Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: X Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 05 марта 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: История государства и права России и зарубежных стран

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Меленко С.Г. ФИЛОСОФСКИЕ И ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ ПИФАГОРА САМОССКОГО // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. X междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ФИЛОСОФСКИЕ И ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ ПИФАГОРА САМОССКОГО

Меленко Сергей Гаврилович

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Черновицкого национального университета имени Юрия Федьковича,

г. Черновцы, Украина

E-mail: 

 

Одним из создателей древнегреческой философии был ученый, нравственно-религиозный реформатор и политический деятель Пифагор (570 – 500 г. до н. э.). Мыслитель сформировал собственное видение общефилософской проблематики, связанной с поиском основы бытия, которой он считал число. Благодаря математическим формулам он выразил не только собственное мировоззрение, но и наметил подходы к процессу нравственного воспитания, государственного строительства, формирования законодательной базы, права собственности.

От самого Пифагора до нашего времени не дошло ни строчки, очевидно, как и Фалес, он ничего не писал. Реконструкция взглядов Пифагора основывается на отзывах его современников, воспоминаниях древнегреческих авторов, фрагментах утраченных историко-философских произведений, учениях его учеников и последователей (пифагорейцев и неопифагорейцев).

Философско-правовые идеи Пифагора были объектом научного поиска не одного поколения ученых-философов и правоведов. Одним из первых исследователей творческого наследия мыслителя был известный философ-неоплатоник IV в. Ямвлих Холкидський. На рубеже ХIХ-ХХ вв. исследования в этой области проводили С. М. Трубецкой, К. Форлендер и Ю. Белох, на протяжении ХХ – начала XXI вв. – В. Г. Анишкин, Л. Я. Жмудь, М. Кошкарян, О. Маковельский, В. С. Нерсесянц, М. Н. Разумович, философ и математик Б. Рассел, Х. Туманс, и др.

Мыслитель много лет своей жизни провел путешествуя по чужим странам, в частности по Египту. На родную землю он вернулся в зрелом возрасте и стал верховным жрецом храма Аполлона в Дельфах [16, с. 62]. Со временем Пифагор перебрался в город Кротон, где основал общину пифагорейцев и собственную религиозно-философскую школу. В научной литературе не существует единого мнения относительно определения статуса общины пифагорейцев. Одни исследователи утверждают, что это была секта, членов которой объединяло исповедание одного религиозного культа [3, с. 320, 492; 20, с. 278, 424]. Подвергая анализу данное утверждение, следует отметить, что последователей Пифагора сплачивало не только указанное обстоятельство, но и научные, политические, педагогические взгляды и даже обычные дружеские отношения. Поэтому, на взгляд автора, следует согласиться с мнением ученых, которые высказывают предположение, что общины пифагорейцев следует воспринимать как гетерии, т. е. тип неформального объединения, которое строилось на основе личных отношений его участников и не предусматривало четкой организационной структуры, т. е. признаков формализма. Членов гетерии связывали не только дружеские и товарищеские отношения, но и общность интересов и образа жизни, в то же время в их отношениях не прослеживалась какая-то определена цель [6, с. 91; 18, с. 120].

Главным препятствием в процессе исследования учения мыслителя является недостаточность прямых письменных или других источников. Ведь Пифагор не оставил после себя произведений в письменном виде, а ранние пифагорейцы, вопреки распространенному среди неопифагорейцев суждению, излагали в своих произведениях собственные мысли, а не доктринальное учение основателя школы. Проблема недостаточности прямых источников лишь частично компенсируется за счет объективно косвенных исторической и легендарной традиций. Исходя из свидетельств учеников Пифагора, именно он назвал Вселенную Космосом, а строение мира – стройным и целостным, подчиненным законам «гармонии и числа».

Пифагора можно назвать первым идеалистом Древней Греции, поскольку первоосновой бытия он считал идеальные сущности – целые натуральные числа, пропорции между которыми составляют мировую гармонию. Б. Рассел отмечал, что математика в смысле доказательного дедуктивного обоснования начинается именно с Пифагора, в учении которого она тесно связана с особой формой мистицизма [17, с. 52].

Сфера научных интересов Пифагора принадлежала к тому же направлению научного познания, которое было присуще Милетской школе, в частности – космологии, астрономии, математике. Кроме этого Пифагора интересовали еще и космогония, гармоника, религиозные взгляды, политическая и социальная деятельность.

В учении мыслителя обращает на себя внимание, прежде всего взаимодействие математики и философии (сам термин «философия» вводит в обиход именно Пифагор) [22, с. 105], миропонимания и числового расчета. В частности философ использовал математику в качестве одного из основных аргументов и доказательств существования божественного начала и божественного разума человека. С помощью математически-философского научного поиска Пифагор доказывал существование Творца всего сущего, божественного начала и выделял человека с бесконечно большого числа живых земных организмов, наделяя его разумом и способностью не только логически мыслить, но и творить, воплощая свои замыслы и умственные представления в жизнь. Именно поэтому Пифагор рассматривал логос как упорядоченность, доказательством которой служит математика. Он также придавал большое значение антиномиям – противоположностям, не поддающихся сочетанию по своей природе, но без которых невозможно познать сущность одного понятия, явления или предмета, не сравнив его с другим, – антиподом: «предел - бесконечность», «единственное - множество», «свет - тьма», «добро - зло», в чем, кстати, можно увидеть зачатки диалектических суждений. На этом фоне интересно утверждение философа о том, что только математические расчеты и логико-математические доказательства могут сочетать полярные несовместимости [16, с. 64]. В данном случае можно наблюдать также влияние на формирование взглядов Пифагора учения Анаксимандра Милетского относительно строения «апейрона» [1, с. 18; 10, с. 19].

Взяв за основу общеизвестную социально-философскую формулу «все познается в сравнении», можем четко определить логическое обоснование теории пифагорейских антиномий, ведь выделить качественные свойства того или иного физического предмета, морально-этического, философско-социального понятия или явления другого порядка можно, прежде всего, сравнив его с радикально противоположным, но в то же время близким по своему содержанию понятием или предметом. Хотя отойдя от традиционного восприятия окружающего мира, можно провести параллели между совершенно разными категорийными понятиями для выделения их качественных признаков и свойств и определения философской, социальной, морально-этической или иной сущностной характеристики. В частности: «свет - добро», «тьма - зло» и др. По мнению автора, такое сравнение следует назвать «радикальным» или «категорическим». Именно его применение делает возможным определение общих признаков предмета или явления, которые поддаются исследованию. Именно этот вид сравнения отражает сущность пифагорейского мировосприятия, в основу которого закладывалась точность математических выражений, основанных на неизменной константе числа. Именно в этом, на взгляд автора, и кроется причина категоричности взглядов пифагорейцев на любой предмет, который выступал объектом их научного поиска.

Философский идеал созерцательной жизни не мешал Пифагору активно заниматься политической деятельностью. Первая гетерия была основана Пифагором в Кротоне, ахейско-лаконской колонии, в которой издавна утвердилось господство аристократии.

Среди членов пифагорейских гетерий широкое распространение получил культ дружбы, который считался не только вершиной личных отношений, но и приобрел признаки общесоциального идеала. Неприятие роскоши, излишеств фактически сыграло роль связующего звена между пифагорейской идеологией и общесоциальными принципами, сформулированными семью мудрецами, в частности Фалесом [13, с. 37-38; 11, с. 17] и Солоном [12, с. 10-13]. Вектором пифагорейских устремлений выступает создание духовного и телесного идеала индивида, которого можно достичь только посредством воспитания, самоограничения, уважения к старшим и родителям, закона.

В числе новых социально-аксиологических элементов, которые пропагандировались философом, можно назвать отношение к женщине. Конечно, тогдашние представительницы слабого пола вряд ли были полноправными членами не только пифагорейских общин, но и гражданами государства в целом. Пифагор, вероятно, был первым древнегреческим философом, который обратил на женщину благосклонное внимание [22, с. 47-49].

Цель политической деятельности Пифагора, по мнению С. М. Трубецкого, состояла в том, чтобы создать новую аристократию – обеспечить господство лучших посредством религиозного союза и воспитания в философской школе. Союз Пифагора впоследствии внушил Платону его идеал государства под управлением философов [18, с. 122; 7, с. 9]. Фактически Пифагор впервые сформулировал правило, что для построения идеального и справедливого государства крайне необходимо «кадровое обеспечение» из числа лучших представителей социума. Его предложение заключалось в том, чтобы руководящими функциями «лучшие» владели на профессиональной основе, применяя специально полученную для этого образовательную квалификацию. Убеждение мыслителя в том, что руководящие функции должны предоставляться исключительно заново созданной аристократии, было в то время весьма свежим и актуальным, в результате чего было подхвачено, развито и усовершенствовано Платоном, а затем – Аристотелем. Следует отметить, что и в современном научном мире эта идея выступает объектом исследования ученых-юристов, психологов, политологов, социологов.

Пифагору на основе собственной идеологии удалось воспитать и сплотить сильную, образованную аристократию, в состав которой вошли политические деятели, ученые, философы, врачи, спортсмены [18, с. 122]. Поэтому не вызывает удивления факт, что лучшие представители общества, объединенные дружескими отношениями, общностью имущества, проживания, соблюдением одинаковых религиозных традиций и культивированием одних и тех же идеалов, не могли оставаться на обочине политической жизни. Ведь эти объединения обладали как человеческими, так и материальными ресурсами, благодаря своей добродетели пользовались определенным общественным авторитетом. Сама же идеология пифагореизма не отвергала политической деятельности как таковой, что не соответствует высоким моральным устремлениям. Поэтому не вызывает удивления тот факт, что часть членов пифагорейской гетерии, реализуя идеал лучшего правителя, занималась политической деятельностью, и входила в состав государственно-управленческих институтов.

Учение Пифагора было пропитано политической идеологией, которая содержала основные догматы построения идеального общества. Начать исследования пифагорейской политической идеологии следует с определения и анализа понятия справедливости, которая, по мнению представителей этой школы, заключалась в общности и единомыслии всех членов общества [22, с. 109]. Конечно, данное определение вряд ли может отразить в полной мере абсолют пифагорейской справедливости, ведь в любой общественной группе, которая насчитывает довольно большое количество людей, исходя из индивидуальных особенностей характера, межличностных отношений, духовных, нравственных, материальных факторов, трудно представить, чтобы все без исключения члены этой группы разделяли одни и те же взгляды и идеалы.

Пифагорейцы пытались изложить свое видение справедливости прибегая к простым примерам, которые понятны широкой общественности. В частности они указывали на то, что общность и единодушие всех людей более всего напоминает взаимосвязь души и тела [22, с. 109]. Пифагор основал довольно сложную и неоднозначную систему воспитания в своей школе, ставя целью искоренение личностных человеческих пороков, которые, по его мнению, мешают достижению общей справедливости. Одним из основных недостатков, от которого нужно избавиться, философ считал индивидуализм, который вырывает человека из общего контекста справедливости и делает невозможным достижение индивидом его идеала. Причиной этого явления Пифагор считал частную собственность, которая выступает дифференцирующим общественным фактором, который препятствует достижению всеобщего единодушия человеческого сообщества. Поэтому Пифагор провозглашает примат права совместной собственности над частной. Данного правила четко придерживались в пифагорейских гетериях и каждый новоприбывший член добровольно передавал в совместную собственность членов союза все принадлежащее ему имущество. Пифагор, по его убеждению, развивал все лучшее в людях, удаляя из их добродетели чувство частной собственности и укрепляя коллективное, общее начало [22, с. 110]. Указанные пифагорейские идеи нашли свое дальнейшее развитие в творчестве Платона, Аристотеля, а в новое и новейшее время – марксизме.

Также философ отмечал, что справедливость фактически является квинтэссенцией родственных связей между людьми, а отчуждение и презрение к общему роду порождают несправедливость [22, с. 110]. Этот тезис экстраполируется им на все общество, как большую родственную социальную группу.

Исходя из этого, Пифагор логично переходит к разработке концепции государственной справедливости. В частности, формулируются положения о том, что справедливость в управлении своим домохозяйством является основой порядка в полисах в целом, ведь полис – это совокупность домохозяйств [22, с. 110]. Мыслитель утверждал, что общегосударственная, полисная справедливость – это совокупность семейных, социально связанных справедливостей, тем самым ставя в основу построения идеального государства семью, с ее непревзойденными и глубокими ценностями и традициями, философско-теоретический синтез которых приводит к формированию справедливых отношений внутри её, а в результате синкретизма этих явлений достигается общегосударственный идеал общественной справедливости.

Исследовав и обосновав философско-правовые категории «справедливость» и «государственная справедливость», Пифагор не оставляет без внимания такую правовую категорию как «закон», связывая ее с феноменом справедливости. По убеждению Пифагора роскошь и презрение к законам часто приводят к несправедливости, а потому мыслитель призывал неустанно помогать закону и воевать с беззаконием [22, с. 111]. Индивидуализм провозглашался врагом, как справедливости, законности, так и государства, строящегося на основах справедливости и законности. Пифагор возводит индивидуализм в степень высшего социального зла. Наиболее полезной для установления справедливости Пифагор считал власть богов. Отталкиваясь именно от этой гипотезы, он выстраивал конструкции таких философско-правовых феноменов, как государственный строй, закон, справедливость, правосудие [22, с. 112], сводя к одному уровню почитание родителей и закона [22, с. 113].

Обобщая собственные идеи, Пифагор открывает самый прекрасный вид справедливости – законодательный, который указывает, что нужно делать, и запрещает то, что делать не следует [22, с. 111]. Используя принцип аллегории, философ объясняет принцип функционирования данного вида справедливости на примере лечения человека. В частности Пифагор указывает на то, что данная категория является лучшей, чем судебный вид справедливости, так как последний, подобно искусству врачевания, лечит уже заболевших, а первый – с самого начала не дает заболеть и заблаговременно заботиться о здоровье организма [22, с. 111]. В данном случае мыслитель призывал к улаживанию споров, не доводя дело до судебного разбирательства, но в случае обращения сторон к судебной инстанции Пифагор в аллегорической форме дает установку: «Не переступай через весы!" [22, с. 118]. По мнению автора, если учесть, что одним из символов справедливости правосудия изображенном в древнегреческом эпосе являются весы, то в приведенном высказывании мыслителя можно увидеть категорическое требование о недопустимости несправедливости во время судебного разбирательства конфликта, через выражение пренебрежения к суду, закону и т. д.

Возвращаясь к анализу пифагорейской философско-правовой категории самого прекрасного вида справедливости, можно четко проследить формирование принципа преодоления противоречий без судебного разбирательства. Следует учесть, что достижение этого пифагорейского идеала возможно лишь при условии существования высоконравственного общества, в котором будут неприемлемыми идеалы индивидуализма, несправедливости и беззакония, которое будет исповедовать принципы справедливости в широком его смысле. Философ считал, что генерация этого общества состоит в плоскости воспитания. Поэтому и основал собственную философскую школу, в которой, по выражению М. Н. Разумовича, готовил философов, ученых, политиков и администраторов, обеспечивая универсальность образования и отбор одаренных лиц для служения богам и обществу [16, с. 63].

 

Список литературы:

1.     Анишкин В. Г. Великие мыслители: история и основные направления философии в кратком изложении. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2007. – 333 с.

2.     Античная философия: Энциклопедический словарь. – Москва: Прогресс-Традиция, 2008. – 896 с.

3.     Белох Ю. Греческая история: в 2 т. / Пер. с нем. – Т. 1: Кончая софистическим движением и Пелопонесской войной. – 512 с.

4.     Гайденко П. П.История греческой философии в ее святи с наукой. – Москва: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 264 с.

5.     Гриненко Г. В. История философии: Учебник. – Москва: Юрайт-Издат, 2004. – 688 с.

6.     Жмудь Л. Я. Наука, философия и религия в раннем пифагореизме. – Санкт-Петербург: Издательство ВГК; Издательство «Алетейя», 1994. – 401 с.

7.     Жмудь Л. Я. Пифагор и его школа (ок. 530 – ок. 430 г. до н.э.). – Ленинград: Наука, 1990. – 190 с.

8.     Кошкарян М. Из истории философии. Античная философия. Курс лекций. – Часть 1. – Москва: Издательство гуманитарной литературы, 2009. – 240 с.

9.     Маковельский А. Досократики. Первые греческие мыслители в их творениях, в свидетельствах древности и в свете новейших исследований. – Ч. 3. – Казань: Книгоиздательство М. А. Голубева, 1919. – 192 с.

10.   Меленко С. Г. Проекція філософсько-природничих уявлень Анаксімандра Мілетського на проблеми процесу державотворення // Науковий вісник Чернівецького університету: Зб. наук. Праць. Випуск 559: Правознавство. – Чернівці: Чернівецький нац. ун-т, 2011. – С. 18-22.

11.   Меленко С. Г. Фалес Мілетський: раціоналізація морально-правових уявлень про суспільні відносини // Науковий вісник Чернівецького університету: Зб. наук. Праць. Випуск 550: Правознавство. – Чернівці: Чернівецький нац. ун-т, 2010. – С. 15-19.

12.   Меленко С. Г. Філософські та державно-правові погляди Солона Афінського // Науковий вісник Чернівецького університету: Зб. наук. Праць. Випуск 578: Правознавство. – Чернівці: Чернівецький нац. ун-т, 2011. – С. 10-13. 

13.   Мироненко О. М., Горбатенко В. П. Історія вчень про державу і право: навчальний посібник. – К.: ВЦ «Академія», 2010. – 456 с.

14.   Нерсесянц В. С. Политические учения Древней Греции. – Москва, 1979. – 263 с.

15.   Протоиерей Александр Мень. В поисках Пути, Истины и Жизни. – Т. 4: Дионис, Логос, Судьба: Греческая религия и философия от эпохи колонизации до Александра. – Москва: ИД «Жизнь с Богом», 2009. – 384 с.

16.   Разумович Н. Н. Политическая и правовая культура. Идеи и институты Древней Греции. – Москва: Наука, 1989. – 240 с.

17.   Рассел Б. История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от Античности до наших дней: В трех книгах. Издание 7-е, стереотипное. – Москва: Академический Проект, 2009 – 1008 с.

18.   Трубецкой С. Н. Курс истории древней философии. – Москва: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС; Русский Двор, 1997. – 576 с.

19.   Трубецкой С. Н. Метафизика в Древней Греции. – Москва: Мысль, 2010. – 589 с.

20.   Туманс Х. Рождение Афины. Афинский путь к демократии: от Гомера до Перикла (VII-V вв. до н. э.). – Санкт-Петербург: ИЦ «Гуманитарная академия», 2002. – 544 с.

21.   Форлендер К. История философии: Античность. Средние века. / Пер. с нем. – Москва: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011. – 280 с.

22.   Ямвлих. Жизнь Пифагора / Изд. подгот. В. Б. Черниговский. - Москва: Алетейа, Новый Акрополь, 1998. – 248 с.

23.   Ямвлих О Пифагоровой жизни / Пер. с древнегреч. И. Ю. Мельниковой. – Москва: Алетейа, 2002. – 192 с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом