Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: LXXIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 24 мая 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Предпринимательское право и правовые основы банкротства

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Рассказова Н.Ю., Баранов Д.Е. К ВОПРОСУ О СОВРЕМЕННОМ ПОНИМАНИИ ПОНЯТИЯ СОГЛАСИЯ НА СОВЕРШЕНИЕ СДЕЛКИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXXIII междунар. науч.-практ. конф. № 5(67). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 34-40.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

К ВОПРОСУ О СОВРЕМЕННОМ ПОНИМАНИИ ПОНЯТИЯ СОГЛАСИЯ НА СОВЕРШЕНИЕ СДЕЛКИ

Рассказова Наталия Юрьевна

канд. юрид. наук, доц. кафедры гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета

РФ, г. Санкт-Петербург

Баранов Дмитрий Евгеньевич

студент направления «Юриспруденция» Санкт-Петербургский государственный университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

ON THE CONTEMPORARY UNDERSTANDING OF THE CONCEPT OF CONSENT TO THE TRANSACTION

Nataliya Rasskazova

PhD, associate Professor, civil law Department Saint Petersburg state University

Russia, Saint Petersburg

Dmitry Baranov

student of direction "Jurisprudence" Saint-Petersburg state University,

Russia, Saint Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в процессе заключения, исполнения и прекращения сделок, требующих согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Целью исследования является анализ понятия сделок, требующих согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления и установление правоприменительных и законодательных проблем по вопросам соблюдения требований к их заключению и исполнению.

ABSTRACT

The object of this course of study are the relations arising in the process of concluding, execution and termination of transactions requiring the consent of a third party, legal entity or state body or body of local self-government. The aim of the study is to analyze the concept of transactions requiring consent of a third party, legal entity or state body or body of local self-government and the establishment of enforcement and legislative issues on compliance requirements to their conclusion and execution.

 

Ключевые слова: согласие на совершение сделки, сделка, добросовестность, волеобразование.

Keywords: consent to the transaction, transaction integrity, saleabration.

 

В гражданском законодательстве РФ имеется довольно большое число норм о согласии определенных лиц на совершение юридически значимых действий [3]. Наиболее значимыми среди них являются правила, предписывающие необходимость получения согласия на совершение различного рода сделок. Последнее требуется, в частности:

  • совершении сделок гражданами, ограниченными судом в дееспо­собности (ст.ст. 30 и 176 ГК РФ), или несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст.ст. 26 и 175 ГК РФ) [2];
  • при совместном ведении дел участниками полного товарищества (ст. 72 ГК РФ);
  • по распоряжению имуществом подопечных (ст. 37 ГК РФ);
  • по распоряжению недвижимым имуществом государственного (муниципального) предприятия, принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения (ст. 295 ГК РФ);
  • при переводе должником своего долга на другое лицо (ст. 391 ГК РФ);
  • при отчуждении и использовании имущества, переданного для обеспечения пожизненного содержания (ст. 604 ГК РФ);
  • при совершении сделок с заинтересованностью или крупных сделок (например, ст.ст. 45 и 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» [8], далее – Федеральный закон об ООО), а также сделок с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций или сделок акциями (долями), активами финансовых организаций и правами в отношении финансовых организаций (ст.ст. 28 и 29 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» [9]) и во многих иных случаях.

До принятия и введения в действие Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации» в гражданском законодательстве, как известно, не было общих норм относительно согласия соответствующих лиц на совершение сделки [6]. Прямым следствием отсутствия таких норм, устанавливающих универсальные правила по поводу указанного согласия, с одновременным наличием в законодательстве многочисленных специальных норм стали фрагментарность правового регулирования и развитие, по справедливому замечанию В.А. Болдырева, «самобытной» правоприменительной практики для различных ситуаций, схожих по своей природе [1].

В целях унификации действующих правил о согласии на совершение сделки Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ в гл. 9 ГК РФ внесены две принципиальные новеллы общего характера: ст. 157.1 ГК РФ о согласии на совершение сделки и ст. 173.1 ГК РФ о недействительности сделки, совершенной без необходимого согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Заслуживает особого внимания, что в пояснительной записке к проекту Федерального закона N 47538-6 [6] указывалось именно на универсальный характер ст. 157.1 ГК РФ и содержащихся в ней принципов, что давало возможность применения этой нормы к самым различным ситуациям - согласию кредитора на перевод долга, согласию собственника на продажу имущества унитарного предприятия, согласию совета директоров на заключение крупной сделки.

Стремление законодателя к унификации правил о согласии на совершение сделки и к обеспечению их определенной системности заслуживает одобрения. Возможность универсализации подобных правовых норм обусловлена и отражает их общую целевую направленность - установление разрешительного порядка совершения сделок. Это проявляется в том, что определенные лица, не являющиеся стороной предполагаемой сделки (третьи лица, органы юридических лиц, государственные органы или органы местного самоуправления), дают разрешение на ее совершение.

С другой стороны, наряду с позитивными моментами, связанными с формированием единых правил относительно согласия на совершение сделки, нельзя не учитывать и объективно существующих ограничений в процессе универсализации соответствующих норм, вызываемых значительной спецификой различного рода сделок, требующих такого согласия. Отсюда -различный состав субъектов, управомоченных давать согласие, выполняемые им функции, характер (частноправовой или публично-правовой) охраняемого интереса и т. д. Поэтому законодательная тенденция к единообразию в правовом регулировании должна органически сочетаться с многообразием, отражающим особенности регулируемых правом отношений [4].

Анализ правовых норм о согласии позволяет высказать мнение о том, что оно используется в качестве собирательной категории, охватывающей неодинаковые по своему характеру разрешительные действия на совершение сделки, семантически выражаемые и в различной терминологии - согласие, разрешение на совершение и одобрение сделки. В силу этого наряду с общими правилами применительно к конкретной разновидности сделки, требующей согласия на ее совершение от лица, не участвующего в сделке, специальные нормы по-разному регламентируют вопросы по поводу его содержания, формы, момента выражения, сроков рассмотрения заявлений о даче согласия, последствий его отсутствия и др. Учитывая, что общие правила о согласии на совершение сделки, установленные ст. 157.1 ГК РФ, применяются субсидиарно, т. е. если иное не преду­смотрено законом или иным правовым актом, следует констатировать, что специальное регулирование по-прежнему является приоритетным. Наиболее важным является наличие в нем многочисленных правил о согласии, принципиально отличающихся от общих. Поэтому проблему унификации правовых норм о согласии на совершение сделки вряд ли можно считать системно разрешенной.

Многие цивилисты обоснованно обращают внимание на отсутствие в гражданском законодательстве единого подхода к установлению временного соотношения согласия с одобряемой сделкой [11]. Вслед за рядом специальных правил, в частности п. 1 ст. 26 ГК РФ, п. 5 ст. 45 и п. 5 ст. 46 Федерального закона об ООО, п. 6 ст. 80 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах" [10] (далее - Федерального закон об АО), а также правоприменительной практикой законодатель на уровне общей нормы, закрепленной ст. 157.1 ГК РФ, универсализирует юридическую конструкцию двух разновидностей согласия - предварительного и последующего. Высшие судебные инстанции дали разъяснение о невозможности удовлетворения иска собственника о признании недействительной сделки, совершенной унитарным предприятием с нарушением требований закона или устава о необходимости получения согласия собственника на ее совершение, при наличии в деле доказательств одобрения, в том числе последующего, этой сделки собственником [5]. Очевидно, что критерием их разграничения является темпоральный (временной) признак: предварительное согласие дается до, а последующее – после совершения сделки.

Юридическое значение такой классификации согласий актуализируется прямым нормативным определением только понятия последующего согласия в качестве одобрения сделки (п. 3 ст. 157.1 ГК РФ). Следовательно, лишь последующее согласие и одобрение являются синонимическими понятиями, вследствие чего понятие «одобрение» не применимо к понятию «предварительное согласие».

Отмеченная позиция законодателя далеко не случайна и объясняется тем, что конкретной разновидностью согласия, как следует из п. 3 ст. 157.1 ГК РФ, предопределяется его содержание: применительно к предварительному согласию предусмотрено требование определения предмета, а к последующему (одобрению) - указание сделки, на которую дается согласие. Подчеркнем также, что собственно момент получения согласия (до или после) не влияет на действительность самой сделки.

Однако обозначенный общий подход не получил системного преломления в законодательстве, поскольку специальные правила обусловливают возможность экстраполяции понятия «одобрение» на понятие «предварительное согласие». В подтверждение данного суждения сошлемся на ст. ст. 78, 79 Федерального закона об АО, посвященные соответственно крупным сделкам и порядку их одобрения, а также ст. ст. 45 и 46 Федерального закона об ООО о сделках с заинтересованностью и крупных сделках. Их анализ свидетельствует об использовании понятия «одобрение» в качестве родового понятия «согласие» на совершение указанных сделок вне зависимости от момента его получения, вследствие чего нет препятствий для его понимания в качестве как предварительного, так и последующего.

Таким образом, в специальных нормах о согласии на совершение сделок хозяйственными обществами понятие «одобрение сделки» является более широким в сравнении с его пониманием по ст. 157.1 ГК РФ. Оно применимо и к предварительному, и к последующему согласию.

 

Список литературы:

  1. Болдырев В.А. Правовое значение и содержание согласия на совершение сделки // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 10. С. 66 – 72.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 28.03.2017) // Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, N 32, ст. 3301. – [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142 (Дата обращения - 19.05.2017).
  3. Касаткин С.Н. Понятие и признаки согласия как гражданско-правовой категории // Право и экономика. 2013. N 3. С. 69 – 73.
  4. Поваров Ю.С. Институт согласия на совершение сделки: новеллы гражданского законодательства // Право и экономика. 2013. N 3. С. 4 – 9.
  5. Постановление Пленумов ВС РФ N 10 и ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 2010. N 6.
  6. Проект федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, отдельные законодательные акты Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации) // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.komitet2-10.km.duma.gov.ru (Дата обращения - 19.05.2017).
  7. Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ (с изм. от 15.02.2016) «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 13.05.2013, N 19, ст. 2327. – [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_145981 (Дата обращения - 19.05.2017).
  8. Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ (ред. от 01.01.2017) «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Собрание законодательства РФ, 16.02.1998, N 7, ст. 785. – [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_17819 (Дата обращения - 19.05.2017).
  9. Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ, 31.07.2006, N 31 (1 ч.), ст. 3434. – [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_61763/6216ed1750c4bef4601d5a9d3a2762cf6763ba2c (Дата обращения - 19.05.2017).
  10. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 01.01.2017) «Об акционерных обществах» // Собрание законодательства РФ, 01.01.1996, N 1, ст. 1. – [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_874 (Дата обращения - 19.05.2017).
  11. Чеговадзе Л.А., Касаткин С.Н. Недействительность сделок, совершенных без согласия // Гражданское право. 2013. N 6. С. 2 – 6.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом