Статья опубликована в рамках: LXXV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 24 июля 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Муль А.В. МОМЕНТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВОСПОСОБНОСТИ И ДЕЕСПОСОБНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ. // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXXV междунар. науч.-практ. конф. № 7(68). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 33-38.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

МОМЕНТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВОСПОСОБНОСТИ И ДЕЕСПОСОБНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ.

Муль Артур Владимирович

юрисконсульт ООО «АКХ Александровка»

РФ, г. Новосибирск

АННОТАЦИЯ

В работе исследуется правоспособность и дееспособность юридического лица в гражданских правоотношениях. Анализируется вопрос возможного несовпадения момента возникновения правоспособности юридического лица и его дееспособности.

 

Ключевые слова: юридическое лицо; правоспособность; дееспособность; правосубъектность; теории сущности юридического лица.

 

Юридические лица являются активными и повсеместными участниками гражданских правоотношений. Для понимания сущности юридического лица, а так же свойства правосубъектности, необходимо для начала понять, что из себя на самом деле представляет юридическое лицо и какова его природа.

Многообразие взглядов и теорий, выдвигаемых правоведами в целях объяснения явления юридического лица, а так же отсутствие окончательного вывода о его природе, указывает на особую сложность этого правового явления. В работе будут выдвинуты и проанализированы две основные теории.

Первая теория, заслуживающая внимания – теория фикции. Теория получила свое развитие из концепции, которую предложили немецкие цивилисты Фридрих Карл фон Савиньи и Бернгард Виндшайд. Концепция выстроена на понимании юридического лица как искусственного образования, созданного и введенного законодателем для условной привязки к нему субъективных прав и обязанностей, которые в действительности либо принадлежат его участникам - конкретным физическим лицам, либо остаются "бессубъектными" [4]. По мнению авторов, свойствами субъекта права может обладать только человек. Юридическое лицо представляет собой вымышленного субъекта права, являясь одним из приемов юридической техники, то есть искусственным образованием.

В развитие этих взглядов была выдвинута теория целевого имущества, автором которой был Алоис Бринц. Он указал на то, что права и обязанности могут принадлежать конкретному человеку (субъекту), а так же служить лишь определенной цели (объекту). В этом втором случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с этой целью имущество. Другими словами, А. Бринц считал, что, когда образуется юридическое лицо, происходит следующее: выделяется определенное имущество, использование которого возможно лишь для достижения какой-нибудь цели, то есть возникает не фиктивное лицо, а просто «целевое имущество» или «имущество цели». Это целевое имущество никому не принадлежит, не имеет определенного субъекта, а существует только для цели. В связи с этим юридическое лицо представляет собой искусственное образование, созданное лишь для упрощения использования коллективного имущества.

Изначально в момент зарождения теории юридических лиц главенствовала теория фикции. С развитием науки, а так же появлением различных форм юридических лиц, Отто фон Гирке сформулировал теорию реальности юридического лица, рассматривающая его в качестве союзного образования (личности), в связи с этим как реально существующего субъекта права. Теория разделяла союз лиц, составляющих единое целое, признанный правопорядком как деятельность человеческого союза связанного с учреждением юридического лица, а так же последующего участия в нем, и  союзную личность (обеспечивающая функционирование юридического лица – орган управления), обладающая субъективными правами и обязанностями. Подобно живому организму, союзная личность имеет свою волю и действует. Воля юридического лица рассматривается как общая воля, отражающая общий интерес всех входящих в союзную личность членов.

Однако необходимо указать следующее: правопорядками отдельных стран могут устанавливаться свои особенности признания лиц субъектами права и наделения их правоспособностью, не зависимо от их реальности. В связи с этим следует согласиться со справедливым замечанием, сделанным В.Ю. Вольфом: «реальность социального субстрата еще не предрешает его юридической личности, которая целиком зависит от позитивного права» [1].

Хотелось бы примкнуть к представителям теории фикции. Юридическое лицо представляет собой не что иное как искусственное образование, создаваемое лицом (будь то физическим или юридическим) для достижения определенных целей. Возможно в силу того, что юридическое лицо является продолжением воли физического лица, законодатель не уделил внимания вопросам конкретизации правоспособности и дееспособности юридических лиц, как сделал это для физических лиц.

Переходя к вопросу правоспособности и дееспособности юридического лица, необходимо обратиться к понятию юридического лица. Однако гражданское законодательство не даёт легальной дефиниции юридического лица, а лишь указывает на обязательные признаки, через которые определяется юридическое лицо и совокупность которых позволяет признать ее самостоятельным субъектом гражданских правоотношений.

Признак «организационного единства» юридического лица состоит в наличие определенной внутренней самостоятельной структуры организации, складывающейся из определенного законодательством набора органов, осуществляющих управление юридическим лицом. Выражение во вне воли и реализация интересов конкретного юридического лица происходит органами данной организации, на это также указывает гражданское законодательство. В соответствии с гражданским кодексом юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (п. 1 ст. 53 ГК РФ).

Под правоспособностью понимается возможность юридического лица иметь субъективные гражданские права и обязанности, которые необходимы ему в целях надлежащего осуществления своей деятельности. В указанном свойстве правоспособность лица выступает не в качестве конкретного субъективного права, а только лишь общей предпосылкой. Субъективное право, в отличие от правоспособности, является конкретной категорией, в которой находит свое воплощение абстрактная возможность. Для трансформации абстрактной возможности в конкретные права и обязанности, необходимо наличие юридического факта.

В гражданском законодательстве предусмотрена общая (универсальная) и специальная правоспособность.

Если правоспособность представляет собой обладание правами и обязанностями, то приобретение и реализация гражданских прав и обязанностей юридическим лицом через свои органы есть не что иное, как дееспособность. Только во внешней деятельности проявляется гражданская дееспособность юридического лица благодаря деятельности его волеизъявляющих органов.

Представляется, что отсутствие определения дееспособности юридических лиц в российском гражданском законодательстве вызвано, как уже было сказано выше, искусственной природой юридического лица. Его дееспособность реализуется посредством органов управления, которые состоят в конечном счете из физических лиц, принимающих решение. В связи с этим законодатель дает развернутую характеристику дееспособности лишь физических лиц.

Наличие дееспособности означает, что юридическое лицо может пpиобpетать, создавать, осуществлять и исполнять гражданские права и обязанности через свои органы. Особенности дееспособности юридических лиц по сравнению с дееспособностью граждан состоят в том, что, во-первых, дееспособность юридического лица возникает одновременно с правоспособностью; во-вторых, объем правоспособности и дееспособности совпадают.

По мнению ряда исследователей, различать правоспособность и дееспособность юридического лица нет никакой необходимости. Это связано с тем, что они возникают одновременно, а именно в момент возникновения самого юридического лица, и находятся в постоянной неразрывной связи друг с другом на всем пути существования юридического лица. Правоспособность и дееспособность юридического лица возникают одновременно, то есть с момента внесения сведений о его создании в единый государственный реестр юридических лиц.

Для участия в гражданском обороте юридическому лицу необходима дееспособность, наличие которой означает, что оно может приобретать, создавать, осуществлять и исполнять гражданские права и обязанности своими собственными действиями. Данное мнение разделяет ряд исследователей. Например, Г.Ф. Шершеневич обращал внимание: «если юридическое лицо признается законом субъектом права, оно должно обладать не только правоспособностью, но и дееспособностью» [6].

Ряд авторов полагает, что для юридических лиц возможен разрыв во времени между правоспособностью и дееспособностью. При этом приводится следующий пример. Согласно абз. 3 п. 2 ст. 3 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ (ред. от 23.05.2016) "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях": государственное или муниципальное предприятие до момента завершения формирования собственником его имущества уставного фонда не вправе совершать сделки, не связанные с учреждением государственного или муниципального предприятия [5].

Из приведенной нормы видно, что унитарное предприятие вправе осуществлять только те права, которые будут связаны с непосредственным учреждением унитарного предприятия, без реализации иных прав. В связи с этим можно сделать следующий вывод: правоспособность есть, а дееспособности еще нет, однако это не так. Даже если уставной капитал еще  не создан, это обстоятельство не затрагивает несение ответственности из деликтных обязательств, которые могут наступить. Деликтоспособность представляет собой установленную государством способность нести юридическую ответственность и является составной частью дееспособности. Соответственно, и правоспособность и дееспособность уже возникли у лица.

Некоторые авторы полагают, что в том случае, когда определенная деятельность требует лицензирования и указанное разрешение не получено, возникает частный случай разрыва правоспособности и дееспособности юридического лица. Однако это не в полной мере соответствует истинному смыслу закона.

Лицензия выдается зарегистрированному в надлежащем порядке юридическому лицу и буквально представляет собой разрешение на занятие определенным видом деятельности, которую невозможно осуществлять без лицензирования. Необходимо заметить следующее: юридическое лицо может осуществлять иной вид деятельности, не запрещенный законом, так как по общему правилу у юридического лица есть общая или универсальная правоспособность. Момент получения лицензии связан именно с осуществлением лицензируемой деятельности.

Говоря о дееспособности юридического лица, априори подразумевается и деликтоспособность. Соответственно с момента создания юридического лица у него возникает обязанность по возмещению ущерба иным участникам гражданского оборота (деликтоспособность). Представим ситуацию: работник юридического лица причиняет вред имуществу или иным хозяйственным объектам другого субъекта гражданского права. Как следствие наступает предусмотренная законодательством ответственность, в результате чего юридическое лицо становится ответчиком в деликтном обязательстве, независимо от наличия или отсутствия лицензии на осуществление определенного вида деятельности.

В связи с этим утверждение, что юридическое лицо деликтоспособно, (этот элемент никто не оспаривает), но лицензии нет, а потому недееспособно является ошибочным. Исходя из выше сказанного, говорить о разрыве момента возникновения правоспособности и дееспособности нельзя.

Представляется, что правоспособность и дееспособность совпадают. Это вызвано не только тем фактом, что они возникают одновременно, но и потому, что другого, с точки зрения российского гражданского законодательства, быть не может.

Необходимо так же заметить, что правоспособность и дееспособность не только совпадают, они вместе создают свойство правосубъектности.

Участие юридического лица в гражданских правоотношениях возможно лишь при наличии признанной государством правосубъектности. Правосубъектность является основным элементом статуса юридического лица.

Правосубъектность юридического лица, как и любого субъекта гражданского права, определяет его правовой статус и влияет на особенности правового регулирования участия в гражданском обороте данных субъектов гражданского права, и прежде всего, правила совершения ими гражданско-правовых сделок.

 

Список литературы:

  1. Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. - М.: Изд-во НКФ СССР, 1927. - 168 с.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации: Часть первая –четвертая: [Принят Гос. Думой 23 апреля 1994 года, с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 мая 2017 г.] // - М.: Проспект. – 2017.
  3. Козлова Н.В. Правоспособность юридического лица. «Статут», — М., 2005. – 220 с.
  4. Суханов Е.А.. Гражданское право. 3-е изд., перераб. и доп. - М.: 2008. — Том 1 - 720с.
  5. Федеральный закон "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" от 14.11.2002 N 161-ФЗ (ред. от 23.05.2016). Доступ из справ.- правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 24.07.2017).
  6. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. – Тула : Автограф, 2001. - 719 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий