Статья опубликована в рамках: LXX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 22 февраля 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Проблемы философии права

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Андреева Л.А., Трухина И.Н. ПРАВО: ПРОБЛЕМЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ И СВОБОДЫ (В КОНТЕКСТЕ РОССИЙСКОЙ ТРАДИЦИИ) // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXX междунар. науч.-практ. конф. № 2(64). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 23-32.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРАВО: ПРОБЛЕМЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ И СВОБОДЫ (В КОНТЕКСТЕ РОССИЙСКОЙ ТРАДИЦИИ)

Андреева Любовь Александровна

канд. юрид. наук,  ст. науч. сотр. Новгородского филиала Современной  гуманитарной академии,

РФ, г.  Великий  Новгород

Трухина Ирина Николаевна

канд. филос. наук, доц., доц. Санкт-Петербургского государственного университета ГПС МЧС России

РФ, г. Санкт-Петербург

LAW: ISSUES OF JUSTICE AND FREEDOM (IN THE CONTEXT OF THE RUSSIAN TRADITION)

 

Lybove Andreeva

candidate of juridical sciences, senior researcher of the Novgorod branch Modern humanitarian Academy,

Russia, Veliky Novgorod

 

Irina Trukhina

сand.filosof.science, associate professor, the Professor of St. Petersburg State University, Russian Ministry for Emergency Situations

Russia, Saint-Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

В переломные моменты истории, когда определяется направление общественного развития, наиболее остро представляется проблема идеалов и ценностей. Люди самой жизнью ставятся в ситуацию выбора – вопрос о моральных и правовых ориентациях оказывается в центре внимания. В статье рассматриваются вопросы отношения ценностной ориентации в условиях коренной ломки социально-экономических условий и представлений, поиска новых смыслов справедливости и свободы.

ABSTRACT

In the crucial moments of history, when the determined direction of social development, the most acute is the problem of ideals and values. People life are put in the situation of choice – the question of the moral and legal orientations is the center of attention. The article discusses the relationship of value orientation in terms of a radical break-up of the socio-economic conditions and perceptions, the meanings of justice and freedom.

 

Ключевые слова: справедливость, право, свобода, условия, представления, ценности.

Keywords: justice, right, freedom, terms, ideas and values.

 

«Философия … изучает право как одну из сфер проявления глубочайшего противоречия человеческого бытия – свободы воли (выбора) человека и предопределённости, заданности его поведения объективными условиями  существования: материальными, а в религиозных системах – также и духовными (Божья воля, Божий промысел, провидение, судьба)».[1] Наиболее важен в этом аспекте «мировоззренческий стержень права», «мыслящая себя идея права», «разумность права», постижение смысла основ права, выраженных в нём ценностей. По выражению Г.В.Ф. Гегеля «в праве человек должен найти свой разум … и постигнуть мысли лежащие в основе права».[2]

Российское право представляет собой оригинальное явление в мировой юриспруденции. На протяжении многих веков природа российской цивилизации является предметом оживлённых дискуссий между представителями различных течений философской и юридической мысли. Одни отстаивают идею, что Россия – это деформированная восточными влияниями часть Запада, поэтому она обречена догонять его и пройдёт в своём развитии все или почти все стадии, свойственные европейским странам. Другие впадают в противоположную крайность, полагая, что Россия плоть от плоти цивилизация Востока, где и следует искать родственные ей политические режимы, идеи, союзников. Заимствование западных форм жизни возможно в крайне ограниченных пределах. После цепи социальных катаклизмов прежние «почвенные» основания будут возрождаться. Сторонники третьей точки зрения утверждают, что Россия – это не Запад и не Восток, она - Евразия и является цивилизацией третьего типа. Специфика её обусловлена своеобразным геополитическим положением и уникальной ролью в отношениях между западными и восточными цивилизациями.[6] «Очевидно, - справедливо отмечают А.В. Ильин и О.М. Карамышев, - зёрна истины скрываются в каждой из указанных позиций, и в разные эпохи своего существования российское общество становилось ближе то Востоку, то Западу либо же демонстрировало оригинальные («евразийские») черты».[6, с.239]

Своеобразие этих, и не только, условий развития права в России позволяют исследователям выделить наиболее характерные черты отечественного права, которые прослеживаются на протяжении всей его истории. Во-первых, неразвитость юридических традиций, переходящая иногда в правовой нигилизм населения. Во-вторых, жёсткое подчинение права идеологии. Нехватка права в реальной жизни восполняется действием других нормативных регуляторов, среди которых первое место занимает религия. В-третьих, смешанный характер российской правовой культуры, слияние в ней воедино европейских и азиатских начал. Свойственные цивилизации Запада юридические формы неразрывно соединяются в России с присущими Востоку коллективизмом, соборностью, общиной. Всё это приводит к внутренней напряжённости, потенциальной опасности конфликта между разнообразными элементами.[6, с.242-243]

Естественно-правовой подход связывает анализ юридических проблем с основными ценностями человеческого бытия: свободой, справедливостью, правом на жизнь. Это положение подтверждается историей философской и правовой мысли, в том числе и отечественной. Среди отечественных исследователей, которые по преимуществу занимались проблемами не философского, а правового или социально-политического характера можно указать Б.Н. Чичерина, П.И. Новгородцева, Л.И. Петражицкого и других. В основе философии права, как отмечает Б.Н. Чичерин, лежит право естественное. Оно есть совокупность наиболее общих принципов, норм, непосредственно вытекающих из абсолютной идеи права, как «рациональная сущность, исторически реализуемая в зависимости от нравственного сознания общества».[22] В современной философской литературе справедливо отмечается, что предметом философии права «является методологический универсализм правовой науки, рефлексия её духовных оснований, полный контекст которых не может быть прерогативой какой-то избранной философской системы».[7]

В истории естественно–правовой традиции мысль о единстве, тождестве справедливости и права усматривается с Античности. Древние греки обозначают их одними и теми же понятиями (темис, Дике) и «то, что соответствовало тогдашним взглядам на справедливость, воспринималось как право».[8, с.14] В древнейших законодательных документах встречаются обоснования, затрагивающие сами основы права. Например, обоснование издания Сборника законов царя Хаммураппи (XVIII в. до н.э.) является следующим: «Для того, чтобы дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого» «Правда, - подчёркивает А.А. Корольков в предисловии к работе «Русская философия права: философия веры и нравственности», - не может быть чисто юридической регламентацией поведения граждан, правда – это стремление к справедливости, к истинности человеческих отношений, к добру и совершенству. «Русская правда» как юридический памятник, открытый В.Н. Татищевым и по истокам исходящий к древнейшей истории Руси, свидетельствует о глубине слияния в России юридических, нравственных и религиозных категорий».[15, с.6-7] Не могло не сказаться на основах русского правосознания то, что православная традиция несла в себе всю глубину античного понимания мира как единого бытия блага и свободы человека. Митрополит Илларион (ХI в.), «Слово о законе и благодати» которого можно считать программным для русского национального самосознания, предвосхищая будущие искания нашей философии права, учит, что «началом нашего самосознания (а значит, и основой права) должен быть не формальный закон, а благо бытия, исходящее от Бога, - благодать.»[15] Поиски некоего эталона справедливости, независимого от законодательства, ссылаясь на который можно было бы оценивать нормы позитивного права велись издавна. «В евангельских текстах, - отмечает В.Н. Жуков, - ставится дилемма «закона и благодати», которая затем на протяжении столетий будет обсуждаться богословами и философами. Согласно логике ранних христиан право вступает в конфликт с благодатью (непосредственным богообщением) точно так же, как действительность – с Царством Божием».[3, с.100]

В научном объяснении права в течении многих веков почти безраздельно господствовала теория естественного права. Её содержание на протяжении истории менялось. «В XVII – XVIII вв. под влиянием господствующего тогда рационализма теория естественного права понималась как отвлечённая система правовых норм, вытекающая с логической необходимостью из разумной природы человека и существующая наряду с положительным правом».[19, с.75] Исследователей естественно–правовой философии этого периода объединяет вывод о том, что право существует до государства. Таким образом, ими провозглашается независимость нравственного сознания права от авторитета господствующего закона. Получило обоснование присущее человеку стремление оценивать закон с точки зрения нравственных требований. Основная ошибка естественного права этого периода была в том, что оно представляло право, как «кодекс неизменных правил, который вытекает с логической необходимостью из природы разума».[18, с.60] Исследователи не признавали условного изменчивого характера конкретных требований естественного права. Под последними они понимали совершенное и справедливое законодательство, проистекающее из требований разума.[18, 55-56] В конце XVIII – начале ХIХ в. большая часть требований естественного права воплощается в действующем законодательстве. Начинается период упадка влияния естественного права на массовое правовое сознание. На смену пришёл юридический позитивизм, считающий правом закон или иной нормативно–правовой акт, источником которого является государство.

В ХIХ в. теория естественного права стала отождествляться с философией права, в рамках которой глубоко исследовались связи права и нравственности, разрабатывались идеи свободы, справедливости, ценности права.[19, с.78] С конца ХIХ в. начинается новый этап в развитии теории естественного права – «возрождённое» естественное право, «естественное право с изменённым содержанием». Оно, отмечает Е.Н. Трубецкой «не заключает в себе никаких раз навсегда данных, неизменных юридических норм: оно не есть кодекс вечных заповедей, а совокупность нравственных и вместе с тем правовых требований, различных для каждой нации и эпохи»; «для каждого народа и в каждую данную эпоху оно олицетворяет собою особую специфическую задачу; особую совокупность конкретных обязанностей. В этом заключается оправдание права позитивного».[18, с.67-68]

 На рубеже ХIХ – ХХ вв. естественно–правовая школа объединяла широкий круг юристов и философов, таких как Н.А. Бердяев, Б.А. Кистяковский, С.А. Котляровский, П.И. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк и другие. В стране, где недавно было отменено крепостное право, где абсолютистское государство стояло над правом, где отсутствовала традиция уважения личности и её прав, распространение идей естественного права имело позитивное значение. Оно выполняло ту же роль, что и в Новое время в Европе, в эпоху буржуазных революций. Вместе с тем, в России в отличие от Запада, где она была направлена на формирование принципов рыночной экономики, теория «наполнилась не столько конкретным юридическим, сколько этическим и религиозным содержанием».[4, с.69] «Русское религиозное сознание было ориентировано не столько на формально–юридическую защиту человека, сколько было занято спасением души человека и поиском метафизических и религиозных основ политико–правовой организации общества. Ценности права и правового государства понимались как относительные в свете абсолютной ценности Бога».[4]

 Эти идеи оказали значительное влияние в российской философии права. П.И. Новгородцев подчёркивает, что православие, а это самое влиятельное направление Христианства до 1917 .г. в России, сохранило «удивительное согласие с духом первоначального христианства».[13, с.8] Корень его философии права, как справедливо отмечает В.Н. Жуков, «глубинные пласты русской духовности, которая веками формировалась в лоне православия».[4, с.68] Противоречивый характер русской философии права нашёл отражение в сочетании в учении П.И. Новгородцева неокантианства с идеями русской православной философии. Преодоление кризиса правосознания, в ХIХ начале ХХ вв.. прежде всего позитивного, он усматривает только через возрождение естественного права, необходимость возрождения которого проходит через все его работы. Для внедрения в позитивистскую юриспруденцию нравственных идеалов «требуется именно возрождение естественного права с его … признанием самостоятельного значения за нравственным началом и нормативным рассмотрением».[10, с.12] Естественно–правовая проблема для П.И. Новгородцева это проблема прежде всего моральная, суть её заключается в том, чтобы, исходя из априорных «указаний» нравственного сознания, «установить моральные требования, предписывающие идеальные пути развития».[14, с.255] П.И. Новгородцев, исходя из Канта, выводит право из нравственного закона, рассматривая его с точки зрения идеальной цели. Естественное право в этом смысле предстаёт как безусловное веление разума.

 В понимании права П.И. Новгородцев, как и Б.Н. Чичерин, разделяет основные идеи индивидуализма и либерализма. В силу антиномичности человеческого бытия и конфликта между разумом и человеческой природой общественный идеал в виде гармонии всех отношений принципиально недостижим. Человечество всегда в состоянии выбора между общественной гармонией и свободой. Делая выбор в пользу свободы, равенства и прав индивидов, самоценной личности П.И. Новгородцев подчеркивает обоснование идеи свободного социального развития, реализация которой неизбежно ведёт к насилию и потере свободы. Нравственный долг каждого – вложить свои усилия «в неопределённую перспективу грядущего, содействовать реализации «идеи свободной солидарности».[12, с.239] Вместе с тем, для П.И. Новгородцева «земная человеческая жизнь никогда не может притязать на совершенство и правду, … всегда нужно стремиться и тяготеть к правде высшей», только на «чаянии Царства Божия, можно устроить правильно нашу жизнь».[13, с.22] Говоря о России он подчёркивает, что «путь отпадения, отщепенчества от положительных начал жизни» т.е. от православия, сделал несчастным «и саму интеллигенцию, и нашу Родину».[11, с.204] Либеральные идеи П.Н. Новгородцева, полагает В.Н. Жуков, «можно сравнить с ветвями и листьями на дереве русского консерватизма».[4, с.68]

Представителем идей охранительного либерализма в России выступает Б.Н. Чичерин.[5], девиз которого «либеральные меры и сильная власть»[20, с.200] Наука для него развивается тогда, « когда она не начинается каждый раз сызнова, а примыкает к работам предшествующих поколений, исправляя недостатки …, но сохраняя здоровое зерно».[22, с.24] Философию Гегеля он воспринял «с либерально–индивидуалистических позиций».[9, с.532] Человек,  как носитель Абсолютного начала для Б.Н. Чичерина «по своей природе, есть существо сверхчувственное, или метафизическое, и, как таковое, имеет цену само по себе и не должно быть обращено в простое орудие. Именно это сознание служит движущей пружиной всего развития человеческих обществ. Из него рождается идея права, которая, расширяясь более и более, приобретает, наконец, неоспоримое господство над умами».[9, с.55-56]

 В обществе - два противоположных элемента. Во-первых, духовная природа личности, состоящая в свободе. Во-вторых, общественное начало как ограничение свободы – в законе. «Поэтому, - полагает Б.Н. Чичерин, - основной вопрос заключается в отношении закона к свободе».[9, с.83] Оно может быть двояким: принудительным: (государственный закон) и добровольным (нравственный закон). «Первое касается внешних действий, составляющих область внешней свободы, которая одна подлежит осуждению; второе обращается к внутренним побуждениям, истекающим из свободы внутренней. Из первого рождается право; второе составляет источник нравственности».[9, с.83] Чичерин против смешения права и нравственности, хотя видит их общий источник в «духовной природе человека», «потребностях человеческого общежития».[9, с.89,90] Нравственность у него иногда служит дополнением права. Чичерин различает субъективное и объективное право. «Субъективное право определяется как нравственная возможность, или иначе, как законная свобода что-либо делать или требовать. Объективное право есть самый закон, определяющий эту свободу. Соединение обоих смыслов даёт нам общее определение: право есть свобода, определяемая законом» и уточняет «право есть внешняя свобода человека, определяемая законом».[9, с.84]

Б.Н. Чичерин различает положительное и естественное право и замечает влияние второго на первое. «Положительное право, - отмечает он,- развивается под влиянием теоретических норм, которые не имеют принудительного значения, но служат руководящим началом для законодателей и юристов. Отсюда рождается понятие о праве естественном, в противоположность положительному. Это не действующий, а потому принудительный закон, а система общих юридических норм, вытекающих из человеческого разума и долженствующих служить мерилом и руководством для положительного законодательства. Она и составляет философию права».[9, с.94] Этим общим разумным естественно - правовым началом, которое служит руководством как для установления законна, так и его осуществления, является «правда или справедливость». Все законодательства в мире, которые понимали свою высокую задачу, «стремились осуществить эту идею в человеческих общежитиях».[9, с.95] Правда (справедливость) связана с началом равенства. «Справедливым считается то, что одинаково прилагается ко всем. Это начало вытекает из самой природы человеческой личности: все суть разумно – свободные существа, все созданы по образу и подобию Божьему и, как таковые, равны между собой. Признание этого коренного равенства составляет высшее требование правды, которая с этой точки зрения носит название правды уравнивающей».[9, с.96] Равенство Б.Н. Чичериным трактуется как формальное юридическое равенство, как равенство перед законом. Критикуя социалистические идеи, он отмечает, что «материальное равенство» неизбежно ведёт к подавлению человеческой свободы. Как и Кант, он считает, что прирождённое человеку право одно, это свобода. Всё остальное заключено в ней и из неё вытекает. Право почти всегда выражает объективно обусловленную меру и форму свободы. «В самом зародыше юридических отношений, - указывает Б.Н. Чичерин, - право уже является выражением свободы, и это отношение становится всё яснее с дальнейшим движением: ступени развития свободы суть вместе и движение развития права».[21, с.88] Свобода у Чичерина явление историческое, а не природное, т.е. это гражданская свобода.

Вопросы поиска идеальных основ права находят достойное место в философии В.С.Соловьёва. Он определяет право как «принудительное требование осуществления добра, или порядка, не допускающего известного проявления зла».[17, с.36] Как общая идея права, его разумное начало выступает у Соловьева, как естественное право. Сущность естественного права составляет «понятие личности, свободы и равенства».[16, с.98] Для В.С. Соловьёва право не просто выражение справедливости, а выражение принудительной справедливости. Он отрицает раздельное существование естественного и позитивного права. Они для Соловьева лишь две различные точки зрения на один и тот же предмет. Естественное право воплощает «рациональную сущность права». Право положительное олицетворяет историческую явленность права. Свобода человека превращается в право, только тогда, когда за всеми одинаково признаётся их свобода. В.С. Соловьёв отмечает, что «моя свобода как право, а не сила только, прямо зависит от признания равного права всех других. Отсюда мы получаем основное определение права: право есть свобода, обусловленная равенством. В этом основном определении права индивидуалистическое начало свободы неразрывно связано с общественным началом равенства, так что можно сказать, что право есть не что иное, как синтез свободы и равенства»[16, с.98] Свобода есть необходимый субстрат, а равенство – его необходимая формула. «Отнимите свободу, - отмечает В.С. Соловьёв, - и право становится своим противоположным, т.е. насилием».[16, с.99]

 

Список литературы:

  1. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Часть 11. Теория права. Том 1. М. Юрист 1996. С. 10.
  2. Гегель Г.В.Ф. Философия права. 1990. С. 57-58.
  3. Жуков В.Н. Политико- правовая идеология раннего Христианства. // Государство и право. 2012. № 9 С. 100.
  4. Жуков В.Н. Философия права П.И. Новгородцева как консервативно – религиозная утопия. Государство и право. 2012 № 2. С.69.
  5. Зорькин В.Д. Из истории буржуазно – либеральной мысли России второй половины Х1Х – начала ХХ в. (Б.Н. Чичерин) М., 1985.
  6. Ильин А.В., Карамышев О.М. Ключевые особенности развития государства и права России. // Вестник вузов. Правоведение. 2010. № 6 .С. 238..
  7. Малинина И.П. Философия права (от метафизики к герменевтике). Екатеринбург. 1995. С 4.
  8. Нерсесянц В.С. Политические учения Древней Греции. М., 1979. С. 14.
  9. Нерсесянц В.С. Философия права. Учебник для вузов. М., ИНФРА. Норма. 1997.С. 522.
  10. Новгородцев П.И. Из лекций по общей теории права. Часть методологическая. М., 1904. С. 12.
  11. Новгородцев П.И. О путях и задачах русской интеллигенции. // Из глубины. Сб. ст. о русской революции. М., 1990. С. 204.
  12. Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., 1911.// Власть и право. Из истории русской правовой мысли. Л., 1990. С. 239.
  13. Новгородцев П.И. Существо русского православного сознания. // Православие и культура. Сб. религиозно – философских статей. Берлин. 1923. С. 22.
  14. Нравственный идеализм в философии права. // Проблемы идеализма. М., 1902. С. 255.
  15. Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. Автор и рук. Проекта Сальников В.П. «Алетейя». СПб. 1997. С. 6 -7.
  16. Соловьёв В.С. Право и нравственность. // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. Л. 1990. С. 98.
  17. Соловьёв В.С. Право и нравственность. Очерки из прикладной этики. СПб. 1899. С. 36.
  18. Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. М., 2012. С. 60.
  19. Фролова Е.А. Теория естественного права (исторический аспект). // Государство и право. 2015. № 1С. 75.
  20. Чичерин Б.Н. Несколько современных вопросов. М., 1982. С. 200.
  21. Чичерин Б.Н. Собственность и государство. М., 1882. С. 88.
  22. Чичерин Б.Н. Философия права. М. 1900 С. 94 – 95.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий