Статья опубликована в рамках: LXXV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 24 июля 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Муль А.В. СООТНОШЕНИЕ ДОГОВОРА КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ И ДОГОВОРА ФРАНЧАЙЗИНГА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РФ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXXV междунар. науч.-практ. конф. № 7(68). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 23-33.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

СООТНОШЕНИЕ ДОГОВОРА КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ И ДОГОВОРА ФРАНЧАЙЗИНГА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РФ

Муль Артур Владимирович

юрисконсульт ООО «АКХ Александровка»

РФ, г. Новосибирск

АННОТАЦИЯ

Цель проведенного исследования состоит в установлении соответствия договора коммерческой концессии с соглашением о франчайзинге, использующимся для определения аналогичных отношений в ряде иностранных государств. В статье проводится анализ зарубежного законодательства о франчайзинге. Разрешается вопрос правового регулирования договора франчайзинге в российском гражданском праве. По результатам исследования автором формируется вывод относительно соотношения рассматриваемых понятий.

 

Ключевые слова: коммерческая концессия; франчайзинг; франшиза; предпринимательская деятельность.

 

Благодаря планомерному развитию экономики, усложнению форм взаимодействия организаций, основанных на частных вложениях, уменьшению степени активного влияния государства на процессы производства и распределения товаров, работ и услуг, происходит становление новых вариантов и возможностей совершенствования экономической деятельности.

Развитие и усложнение экономики, а так же ее всеобщая глобализация породила новый способ осуществления предпринимательской деятельности – договор коммерческой концессии. Указанная договорная конструкция не является традиционной для российского гражданского права. Легальная дефиниция договору коммерческой концессии дана в ст. 1027 ГК РФ. Следует подчеркнуть одну из ключевых особенностей указанного правового института: комплексность исключительных прав, передаваемых по договору. Законодатель прямо указал на то, что права на товарный знак и на знак обслуживания подлежат обязательной передаче. Остальные права подлежат включению в договор, но определяются сторонами самостоятельно.

Значимость договора коммерческой концессии обусловлена тем, что его использование дает существенные преимущества на пути расширения бизнеса, а так же возможность взаимодействия субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность на международном уровне, без крупных финансовых вложений. Предприниматель-пользователь в отношениях с контрагентами-потребителями осуществляет свою деятельность используя «маску» правообладателя, оформляя результаты своей деятельности его атрибутикой, давно зарекомендовавшей себя на рынке соответствующих товаров или услуг.

В мировой предпринимательской практике подобные отношения получили свое отражение в правовом институте, именуемом франчайзингом. Зарождение указанных отношений происходило в США, однако с течением времени франчайзинг получил активное развитие во многих странах мира.

Соотношение анализируемых договорных конструкций является актуальным вопросом главы 54 Гражданского кодекса РФ. В доктринальных исследованиях, посвященных заявленной проблеме, выделяется устоявшаяся точка зрения многих ученых-цивилистов, указывающих на абсолютную синонимичность понятий «коммерческая концессия» и «франчайзинг». Однако необходимо указать, что это не является общепринятой точкой зрения: теория и практика содержат так же иные подходы к анализируемому вопросу, которые заслуживают более детального рассмотрения.

Выяснение природы отношений франчайзинга имеет важное правовое значение. В гражданском законодательстве закреплен принцип свободы договора, согласно которому стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами – «непоименованный договор» (п.2 ст. 421 ГК РФ). Если отождествить договор коммерческой концессии с договором франчайзинга, то, даже называя соглашение франчайзингом, регулировать его необходимо по правилам главы 54 ГК РФ. Однако, если исходить из того, что договор франчайзинга и договор коммерческой концессии являются разными договорными конструкциями, встает вопрос: через какие нормы гражданского законодательства будет происходить регулирование отношений сторон. В последнем случае отношения, возникающие в рамках договора о франчайзинге, могут быть урегулированы с учетом правовой природы соглашения, а также особенностей, предусмотренных ст. 421 ГК РФ, двумя возможными путями:

1. Договор франчайзинга относится к числу смешанных договоров. К соглашению применяются нормы, регулирующие отношения, входящие в содержание договора. Например, это могут быть отношения, вытекающие из договора по оказанию услуг, лицензионного договора, договора аренды, договора купли-продажи и т. д. К тому же необходимо учесть следующее: даже при всей важности положений договора, согласованных сторонами, регулирование будет происходить с учетом императивных норм, указанных в договорных конструкциях составляющих ядро сложного соглашения. Условия договора не должны противоречить безальтернативным предписаниям закона.

2. Договор относится к числу непоименованных договоров. В этом случае регулирование будет происходить не только на основании заключенного договора, но с учетом общих норм о договорах и обязательствах, а так же (как прямо указанно в п. 2 ст. 421 ГК РФ) могут быть применимы правила об аналогии закона к отдельным отношениям сторон.

Очевидным является невозможность заключения договора франчайзинга без включения в него сразу несколько правовых институтов, известных гражданскому законодательству, которые бы регулировали данные отношения. Именно поэтому договор будет относиться к числу смешанных и к нему (в соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ) будут применяться в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не будет вытекать из соглашения сторон или из существа договора. Законодатель указывает на важность положений заключенного договора, выводя их на передний план, но необходимо помнить об императивных предписаниях закона.

После выяснения практической ценности вопроса разграничения договоров коммерческой концессии и франчайзинга, вернемся к главному вопросу научного исследования: соотношение договора коммерческой концессии и договора франчайзинга.

Для разрешения указанного дискуссионного вопроса могут быть  выдвинуты три тезиса: 1) договоры франчайзинга и коммерческой концессии представляют собой различные договорные конструкции; 2) по своей юридической составляющей и правовой природе эти договоры являются идентичными, однако получившими различное наименование в зарубежной практике, коммерческом обороте и российском законодательстве; 3) фрайчайзинговая модель представляет собой общую форму, а договор коммерческой концессии рассматривается в качестве отдельного вида (варианта), или же договор франчайзинга следует определить в качестве отдельной части договора коммерческой концессии.

Обстоятельство, породившие споры о соотношении анализируемых договоров, заключается в отсутствии нормативного закрепления понятия «франчайзинг», а так же вариативности подхода к его регулированию на международном уровне.

Как отмечает С.В. Климова, первое официальное определение договора франчайзинга содержится в ст. 1 п. 3 (б) Регламента Комиссии (ЕС) от 30 ноября 1988 г. № 4087/88 «О применении статьи 85 (3) Договора к отдельным видам франшизных соглашений» [7, c. 21], согласно которому франшизное соглашение означает соглашение, посредством которого одно предприятие, франчайзер, предоставляет другому предприятию, франчайзи, в обмен на прямое или косвенное финансовое встречное удовлетворение право использовать франшизу для продвижения на рынке определенных видов товаров и (или) услуг. В приведенном регламенте соглашение о франшизе  представляет собой «пакет прав промышленной или интеллектуальной собственности», который будет использован при перепродаже товаров или оказании услуг конечным потребителям. Регламент Комиссии ЕС закрепил ориентирующее определение, позволившее установить единое толкование. Уход от конкретизации соглашения был вызван сложностью и вариативностью отношений франчайзинга.

Основным правовым актом, регулирующим отношения франчайзинга на уровне ЕС, является регламент Комиссии (ЕС) от 22 декабря 1999 г. № 2790/1999 «О применении статьи 81(3) Договора к категориям вертикальных соглашений и согласованных действий» [1]. Приведенный регламент проводит ориентирование сторон соглашения о франчайзинге на соблюдение определенных правовых норм, в виде перечня недопустимых положений, не закрепляя нормативное определение договора. В связи с этим стороны получают определенную свободу в регулировании своих договорных отношений.

Работа по разработке и унификации норм, направленных на регулирование отношений франчайзинга ведется в рамках международных организаций. Большой вклад внес международный институт по унификации частного права (УНИДРУА). На базе института проводилось изучение законодательства, регулирующего отношения франчайзинга  в различных странах, а так же динамики развития франчайзинга в мире.

УНИДРУА разработаны: руководство к договорам международного мастер-франчайзинга (Guide to International Master Franchise Arrangements, 1998) и модельный закон о раскрытии информации о франшизе (The Model Franchise Disclosure Law, 2002.). Международная торговая палата (МТП) разработала типовой контракт международного франчайзинга (The ICC Model International Franchising Contract, 2000, публикация МТП № 557). Всемирной организацией интелектуальной собственности подготовлено руководство по франчайзингу (The WIPO Guide on Franchising, 1994).

Подробнее остановимся на модельном законе «О раскрытии информации о франшизе». Законодателем в указанном акте используется термин «франшиза» и подробно раскрывается ее понятие, однако делает это через перечисление признаков, характеризующих соглашение. Франшиза рассматривается как право, предоставленное одной стороной (франчайзером), уполномочивающее и обязывающее другую сторону (франчайзи) в обмен на прямую или косвенную финансовую компенсацию осуществлять предпринимательскую деятельность по продаже товаров или оказанию услуг от своего имени, но по системе, разработанной франчайзером, которая включает: ноу-хау и содействие со стороны франчайзера, предписывает основные приемы и способы, которыми должна осуществляться деятельность, предусматривает текущий контроль со стороны франчайзера и использование товарного знака, знака обслуживания, фирмы или логотипа, принадлежащих франчайзеру. По справедливому уточнению С. В. Климовой: «под понятие «франшиза» подпадают также права, передаваемые франчайзером субфранчайзеру (мастер-франчайзинг), субфрачайзером субфранчайзи и т.п.» [8, c. 23].

Международная ассоциация франчайзинга рассматривает франчайзинг в качестве контрактных взаимоотношений, в соответствии с которыми франчайзер поддерживает такие области функционирования предприятия, как ноу-хау и обучение, при этом оператор ведет дело, используя общую торговую марку и технологию, а так же инвестирует существенную долю предприятия за счет собственных средств.

Подводя промежуточный итог всему вышесказанному напрашивается  вывод: международное правовое регулирование отношений франчайзинга реализуется по-разному (в определениях указывается на неодинаковый объем передаваемых по договору исключительных прав, права и обязанности сторон имеют различное воплощение, степень взаимодействия сторон соглашения является различной и т.д.), что приводит к отсутствию в настоящем времени общепризнанного подхода. Регулирование осуществляется различными международными актами, а так же рекомендациями международных ассоциаций дополняющими друг друга. Указанное обстоятельство препятствует единообразному регулированию договора франчайзинга на международном уровне.

Представляется, что такое общее понимание франчайзинговых отношений дается из-за сложности нормативного закрепления ввиду многогранности понятия. Сознательно указывается на определенное направление для последующего непосредственного регулирования отношений законотворческими органами конкретно взятой страны. К тому же передача сторонам возможности самостоятельного регулирования отношений, позволяет им создать именно ту модель взаимоотношений, которая является для них приоритетной.

Законодатели разных стран подходят к смыслу и содержанию термина «франчайзинга» по-разному. При этом широко используются термины: «франшиза» (franchise), «франшизное соглашение» (franchising agreement), «комплексная предпринимательская лицензия» и др.

В связи с этим необходимо обратить внимание, какой смысл вкладывают в понятие «франчайзинг» законодатели зарубежных стран.

В США сформировано специальное законодательство о франчайзинге (как федеральное, так и принятое в отдельных штатах). В актах используются понятия «франшиза» или «франчайзинг». В Постановлении № 436 «Требования о раскрытии информации, запретах, касающихся франчайзинга и благоприятных условиях франчайзинга» 1978 г. Федеральная торговая комиссия США (ФТК) определяет «франшизу» как «метод ведения бизнеса или метод распределения товаров, а так же как длительные коммерческие отношения в соответствии с определенными обязательствами между франчайзером и франчайзи» [14].

Согласно данному постановлению: «франчайзи предлагает, продает или сбывает другому лицу (но не франчайзеру) товары или услуги, которые идентифицированы торговой маркой, знаком обслуживания, фирменным наименованием, рекламой или иным коммерческим символом, определяющим фирму-франчайзера; или отвечают стандартам качества, прямо или косвенно предписанным франчайзером; или поставляются франчайзером; или поставляются третьим лицом (поставщиком), с которым франчайзи ведет дело и который прямо или косвенно рекомендован франчайзером и связан с ним. Франчайзер осуществляет или имеет полномочия осуществлять тщательный контроль за методами работы франчайзи, включая организацию предприятия, рекламные мероприятия, маркетинг, деловые связи; или обеспечивает франчайзи различными торговыми точками, или обслуживает его расчетные операции по торговле указанными товарами или услугами; или обеспечивает помещения предприятия-франчайзи автоматами для продажи мелких товаров, стеллажами или другим инвентарем, используемым франчайзи, когда последний предлагает, подает или сбывает товары или услуги от имени франчайзера; или предоставляет франчайзи услуги лица, способного обеспечить его розничными точками, помещениями или другими услугами, перечисленными выше» [2].

Как можно заметить, в данном случае у франчайзера намного больше обязанностей, фактически им создается предприятие (подразделение), через которое и будет происходить реализация товаров и услуг. К тому же можно сделать определенный вывод о том, что франчайзинг в США предполагает тесное сотрудничество контрагентов не только на первоначальном этапе, но и в последующем. Обращаясь же к гражданскому законодательству России, видим следующее: отношения контрагентов по договору коммерческой концессии выстроены в ином формате: ключевым обстоятельством является передача комплекса исключительных прав, а сама организация бизнеса возлагается непосредственно на пользователя, правообладатель же оказывает только техническое и консультационное содействие, не организуя предприятие самостоятельно. Приведенное сравнение показывает основные различия подобных правовых институтов.

Следует указать, что само по себе понятие «франчайзинг» подразумевает под собой способ организации торговли, осуществляемой коммерческими организациями. Таким образом, в США под франчайзингом в одном случае понимают простую систему селективного распределения товаров, в другом - к нему относят эксклюзивные соглашения о распределении товаров без предоставления лицензии [13, c. 80].

В Великобритании франчайзинг определен в Законе «О финансовых услугах» 1986 г. как «соглашение о праве на ведение предпринимательской деятельности, согласно которому лицо получает прибыль или доход, пользуясь предоставленным ему по соглашению правом использовать торговую марку, дизайн или другую интеллектуальную собственность либо репутацию, ассоциируемую с ними» [13, c. 23].

Во Франции согласно Закону от 31 декабря 1989 г.№ 89-1008 «О развитии коммерческих и кустарных предприятий и улучшении экономических, правовых и социальных условий их функционирования» [6] (Закон Дубена) франчайзинг определяется как предоставление одним лицом в распоряжение другого лица торгового имени или марки с требованием от последнего соблюдения в своей деятельности отношений эксклюзивного или почти эксклюзивного характера.  

В качестве промежуточного вывода необходимо указать на существующую разрозненность в понимании «франчайзинга» на международной юридической арене, что в значительной степени усложняет взаимоотношения между контрагентами.

Обращаясь к соотношению терминов «коммерческая концессия» и «франчайзинг» в Российской Федерации, важно отметить, что в отечественной доктрине большинство ученых-цивилистов сходятся во мнении, что гл. 54 ГК РФ регулирует именно отношения франчайзинга (М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой, А.А. Иванов, Е.А. Суханов, Л.Н. Сенников, А. С. Райников и др.).

По мнению М.И. Брагинского и В.В. Витрянского: «понятие «коммерческая концессия» было использовано при подготовке Гражданского кодекса РФ, как наиболее соответствующее по смыслу английскому «franchising»-франчайзинг» [9].

Схожая позиция принадлежит Л.Н. Сенникову, указывающему в своем исследовании следующее: «понятие договора коммерческой концессии в гражданском праве России практически совпадает с широко распространенным в зарубежном законодательстве понятием договора франчайзинга или франшизы» [12, c. 35].

А. С. Райников отмечает: «в рамках российской правовой системы термины «договор коммерческой концессии» и «франчайзинг» являются синонимичными» [11, c. 65].

В противовес данным точкам зрения Е.Н. Васильева и Н.К. Змиренкова утверждают, что в юридическом смысле, договор франчайзинга и договор коммерческой концессии – два совершенно разных договора, хотя в экономическом отношении они имеют общую цель [3].

По мнению Е.В. Гелашвили, указывающей: «договор франчайзинга отличается от договора коммерческой концессии гораздо более широким комплексом передаваемых по договору прав» [4, c. 25].

Анализируя подходы ученых относительно соотношения исследуемых понятий, можно сделать вывод о том, что и коммерческой концессии и франчайзингу присущи ряд признаков, которые являются для них общими, однако ставить знак равенства между ними нельзя.

Действительно отношения франчайзинга подразумевают более высокий уровень взаимодействия между обладателем прав и предпринимателем, получившим право использования исключительных прав, а так же императивно установленную поддержку (оказание пользователю постоянного технического и консультативного содействия) и контроль за действиями последнего. Существующая законодательно установленная система взаимоотношений между сторонами договора строится на принципиально диспозитивных началах взаимодействия сторон. Следовательно, в данном случае справедливо использование термина «коммерческая концессия». Именно по этому пути пошел законодатель.

В связи с тем, что национальным законодателем был выбран термин «коммерческая концессия», были предусмотрены предпосылки для создания и развития в российском правопорядке самостоятельного правового института, который в своих сущностных чертах отличается от института франчайзинга сформулированного в ряде зарубежных стран.

Следует согласиться с точкой зрения С.В. Нагаева: «вопрос о различии содержания понятий «коммерческая концессия» и «франчайзинг» зависит от экономической обстановки и правопорядка каждого конкретного государства, исторических, экономических, политических и правовых условий становления и развития коммерческих отношений, в связи с чем данные правовые и экономический инструменты отличаются друг от друга» [10].

В каждом конкретном правопорядке, устанавливается договорные конструкции, с учетом специфики отношений, уже сложившихся ранее. Однако, законодательство о коммерческой концессии, регулирующее этот правовой институт, должно ориентироваться на международное право для урегулирования отношений, усложненный иностранным элементом.

Из вышесказанного напрашивается вывод: договор коммерческой концессии и договор франчайзинга, имея хоть и схожую, однотипную природу, однако не могут быть отождествлены полностью, в виду становления института коммерческой концессии в отдельном правопорядке (правовые институты включаются в уже сформированную систему, соответственно видоизменится под ее воздействием), а так же ориентирующей сущности института франчайзинга, в соответствии с которой не происходит установление конкретных норм, а создается лишь направление для нормативного закрепления. Определение использованное законодателем в главе 54 ГК РФ отражает всю специфику регулируемых отношений, а так же подчеркивает особое развитие правового института коммерческой концессии.

Необходимо заметить, что сравнение понятий франчайзинг и коммерческая концессия, не всегда уместно, ведь по сути франчайзинг - общее собирательное понятие, реализуемое непосредственно в конкретной правовой модели разрабатываемой правоприменителем.

Договор франчайзинга и договор коммерческой концессии - два совершенно разных договора, хотя в экономическом отношении они имеют общую цель. Франчайзинг по сути не конкретный вид отношений, а общее направление развития правоприменительной мысли и развития законодательства определенной страны, то есть для того, чтобы франчайзинг был по настоящему международным (как один из видов),  необходимо подвести законодательное регулирование каждой страны под конкретный вид, к определенному шаблону, чтобы не допускать большого количества коллизионных пробелов. Вот поэтому и был создан франчайзинг в его мировом представлении, а вопросы регулирования отнесены к компетенции каждой отдельно взятой страны.

Возвращаясь к вопросу о нормативном регулировании, применимом к отношениям франчайзинга в гражданском праве РФ, становится очевидно, что соглашение о франчайзинге должно регулироваться с учетом норм о смешанных договорах, но ни как не с помощью норм главы 54 ГК РФ.

Учеными, в большей степени теми, кто высказывается за принятие федерального закона о фрайзинге, указывается на наличие затруднений в заключение договора франчайзинга, а как следствие отсутствие бурного развития франчайзинговой сети в России. С этим можно согласиться, но лишь отчасти, ведь профильное законодательство могло бы способствовать внедрению франшизных сетей, как следствие ускорить развитие предпринимательской сферы, однако пока предпосылок для создания упомянутого закона нет.

 

Список литературы:

  1. Commission Regulation (EC) No 2790/1999 of 22 December 1999 on the application of Article 81(3) of the Treaty to categories of vertical agreements and concerted practices.URL: http://www.euchinacomp.org/index.php/legislation/11-17-commission-regulation-ec-no-2790-1999-of-22-december-1999-on-the-application-of-article-81-3-of-the-treaty-to-categories-of-vertical-agreements-and-concerted-practices (дата обращения: 23.07.17).
  2. Franchising in U.S. Economy: prospects and problems. Committe on small business. House of representatives. Washington, 1990.
  3. Васильева Е.Н. Организационно-правовой механизм регистрации договора коммерческой концессии и договора франчайзинга. URL:http://www.fpsr.ru/sites/10/static_pages/www.fpsr.ru/meh_reg_dog.html (дата обращения: 23.07.17).
  4. Гелашвили Е.В. Договор коммерческой концессии: автореф. дис....канд. юрид. наук. // Краснодар, 2007. С. 25.
  5. Гражданский кодекс Российской Федерации: Часть первая –четвертая: [Принят Гос. Думой 23 апреля 1994 года, с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 мая 2017 г.] // - М.: Проспект. – 2017.
  6. Закон «Франции «О развитии коммерческих и кустарных предприятий и улучшении экономических, правовых и социальных условий их функционирования» № 89 - 1008 от 31.12.1989. // Journal official de la Republique Fianeaise, 02/01 1990. URL: http://www.journal-officiel.gouv.fr (дата обращения: 23.07.17).
  7. Климова С.В. Правовой режим франчайзинга в национальном и международном обороте: автореф. дис. канд. юрид. наук. - Москва, 2011. – 31 с.
  8. Климова С.В. Франчайзинг: понятие, правовое регулирование и зарубежный опыт // Внешнеторговое право. 2009. № 2. С. 15-25.
  9. Брагинский М.И., Витрянский В.В.. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2011. 1055 с.
  10. Нагаев С.В. «Франчайзинг» и «коммерческая концессия» // Бизнес в законе. 2011. № 5. С. 128-130.
  11. Райников А.С. Договор коммерческой концессии. // М.: Статут, 2009. 199 с.
  12. Сенников Л.Н. Проблемы правового регулирования отношений промышленной собственности: автореф. дис. канд. юрид. наук. - Москва, 2008. – 35 с.
  13. Сосна С.А., Васильева Е.Н. Франчайзинг. Коммерческая концессия. // М.: ИКЦ «Академкнига», 2005. – 375 с.
  14. Федеральная комиссия по торговле США, Federal Trade Commission: 16 CFR Part 436. URL: https://www.ftc.gov/sites/default/files/070330franchiserulefrnotice.pdf (дата обращения: 23.07.17).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий