Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 02 ноября 2011 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: История государства и права России и зарубежных стран

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Рыбина Н.С. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ДОЗНАВАТЕЛЕМ И СЛЕДОВАТЕЛЕМ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. VI междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ДОЗНАВАТЕЛЕМ И СЛЕДОВАТЕЛЕМ

 

Рыбина Надежда Сергеевна

 адъюнкт кафедры уголовного процесса

Московского Университета  МВД России

E-mail:moon19 @bk.ru

 

История отечественного законодательства уходит своими корнями в XIвек и связана с появлением первого свода древнерусского права – Русской правды (1020 г.). Уголовный процесс периода Русской правды (XI-XIIIвека) был в основном обвинительным (состязательным) и не разделялся с гражданским процессом. Стороны в процессе именовались «истцами». Ни одна из сторон не имела процессуальных преимуществ. Каждый иск считался обвинением. Предварительного расследования до суда не производилось. Процесс вели сами стороны, они собирали и представляли доказательства, на основании которых решалось дело [3, 9].

Из истории периода XI-XIIIвеков усматривается, что у государства отсутствовали органы предварительного расследования, в связи с чем в то время не могло идти и речи об уголовно-процессуальных правоотношениях.

Именно в XI-XIIIвеках началось формирование органов, осуществляющих уголовное преследование и нормативно-правовой базы для их деятельности.

Создание централизованного Московского государства в XIV-XVIвеках сопровождается усилением государственной власти с опорой на единое общерусское законодательство и аппарат управления, обеспечивающий исполнение законов. Это не могло не повлиять на возникновение процесса розыскного (инквизиционного) типа, так называемого «сыска». Розыском называлась, также и особая форма судопроизводства, следственный процесс [3, 9].

 Из текста действовавших в то время судебников 1497 и 1550 годов усматривается, что розыск и суд осуществлялся одними и теми же органами и должностными лицами. Розыск по тяжким уголовным преступлениям – «разбойным и татиным делам», совершенным на территории Москвы, производился на Земском дворе. В провинциальных городах и уездах следствие по уголовным делам находилось в руках губных старост, которые выбирались из местных дворян и детей боярских и утверждались Разбойным приказом. В помощь губным старостам выбирались целовальники. В администрацию «губной избы» входили также «дьячки» - писцы. Во второй половине XVI в. с введением воеводского управления роль организаторов борьбы с тяжкими преступлениями на вверенной территории исполняли воеводы [5, 8].

Розыск мог начинаться по инициативе  государственных органов и без заявления потерпевшего. Он состоял из «съезда» (опроса) представителей всех сословий. Названных «лихи людей» доставляли к губному старосте для дальнейшего расследования («довода»); простого расспроса, допроса под пыткой и очных ставок. Затем выносился приговор [3, 9].

Из анализа истории XIV-XVIвеков можно сделать вывод, о необходимости качественного расследования преступлений.

Правоохранительные органы только начинали свое существование и не могли эффективно выполнять свои обязанности. Законодатель делал все возможное для наиболее полного и тщательного регулирования общественных отношений тех ситуаций, которые наиболее часто возникали в обществе. На четкую правовую регламентацию правоотношений, которые могли возникнуть между органами, осуществляющими правосудие, пока не хватало времени. Можно еще принять во внимание тот факт, что розыск, суд и исполнение приговора, все эти действия производились одним лицом, четкой системы органов, которые осуществляют уголовное преследование, пока нет.

Дознание, как форма установления обстоятельств совершенного преступления, своему происхождению обязано розыскному производству по уголовным делам (сыску). Конечно, это не дознание в его современном юридическом смысле и такого термина в официальном употреблении тогда ещё не было. О дознании на этом этапе говорить пока рано, но можно констатировать, что дознание, как первоначальный этап реагирования на совершенное преступление, которое позднее будет именоваться «полицейским дознанием», уже имеет первые свои зачатки [3, с. 10].

Период правления Петра Iознаменовался реформированием всего российского судоустройства и судопроизводства, а также правоохранительной системы государства. Было издано свыше 3 тысяч законов, уставов, регламентов, учреждений и указов. Впоследствии впервые в истории российского законодательства принимаются первые кодификационные акты: «Краткое изображение процесса или судебных тяжб» (март 1715 г.) и «Артикул воинский» (1715 г.) [4, с. 794].

Процессуальное право было отделено от материального права, установлена система судебных органов и регламентирована их подсудность. Однако судебные функции продолжали выполнять административные органы, а органы предварительного расследования не разделялись с судебными органами. Таким образом, сохранялось ставшее уже традиционным в русской жизни полное смешение административных и судебных функций. Не только обыватель, но и просвещенные люди, включая образованных юристов того периода, не могли найти никаких различий между административными и судебными органами и методами их деятельности.

Именно в это время создаются специализированные, с относительно определенным кругом задач и компетенцией государственные органы по борьбе с преступностью, а также вводится термин «полиция»,  со временем заменивший соответствующее ему русское слово «благочиние» [6, 3].

В 1781 году завершается разработка полицейского устава, который 8 апреля 1782 года под названием «Устав благочиния или полицейский» после подписания императрицей был  направлен в сенат. На основании этого устава в городах были образованы так называемые управы полиции (благочиния), в компетенцию которых входило следствие по уголовным делам, а так же разрешение дел о кражах на сумму не свыше 20 руб. помимо этого на управы полиции (благочиния) возлагалось «открытие преступлений и проступков, предупреждение оных, взятие под стражу преступников, исследование на месте, обнаружение и утверждение доказательств преступлений или проступков» [7, с. 528].

Свод законов Российской империи 1832, 1842,1857 годов заменил собой Соборное Уложение 1649 года, так и последующее законодательство. По своду законов производство уголовных дел делилось на три части: досудебное производство (предварительное расследование), производство в суде и исполнение приговора. Досудебное производство по аналогии с немецким уголовным процессом распадалось на предварительное и формальное [3, 12].

 Впоследствии эти формы трансформировались в дознание и предварительное следствие, но до 1864 года, когда был принят Устав уголовного судопроизводства, ещё не было четкого их разграничения, так как не только следствие предварительное, но и формальное, а также исполнение приговора находились в руках полиции, которой же принадлежал и суд по маловажным делам [2, с. 43, с. 52].

Таким образом, полиция в тот период осуществляла предварительное расследование, но частично реализовывала судебную деятельность и пользовалась полномочиями судебной власти, ее права по производству предварительного расследования приводили к тому, что оно именовалось то полицейским дознанием, то полицейским следствием или же предварительным разысканием и фактически функционировало как особый вид производства.

Вместе с тем само понятие дознание тогда ещё не было сформулировано ни в законе, ни на практике. Этим во многом и объясняются те причины, по которым оно смешивалось со следствием. Происходила путаница также в правах и обязанностях полиции при его производстве, нарушалась законность, утрачивалось доверие общества к властям.

 8 июня 1860 года Александр II утвердил своим указом 3 законопроекта: Учреждение судебных следователей», «Наказ судебным следователям» и «Наказ полиции о производстве дознания», которые стали законами. Полиция была освобождена от осуществления следственных функций. С этого момента деятельность общей полиции по выяснению информации о факте преступления или проступка, а также лицах их совершивших впервые «де-юре»  была названа дознанием.

Все это позволяет сделать вывод о том, что хотя институт дознания, ранее фактически был уже известен отечественному уголовному судопроизводству, но до 1860 года обозначающий его термин не был официально введен в нормативный оборот.

Дознание по Наказу полиции представляло собой административную деятельность, поэтому в его содержание тогда включался несколько иной, чем сейчас смысл. Оно не носило ярко выраженного процессуального характера, а заключалось в сборе сведений, необходимых для удостоверения в том, что событие действительно было и что оно содержит признаки преступления или проступка. Полиция приступала к дознанию, как по непосредственному усмотрению, так и по всякому дошедшему до нее сведению от разных лиц и учреждений. Выполнять следственные действия не разрешалось, но когда имелись опасения, что доказательства преступления могли быть уничтожены по причинам несвоевременного их сбора, полиции позволялось производить экспертизы, обыски, выемки, очные ставки, допрашивать свидетелей с соблюдением всех уголовно-процессуальных форм [3, с. 15].

Царским указом учреждался институт судебных следователей, а дознание и следствие были переданы в различные ведомства, круг полномочий которых не имел четкого разграничения. Оно было сделано чуть позже.

С принятием Устава уголовного судопроизводства [8, 120-251] российский уголовный процесс пошел по иному пути развития, отдавшего предпочтение французскому способу организации досудебной деятельности с преобладанием следственно-розыскных начал, что определило в дальнейшем сферу деятельности советского и постсоветского уголовного процесса до самого конца XXвека.

Разграничивая дознание от предварительного следствия, Устав уголовного судопроизводства видел в этом весьма важные улучшения: «первое, что полиция, дабы не сообщать следователю неверных сведений, по необходимости должна будет, сперва, сама удостовериться в справедливости того, о чем доносит, а через то число неосновательных сведений значительно уменьшиться; второе, что судебный следователь, не участвуя в первоначальных разысканиях их и посему не увлекаемый первыми, иногда ошибочными заключениями и догадками о предполагаемом виновном, может беспристрастно, без всяких предубеждений, судить о вероятности возводимого на кого-либо подозрения» [9, с. 112-113].

История развития отечественного уголовного процесса свидетельствует о том, что правовая природа дознания рассматривалась в теории и на практике весьма неоднозначно. В привычном для нас современно понимании дознания – это вид уголовно-процессуальной деятельности. Однако в тот период дознание осуществлялось не по процессуальным правилам и носило административный характер. Объяснение этому кроется в том, что оно зародилось именно как административная деятельность полиции на первоначальном этапе досудебного производства [3, с. 18].

Так, в соответствии с положениями Устава уголовного судопроизводства: «Законные требования судебного следователя исполнялись как полицией, так и присутственными местами, должностными и частными лицами без замедления. Судебный следователь мог поручать полиции производство дознаний и собрание справок по сделанным им указаниям» (ст. 270, 271 Устава уголовного судопроизводства) [8, с. 170].

В соответствии со ст. 279 Устава уголовного судопроизводства: «По производству дознания о преступных деяниях полицейские чины состояли в непосредственной зависимости от прокуроров и их товарищей» [8, с. 171].

Градовский А.Д. отмечал, что «сверх производства дознаний, полиция обязывается исполнять отдельные требования судебной власти: а) по вручению повесток лицам, призываемым к следствию (ст. 377 Устава уголовного судопроизводства); б) по приводу обвиняемого к следствию, в случаях, указанных в законе (ст. 389 Устава уголовного судопроизводства); в) по производству обысков и выемок в домах (ст. 365 Устава уголовного судопроизводства); г) по установлению над обвиняемым полицейского надзора, как одного из способов пресечения обвиняемым возможности уклониться от следствия (п. 2 ст. 416 Устава уголовного судопроизводства), а также для его содержания под домашним арестом, и друг [1, с. 348] (п. 5 ст. 416 Устава уголовного судопроизводства)».

Положения Устава уголовного судопроизводства свидетельствуют о том, что хоть дознание в 19 веке и носило административный характер, но оно уже активно участвовало в уголовном судопроизводстве. Правоотношения, возникающие ранее, до принятия Устава уголовного судопроизводства, между дознавателем и следователем, прокурором, судом возникали, но четкой их регламентации не было.

Таким образом, с зарождением права и первых правоохранительных органов начинали появляться и первые уголовно-процессуальные отношения. Из анализа истории усматривается, что дознание носило административный характер, хотя активно участвовало в уголовном судопроизводстве. Из-за отсутствия четкой регламентации прав и обязанностей органов дознания и следствия, долгое время эти органы путали между собой. Лишь принятый в 1864 г. Устав уголовного судопроизводства разграничил дознание от предварительного следствия, урегулировав и уголовно-процессуальные правоотношения между ними.

 

Список литературы:

  1. Градовский А.Д. Начала русского государственного права. Т.1 – СПб.1883. - С. 348.
  2. Липовский В.А. Опыт исторических изысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России.-М.: 2001.-С. 43, 52.
  3. Мичурина О.В. Дознание: теоретические основы и процессуальные особенности производства в органах внутренних дел: Монография – М.:2007.-С. 15.
  4. Новицкая Т.Е., Преображенский. А.А. Законодательство Петра I. – М.,1997.- С. 794.
  5. Оролбаев М.П. Неотложные следственные действия: сравнительное исследование по законодательству Кыргызской Республики и Российской Федерации Дис. … канд. юрид. Наук – М., 2010. – С. 8.
  6. Полиция и милиция России (очерки истории). - М., 1993.-С. 3.
  7. Российское законодательство X-XXвв.: В 9т. – М.,1987.- Т.5.С. 528.
  8. Российское законодательство X-XXв.в. Т. 8.-М., 1991.-С. 120-251.
  9. Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. – СПб., 1867. -С. 112-113.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом