Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LXIX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 25 января 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шатилов А.В. КОРЫСТЬ КАК ДОМИНИРУЮЩАЯ МОТИВАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ГРУППАМИ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXIX междунар. науч.-практ. конф. № 1(63). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 98-103.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

КОРЫСТЬ КАК ДОМИНИРУЮЩАЯ МОТИВАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ГРУППАМИ

Шатилов Алексей Валерьевич

соискатель ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия»

РФ, г.Орск

GREED AS A DOMINANT MOTIVATION OF CRIMES COMMITED BY ORGANIZED GROUPS

Aleksey Shatilov

Degree-seeking student of FSBEI HE “Saratov State Legal Academy”,

Russia, Orsk

АННОТАЦИЯ

Данная статья посвящена вопросам мотивации преступного поведения участников организованных преступных групп. Исследования мотивации преступлений представляют большой интерес как для науки криминологии, так и для правоохранительной практики. Основной доминирующей мотивацией совершения преступлений в составе организованных групп является корысть, которая заключается в стремлении к незаконному быстрому обогащению. Изучение мотивационной особенности преступной деятельности позволит уяснить детерминацию совершения преступлений и более эффективно противодействовать деятельности организованных групп.

ABSTRACT

The article is devoted to motivation issues of criminal behavior of organized crime groups. Research of crimes motivation is of great interest for both criminology sciences as well as for law enforcement practices. The main dominant motivation of crimes commitment in organized groups is greed which is the desire to get rich quickly and illegally. The study of motivational features allows to understand determination of crimes commitment and react more effectively against activities of organized groups.

 

Ключевые слова: организованная преступность, преступная организация, корыстная мотивация, личность преступника, противодействие преступности.

Keywords: organized crime; crime organization; greed motivation; personality of criminal; reaction to crime.

 

Основным способом получения средств к существованию был и остается человеческий труд, в котором человек в идеале сочетает как способ получения достатка, так и возможность реализации своего творческого потенциала [1, с.23]. То есть труд несет позитивный заряд, направленный не только на обогащение, но и на развитие человеческих способностей. Труд не только полезен человеку как источник материальных благ, но и весьма благоприятен для развития общества в целом. Без него невозможен ни личностный рост ни общечеловеческий прогресс.

Нельзя не разделить точку зрения Ю.А. Петровой и Н.А. Авдюхиной о том, что «труд должен приносить радость, счастье, делать человека благополучным» [3, с.823].

Вместе с тем, труд представляет собой достаточно активную человеческую деятельность, требующую больших физических и интеллектуальных затрат. На это способен человек с развитыми волевыми качествами, приученный управлять своим поведением и эмоциями.  Не менее важным моментом также выступает и наличие у человека высоких нравственных начал. Сочетание воли и нравственных устоев не позволяет человеку искать наживы где-то еще, помимо трудовой деятельности.

Однако, при наличии изъянов в сфере нравственных начал человека и его растущих потребностях в материальных благах весьма вероятным для индивида становится аморальный и даже преступный путь получения материальных благ. Человек, не способный вследствие нравственных недостатков ограничивать свои материальные потребности, может вполне легко переступить не только черту морали, но и нарушить закон.

В структуре личности преступника особое место занимает мотивация его поведения. Полностью разделяем позицию В.И. Тройнина, отмечающего большое криминологическое значение мотивов преступлений, позволяющих выделить типологию преступников [11, с.23].

А.А. Тайбаков справедливо отмечает, что корыстные и корыстно-насильственные преступления составляют значительную долю преступности, определяют, во многом, ее показатели [10, с.42].

С.И. Мартынова определяет корысть как «стремление к присвоению материальных ценностей, созданных чужим трудом» [2, с.43].

Важно отметить, что корысть движет не только людьми, посягающими на чужую собственность путем совершения краж, грабежей, разбоев и других преступлений, объектом которых выступает право собственности.

Корыстная мотивация очень часто встречается и в иных преступлениях. Корыстные побуждения могут лежать в основе таких общественно опасных деяний как убийство, терроризм, причинение вреда здоровью, получение взятки, коммерческий подкуп, сбыт наркотических средств либо оружия, сбыт поддельных денег и ценных бумаг, организация и содержание притона для занятия проституцией, распространение порнографических материалов, служебный подлог, злоупотребление должностными полномочиями, подделка документов и многих других преступлений, где лицо стремится, прежде всего, к незаконному обогащению.

Для организованной преступности корыстный мотив также является доминирующим. Организованные преступные группы, как правило, формируются, именно, для совершения корыстных либо корыстно-насильственных преступлений. К ним могут относиться как преступления против собственности, то есть кражи, хищения предметов, имеющих особую ценность, мошенничества, грабежи, разбои, вымогательства, так и иные общественно опасные деяния, в которых объектом преступления выступают неимущественные отношения. Ко второй группе деяний могут относиться корыстные убийства (например, по найму), сбыт наркотических средств, организация притона для занятия проституцией и т.д.

Как указывает О.М. Попович, корысть является одним из определяющим мотивом, лежащим в основе формирования преступных групп [4, с.6]. Данный тезис подтверждается и анализом материалов практики.

Нами было проведено выборочное изучение 41 приговора за 2015-2016 годы по уголовным делам, рассмотренных судами Оренбургской области, по которым лица осуждались за совершение преступлений, совершенных организованными группами. Среди них 18 приговоров вынесено по ст.228.1 УК РФ, 9 – по ст.159.5, 5 – по ст.158, 4 – по ст.159, 3 – по ст.322.1, 1 – по ст.161, 1 – по ст.186.      

Изучение приговоров показало, что в основе преступного поведения каждого совершенного общественно опасного деяния лежала, именно, корыстная мотивация.

Очевидность корысти для хищений неоспорима. Так, П., совместно с другими лицами, совершил покушение на кражу имущества акционерного общества в особо крупном размере в составе организованной группы, созданной в целях завладения имуществом [5].

Однако, как следует из проведенного анализа, объекты преступных посягательств были совершенно разными, вовсе не обязательно связанными с правом собственности.

Из приведенного нами исследования видно, что большинство из совершенных организованными преступными группами преступлений, составляют преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств. Преступления против собственности (здесь, кражи и мошенничества) занимают только второе место. На третьем месте – преступление в сфере порядка управления (организация незаконной миграции), замыкает список преступление в сфере экономической деятельности (сбыт поддельных банковских билетов).

Вместе с тем, корыстная мотивация для ряда посягательств, не связанных с изъятием чужого имущества, также вполне очевидна.

Так, например, Б., признанный виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ, совершил покушение на сбыт наркотических средств в особо крупном размере в составе организованной группы, действуя из корыстных побуждений, за денежное вознаграждение [6].

Б., признанный виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.322.1 УК РФ, совершил организацию незаконной миграции в составе организованной группы, действуя из корыстных побуждений, получая за незаконный въезд и пребывание в РФ наличные денежные средства [7].

Корыстная мотивация подтверждается и показаниями подсудимых, данными на предварительном следствии и в ходе судебных заседаний.

Так, В., осужденный по ч.3 ст.186 УК РФ, суду пояснил, что организовал производство и сбыт поддельных денежных средств с целью получения дохода. Полученные средства он тратил на продукты питания, спиртное и посещение увеселительных заведений [8].

Т., осужденный по ч.1 ст.30 п.п. «а, г» ст.228.1 УК РФ, согласился совершать «закладки» наркотических средств только по причине обещанного хорошего материального вознаграждения за каждое преступление [9].

Изучение остальных приговоров показало аналогичные позиции подсудимых, осужденных за совершение преступлений, совершенных организованными преступными группами.

Проведенное нами исследование является лишь выборочным на примере ряда наиболее типичных уголовных дел о преступлениях организованных групп. Делать однозначные выводы об исключительно корыстной направленности организованной преступности лишь на основе приведенных данных не представляется возможными.

Для наиболее развернутых выводов требуется проведение более полного исследования с привлечением большего количества уголовных дел и опросов осужденных.

Тем не менее, проведенное нами исследование позволяет сделать ряд выводов.

Во-первых, очевидной является преимущественно корыстная мотивация формирования и деятельности организованных преступных групп.

Во-вторых, корыстная мотивация свойственна не только для преступлений, связанных с противоправным изъятием чужого имущества, но и для общественно опасных деяний, посягающих на нематериальные объекты уголовно-правовой охраны (общественная безопасность, нравственность и т.д.).

В-третьих, корыстная мотивация сопровождается наличием значительных изъянов в нравственной сфере, выражающихся в игнорировании прав и интересов других лиц.

 

Список литературы:

  1. Блажиевская Г.А.  Труд как социально-культурная ценность: Автореф. дис. канд. филос. наук. – Казань, 2007. – 25 с.
  2. Мартынова С.И.  Условия зарождения и развития корысти // Теория и практика общественного развития. – 2005. – №1. – С.43-44.
  3. Петрова Ю.А., Авдюхина Н.А.  Проблема трудового воспитания // Сборник материалов ежегодной международной научно-практической конференции «Воспитание и обучение детей младшего возраста». – Москва, 2016. – 952 с.
  4. Попович О.М. Криминологическая характеристика групповых корыстно-насильственных преступлений и их предупреждение органами внутренних дел: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Москва, 2000. – 25 с.
  5. Приговор Новотроицкого городского суда Оренбургской области от 09.03.2016 г. по уголовному делу № 1-73/2016 в отношении П. и др.: архив Новотроицкого городского суда Оренбургской области.
  6. Приговор Октябрьского районного суда г.Орска Оренбургской области от 22.04.2016 г. по уголовному делу № 1-116/2016 в отношении Б. и др.: архив Соль-Илецкого районного суда Оренбургской области.
  7. Приговор Соль-Илецкого районного суда Оренбургской области от 28.06.2016 г. по уголовному делу № 1-59/2016 в отношении Б. и др.: архив Соль-Илецкого районного суда Оренбургской области.
  8. Приговор Дзержинского районного суда г.Оренбурга от 26.01.2016 г. по уголовному делу № 1-24/2016 в отношении В.: архив Дзержинского районного суда г.Оренбурга.
  9. Приговор Октябрьского районного суда г.Орска Оренбургской области от 18.12.2015 г. по уголовному делу № 1-338/2015 в отношении Т.: архив Октябрьского районного суда г.Орска Оренбургской области.
  10. Тайбаков А.А.  Социально-криминологическое следование корыстной преступности Европейского Севера России: Автореф. дис. докт. юрид. наук. – Санкт-Петербург, 2001. – 52 с.
  11. Тройнин В.И.  Расследование и предупреждение корыстных убийств: Автореф.  дис. канд. юрид. наук. – Воронеж, 1997. – 24 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом