Статья опубликована в рамках: XII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 03 мая 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: История государства и права России и зарубежных стран

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБУЧЕНИЕ В ТРУДОВЫХ КОЛОНИЯХ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОБЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБУЧЕНИЕ В ТРУДОВЫХ КОЛОНИЯХ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОБЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Якушина Евгения Сергеевна

преподаватель кафедры

уголовного права и криминологии

Московского областного филиала МосУ МВД России г. Руза

E-mail: 

 

С началом войны произошли изменения в характере и содержании деятельности всех государственных органов применительно к специфике создавшегося положения. Руководство ИТЛ и колоний уже в первые дни войны получили указания об увеличении рабочего дня осужденных до 10 часов и нормы выработки на 20 %. Эта мера не распространялась на подростков, содержавшихся в детских трудовых колониях до издания приказа НКВД СССР № 16-0490 от 25 июня 1942 г. [1, 136], который потребовал установить для несовершен­нолетних от 12 до 14 лет 6-ти часовой рабочий день, от 16 до 18 лет — 9-ти часовой. Однако увеличение продолжительности рабочего дня, снижение в последующем норм питания несовершеннолетних заключенных, содержавшихся в трудовых колониях НКВД, не могло не сказаться на физическом состоянии подростков. При сравнительном анализе норм питания, установленных приказом НКВД СССР № 355 от 23 июня 1942 г. «О довольствии несовершеннолетних заключенных в трудовых колониях НКВД» [4, 224—224 об] и № 0202 от 29 мая 1943 г. «О введении норм питания для несовершеннолетних заключен­ных» [5, 165—165 об] эта разница вполне ощутима. Хотя норма хлеба на 100 граммов, нормы крупы и макаронов снизилась на 20 граммов, картофеля и овощей на 100 граммов, мясо и мясопродукты на 25 граммов, рыба и рыбопродукты на 30 граммов, жиры на 1,5 граммов. Из новой нормы были исключены мука потолченная — 10 граммов, мука картофельная — 5 граммов, сахар — 17 граммов, сухофрукты — 10 граммов, лавровый лист — 0,1 граммов, перец — 0,1 граммов.

Дополнительная норма питания, предусмотренная для заключенных, работавших стахановским методом труда, соблюдавших режим и имеющих хорошие и отличные оценки по школьной и производственной учебе, так же сокращались. В частности, не предусматривалась выдача 100 граммов хлеба, норма мясопродуктов снижалась на 10 граммов, рыба на 15 граммов, жиры на 2 граммов, но добавлялась сухофрукты 15 граммов и мука картофельная 5 граммов. Претерпели изменения и нормы питания для тех, кто находился в штрафном изоляторе [4, 224—224 об].

Усложнившемуся промышленному производству требовались более квалифицированные кадры. Поэтому в ноябре 1943 г. НКВД СССР принимает решение обучать несовершеннолетних профессиям непосредственно в трудовых колониях. Подписанный 17 ноября 1943 г. Л. П. Берия приказ № 686 «Об организации специальных трудовых воспитательных колоний НКВД СССР» предусматривал организацию 8 специальных колоний общей лимитной емкостью на 4125 человек (три в Московской и по одной в Грузинской, Азербайд­жанской, Узбекской ССР, Башкирской АССР и в Ярославской области) с производственным профилем по металлообработке, дерево­обработке и трикотажному производству. Обучение предусмат­ривалось организовать по программам ремесленных училищ. Спе­циальные колонии должны были комплектоваться воспитанниками с более высоким общеобразовательным уровнем, сосредоточив в этих колониях наиболее одаренных. Для воспитанников специальных коло­ний НКВД СССР, предусматривалось увеличенная норма питания и улучшенное вещевое довольствие. Представляет интерес сравнение этих норм с нормами питания для несовершеннолетних заключен­ных (ст. 382). Наряду с другими организационными мерами, предус­матривалось укомплектование колоний квалифицированными кадра­ми: руководителями, воспитателями, учителями и инженерно-техни­ческими работниками.

В начале 1944 г. НКВД СССР издал директиву № 78 в адрес народ­ных комиссаров внутренних дел союзных и автономных республик, начальников УНКВД краев и областей «О правильной организации производственного обучения подростков в колониях» [3, 5]. В ней указывалось, что основная задача трудовых и трудовых воспитательных колоний НКВД — дать своим воспитанникам производственную квалификацию, которая обеспечит им после выхода из колонии самостоятельное существование. Однако эта задача рядом колоний выполнялась неудовлетворительно. Основная причина такого положе­ния усматривалась в примитивности производства и выпускаемой продукции, что ограничивало возможности профессиональной подго­товки. Хотя, как указывалось в директиве, к труду привлекается боль­шое количество воспитанников, но из-за низкой квалификации, на сво­боде, в качестве рабочей силы, они могут оказаться невостребованными.

При выборе базы для производственного обучения часто не учи­тывались: экономика района, потребности области в квалифицированных кадрах, не учитывались возможности и местной сырьевой базы и др.

В целях правильной организации производственного обучения подростков в колониях и обеспечения подготовки из воспитанников не только рабочих массовых профессий, но и высококвалифицированных рабочих и мастеров, директивное указание предлагало руководителям:

  • пересмотреть профиль производства детских колоний как действующих, так и вновь организуемых, с учетом минимального применения труда взрослых;
  • пересмотреть ассортимент как выпускаемых изделий, так и намеченных к выпуску, с целью исключения изделий, производство которых не обеспечивает подготовку рабочих высокой квалификации;
  • учитывая средний срок пребывания воспитанников в трудовых воспитательных колониях 2—3 года, профиль производства должен подбираться с учетом требований послевоенного времени;
  • обучать воспитанников следует не только на основном производстве, но и на подсобных работах, в сельском хозяйстве и сопутствующих производствах (электротехники, водители машин, трактористы и другие специальности, связанные с сельским хозяйством [6, 6—6а]. При реорганизации производства следовало ориентироваться на существующую производственную базу, на потребности региона в рабочей силе и на местную сырьевую базу.

Кроме того, руководителям предлагалось обсудить и проработать вопрос специализации колоний, ориентированной на производство музыкальных инструментов, художественных изделий, радиоаппаратуры, мебели, ковров, вышивки, валяной обуви, модельной обуви, спортинвентаря, инструментов, автозапчастей, подборки мехов. Некоторые колонии предлагалось реорганизовать в сельскохозяйственные. Конкретные предложения по поставленным вопросам руководители обязывались представить к 25 марта 1944 г.

Следует отметить, что детские трудовые и трудовые воспитательные колонии вносили посильный вклад в укрепление обороноспособности страны и в развитие народного хозяйства. В первом полугодии 1944 г. ими было выпущено товарной продукции на 52 млн. рублей, а производственные задания по основным видам продукции были выполнены:

  • по боеприпасам на — 105 %
  • по зерносортировкам на — 102 %
  • по трикотажу —106,5 %
  • по военному обмундированию — 115 %
  • по насосам «Гарда» — 98 %
  • по обуви — 98,5 %

В приказе наркома назывались 16 колоний, добившихся лучших результатов и 7 отстающих. Начальникам отделов НКВД — УНКВД по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью, начальникам колоний были объявлены благодарности и выданы премии в размере месячного оклада. Для премирования работников колоний и отделов НКВД — УНКВД Казахской ССР, Узбекской ССР, Татарской АССР, Архангельской, Новосибирской, Ивановской, Челябинской, Куйбы­шевской, Кировской областей и Хабаровского края нарком выделил 210 тыс. рублей. В связи с этим приказом, составители сборника «Дети ГУЛАГа 1918—1956 гг.» на стр. 569 пишут, что приобщение детей «к общественно — полезному труду» в действительности оборачивалось их беспощадной эксплуатацией. Премии за счет сверхплановых накоплений от производственной деятельности детских колоний получали взрослые — работники колоний [2, 569].

Нами данная точка зрения не разделяется. Ссылка составителей сборника на документ № 69 является несостоятельной, так как в ней вовсе нет указания на то, что в Уральской и Сибирской колониях для работы на лесосеке направлялись несовершеннолетние.

Поскольку приказ касался вопроса премирования личного состава, то в нем не упоминались воспитанники. Это вовсе не означает, что они не поощрялись за выполнение и перевыполнение плановых заданий. Положением о трудовых колониях НКВД (1942 г.) в отношении несовершеннолетних заключенных (ст. ст. 121 и 123) предусматривались поощрение и выплата им денежных поощрений.

Из анализа архивных документов усматривается, что в отдельных случаях детские колонии нацеливались на подготовку квалифици­рованных рабочих кадров для конкретных предприятий. К примеру, приказ НКВД СССР № 15 от 1 февраля 1945 г. «Об организации в Ухтинской детской колонии подготовки рабочих кадров для Ухтинского комбината НКВД» [7, 13] возлагал на отдел НКВД СССР по борьбе с детской безнадзорностью и беспризорностью организацию подготовки рабочих кадров необходимых специальностей для Ухтинс­кого комбината за счет осужденных несовершеннолетних, содержав­шихся в колониях северных районов, дислоцированных в средней полосе Союза ССР. Начальник Ухтинского комбината НКВД как лицо, заинтересованное в этом, обязывался обеспечить дополнительное строительство жилищно-бытовых и производственных помещений колонии, организовать мастерские и оснастить их оборудованием, снабдив инструментами, укомплектовать инженерно-техническим персоналом и мастерами.

Оценивая состояние профессионально-технического обучения и привлечения несовершеннолетних к труду в исследуемый период, следует отметить, что после окончания войны наметилась тенденция, направленная на совершенствование профессиональной подготовки. Этому во многом способствовало повышение общеобразовательного уровня воспитанников, позволявшее осваивать более сложные профессии. Руководством МВД СССР и Отделом трудовых колоний принимались меры по укреплению производственной базы колоний за счет оснащения их более современным оборудованием и станочным парком.

 

Список литературы:

  1. Архив Карагандинской ИТЛ.1942 г. Д.2.Т.2.Л.136.
  2. Дети ГУЛАГа 1918-1956. Под общей редакцией А.Н. Яковлева. Сост. С.С. Виленский и др. Москва, 2002.С. 569.
  3. Директива НКВД СССР № 78 от 26 февраля 1944 г. «О правильной организации производственного обучения подростков в колониях» // ГАРФ.Ф.9401.Оп.12.Д.210.Л.5.
  4. Приказ НКВД СССР № 355 от 23 июня 1942 г. «О довольствии несовершеннолетних заключенных в трудовых колониях НКВД» // ГАРФ.Ф.9401.Оп.1а.Д. 122.Л .224—224 об.
  5. Приказ НКВД СССР № 0202 от 29 мая 1943 г. «О введении норм питания для несовершеннолетних заключенных»// ГАРФ.Ф.9401.Оп.1а.Д.141.Л.165—165 об.
  6. Приказ НКВД СССР № 382 от 18 августа 1944 г. «Об итогах выполнения производственных заданий трудовыми и трудовыми воспитательными колониями за I-е полугодие 1944 года» // ГАРФ. Ф. 9401.Оп.12.Д.210.Л.6—6а.
  7. Приказ НКВД СССР № 15 от 1 февраля 1945 г. «Об организации в Ухтинской детской колонии подготовки рабочих кадров для Ухтинского комбината НКВД» // ГАРФ. Ф.9401.Оп. 12.Д. 210.Л. 13.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом