Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 09 апреля 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Аверченко О.С. ПРИЗНАНИЕ ЗАВЕЩАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ КАК НАРУШЕНИЕ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ЗАВЕЩАНИЯ: ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XI междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРИЗНАНИЕ ЗАВЕЩАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ КАК НАРУШЕНИЕ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ЗАВЕЩАНИЯ: ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Аверченко Ольга Сергеевна

юрист ООО «Юр-Статус», г. Абакан

E-mail: 33_olga_33@mail.ru

 

Завещание является важным средством индивидуального регули­рования общественных отношений. В литературе неоднократно отме­чалось, что сложность отношений наследования по завещанию заклю­чается в необходимости согласования интересов различных субъек­тов — наследников по закону, наследников по завещанию, обяза­тельных наследников, завещателя, а также общества и государства в целом [3, с. 30].

Свобода завещания обладает такими сущностными характерис­тиками, которые после вступления завещания в действие создают вероятность нарушения прав или законных интересов тех или иных лиц. Например, назначение наследником по завещанию лица, не входя­щего в круг наследников по закону, может привести к конфликту инте­ресов наследников по завещанию и наследников по закону, являю­щихся родственниками наследодателя. Свобода завещания может быть реализована ее носителем неоднократно, а значит, спор о праве может возникнуть между наследниками по различным завещаниям [3, с. 31]. Поскольку понятия «личность» и «интерес» имеют социальную сторону, а смерть касается только биологической стороны, постольку интерес наследодателя заключается в том, чтобы завещание стано­вилось основанием наследственного правопреемства, лишь когда на это выражена его воля, а выраженная воля не была нарушена.

Юридическим средством разрешения названных и прочих конфликтов, возникающих после вступления завещания в действие, служит обращение заинтересованных лиц в суд с требованием о приз­нании завещания недействительным и применении последствий его недействительности или с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 1131 ГК РФ [2]). Данная категория дел подведомственна суду общей юрисдикции и рассматри­вается в порядке искового производства.

Завещание, как и любая сделка, представляет собой совокупность четырех элементов: субъект, субъективная сторона (единство воли и волеизъявления), форма, содержание. Суд при разрешении дела устанавливает факт соблюдения требований законодательства по каждому элементу.

Моменты совершения и вступления в действие завещания не совпадают по времени, поэтому важным является определение перио­да времени, на который необходимо устанавливать условия действи­тельности завещания. Соответствие почти всех элементов завещания как сделки определяется на момент его совершения (субъект, субъек­тивная сторона, форма), законность содержания оценивается после вступления завещания в действие.

Чаще всего завещателями являются пожилые люди, которые имеют несколько неизлечимых заболеваний [7, с. 21]. В силу этого наиболее распространенным основанием оспаривания завещания является указание на то обстоятельство, что завещатель, хотя и дееспо­собный, находился в момент совершения сделки в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руко­водить ими. Данное основание оспаривания завещания предусмотрено статьей 177 ГК РФ [1].

Исковые требования о признании завещания недействительным предъявляют родственники умершего. Их совсем не смущает, что завещательное распоряжение составлено их близким человеком, оно удостоверено нотариусом, который беседовал с живым человеком, проверил его способность понимать характер совершаемых действий, руководить ими и осознавать правовые последствия, убедился в том, что завещатель не заблуждается в отношении подготовленного им завещания, что ему никто не угрожает и никто его не обманывает, засвидетельствовал подлинную волю завещателя в соответствии с принципом свободы завещания, разъяснив его право в любое время изменить, отменить или составить новое завещание [7, с. 22].

В 1997 г. в газете «Известия» была опубликована статья «Можно стать идиотом и после смерти», в которой сообщалось, что если заве­щатель при жизни был нормальный человек, то совсем нетрудно дока­зать, что в момент составления завещания он не понимал значения своих действий. Главная причина, побуждающая родственников предъявлять такие иски — это борьба за собственность.

При оспаривании завещания по указанному основанию в судеб­ном порядке необходимо доказать, что дееспособный завещатель в мо­мент совершения завещания находился в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий, и дееспособный завещатель в момент совершения завещания не мог руководить своими действиями.

Установление этих фактов вызывает у суда сложность, так как на момент рассмотрения дела наследодатель умер. В связи с этим, в качестве средств доказывания могут выступать объяснения сторон, показания свидетелей (соседей, друзей, коллег по работе, врача завещателя), например, об эмоциональном состоянии завещателя, его характере (вспыльчивость, обидчивость, мнительность), о состоянии здоровья, о событиях, предшествовавших составлению завещания (ссора с близким человеком, смерть родственника), о злоупотребле­ниях спиртными напитками или наркотическими веществами; пись­менные доказательства, например, медицинские документы, содержа­щие сведения о заболеваниях завещателя.

Чаще всего при рассмотрении судом дел о признании завещания недействительным возникает необходимость в специальных позна­ниях, в связи с чем назначается судебная экспертиза. Экспертиза поз­воляет установить наличие психологического критерия: неспособность субъекта в полной мере осознавать фактическое содержание своих действий и в полной мере сознательно управлять ими; причины такой неспособности [3, с. 33].

Для установления факта нарушения субъективной стороны заве­щания возможно назначение различных видов экспертиз: судебно-психологической, судебно-психологической с участием эксперта-геронтолога (в случае составления завещания лицом преклонного воз­раста), психолого-психиатрической (если завещатель страдал психи­ческим заболеванием) и другие [10, с. 302].

Необходимость назначения судебной экспертизы определяет суд. Судебная практика свидетельствует, что в случае, если у наследода­теля при жизни не наблюдались психические расстройства, он не состоял на учете в психиатрическом диспансере, то в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы может быть отказано [6], что, с нашей точки зрения, является вполне правомерным и обоснованным.

Однако необходимо отметить, что чаще всего такая экспертиза назначается, что связано с обязанностью суда оказывать содействие в собирании и истребовании доказательств.

Между тем, нужно понимать, что заключение, являющееся ито­гом судебно-психологической экспертизы, выносится только на осно­вании изучения различных материалов, характеризующих личность наследодателя (характеристики личности с места работы, учебы, места жительства, медицинской документации из психиатрических, нарколо­гических стационаров, показаний врачей, наблюдавшего умершего, показаний иных свидетелей и т. д.), без его личного обследования. В связи с этим выводы, сделанные экспертом, в большинстве случаев носят лишь вероятностный, предположительный характер [11, с. 9].

Совершая завещание, наследодатель стремится достичь конк­ретных целей — передать имущество конкретным лицам. Поэтому оспаривание его завещания приводит, во-первых, к нарушению прин­ципа свободы завещания, нарушению прав завещателя, а во-вторых, к нарушению прав наследников по завещанию. Между тем, возразить против предъявляемых требований и защитить свою свободу воли завещатель уже не может.

Основным фактором, являющимся отправным началом к оспари­ванию завещания по основанию, установленному в ст. 177 ГК РФ [1], выступает отсутствие законодательно урегулированного порядка выявления нотариусом способности лица в момент совершения завещания понимать значение своих действий и руководить ими.

Согласно Методическим рекомендациям по удостоверению завещаний, принятию нотариусом закрытого завещания, вскрытию и оглашению закрытого завещания [4], дееспособность определяется нотариусом документально (путем проверки документов, удосто­веряющих личность завещателя, в которых указан его возраст) и визуально (путем беседы с завещателем, собственной оценки адекват­ности его поведения и т. п.).

Следует согласиться с мнением авторов, которые полагают, что действующее законодательство, в том числе и нотариальное, несо­вершенно. Оно не только не содержит каких-либо указаний определен­ного механизма установления дееспособности, оно не имеет даже правовых оснований для выполнения нотариусом ряда необходимых для этого действий.

Нотариус лишен возможности назначить психиатрическую экспер­тизу, которая могла бы дать заключение о способности гражданина понимать характер совершаемых им действий, руководить ими и осоз­навать их правовые последствия. У нотариуса не имеется законных оснований запросить необходимые сведения из медицинских учреж­дений, обратиться за помощью к специалистам-психиатрам для получе­ния официальной справки о состоянии гражданина, не говоря уже о возможном освидетельствовании его, поскольку указанные сведения в соответствии с Законом РФ от 02.07.1992 «О психиатрической помощи и гарантиях граждан при ее оказании» [5] являются врачебной тайной.

При этом показания самого нотариуса не всегда принимаются судом. Например, согласно решению Ленинского районного суда г. Краснодара по иску о признании завещания недействительным суд выслушал пояснения нотариуса о том, что у него не возникло сомнений в дееспособности завещателя.

В решении суд указал, что действующее законодательство не содержит каких-либо регламентирующих начал, порядка и процес­суальных подходов по выполнению этой обязанности. В законо­дательстве не регламентированы и общие признаки поведения гражда­нина, которые могли бы поставить под сомнение его способность понимать значение своих действий и руководить ими. Суд пришел к выводу, что при таких обстоятельствах показания нотариуса не могут являться основанием для отказа в удовлетворении иска [8].

В другом случае Новоузенский районный суд Саратовской облас­ти, рассматривая аналогичное исковое заявление, указал, что доводы нотариуса об отсутствии сомнений в дееспособности завещателя считает ошибочными, поскольку нотариус не обладает специальными познаниями в области медицины и судебной психиатрии [9].

Допуская существование правового вакуума, законодатель в России тем самым ограничивает выражение прижизненной воли чело­века и позволяет признавать его действия по распоряжению имущест­вом недействительными.

По мнению автора, чтобы избежать необоснованных требований наследников о признании завещания недействительным, исходя из интересов завещателей, наследников по завещанию, с целью обеспече­ния свободы завещания, необходимо в законодательном порядке установить обязанность медицинских учреждений предоставлять нота­риальной палате субъекта Российской Федерации списки граждан, признанных в судебном порядке недееспособными.

Кроме того, в Методических рекомендациях по удостоверению завещаний, принятию нотариусом закрытого завещания, вскрытию и оглашению закрытого завещания [4] необходимо предусмотреть иной порядок проверки дееспособности завещателя. Снизить количество необоснованных нарушений свободы завещания в результате приз­нания последнего недействительным позволит обязательное получение завещателем справки от врача-психиатра об отсутствии психических заболеваний, которую необходимо будет представить нотариусу для удостоверения завещания.

 

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 21 окт. 1994 г.: ввод. Федер. законом Рос. Федерации от 30 нояб. 1994 г. № 52-ФЗ // Рос. газ. — 1994. — 8 дек.; Собр. законодательства Рос. Федерации — 1994. —№ 32, ст. 3301.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья от 26 нояб. 2001 г. № 146-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 01 нояб. 2001 г.: одобр. Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 14 нояб. 2001 г.: ввод. Федер. законом Рос. Федерации от 26 нояб. 2001 г. № 147-ФЗ // Парламент. газ. — 2001. — 28 нояб.;Рос. газ. — 2001. — 28 нояб.; Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2001. — № 49, ст. 4552.
  3. Зипунникова Ю. Н., Рыкова Е. Ю. Некоторые особенности доказывания по делам о признании завещания недействительным [Текст]/ Ю. Н. Зипунникова, Е. Ю. Рыкова // Арбитражный и гражданский процесс.— 2007.— № 1.—С. 30—34.
  4. Методические рекомендации по удостоверению завещаний, принятию нотариусом закрытого завещания, вскрытию и оглашению закрытого завещания // Утверждены решением Правления Федеральной нотариальной палаты (Протокол № 04/04 от 02.07.2004).
  5. О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании: Закон РФ от 02 июля 1992 г. № 3185-1// Ведомости СНД и ВС РФ.— 1992. — № 33, ст. 1913.
  6. Определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 07 декабря 2004 г. по делу № 33-9680 // Архив Свердловского областного суда.
  7. Реутов С. И. Свобода завещания и условия ее осуществления [Текст] / С. И. Реутов // Нотариальный вестник. — 2006. — № 3. — С. 20—23.
  8. Решение Ленинского районного суда г. Краснодара от 24.07.2005 по делу № 2-550/06 // Архив Ленинского районного суда г. Краснодара. 2006.
  9. Решение Новоузенского районного суда Саратовской области от 29.09.2005 по гражданскому делу в связи с иском Т. «О признании завещания недействительным» // Архив Новоузенского районного суда Саратовской области. 2005.
  10. Сахнова С. В. Судебная экспертиза. М.: Городец, 1999. — 368 с.
  11. Холопова Е. Н. Посмертные судебно-психологические экспертизы по гражданским делам [Текст] / Е. Н. Холопова // Арбитражный и гражданский процесс. — 2005. — № 10. — С. 8 — 11.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом