Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: VII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 05 декабря 2011 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Земельное и экологическое право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Константинова Т.Н. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ПО РЕГУЛИРОВАНИЮ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА В ЯКУТИИ: СОСТОЯНИЕ И ПРОБЛЕМЫ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. VII междунар. науч.-практ. конф. № 7. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ПО РЕГУЛИРОВАНИЮ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА В ЯКУТИИ: СОСТОЯНИЕ И ПРОБЛЕМЫ

Константинова Татьяна Николаевна

научный сотрудник сектора этносоциологии,
Институт гуманитарных исследований
и проблем малочисленных народов Севера СО РАН

г. Якутск, Республика Саха (Якутия)

E-mail: kotango@yandex.ru

 

Данная статья посвящена одной из актуальных проблем для коренных малочисленных народов Севера — это создание законодательной базы для урегулирования их жизнедеятельности и взаимоотношений между коренными народами и промышленностью. Рассматривается современное состояние регионального законода­тельства по этносам Севера, раскрываются негативные тенденции изменения российского и регионального законодательств.

В последние десятилетия проблема правового регулирования жизнедеятельности коренных народов все больше привлекает внимание всего международного сообщества. Об этом свидетель­ствуют принятие Международной организацией труда Конвенции 169 о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, в независимых странах (1989) [4], Декларация ООН о правах коренных народов (2007) [1], провозглашение второго Международного десятилетия коренных народов мира (2005) [13], и другие документы.

В Российской Федерации особое внимание уделяется коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока. Так, в Конституции Российской Федерации правовой статус коренных малочисленных народов определен статьями 9, 69, пункт «М» статьи 72 [2]. Здесь соблюдаются права народов в соответствии принципами и нормами международного права.

Конституционные положения, получили дальнейшее развитие в законодательных актах Российской Федерации, из которых «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (1999) [7], «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (2000) [6] и «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленны народов Севера, Сибири и Дальнего Востока» (2001) [10]. Остальные законы включают нормы по социальной защите малочисленных народов.

Действующие федеральные законы предусматривают коренным малочисленным народам:

·           определенные льготы и приоритеты в местах их компактного проживания и хозяйственной деятельности;

·           особый правовой режим использования земель, водных ресурсов и лесопользования;

·           получение налоговых льгот, квот на использование биологических ресурсов.

В Конституции Республики Саха (Якутия) (основном законе) 11 статьях упоминается права коренных малочисленных народов в социально-экономическом развитии [3]. Вместе с тем, несмотря на декларацию широких прав коренных малочисленных народов, российское законодательство страдает целым рядом недостатков и упущений. Нормы федерального законодательства остаются фрагментарными, не образуют систему, декларативный ряд положений законов противоречивы, не конкретны, не учитывают специфики экономики традиционного природопользования.

Для коренных малочисленных народов Севера традиционное природопользование — главная сфера социально-экономического развития, база сохранения самобытности этих народов.

Отмеченные выше законы РФ по причине отсутствия механизма реализации не действуют в правоприменительной практике. Например, закон «О гарантиях..» (1999) [7] не содержит конкретных механизмов реализации прав КМНС. Участились случаи, когда положения ряда законов не могут быть реализованы на практике и коренные народы не имеют возможности принять участие в экологической экспертизе, что противоречит нормам действующего законодательства.

В последние годы из российского законодательства стали «вымываться» важные положения, закрепляющие дополнительные права и гарантии коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации на особые права в природопользовании и в социальной среде.

Например, исключены положения:

·           об использовании части поступающих платежей для социально-экономического развития коренных этих народов;

·           право безвозмездного пользования своими исконными землями и территориями;

·           получение рыбопромысловых участков для традиционного рыболовства без конкурса;

·           исконные участки традиционного природопользования коренных народов передаются организациям, для которых охота и рыбалка не являются источником жизнеобеспечения.

Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации (2001) единственный закон реальной защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных народов не работает [10]. На повестке дня стоит вопрос снятия правового статуса особо охраняемой зоны с территории традиционного природопользования.

Происходят и другие негативные изменения. В результате российское законодательство и правоприменительная практика теряют системность, все больше становятся противоречивыми.

При обсуждении Декларации прав коренных народов на Совете Организации Объединенных Наций по правам человека в 2006 г. из 30 стран принявших участие, российская делегация проголосовала «против», а при окончательном рассмотрении Декларации 61-й сессии Генеральной Ассамблеи воздержалась от голосования [14]. Позицию Правительства России в этом вопросе прокомментировал официальный представитель России «Россия не может поддержать ее принятия с учетом большого числа спорных вопросов во взаимоотношениях представителей коренных народов и промышленных предприятий, функционирующих в ареалах их проживания. Установление особых земельных прав коренных народов может осложнить поиск компромиссных путей разрешения данных проблем» [14]. Правительство РФ защищает интересы только промышленных компаний, тем самым отрицая международную норму — право коренных народов на компенсации за отторгаемые территории, необходимость переговоров с коренными народами.

Кроме того, на законодательном уровне остались нерешенными следующие юридические вопросы: права собственности на землю и на возобновляемые природные ресурсы, в местах проживания аборигенов, на традиционные занятия — разведение оленей, охотничий промысел и рыбодобыча.

Рассмотрим, как реализуются международные и российские правовые нормы в законодательстве Республики Саха (Якутия).

В соответствии с Конституцией Российской Федерации основной закон Республики Саха (Якутия) [3] воплотил в себе основные идеи прав и интересов коренных малочисленных народов Севера:

·           гарантия коллективных прав коренных малочисленных народов Севера на природные ресурсы (ст. 5);

·           образование в составе республиканского бюджета фондов социальной защиты и развития коренных малочисленных народов Севера (ст. 38);

·           защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера (ст. 38);

·           гарантия сохранения и возрождения коренных народов Рес­публики Саха (Якутия), а также русских старожилов и других (ст. 42);

·           защита от любой формы насильственной ассимиляции и этноцида, а также от посягательств на этническую самобытность, исторические и священные места, памятники духовной и материальной культуры и т. д.;

·           признание официальными языков коренных малочисленных народов Севера в местах их компактного проживания и т. д.

По аналогии с российским законодательством в комплексе законодательных актов Республики Саха (Якутия), защищающими коренных малочисленных народов можно назвать закон «О родовой, родоплеменной кочевой общине коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия)» (2006) [9]. Остальные законы включают нормы по охране природной среды, о выборах, о развитии языка коренных малочисленных народов Севера.

В отличие от российских республиканские законы способствуют решению социально-экономических проблем традиционных отраслей. Так, реализуя положения закона Республики Саха (Якутия) «О северном домашнем оленеводстве» [10], устанавливаются: субсидии — для хозяйств всех форм собственности за сохранение поголовья домашних оленей, для строительства оленеводческих баз, материальные стимулирования — для молодых оленеводов. Кроме того, организуются выезд детей оленеводов в летние каникулы в стада, наконец, предусмотрены премирования — для школьников за работу в оленеводческих стадах. На средства из бюджета республики организуются отстрел волков и др. Все это способствовало в последние годы подъему развития оленеводства в республике, удалось приостановить спад в отрасли.

Однако, другой важный республиканский закон «О территориях традиционного природопользования и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия)» [12], принятый Государственным собранием (Ил Тумэн) остается неработающим. За годы после выхода аналогич­ного российского закона в 2001 г. в стране и республике не создано ни одной территории в полной мере отвечающей кардинальным положе­ниям российского закона. Это касается статуса особой охраняемости таких территорий, безвозмездность и неотторгаемость земель.

Пользования землями и ресурсами, наконец, противоречивость положений с другими федеральными законами («Земельным кодексом», «О животном мире», «Об охоте», «О рыболовстве» и Лесным кодексом РФ). Это явилось одной из причин отсутствия в стране территорий традиционного природопользования.

Несогласованность федеральных законов, отсутствие систем­ности в законодательной базе, четких установок по землепользованию особенно опасны в Якутии, на территории которой реализуются крупномасштабные проекты дальнейшего индустриального освоения региона — строительство сети дорог, расширение действующих и создание новых отраслей промышленности и предприятий.

Нависла реальная угроза для коренных малочисленных народов Якутии — потери исторических земель, мест проживания и территорий традиционного природопользования: оленьих пастбищ, охотничьих угодий, рыболовных участков и мест сбора дикоросов.

В дальнейшем для совершенствования правового механизма регулирования жизнедеятельности данных этносов следует применить системный подход, для исследования социальных процессов и явлений и принятия новых нормативно-правовых актов, а также ввести мониторинг правоприменительной практики.

 

Список литературы:

1.        Декларация Организации Объединенных Наций о правах коренных народов // Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и Российское законодательство. — Москва, 2007

2.        Конституция Российской Федерации. — Москва, изд-во «Юридическая литература», 1993

3.        Конституция (основной закон) Республики Саха (Якутия), 1992 г. Якутск, изд-во «Сахаполиграфиздат», 1995

4.        Конвенция Международной организации труда 169 О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, в независимых странах. //Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и Российское законодательство. — Москва, 2007

5.        Концепция устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 04.02.2009 N 132‑р, 2009.http://www.consultant.ru/online/base/

6.        Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации// Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и Российское законодательство. — Москва, 2007

7.        О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации//Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и Российское законодательство. — Москва, 2007

8.        О правовом статусе коренных малочисленных народов Севера, 2005. Закон РС (Я). //Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и Российское законодательство. — Москва, 2007

9.        О родовой, родоплеменной кочевой общине коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия)» (2003) //Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и Российское законодательство. — Москва, 2007

10.     О северном домашнем оленеводстве, 1997. Закон РС (Я). //Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и Российское законодательство. — Москва, 2007

11.     О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. ФЗ, 2001.//Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. с. 1972—1981

12.     О территориях традиционного природопользования и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия). 2006. //Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и Российское законодательство. — Москва, 2007

13.     Послание Генерального секретаря ООН http://www.un.org/russian/basic/sg/messages/2005/indigenous05.htm

14.     Харючи С. Н. Создание комплексной системы законодательной защиты прав коренных малочисленных народов Севера Российской Федерации необходимое условие социально-экономического развития коренных народов и северных территорий // Вопросы взаимоотношений коренных малочисленных народов с промышленными компаниями (опыт, практика сотрудничества, документы). — М., 2009. — С. 5‑15.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом