дней ребенок полностью адаптируется к обычной жизни [4, с. 33].

Возникает вопрос, как быть в случае, если женщина, намереваясь убить своего новорожденного ребенка в период, не превышающий одного месяца после родов, фактически убивает чужого ребенка, ошибочно принятого ею за своего, но при этом ребенок оказывается более старшим по возрасту, например, в возрасте полутора-двух месяцев.

В данном случае речь идет о конкуренции привилегированного (ст. 106 УК РФ) и квалифицированного (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ) составов преступлений.

Представляется, что в условиях особого психического состояния женщины, обусловленного с одной стороны, недавними родами и, с другой стороны, психотравмирующей ситуацией либо состоянием психического расстройства, не исключающего вменяемости, вопрос об уголовно-правовой оценке необходимо решить в пользу виновной и квалифицировать ее действия, при отсутствии заблуждения относительно иных обстоятельств совершения преступления, по ст. 106 УК РФ.

Ошибки в личности потерпевшего возможны также при совершении преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ (убийство, совершенное в состояние аффекта).

Например, Президиум Верховного Суда РСФСР пришел к выводу о совершении убийства в состоянии аффекта при следующих обстоятельствах.

Г., будучи сильно взволнован сообщением жены о совершенном на нее нападении и попытке изнасилования неизвестным мужчиной, схватил нож и побежал к месту происшествия, где совершил убийство случайно там оказавшегося Ч., приняв его за насильника. Случившееся произошло ночью в пустынном месте, кроме Ч. вблизи никого не было. Несколько лет тому назад на этом же пустыре было совершено нападение на жену Г. и его соседку.

Для этого примера характерно то, что, во-первых, состояние сильного душевного волнения возникло не в результате непосредственного насилия со стороны потерпевшего, а при получении информации о совершенном преступлении в отношении другого, близкого лица, во-вторых, произошла ошибка в личности, повлекшая гибель совершенно непричастного к противоправному поведению человека. Тем не менее, Президиум Верховного Суда РСФСР пришел к выводу, что виновный совершил убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием над близким ему человеком, добросовестно заблуждаясь относительно личности насильника [3, с. 150].

По мнению автора статьи, ошибка в личности потерпевшего при совершении убийства в состоянии аффекта, в случае если виновный в результате ошибки в личности (персоналии) полагал, что именно данный потерпевший совершал в отношении него насилие, издевательства или иные противоправные действия не повлияет на квалификацию и содеянное в таком случае следует квалифицировать по ст. 107 УК РФ.

Принципиально иной будет ситуация, когда виновный заблуждается в противоправности (аморальности) действий потерпев­шего, когда фактически со стороны последнего противоправных (аморальных) действий не совершалось.

A.Н. Красиков приводит пример, когда гражданин поскользнулся на льду и, падая, задел ногой детскую коляску, в результате полугодовалый ребенок выпал на обледеневший асфальт и разбил до крови лицо. В ответ на это отец ребенка нанес смертельный удар по голове «виновного» в происшедшем. По мнению Д.Н. Красикова, действия отца в таком случае совершены в состоянии аффекта, но содеянное им нельзя квалифицировать по ст. 107 УК РФ. [2, с. 110].

B.И. Ткаченко полагает, что для квалификации преступлений по ст. 104 УК РСФСР (ст. 107, 113 УК РФ) требуется, чтобы поведение потерпевшего было только объективно противоправным, независимо от того, являлось ли оно виновным или нет [5, с. 11].

По мнению Л.А. Андреевой, ошибка виновного должна разрешаться в зависимости от обстоятельств дела. Если виновный не мог убедиться в своем заблуждении, то должна применяться статья, предусматривающая ответственность за преступление, совершенное в состоянии аффекта. Если мог убедиться в своем заблуждении, то тогда виновный подлежит ответственности на общих основаниях [1, с. 14].

А.Н. Попов делает вывод, что, в случае, приведенном А.Н. Красиковым, могут быть основания для квалификации содеянного по ст. 107 УК РФ [3, с. 97].

С одной стороны, А.Н. Попов соглашается с А.Н. Красиковым, что деяние потерпевшего должно быть противоправным или аморальным, как того требует закон. Однако не учитывать восприятие происшедшего виновным было бы неправильно. Ведь не исключены ситуации, когда виновный, видя только следствие поступка потерпевшего, причиняет ему вред. Поэтому А.Н. Попов приходит к выводу, что в такой ситуации деяние виновного также должно квалифицироваться как совершенное в состоянии аффекта. Требование о необходимости выяснения того, мог ли виновный убедиться в своем заблуждении, для преступлений, совершаемых в состоянии аффекта, ученый полагает чрезмерным. Поэтому при квалификации содеянного как преступления, совершенного в состоянии аффекта, необходимо прежде всего исходить из того, как воспринимал ситуацию виновный в данном преступлении, учитывая обстановку происшедшего, обстоятельства, которые могут подтверждать или опровергать мнение виновного. Поведение потерпевшего может быть противоправным только с точки зрения виновного, хотя объективно потерпевший может быть и ни в чем не виноват. В этом случае следует рассматривать заблуждение виновного в его пользу и квалифицировать содеянное как преступление, совершенное в состоянии аффекта, при наличии всех иных необходимых признаков состава преступления. Таким образом, при заблуждении субъекта преступления относительно противоправности действий потерпевшего в основу квалификации необходимо брать его субъективную оценку поведения потерпевшего, обязательно учитывая обстановку и другие обстоятельства. Обстоятельства должны быть таковы, чтобы они не исключали ошибку виновного [3, с. 97].

В случае ошибки виновного относительно противоправности действий потерпевшего возникает конкуренция двух составов преступления — предусмотренных ст. 107 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Обращает на себя внимание тот факт, что совершение деяния в состоянии аффекта не отнесено ч. 1 ст. 61 УК РФ к смягчающим обстоятельствам, хотя в силу открытости данного перечня может быть с учетом положений ч. 2 ст. 61 УК РФ признано таковым судом.

Квалификация действий виновного по ч. 1 ст. 105 УК РФ не отразит особое психофизическое состояние виновного, наличие которо­го снижает общественную опасность действий лица по сравнению с заранее продуманным убийством или, например, убийством в драке.

Поэтому автор статьи полагает необходимым поддержать позицию А.Н. Попова и предлагает при наличии ошибки виновного в противоправности действий потерпевшего в условиях особого состояния психики человека, обусловленного состоянием аффекта, квалифицировать совершенное убийство по ст. 107 УК РФ, поскольку такая квалификация в наибольшей степени будет соответствовать принципу субъективного вменения.

В целях наиболее полного анализа ошибок в личности при совершении привилегированных составов убийств необходимо обра­титься еще к одной группе таких составов — убийству, совершенному при превышении пределов необходимой обороны и убийству, совершенному при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Указанные преступления предусмотрены соответственно частями 1 и 2 ст. 108 УК РФ.

Возможны ситуации, когда обороняющийся ошибается в личности посягающего, причиняя вред постороннему лицу. В этом случае происходит ошибка в личности. Ошибка в личности не влияет на квалификацию содеянного. Поэтому причинение вреда третьему лицу при ошибке в личности должно оцениваться по правилам необходимой обороны и соответственно, при превышении ее пределов действия виновного при убийстве будут квалифицированы по ст. 108 УК РФ.

Таким образом, применительно к привилегированным составам убийств ошибка в личности также может относиться к собственно личности потерпевшего (ошибка в персоналии) и к свойствам личности потерпевшего.

Такие ошибки в личности потерпевшего при совершении преступлений, предусмотренных привилегированными составами (ст. ст. 106, 107, 108 УК РФ) уголовного закона, при отсутствии заблуждения лица относительно иных обстоятельств совершенного преступления не окажут влияния на квалификацию действий виновного.

Список литературы:

  1. Андреева Л.А., Рогачевский Л.А. Расследование убийств и тяжких телесных повреждений, совершенных в состоянии сильного душевного волнения (вопросы квалификации и доказывания). Л., 1988.
  2. Красиков А.Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. Саратов, 1999.
  3. Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоя­тельствах. Санкт-Петербург. Юридический центр Пресс. 2003. — 465 с.
  4. Попов А.Н. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). Санкт-Петербург. 2001. — 97 с.
  5. Ткаченко В.И. Ответственность за умышленные преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта. М., 1979.
  6. Уголовный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий