Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 20 июля 2016 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Идрисов Н.Т. ПЕРИОДЫ РАЗВИТИЯ ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ НАРКОТИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LXIII междунар. науч.-практ. конф. № 7(58). – Новосибирск: СибАК, 2016.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПЕРИОДЫ РАЗВИТИЯ ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ НАРКОТИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Идрисов Наиль Талгатович

канд. юрид. наук, доц. кафедры уголовного права и криминологии ФГАОУ ВО «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева»,

РФ, гСамара

PERIODS OF LAW DEVELOPMENT ABOUT CRIMINAL DRUG OFFENCES IN NATIONTAL CRIMINAL LAW

Nail Idrisov

phD in Law, Assistant Professor Of Criminal Law and Criminology Samara National Research University,

Russia, Samara

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена изучению истории развития правового регулирования ответственности за незаконный оборот наркотических средств в России. Целью научного исследования выступает выделение периодов развития уголовного законодательства в сфере установления ответственности за совершение наркотических преступлений и выявление наиболее характерных черт каждого из них. По результатам проведенного исследования автор выделяет три этапа развития, характеризуя каждый из них в отдельности и отмечая поступательное преемственное развитие правового регулирования.

ABSTRACT

Article is dedicated to the investigation of criminal drug law development in Russia. The goal of scientific research is toformcriminal law periods of giving penalty for committing drug offences and show their special features. As a result of investigation author divides three periods, giving every period its own characteristic and admitting their continuity.

 

Ключевые слова: наркотические преступления; советское уголовное право; уголовный кодекс РСФСР; преемственность уголовного права; незаконный оборот наркотических средств.

Keywords: drug offences; soviet criminal law; Criminal Code of Soviet Union; continuity of criminal law; illegal drug trafficking.

 

Исследование истории уголовно-правового регулирования наркотических преступлений в настоящее время приобретает все более существенное значение, поскольку наблюдается возврат к институтам советского уголовного права, к которым относятся: введение наказаний, связанных с трудовым воздействием; введение составов с административной преюдицией; законодательными инициативами по криминализации потребления наркотических средств и др.

Актуальность вопроса подтверждается тем, что 5 февраля 2016 года Законодательным Собранием Кировской области был подан законопроект о введении уголовной ответственности за потребление наркотических средств. В соответствии с данным законопроектом [5] предлагается ввести в УК РФ статью 228.5 УК РФ «Неоднократное потребление наркотических средств, психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ». Статистические данные, отраженные в пояснительной записке к данному законопроекту, подтверждают неэффективность применения административной ответственности за потребление наркотических средств, применение уголовной ответственности может изменить ситуацию. Следует отметить, что ранее в период возникновения и развития правовой регламентации наркотических преступлений данные институты существовали. В связи с чем, для оценки обоснованности существующей концепции уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств изучение истории правовой регламентации наркотических преступлений необходимо.

В отечественной уголовно-правовой доктрине принято считать, что первые законодательные предписания, регламентирующие основания привлечения к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств, возникли во времена советской России. Действительно, при обращении к дореволюционной литературе мы обнаруживаем, что обществом не осуждались действия с наркотическими средствами [7, с. 51]. Как указывает Б.Ф. Калачев, в XIX веке в России начинают лечить зависимых от алкоголя опиумом, этот препарат как лекарственное средство пропагандируют в специальной литературе [6].

Однако уже в первой половине XX века распространение наркотических средств среди населения стало признаваться угрозой охраняемым законом правам и интересам общества и государства. В связи с чем, весь период развития правового регулирования ответственности за незаконный оборот наркотических средств следует разделить на периоды действия соответствующих уголовных кодексов.

Первым кодифицированным уголовным законом в советской России и первым этапом развития правового регулирования стал период действия Уголовного Кодекса РСФСР 1922 года. Данный нормативно-правовой акт отличался высоким уровнем юридической техники, но не предусматривал отдельной статьи или группы статей, регулировавших ответственность за незаконный оборот наркотических средств.

Отсутствие самостоятельного правового регулирования ответственности за наркотические преступления компенсировалось широким применением статьи 139 УК РСФСР 1922 года, так как согласно ст. 10 УК РСФСР 1922 года в советском уголовном праве признавалось законным применение уголовного права по аналогии.

Статья 139 УК РСФСР 1922 года имела следующее содержание: «Скупка и сбыт в виде промысла продуктов, материалов и изделий, относительно которых имеется специальное запрещение или ограничение, карается лишением свободы на срок не ниже шести месяцев с конфискацией имущества и запрещением права торговли».

Состав статьи 139 УК РСФСР 1922 года был помещен в главу 4 «Преступления хозяйственные», следовательно, видовым объектом преступления являлись хозяйственные отношения.

Термин «хозяйство» понимается в советском праве в разных аспектах. С одной стороны, термин «хозяйство» употребляется как синоним термину «производство» [8, с. 8]. Более подходящим для целей определения объекта ст. 139 УК РСФСР 1922 года, на наш взгляд, является определение хозяйственных отношений как общественной формы хозяйственной деятельности. Эта деятельность может выражаться в производстве товаров либо в продвижении их от производителей к потребителям, в оказании услуг за вознаграждение, в совершении действий, направленных на удовлетворение собственных потребностей [4, с. 109].

Непосредственным объектом преступления являются отношения в сфере установленного порядка производства, продвижения и удовлетворения потребностей потребителей в наркотических средствах (медицинское потребление). Предметом данного преступления признаются только те продукты, материалы и изделия, оборот которых ограничен получением специального разрешения.

Объективная сторона данного деяния заключалась в скупке и сбыте запрещенных веществ в виде промысла, то есть систематическом осуществлении указанной преступной деятельности, средства от которой являлись единственным или основным источником дохода преступника.

Преступление, предусмотренное статьей 139 УК РСФСР 1922 года, могло быть совершено только умышленно, то есть в случае если лицо предвидело последствия своего деяния и желало их наступления или сознательно допускало их наступление. Ответственность за данное преступление наступала для лиц, не страдающих душевной болезнью и достигших возраста 14 лет.

Дальнейшее развитие уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, связано с принятием совместного Декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 22 декабря 1924 года «О дополнении Уголовного Кодекса статьей 140-д». Законодателем статья была закреплена в главе 4 УК РСФСР 1922 года, в связи с чем, объект наркотических преступлений не был изменен.

Следует отметить, что в результате указанных изменений в 1924 году наркотические преступления получили самостоятельное правовое регулирование, объективная сторона состава наркотического преступления была подробной и признавала наказуемость изготовления и хранения с целью сбыта, сбыта опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ, без надлежащего разрешения, промысла, содержания притонов для употребления одурманивающих веществ.

Под изготовлением одурманивающих веществ понимался процесс создания наркотика, причем как химического, так и растительного происхождения. Хранение одурманивающих веществ представляло собой длящееся преступление, связанное с нахождением вещества у виновного исключительно с целью последующего сбыта. Аналогичным образом наказывался и сам сбыт – то есть возмездная передача одурманивающего вещества третьим лицам.

Термин «без надлежащего разрешения» позволял отграничить непреступное поведение, связанное с медицинским потреблением одурманивающих веществ, от немедицинского преступного потребления.

Квалифицирующим признаком данного состава преступления являлся признак совершения деяния в виде промысла. В начальный период формирования советского уголовного права отсутствует четкая граница между понятиями «преступный промысел» и «рецидив». На наш взгляд, под понятием «преступный промысел» понималась та систематическая преступная деятельность, которая являлась основным или единственным источником дохода преступника.

Равным образом наказывалось и содержание притонов для целей потребления одурманивающих веществ и их сбыта. Под притоном понималось жилое и нежилое помещение (квартира, дом, гараж, сарай), систематически использующееся для потребления одурманивающих веществ.

Как указывалась выше, в УК РСФСР 1922 года предусматривалась возможность аналогии в уголовном праве. В связи с чем, на практике в сфере регулирования незаконного оборота одурманивающих веществ подлежала применению также ст. 215 УК РСФСР 1922 года: «Приготовление ядовитых и сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то права, карается штрафом до 300 рублей золотом или принудительными работами.

На основании изложенного, можно сделать вывод, что в период действия УК РСФСР 1922 года и в первый этап развития правового регулирования наркотических преступлений (1922–1926 гг.) незаконный оборот одурманивающих веществ относился к категории экономических преступлений, так как государство боролось со спекуляцией данных веществ [9].

Второй этап был ознаменован принятием УК РСФСР 1926 года и продолжался весь период его действия. В отличие от предшественника, УК РСФСР 1926 года поместил состав наркотического преступления в статье 104 главы 2 «Преступления против порядка управления».

Согласно содержанию главы 2 УК РСФСР 1926 года преступлением против порядка управления признавалось всякое действие, которое, не будучи направлено непосредственно к свержению Советской власти и Рабоче-Крестьянского Правительства, тем не менее, приводит к нарушению правильной деятельности органов управления или народного хозяйства и сопряжено с сопротивлением органам власти и препятствованием их деятельности, неповиновением законам или с иными действиями, вызывающими ослабление силы и авторитета власти.

Объективная сторона данного деяния определялась по аналогии с УК РСФСР 1922 года. Статья состояла из двух частей, основного и квалифицированного составов. Предусматривалась ответственность за изготовление и хранение одурманивающих веществ с целью сбыта и их сбыт без надлежащего разрешения, а также за совершение деяния в виде промысла, содержание притонов для сбыта и потребления наркотиков.

В сравнении с УК РСФСР 1922 года изменилось наказание за совершение данных преступлений. По основному составу данного деяния санкция стала альтернативной, и теперь предусматривала возможность назначения принудительных работ. Более того, по сравнению с УК РСФСР 1922 года наказание стало более мягким. Если ранее три года лишения свободы определялось как нижний размер санкции, теперь этот срок стал максимальным наказанием.

Таким образом, правовое регулирование наркотических преступлений за исключением смягчения наказания не подлежало изменению. Осознание государством характера вреда от наркотических преступлений привело к смене официального объекта преступления с хозяйства и хозяйственных отношений на отношения, посягающие на порядок управления.

Третий этап – период действия УК РСФСР 1960 года. Данный период характеризуется существенными изменениями конструкции составов наркотических преступлений. В первую очередь, ответственность за наркотические преступления была установлена одновременно в четырех статьях УК РСФСР 1960 года, т. е. данные преступления получили детальную законодательную регламентацию. Статьи 224, 225, 226 УК РСФСР 1960 г. были перенесены в главу 10 «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения», следовательно, был изменен объект правовой охраны, на который посягает лицо, совершившее преступление в сфере незаконного оборота наркотических средств.

При сравнении статей УК РСФСР 1926 г. и УК РСФСР 1960 г. усматривается расширение диспозиции статей за счет введения новых признаков объективной стороны состава преступления.

Так, в ст. 224 УК РСФСР 1960 г. наблюдается расширение диспозиции статьи за счет включения случаев нарушения правил производства, хранения, отпуска, учета, перевозки, пересылки наркотических средств.

В ст. 225 УК РСФСР 1960 г. была установлена ответственность за посев опийного мака или индийской конопли без разрешения. Впоследствии Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июля 1965 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР» ст. 225 УК РСФСР 1960 г. была дополнена частью второй и устанавливала ответственность за «посев южной маньчжурской или южной чуйской конопли» [1, с. 318].

В отдельную ст. 226 УК РСФСР 1960 г. была выделена ответственность за содержание притонов для потребления наркотиков. Отметим, что ранее указанное деяние считалось квалифицированным составом преступления, предусмотренным ст. 104 УК РСФСР 1926 г.

Ответственность за преступления, предусмотренные статьями 224–226 УК РСФСР 1960 г. была усилена по сравнению с предыдущими УК РСФСР. Так, согласно статье 104 УК РСФСР 1926 г. – за содержание притона для употребления и сбыта наркотических средств устанавливалась ответственность в виде лишения свободы на срок до 3 лет. Согласно УК РСФСР 1960 г. за аналогичный состав преступления, установленный в ст. 226 – ответственность в виде лишения свободы на срок до 5 лет.

Существенное различие норм УК РСФСР 1926 г. и УК РСФСР 1960 г. состояло в изменении предмета преступлений, ответственность за которые предусматривалась ст. 104 УК РСФСР 1926 г. и ст. 224 и 225 УК РСФСР 1960 г. Предметом первого являлись кокаин, опий, морфий, эфир и другие одурманивающие вещества, а последних – соответственно наркотические вещества.

В советский период по мере реализации взятых международных обязательств основной упор в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств делался на усиление средств уголовно-правового воздействия. Так, статья 2243 УК РСФСР, принятая Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 июня 1987 г., предусматривала уголовную ответственность за незаконные приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств в небольших размерах либо потребление наркотических средств без назначения врача, совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения [2, с. 781–782]. Таким образом, данным актом был предусмотрен и введен первый состав наркотического преступления с административной преюдицией.

Незаконное изготовление, приобретение, хранение или сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ были исключены из ст. 224 и помещены в новую ст. 2262 УК РСФСР 1960 года, устанавливавшую ответственность за указанные деяния, а также перевозку или пересылку наркотических веществ [3, с. 238].

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 июля 1974 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РСФСР» Уголовный кодекс РСФСР 1960 года был также дополнен статьями: ст. 2241 (хищение наркотических веществ); ст. 2242 (склонение к потреблению наркотических веществ); ст. 2261 (организация или содержание притонов для потребления наркотических веществ или предоставление помещений для тех же целей).

Частью 2 ст. 225 был введен квалифицированный состав за совершение аналогичных действий, совершенных повторно или лицом, ранее совершившим одно из преступлений, предусмотренных частями первой и второй статьи 224, статьями 2241, 2242 и 2261 настоящего Кодекса. Таким образом, квалифицирующим признаком состава преступления стало признание рецидива в действиях преступника.

Усиление ответственности за наркотические преступления нашло свое отражение в том, что в соответствии с ч. 2 ст. 7 УК РСФСР 1960 г. хищение наркотических веществ с целью сбыта и хищение их при отягчающих обстоятельствах было отнесено к категории тяжких преступлений.

Согласно ч. 3 ст. 53 УК РСФСР 1960 г. запрещалось применение условно-досрочного освобождения от наказания и замены наказания более мягким к лицу, осужденному за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или пересылку с целью сбыта или сбыт наркотических веществ при отягчающих обстоятельствах, либо за хищение наркотических веществ при отягчающих обстоятельствах.

Таким образом, в период действия УК РСФСР 1960 года правовая регламентация наркотических преступлений претерпела существенные изменения, направленные на усиление уголовной ответственности, а также стала более детальной и расширенной, позволяющей дифференцировать ответственность преступника в зависимости от обстоятельств совершения преступления. Рассмотренные нормы ввиду высокого уровня юридической техники стали основой современного уголовного законодательства, направленного на борьбу с незаконным оборотом наркотиков. По итогам внесения изменений, УК РСФСР 1960 г. содержал целую группу норм, направленных на борьбу с преступлениями в сфере незаконного оборота наркотиков, которые нашли свое отражение в УК РФ.

История регламентации наркотических преступлений свидетельствует о поступательном развитии уголовного законодательства в данной сфере, в том числе, отраженном в постоянном изменении объекта данных преступных деяний, расширении предмета преступлений, объективной стороны.

Первый этап (период действия УК РСФСР 1922 года) ознаменован включением бланкетных составов преступлений, которые по аналогии могли быть применены к обороту наркотических средств.

Второй этап (период действия УК РСФСР 1926 года) характеризуется введением самостоятельной нормы права, регулирующей ответственность за незаконный оборот кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ. Следует отметить, что данная норма была собирательной и включала признаки объективной стороны преступления на данный момент составляющие 4–5 отдельных составов наркотических преступлений.

Третий этап (период действия УК РСФСР 1960 года) является наиболее интересным для действующего законодателя, так как имеет существенное сходство с действующим УК РФ. На этом этапе, правовое регулирование развивалось по двум направлениям – детализации составов преступлений и усилению уголовной ответственности.

 

Список литературы:

  1. Ведомости Верховного Совета РСФСР. – М., 1965. № 39.
  2. Ведомости Верховного Совета РСФСР. – М., 1979. № 29; 1987. № 27.
  3. Ведомости Верховного Совета РСФСР. – М.,1974. № 47.
  4. Вердников В.Г., Кабалкин А.Ю. Гражданско-правовые формы товарно-денежных отношений. – М.: «Юридическая литература», 1970.
  5. Законопроект Законодательного Собрания Кировской области – [Электронный ресурс] – URL: http://asozd2c.duma.gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/4D7CA08AF45A8DDD43257F53004510C8/$FILE/991901-6_08022016_991901-6.PDF?OpenElement (Дата обращения: 29.05.2016).
  6. Калачев Б.Ф. Источники распространения наркотиков в Российской Империи: история вопроса // Наркоконтроль. 2011. № 4.
  7. Миньковский Г.М., Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Уголовно-правовые средства борьбы с наркотизмом в России. – М., Юристъ, 1994.
  8. Научно-практический комментарий к Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. – М., Госюриздат, 1962.
  9. Предписание СНК от 31 июля 1918 года № 7206-7212 «О борьбе со спекуляцией кокаином» // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917–1952 гг.). – М., 1997. – № 5.
  10. Предписание СНК от 1918 г. «О торговле опиумом» // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917–1952 гг.). – М., 1997. – № 5.
  11. Постановление СНК от 6 ноября 1924 г. «О мерах регулирования торговли наркотическими веществами» // Административный вестник. 1925. № 1.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом