Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 09 апреля 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Басанов В.В., Булуктаев Д.А., Алексеев Б.А. ТЕРРОРИЗМ КАК ГЛОБАЛЬНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ XXI ВЕКА (ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XI междунар. науч.-практ. конф. Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ТЕРРОРИЗМ КАК ГЛОБАЛЬНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ XXI ВЕКА (ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Басанов Владимир Васильевич

канд. юр. наук, доцент КГУ, зав. кафедрой уголовного права и процесса,г. Элиста

Булуктаев Дмитрий Александрович

студент Калмыцкого госуниверситета, г. Элиста

E-mail: 

Алексеев Борис Алексеевич

студент Калмыцкого госуниверситета, г. Элиста

E-mail: Alekseev_b@inbox.ru

 

В настоящее время вопросам терроризма и преступлениям террористической направленности посвящено большое количество работ. Весь научный мир и психологи, политологи, социологи, юрис­ты-криминалисты, юристы-международники, конституционалисты дают свою правовую и иную оценку таким преступлениям, однако по мнению авторов, анализ и детальное исследование новейшего законодательства, научной доктрины и судебной практики позволяет говорить о том, что российское государство и международное сообщество «не дремлет», оно ведет разработку новейших средств защиты мирного населения от этого чудовищного по размаху преступления.

Прежде чем перейти к анализу актов, касающихся терроризма на взгляд авторов, необходимо раскрыть понятие терроризма.

Террор (лат. terror страх, ужас) — политика устрашения, подавления политических противников насильственными мерами.

Терроризировать — 1) преследовать, угрожая расправой, насилием; 2) запугивать, держа в состоянии страха [17, с. 605].

Словарь С. И. Ожегова дает следующее определение: «Террор — физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам» [12, с. 707].

Закон России «О противодействии терроризму» определяет терроризмкак идеологию насилия и практику воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий [20].

Государственный департамент США дает следующее определение терроризму: «Терроризм — это заранее подготовленное политически мотивированное насилие в адрес не вовлеченных в боевые действия целей, осуществляемое тайными агентами или представителями тех или иных национальностей, направленное на оказание влияния и получение аудитории» [22].

По мнению известного геополитика А. Дугина, «терроризм — метод политического действия, свойственный тем группам и сектам политического (геополитического, религиозного) спектра, которые в силу определенных обстоятельств не способны добиться своих целей (или просто заявить о себе, сообщить о своей точке зрения в желаемом масштабе), действуя в рамках закона» [5, с. 292].

На взгляд социального психолога Д. В. Ольшанского, часто путаются террор как некоторая политика, осуществляемая насильственными методами (методы террора), и террор как результат, следствие такой политики. С точки зрения психологии, террор — такое повторяющееся и нарастающее переживание страха, которое приводит к ужасу, а терроризм — это обобщенное понятие, обозначающее уже комплексное явление, включающее страх и ужас как цель определенных (террористических) актов и действий, сами акты и действия, их конкретные результаты и весь спектр более широких последствий. Психологически, терроризм — это еще и способ жизни, мышления и особой деятельности, включая мотивы, идеологические обоснования и оправдания тех, кто использует террор как цель (иногда самоцель) и средство достижения своих потребностей и интересов, то есть, террористов [13, с. 15].

Терроризм — это война нервов, успех в которой достигается за счет внезапности, непредсказуемости места, времени, обстоятельств. Проигрывая в силе, терроризм выигрывает в мобильности, во времени и пространстве. Даже если терроризм подавлен силой, это еще не значит, что надо праздновать победу. Остается питательная среда, а имен­но: разные целевые установки, несовместимость мировоззрений, различные жизненные позиции, стремление добиться социальной справедливости для униженных и обездоленных слоев общества [8, с. 3—4]

Терроризм[от лат. terrorem — устрашение] — феномен социальной психологии, проявляющийся в условиях откровенно конфликтных ситуаций как средство их максимального обострения.

На взгляд авторов в происхождении терроризма есть что-то зловеще загадочное, как бы иррациональное, до конца не понятое. Г. А. Дробот указывает на мрачное обаяние терроризма и трудности его интерпретации [4, с. 59—86].

Также нужно обратить внимание на мнение международного сообщества. Оно, осознавая опасность терроризма и стремясь выработать эффективные меры по его предупреждению, приняло ряд документов, к которым относятся конвенции Организации Объединенных Наций (например, Международная конвенция о борьбе с захватом заложников [11, с. 1923], Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом [11, с. 2539], Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма [11, с. 2551], Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом [11], Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма [7] и др.

Верховный Суд Российской Федерации полагает, что терроризм ни при каких обстоятельствах не может быть оправдан соображениями политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или иного характера, а лица, виновные в совершении актов терроризма и других предусмотренных указанными конвенциями преступлений, должны привлекаться к ответственности в соответствии с законом и им следует назначать наказание с учетом тяжести совершенных преступлений [14].

Анализ показывает, что эти документы носят характер описания прецедента, ограничиваются перечислением видов террористических деяний и рекомендуемых действий, мер по борьбе с ними.

В современной научной литературе наблюдается неопределенность понятий. Термины «терроризм», «террор», «террористический акт» выступают как синонимичные.

Терроризм — сложное общественное явление, а террористи­ческий акт — преступное деяние, связанное с этим обще­ственным явлением, вытекающее из него.

«Террор» имеет более узкое и конкретное содержание по сравнению с «терроризмом» как явлением. Собственно, террор — это метод социального устрашения и деморализации общества, давления на государственную власть в политических интересах преступников [6, с. 8—9].

Все это правильно, мнения могут быть различными, но все они едины, когда называют терроризм страшным преступлением сеющим страх и панику у граждан любого государства. Терроризм не имеет границ, у него нет национальности, он не останавливается ни перед чем.

Резкий рост количества и масштабов террористических актовсделал терроризм одной из наиболее значимых угроз национальной безопасности России.

Адекватное повышение эффективности противодействия террористической угрозе должно достигаться как за счет активизации работы спецслужб и правоохранительных органов, совершенствования уголовно-процессуального, уголовного законодательства, направлен­ного на обеспечение неотвратимости и ужесточения наказания за совершение преступлений террористического характера, так и за счет потенциально возможного использования в будущем чрезвычайных мер [2, с. 18].

Глобальная опасность международного терроризма стала особенно ощутимой в связи с террористическими акциями в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 г. Знаменательна единодушная реакция мирового сообщества, проявившаяся в координации действий с целью пресечения тягчайшего международного преступления. Об этом свидетельствуют резолюции Совета Безопасности ООН № 1368 (2001) от 12 сентября 2001 г. [15]и № 1373 (2001) от 28 сентября 2001 г. [16].

Указанные резолюции квалифицируют любые акты междуна­родного терроризма как угрозу для международного мира и безопасности и подчеркивают значение международных антитеррористи­ческих конвенций, ориентируя государства на универсальное участие и на обеспечение их полного осуществления.

В резолюции 1373 г. особо выделяются такие меры, обязательные для всех государств, как предотвращение и пресечение финансирования террористических актов (этому посвящена Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма), воздержание всех государств от предоставления в любой форме поддержки организациям или лицам, замешанным в террористических актах, обеспечение квалификации в законах террористических актов как серьезных уголовных правонарушений с соответствующими наказаниями [10, с. 427].

Финансированием терроризма следует признавать, наряду с оказанием финансовых услуг, предоставление или сбор не только денежных средств (в наличной или безналичной форме), но и материальных средств (например, предметов обмундирования, экипировки, средств связи) с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений (например, систематические отчисления или разовый взнос в общую кассу, приобретение недвижимости или оплата стоимости ее аренды, предоставление денежных средств, предназначенных для подкупа должностных лиц) [14].

Р. Р. Вахитов, относительно терроризма, отмечает, что США представляет собой некий оплот демократии в море хаоса, выбрасывающего на поверхность протуберанцы кризисов, волнений и терактов [1]. По его мнению, это связано с тем, что США в последнее время не без определенного самолюбования стремятся играть роль борца с терроризмом, и даже чуть ли не спасителя планеты от «чумы международного терроризма». У широких кругов обывателей, утоляющих информационный голод исключительно при помощи прозападных СМИ, и складывается впечатление, что в самих Соединенных Штатах в отношение терроризма все более чем благополучно. На самом деле это заблуждение и к современному «мировому жандарму» в значительной мере применимы слова древней поговорки: «врач, сначала исцели себя сам». США всегда были и остаются рассадником экстремизма и терроризма и в общем-то это неудивительно для страны, костяк которой в годы ее основания составили разного рода авантюристы, диссиденты и просто бандиты, бежавшие от европейского правосудия и в которой право грубой силы вплетено в национальный менталитет и официальную историю [1].

Главной и основной формой проявления терроризма является террористический акт.

Высокая степень общественной опасности террористического акта (терроризма) обусловливается тем, что он выполняет социально-дест­руктивную функцию, связан с культом насилия, порождает в обществе страх, беспокойство граждан за свою безопасность и безопасность их близких. В современных условиях опасность терроризма многократно возрастает, ибо человечество получило доступ к оружию массового поражения — ядерному, химическому, биологическому, лазерному и т.д., которое обладает огромной разрушительной силой. Поэтому международное сообщество принимает серьезные меры (в том числе в виде заключения международных документов) по выработке эффективных мер противодействия этой социальной болезни XXI века. В этом смысле терроризм относится к числу конвенционных преступлений.

В соответствии со ст. 3 ФЗ «О противодействии терроризму» под террористическим актом понимается совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами государственной власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях [18, с. 342-343]

По данным Верховного суда России, в 2010 году за преступления террористической направленности в России были осуждены 233 чело­века, причем большинство — 167 — за создание или участие в незаконных вооруженных формированиях. Уже в прошлом году, по статистике Судебного департамента при Верховном суде России, за шесть месяцев по статье «террористический акт» было осуждено 28 человек, тогда как за весь 2010 год за теракт осудили 7 человек [9].

На взгляд авторов, исследуя терроризм нельзя не затронуть и такой вопрос тесно связанный с этим преступлением, как вербовка террористов.

Под вербовкой предлагается понимать действия, направленные на вовлечение лица в террористическую деятельность, а под финансированием терроризма не только оказание финансовых услуг, но и сбор материальных средств, например, предметов обмундирования или средств связи. Так что если ночью в дом постучались вооруженные бородачи, подарить им по дружбе старенький камуфляж и отдать мобильный телефон тоже в некотором роде финансирование терроризма. Если, конечно, они не забрали все силой. Понятно, что ночным гостям с автоматами отказать трудно. Но если человек по доброй воле днем собирает «благотворительную» помощь боевикам, он подсуден [9].

Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 г.указывает, что «вербовка террористов» означает привле­чение другого лица к совершению или участию в совершении террористических преступлений или к присоединению к какому-либо объедине­нию или группе с целью содействия совершению этим объединением или группой одного или нескольких террористических преступлений [7].

Вербовку террористов нельзя допускать, государство должно принять ряд мер, которые бы блокировали доступ такой информации в СМИ или другие методы негативного воздействия на население.

По мнению авторов, категория граждан, которые склоны перейти на сторону «зла» это граждане, которые в некоторых случаях идут на этот шаг из-за отсутствия работы, из-за нерешенных государством вопросов национальных столкновений, из-за наркотической или иной зависимости молодого населения, из-за слабой агитации государства, из-за отсутствия «правильной» идеологии государства, из-за незащищенности прав и свобод человека.

Здесь, уместно будет привести несколько строк из отчетного доклада Уполномоченного по правам человека В. Лукина: «Защита прав и свобод человека, тем более одного человека, — дело обремени­тельное и по большому счету бесполезное для отчетности. Логика такова, что, столкнувшись в сфере своей ответственности с проблемой одного человека, любое государственное ведомство задумается скорее о том, как ему отказать, нежели бросится на его защиту. Например, нерадивый следователь, получив заявление о преступлении, прежде всего поищет повод отказать заявителю, а не возбудить уголовное дело. Ведь за такой отказ не накажут, его в большинстве случаев даже не заметят. Напротив, возбудив уголовное дело, следователю придется проделать много работы, за успешное выполнение которой его вряд ли наградят, зато за неудачу наказать могут. Такая же логика определяет поведение отнюдь не единичных должностных лиц и других государственных ведомств, призванных защищать права и свободы человека» [3, с. 22].

Несмотря на весь ужас, который сеет терроризм нельзя поддаваться, нельзя идти на поводу у террористов, именно эти цели преследует террорист, именно этого хочет добиться от мирного населения и государства. Государство в свою очередь должно обеспечить безопасность и мир. Способствовать этому можно только сообща, и международное сообщество, и государство в лице его органов, сами граждане вместе могут добиться желаемой цели.

 

Список литературы:

  1. Вахитов Р. Р. Современный терроризм: мифы и реальность. // Альманах «Восток» 2003. № 4.
  2. Гаврилов Б. Я. Современная стратегия законодательного обеспечения борьбы с проявлениями терроризма и насильственного экстремизма. // «Российский следователь» 2006. № 1. —18 с.
  3. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2011 год // Российская газета. № 48. 6 марта 2012. —22 с.
  4. Дробот Г. А. Международный терроризм как объект изучения. // Социально — гуманитарные знания. 2008. № 1. — 59—86 с.
  5. Дугин А. Геополитика постмодерна. М.: 2007. —292 с.
  6. Исаева Т. Б. Основные дефиниции терроризма. // «Российский следователь». 2008. № 21. —8—9 с.
  7. Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 г. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://conventions.coe.int
  8. Королев А. А. Террор и терроризм в психологическом и идеологическом измерении: История и современность. М.: Московский гуманитарный университет, 2008. —3—4 с.
  9. Куликов В. Не судить сгоряча. // «Российская газета» Федеральный выпуск № 5700 (27) 09.02.2012.
  10. Международное право: Учебник для вузов. 2-е изд./ Отв. ред. проф. Г. В. Игнатенко и проф. О. И. Тиунов. — М.: изд. НОРМА-ИНФРА, 2002. — 427 с.
  11. Международное публичное право. Сборник документов: в 2 ч. Ч II / сост. К. А. Бекяшев, Д. К. Бекяшев. М. Проспект. 2006. —1923, —2539,—2551 с.
  12. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М.: 1982. —707 с.
  13. Ольшанский Д. В. Психология террора. Издательство: Питер, 2002. —15, 17—18 с.
  14. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1. «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности». [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.vsrf.ru
  15. Резолюция СБ ООН 1368 от 12 сентября 2001 г. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2001/ res1368.htm
  16. Резолюция СБ ООН 1373 от 28 сентября 2001 г. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2001/ res1373.htm
  17. Современный словарь иностранных слов. М.: 1982. —605 с.
  18. Уголовное право России. Особенная часть. /Под ред. А. И. Рарога. 3-е изд. М.: Эксмо, 2009. —342—343 с.
  19. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ с изм. 07.03.2011 г. № 26-ФЗ // СЗ РФ.-1996. — № 25. — Ст. 2954.
  20. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (с изменениями от 27 июля 2006 г., 8 ноября, 22, 30 декабря 2008 г., 27 июля, 28 декабря 2010 г., 3 мая, 8 ноября 2011 г.) // СЗ РФ № 11. Ст. 1146. 13.03.2006 г.; СЗ РФ №46. Ст. 6407. от 14.11.2011 г.
  21. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.sectsco.org/RU/show.asp?id=82
  22. Us Department of State Report on Patterns of Global Terrorism, 2001. http://fpc.state.gov/documents/organization/33630.pdf
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом