Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LVIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 17 февраля 2016 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гареев М.Д. О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ РЕГИСТРАЦИИ УВЕДОМЛЕНИЙ О ЗАЛОГЕ ТОВАРОВ В ОБОРОТЕ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LVIII междунар. науч.-практ. конф. № 2(53). – Новосибирск: СибАК, 2016.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ РЕГИСТРАЦИИ УВЕДОМЛЕНИЙ О ЗАЛОГЕ ТОВАРОВ В ОБОРОТЕ

Гареев Марсель Дамирович

аспирант кафедры гражданского права Всероссийского государственного университета юстиции,

РФ, гМосква

ABOUT CERTAIN PROBLEMS OF REGISTRATION OF PLEDGE OF GOODS IN CIRCULATION NOTIFICATIONS

Marsel Gareev

the post-graduate of the department of civil law the Russian Law Academy of Ministry of Justice,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

Институт залоговых правоотношений переживает времена своего серьезного реформирования, связанного с введением системы регистрации уведомлений о залоге движимого имущества. Однако анализ норм гражданского законодательства позволяет сделать вывод о том, что система регистрации залога движимого имущества является неэффективной, слабо проработанной, и, главное, разработанной без учета особенностей такого вида залога как залог товаров в обороте.

ABSTRACT

Institute of pledge relationships goes through a time of its serious reforming, which deals with getting the system of registration of pledge of movables notifications. However the analysis of civil legislation norms allows for the conclusion that system of pledge of movables registration is ineffective, poorly developed and worked out without taking into account this kind of pledge – pledge of goods in circulation.

 

Ключевые слова: залог товаров в обороте, реформирование института залога, государственная регистрация и учет залога, регистрация уведомлений о залоге товаров в обороте.

Keywords: pledge of goods in circulation, reforming of pledge institute, state registration and account of pledge, registration of pledge of goods in circulation notifications.

 

Начиная с 2014 года законодателем введена в действие статья 339.1 Гражданского кодекса РФ [1], установившая требование об обязательной регистрации залога некоторых видов имущества. Вопреки ожиданиям, данные нормы не были распространены на залог движимого имущества. Вместо этого, законодателем была разработана отдельная система контроля за залогом такого рода имущества – система регистрации уведомлений о залоге.

Следует понимать, что система обязательной регистрации залога и система регистрации уведомлений о залоге в первую очередь отличаются друг от друга обязательностью выполнения сторонами договора требований закона. Требование о регистрации залога является императивным, такой вывод позволяет сделать формулировка, использованная законодателем и указывающая на возникновение залога исключительно после выполнения сторонами обязанности по регистрации права залога.

Требование о регистрации уведомлений о залоге, в свою очередь, носит диспозитивный характер, т. е. не является обязательным для исполнения. Таким образом, стороны сами вправе определять для себя необходимость регистрации уведомления или отсутствие таковой при заключении договора.

Во-вторых, системы отличаются друг от друга последствиями, которые наступают при невыполнении лицом требования закона. Например, невыполнение требования о регистрации залога является основанием для признания такого договора залога незаключенным. В свою очередь, отказ лица от регистрации уведомления о залоге несет негативные последствия для залогодержателя, который в последующем не сможет ссылаться на возникшее у него право залога как на первичное, т. е. залогодержателем будет утрачено право «старшинства» перед другими залогодержателями.

Стоит отметить, что в одной из научных статей, авторы, анализируя статью 339.1. ГК РФ [1] приходят к следующему, на взгляд автора, неверному выводу: «право залога у залогодержателя возникает: на иное имущество, не относящееся к недвижимым вещам, – с момента регистрации уведомления о залоге в реестре уведомлений о залоге движимого имущества, который ведется в порядке, установленном законодательством о нотариате» [4, с. 9]. Таким образом, авторы считают, что в случае отказа залогодержателя от регистрации уведомления о залоге, к нему не переходит право залога на такое движимое имущества. К сожалению, авторы в своей работе не раскрывают логической цепочки умозаключений, которая позволила им прийти к обозначенному выводу. По мнению автора, данная позиция является ошибочной и связана с неправильным толкованием норм гражданского законодательства.

В-третьих, системы отличаются целью своего применения. Регистрация залога направлена на дополнительное обеспечение и защиту прав и законных интересов залогодержателя от недобросовестных действий залогодателя, а также на защиту прав третьих лиц от приобретения объекта, являющегося предметом залога. Регистрация уведомлений о залоге, в свою очередь, направлена исключительно на подтверждение залогового права залогодержателя.

В-четвертых, системы отличаются регистрируемым объектом: в первом случае регистрации подлежит непосредственно право залога, во втором – уведомление о залоге.

Таким образом, в настоящее время в России действуют две системы регистрации залога: система обязательной государственной регистрации залога (правоустанавливающая регистрация) и система учетной регистрации уведомлений о залоге (правоподтверждающая регистрация). Выделение двух абсолютно разных форм регистрации залога отражает позицию государства относительно возможности введения в России системы обязательной регистрации залога движимого имущества. Законодателем тем самым был найден некий компромисс: с одной стороны, процедура обязательной регистрации залога не распространилась на движимое имущество, с другой стороны, была разработана иная, альтернативная форма регистрации уведомлений о залоге.

Появление системы государственной регистрации уведомлений о залоге, как отмечает в своей статье А. Савельева [8, с. 83], напрямую связано с введением с 2014 года в Гражданском кодексе РФ нового основания для прекращения залога – возмездного отчуждения заложенного имущества в пользу лица, которое не знало и не должно было знать, что такое имущество является предметом залога. Поскольку появление такого основания автоматически влечет установление источников: «… из которых заинтересованное лицо может почерпнуть информацию о наличии обременений имущества» [8, с. 83].

В рассматриваемом случае прослеживается отсутствие в действиях законодателя определенной последовательности, поскольку, как было указано ранее, процедура регистрации уведомлений о залоге носит диспозитивный характер и не является обязательной. Таким образом, возникает правовая неопределенность. C одной стороны, законодатель наделяет стороны договора о залоге движимого имущества правом на регистрацию уведомления о залоге, подчеркивая, что данное право не является обязательным для исполнения, с другой стороны вводит норму, позволяющую прекратить право залога в случае реализации предмета залога третьему лицу, не знавшему о существовании некого обременения. При этом законодатель не предлагает для залогодержателя по залогу движимого имущества каких-либо иных форм защиты своих прав от третьих лиц – добросовестных приобретателей предмета залога.

Рассмотрев современное состояние института регистрации залога в целом и залога движимого имущества в частности, перейдем к вопросам регистрации уведомлений о залоге товаров в обороте.

Согласно ст. 357 ГК РФ под залогом товаров в обороте признается залог товаров с оставлением их у залогодателя с предоставлением ему права изменять состав и натуральную форму заложенного имущества при условии, что их общая стоимость не становится меньше стоимости, указанной в договоре залога. В качестве примера таких товаров законодатель приводит следующее: товарные запасы, сырье, материалы, полуфабрикаты, готовая продукция. Таким образом, залог товаров в обороте является весьма специфичной формой залога, что подтверждается и некоторыми учеными. Например, в одном исследовании авторы, рассматривая вопросы о применении норм законодательства о залоге товаров в обороте при ведении дела о несостоятельности, указывают на следующее: «Причина в странной правовой природе данного института, названного законодателем залогом, но в действительности обладающим малым числом черт классического залога, в том числе черт подлинного вещного права, разновидностью которого является залог» [4, с. 67].

Суть и главная идея залога товаров в обороте раскрыта в полной мере в монографии Е.А. Суханова: «Распоряжаясь заложенным товаром, залогодатель осуществляет коммерческую деятельность, получает прибыль и имеет возможность погасить из нее задолженность перед кредитором. Брать или выдавать кредит под залог товаров в обороте нецелесообразно, если купля-продажа заложенного товара происходит эпизодически или не является профессиональной деятельностью должника» [2, с. 154].

Как можно отметить, не все из вышеуказанного автором в полной мере может быть отнесено к залогу товаров в обороте. Во-первых, это связано с особым положением заложенного имущества, находящегося в состоянии постоянной реализации. Во-вторых, с особенностью прекращения права залога на имущество, реализованного третьему лицу, что в совокупности позволяет сделать вывод об отсутствии обязанности покупателя проверять наличие обременения приобретаемого им товара. Однако и здесь законодателем созданы условия, направленные на стимулирование залогодержателей к активному использованию системы регистрации уведомлений о залоге путем привязки очередности удовлетворения требований кредиторов – залогодержателей не к факту заключения договора залога товаров в обороте, а к факту регистрации соответствующего уведомления о залоге.

Системный анализ норм гражданского законодательства позволяет сделать однозначный вывод о том, что разработанная законодателем система регистрации уведомлений о залоге товаров в обороте является формальной, поскольку сам факт регистрации не дает залогодержателю каких-либо дополнительных преимуществ перед третьими лицами, за исключением одного: права на преимущественное удовлетворение требований для залогодержателя, зарегистрировавшего уведомление о залоге ранее других. При этом в норме особо подчеркивается первичность роли регистрации уведомления над фактом возникновения залога.

На взгляд автора, введение данной нормы связано, с одной стороны, с нежеланием законодателя распространять общие нормы об обязательности регистрации недвижимого имущества на движимое имущество, в том числе и товары в обороте. С другой стороны, осознанием ими того, что отсутствие императивной составляющей приведет к тому, что стороны гражданских правоотношений не будут пользоваться ей. Следовательно, представленная норма направлена на стимулирование залогодержателей к регистрации как уведомлений о залоге движимого имущества в целом, так и уведомлений о залоге товаров в обороте, в частности.

Однако введение данной нормы имеет и обратную сторону. Прямое ее толкование позволяет сделать вывод о том, что в случае отсутствия зарегистрированного уведомления о залоге товаров в обороте, первоначальный залогодержатель фактически теряет свое право на старшинство залога. Любое третье лицо, заключившее с залогодателем договор залога товаров в обороте на обремененное ранее имущество и в последующем зарегистрировавшее соответствующее уведомление будет считаться «старшим» по отношению к первичному залогодержателю. Возникновение такой порочной практики вполне вероятно, учитывая сложившуюся ситуацию.

Отсутствие требования об обязательной регистрации уведомлений о залоге в равной степени осложняет ситуацию и для третьих лиц – последующих залогодержателей. Последующие залогодержатели в сложившейся ситуации не имеют возможности проверить: 1) наличие или отсутствие на интересующем их имуществе обременения в виде залога, а также 2) наличие или отсутствие положения в договоре о запрете перезалога. Если в первом случае третьи лица могут оказаться в более выгодном положении, чем первоначальный залогодержатель, своевременно не зарегистрировавший уведомление о залоге товаров в обороте, то во втором случае последующий залогодержатель рискует тем, что данный договор может быть признан недействительным в связи с наличием прямого запрета в первоначальном договоре залога на перезалог.

Процедура регистрации уведомлений о залоге регулируется нормами Гражданского кодекса РФ [1], а также нормами Основ законодательства Российской Федерации о нотариате [5].

Согласно ст. 103.2 Основ законодательства РФ о нотариате [5], нотариус регистрирует уведомление о залоге при одновременном соблюдении двух условий:

  1. уведомление содержит сведения о виде уведомления о залоге; о лице, подписавшем уведомление; о заложенном имуществе; о наименовании, дате и номере договора о залоге, на основании которого возникает залог.
  2. уведомление направлено надлежащими лицами: залогодателем или залогодержателем.

При этом согласно ч. 2. ст. 103.2 Основ законодательства РФ о нотариате [5] нотариус при регистрации уведомления о залоге не проверяет наличие согласия залогодателя на регистрацию уведомления о возникновении залога, а главное не проверяет достоверность сведений об объекте залога и сведений о лицах, указанных в уведомлении. Следовательно, законодательство позволяет любому лицу направлять для регистрации вымышленного залога своего имущества в органы нотариата соответствующие заявления, которые беспрепятственно позволяют лицу создавать вокруг своего движимого имущества некий «иллюзорный кокон», что может стать определенной проблемой для всех кредиторов.

Любой кредитор осознает, что при обращении взыскания на имущество должника, заложенное имущество сохраняет иммунитет и в первую очередь обеспечивает удовлетворение требований залогодержателя. Таким образом, создав иллюзию обременения ценного движимого имущества, должник добивается важной цели – временной защиты своего имущества. Более того, факт недействительности зарегистрированных недобросовестным должником уведомлений о залоге движимого имущества может быть раскрыта с существенным опозданием после того, как лицом будет реализована большая часть имущества.

Следовательно, отечественное законодательство не предъявляет к процедуре регистрации залога движимого имущества требования, сопоставимые с процедурой регистрации залога недвижимости, которые заключаются в императивном требовании к лицу, регистрирующему соответствующее право, о предоставлении документа, являющегося основанием возникновения залога, а также требования к регистрирующему органу по проверке сведений, предоставленных в заявлении о регистрации с информацией, содержащейся в приложенных заявителем документах. Необходимо полагать, что само по себе предоставление лицом договора залога не является панацеей от возможных мошеннических действий со стороны залогодателя, однако следует подчеркнуть, что такой механизм регистрации залога движимого имущества являлся бы более совершенным, нежели действующий ныне.

Отсутствие у нотариусов обязанности по проверке поступающих документов влечет за собой и ограничение их ответственности. Например, нотариусы несут ответственность исключительно за правильное перенесение сведений, отраженных лицом в уведомлении о залоге, в реестр уведомлений о залоге движимого имущества, что, в свою очередь, также указывает на неэффективность института регистрации уведомлений о залоге.

Таким образом, в России в настоящее время отсутствуют условия, необходимые для нормального функционирования института залога товаров в обороте. Такое положение связано с сохранением в законодательстве существенных пробелов, описанных выше.

Рассматривая систему регистрации залога, необходимо также упомянуть об одном законопроекте, не получившем поддержки со стороны законодателя и так и не увидевшим свет.

В 2011 году был разработан проект федерального закона «О регистрации уведомлений о залоге движимого имущества» (далее – «Проект») [7]. По задумке разработчиков рассматриваемого проекта, закон должен был регулировать отношения, возникающие относительно залога машин, оборудования и транспортных средств с привязкой к Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94 [6].

Кроме того, статья 1 Проекта [7] содержала прямое указание на то, что действие Федерального закона не распространяются на залог товаров в обороте. Несмотря на это, проект закона заслуживает особого внимания во многом благодаря тому, что законодатель пытался урегулировать залог движимого имущества единым и, что немаловажно, отдельным законом, при этом достаточно строго подойдя к разработке системы учета залога.

Основные идеи законопроекта в последующем послужили базой при разработке действующей в настоящее время системы регистрации уведомлений о залоге движимого имущества, однако и здесь не обошлось без трудностей. Законодателем были отвергнуты следующие принципиально важные положения:

  1. предполагалось создать систему обязательной регистрации уведомлений о залоге с указанием на то, что невыполнение требования о регистрации влечет для лица наступление ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации. Введение обязательной системы регистрации помогло бы решить принципиальную проблему, связанную с определением первичности между фактом заключения договора и регистрацией уведомления о залоге в целях установления очередности удовлетворения требований залогодержателей. На взгляд автора, более правильным было бы признать регистрацию уведомлений обязательным для всех участников гражданско-правовых отношений и одновременно с этим указать на то, что очередность удовлетворения требований залогодержателей определяется исключительно на основании сведений о дате регистрации того или иного уведомления о залоге. Тем самым возможно создать систему двойного понуждения субъекта к выполнению требования законодательства, раскрываемую путем указания на негативные последствия, которые наступают при невыполнении обязанности по регистрации: субъект должен претерпеть соответствующий вид ответственности, а также в случае перезалога - утраты лицом «старшинства» залога.
  2. предполагалось законодательно ограничить число субъектов, от которых могут быть приняты уведомления о регистрации залога. Единственным лицом, на которого предполагалось возложить обязанность по направлению уведомления, был залогодержатель. Введение данного положения в современное законодательство позволило бы минимизировать риск создания недобросовестным залогодателем иллюзии отсутствия имущества, не являющегося заложенным, что было рассмотрено автором выше.

К сожалению, ни одно из выше обозначенных положений не нашло своего отражения ни в отдельном законе, ни в Основах законодательства о нотариате.

В настоящее время система регистрации уведомлений о залоге движимого имущества является неэффективным и слабо развитым институтом, что подтверждает необходимость дальнейшего теоретического осмысления и практической доработки системы регистрации залога в целом и залога товаров в обороте в частности.

 

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // СЗ РФ. – 1996. № 32. – Ст. 3301.
  2. Гражданское право: В 4 т. Том 3: Обязательственное право: Учебник. 3-е издание, переработанное и дополненное. Под ред. Е.А. Суханова. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – 800 с.
  3. Несостоятельность (банкротство): научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения // В.В. Витрянский, В.В. Бациев, А.В. Егоров и др.; под ред. В.В. Витрянского. – М.: Статут, 2010. – 336 с.
  4. Нетишинская Л.Ф., Урядова Д.А. Новые положения Гражданского кодекса Российской Федерации о государственной регистрации и учете залога // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2014. № 100. С. 14. // – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: – URL: http://cyberleninka.ru/ (Дата обращения 11.02.2016).
  5. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 № 4462-1) // РГ. – 1993. № 10. – Ст. 357.
  6. ОК 013-94. Общероссийский классификатор основных фондов (утв. Постановлением Госстандарта РФ от 26.12.1994 № 359) // – М., ИПК Издательство стандартов. – 1995.
  7. Проект Федерального закона Российской Федерации «О регистрации уведомлений о залоге движимого имущества». // – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: – URL: http://static.consultant.ru/obj/file/doc/proekt_fz_registratsia.pdf (Дата обращения 11.02.2016).
  8. Савельева А. Новое в регулировании залоговых отношений // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2014. № 11 (158). С. 83. // – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/novoe-v-regulirovanii-zalogovyh-otnosheniy (Дата обращения 11.02.2016).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом