Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LIII Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 23 сентября 2015 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданское, жилищное и семейное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Рябченко А.Н. МЕСТО КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЫ В СИСТЕМЕ ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LIII междунар. науч.-практ. конф. № 9(49). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

МЕСТО  КОММЕРЧЕСКОЙ  ТАЙНЫ  В  СИСТЕМЕ  ОБЪЕКТОВ  ГРАЖДАНСКИХ  ПРАВ  РЕСПУБЛИКИ  БЕЛАРУСЬ

Рябченко  Алина  Николаевна

аспирант 
Национального  центра  законодательства  и  правовых  исследований  Республики  Беларусь, 
Республика  Беларусь,  г.  Минск

E-mail: 

 

PLACE  OF  TRADE  SECRET  IN  THE  SYSTEM  OF  OBJECTS  OF  CIVIL  RIGHTS  IN  THE  REPUBLIC  OF  BELARUS

Alina  Ryabchenko

graduate  student 
of  The  National  Centre  of  Legislation  and  Legal  Research  of  the  Republic  of  Belarus, 
Republic  of  Belarus,  Minsk

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассмотрены  подходы  ученых  к  определению  места  коммерческой  тайны  среди  объектов  гражданских  прав.  Автор  проанализировал  причины,  ввиду  которых  информацию,  составляющую  коммерческую  тайну,  не  следует  относить  к  объектам  интеллектуальной  собственности. 

ABSTRACT

The  article  describes  the  scientists  approach  to  the  definition  of  place  of  trade  secrets  among  objects  of  civil  rights.  The  author  also  analyzes  the  reasons,  due  to  which  the  information  constituting  a  trade  secret,  you  should  not  refer  to  objects  of  intellectual  property.

 

Ключевые  слова:  коммерческая  тайна;  конфиденциальная  информация;  охраняемая  информация;  объекты  гражданских  прав.

Keywords:  trade  secret;  confidential  information;  proprietary  information;  objects  of  civil  rights.

 

При  исследовании  природы  коммерческой  тайны  необходимо  уяснить,  каково  ее  место  среди  объектов  гражданских  прав.  По  данному  поводу  существует  два  противоположных  подхода.  Сторонники  первого  —  включают  коммерческую  тайну  в  состав  интеллектуальной  собственности,  а  второго  —  считают  коммерческую  тайну  самостоятельным  объектом  гражданских  прав.

Отнесение  коммерческой  тайны  к  интеллектуальной  собственности  обусловлено  тем,  что  исторически  зарождение  института  коммерческой  тайны  происходило  в  рамках  такого  объекта  гражданских  прав  как  интеллектуальная  собственность,  и  правовое  регулирование  строилось  по  модели  максимально  приближенной  к  уже  известной  [4,  с.  99].

Сторонники  первого  подхода,  в  частности,  А.П.  Сергеев,  В.А.  Дозорцев,  полагают,  что  коммерческую  тайну  следует  считать  объектом  интеллектуальной  собственности,  поскольку  она  обладает  всеми  его  свойствами  и  является  его  разновидностью.  А.П.  Сергеев,  отмечает,  что  коммерческая  тайна  является  институтом  интеллектуальной  собственности  [7,  с.  44],  коммерческая  тайна  обладает  всеми  свойствами  объекта  интеллектуальной  собственности  [10].  Аналогичной  точки  зрения  придерживается  и  А.А.  Фатьянов  [12,  с.  165].  В.А.  Дозорцев  указывает,  что  за  обособленной  информацией,  под  которой  понимаются  особые  сведения,  имеющие  коммерческую  ценность  и  являющиеся  необщедоступными,  необходимо  закрепление  абсолютного  права.  Поскольку  сведения  представляют  собой  нематериальное  знание,  на  них  закрепляются  права,  относимые  к  числу  исключительных.  Но  это  не  традиционные  исключительные  права,  а  достаточно  своеобразные  [3,  с.  225].

В.  Смирнов  утверждает,  что  коммерческая  тайна  не  является  самостоятельным  объектом  гражданских  прав,  ее  можно  отнести  к  результату  интеллектуальной  деятельности.  Он  подтверждает  сходство  данных  понятий,  сопоставляя  по  следующим  признакам:  оба  эти  объекта  нематериальны,  они  возникают  в  результате  интеллектуальной  деятельности,  хотя  творческий  уровень  этих  объектов  может  быть  несопоставим,  к  данным  объектам  применимы  критерии  оборотоспособности  и  охраноспособности  [11,  с.  34—35].

Е.В.  Шишмарева  придерживается  широкого  подхода  к  пониманию  интеллектуальной  деятельности,  т.е.  когда  право  интеллектуальной  собственности  регулирует  широкий  круг  имущественных  (исключительных)  и  связанных  с  ними  личных  неимущественных  отношений,  возникающих  по  поводу  результатов  интеллектуальной  деятельности  и  приравненных  к  ним  средств  индивидуализации  юридического  лица,  индивидуализации  продукции,  выполняемых  работ  и  услуг.  В  связи  с  этим  указывается  на  признание  коммерческой  тайны  результатом  интеллектуальной  деятельности  [13,  с.  38].

Р.В.  Северин  считает,  что  коммерческая  тайна,  объединяющая  в  себе  секрет  производства  (ноу-хау)  и  коммерческую  информацию,  относится  к  «нетрадиционным»  объектам  интеллектуальной  собственности.  Р.В.  Северин  в  подтверждение  данного  вывода  указывает,  что  коммерческая  тайна  является  результатом  интеллектуальной  деятельности,  что  есть  признак  интеллектуальной  собственности  [9,  с.  15—16].

Сторонники  противоположного  подхода,  в  частности  российский  правовед  О.А.  Городов,  полагают,  что  правовой  режим  сведений,  находящихся  в  тайне,  коренным  образом  отличается  от  правового  режима,  установленного  в  отношении  охраняемых  результатов  интеллектуальной  деятельности  [1,  с.  87].  Это  отличие  проявляется  в  следующем:

  1. в  противоположной  направленности  интересов  владельца  конфиденциальных  сведений  и  интересов  обладателя  информации,  представляющей  собой  результат  интеллектуальной  деятельности,  т.  к.  лица  первой  указанной  категории  заинтересованы  в  принятии  мер,  препятствующих  распространению  соответствующих  сведений,  а  второй,  наоборот,  —  заинтересованы  в  распространении  интеллектуального  продукта  [1,  с.  87]. 
  2. В  различных  юридических  механизмах  охраны  прав  и  интересов  обладателя  результата  интеллектуальной  деятельности  и  обладателя  коммерческой  тайны.  Обладатель  информации,  составляющей  коммерческую  тайну,  ограничивает  ее  распространение  техническими  и  иными  средствами  Здесь  имеет  место  альтернативный  исключительному  праву  вариант  механизма  охраны  информации  —  фактическая  монополия.  Преднамеренно  скрываемые  сведения  невозможно  заключить  в  рамки  исключительных  прав,  ведь  фактор  их  неизвестности  не  позволяет  установить  самого  содержания  информации  в  качестве  объекта  охраны.  В  данном  случае  нельзя,  как  это  происходит  в  отношении  результатов  интеллектуальной  деятельности,  определить  те  действия,  которые  может  осуществлять  обладатель  информации  сам  и  разрешать  осуществлять  [1,  с.  87]. 

А.В.  Коломиец  также  полагает,  что  коммерческая  тайна  является  самостоятельным  объектом  гражданских  прав  и  не  относится  к  разновидности  интеллектуальной  деятельности  [5,  с.  11].

Белорусский  ученый  С.С.  Лосев  также  указывает,  что  нераскрытая  информация  (в  частности  коммерческая  тайна)  не  относиться  к  объектам  интеллектуальной  собственности.  Мнение  об  отнесении  коммерческой  тайны  к  объектам  исключительного  права,  по  мнению  С.С.  Лосева,  противоречиво,  поскольку  предоставляемая  владельцу  исключительного  права  монополия  предполагает  определить  позитивную  составляющую  права  на  информацию,  а  это  сделать  невозможно  [6].

Полагаем,  информацию,  составляющую  коммерческую  тайну,  не  следует  относить  к  объектам  интеллектуальной  собственности  ввиду  следующего:

  1. Несмотря  на  то,  что  как  коммерческая  тайна,  так  и  объекты  интеллектуальной  собственности  возникают  в  результате  интеллектуальной  деятельности,  зачастую  это  разного  рода  деятельность,  т.  е.  интеллектуальный  вклад  в  создание  объекта  интеллектуальной  собственности  гораздо  серьезнее  и  несопоставим  с  деятельностью  по  возникновению  коммерческой  тайны;
  2. Различия  коммерческой  тайны  и  объектов  интеллектуальной  собственности  состоит  в  механизме  и  целях  их  охраны.  Информация,  составляющая  коммерческую  тайну,  имеет  ценность  для  ее  владельца  только  в  случае,  когда  неизвестна  третьим  лицам  и,  соответственно,  скрывается  от  них,  в  то  время  как  объекты  интеллектуальной  собственности  открыты  для  третьих  лиц  и  зачастую  ценны  в  связи  с  их  широким  распространением  (например,  как  товарный  знак,  знак  обслуживания).  Кроме  того,  в  случае  распространения  информации,  составляющей  коммерческую  тайну,  ограничить  использование  такой  информации  владелец  не  может,  поскольку  она  больше  не  является  коммерческой  тайной  в  виду  ее  известности  третьим  лицам.  Кроме  того,  одна  и  та  же  информация  может  составлять  коммерческую  тайну  двух  и  более  лиц  в  случае  независимого  получения  такой  информация  этими  субъектами,  т.  е.  в  отношении  коммерческой  тайны  не  может  идти  речь  об  абсолютном  праве  ее  владельца.  Кроме  того,  учитывая  свойство  информации,  в  случае  ее  распространения  лица,  которым  она  стала  известна,  становятся  ее  носителями,  т.е.  «забрать»,  «извлечь»  из  оборота  ее  владелец  просто  не  может.
  3. Информация,  составляющая  коммерческую  тайну,  всегда  нематериальна,  чего  нельзя  сказать  об  объектах  интеллектуальной  собственности  (например,  изобретение,  выраженное  в  материальном  продукте).

Таким  образом,  коммерческая  тайна  и  объекты  интеллектуальной  собственности  различны  по  способу  создания,  охраны,  по  своему  существу.

В  законодательстве  Республике  Беларусь  в  настоящее  время  отражен  подход  о  том,  что  коммерческая  тайна  не  относится  к  интеллектуальной  собственности.  Однако  ранее  гражданское  законодательство  Республики  Беларусь  определяло  коммерческую  тайну  в  качестве  формы  охраны  нераскрытой  информации,  которая  в  свою  очередь  являлась  объектом  права  интеллектуальной  собственности.  Это  следовало  из  ст.  140,  980  и  1010  Гражданского  кодекса  Республики  Беларусь  в  редакции  от  28.08.2012  [2].  В  2013  году  система  гражданских  прав  была  пересмотрена  в  связи  с  принятием  Закон  Республики  Беларусь  от  05.01.2013  №  16-З  «О  коммерческой  тайне»  [8].  Нераскрытая  информация,  определена  как  самостоятельный  объект  гражданских  прав,  а  удовлетворение  интересов  владельца  нераскрытой  информации  происходит  за  счет  обеспечения  введения  режима  коммерческой  тайны.  Таким  образом,  владелец  сведений,  отнесенных  к  коммерческой  тайне,  не  наделяется  монопольным  правом  в  отношении  таких  сведений,  в  их  отношении  действует  лишь  фактическая  монополия  ее  владельца,  которая  выражается  в  возможности  устанавливать  режим  доступа  к  сведениям,  неизвестным  другим  лицам,  и  принимать  меры  к  недопущению  их  разглашения.

Полагаю,  закрепленный  в  настоящее  время  законодательстве  Беларуси  подход  отражает  сущность  коммерческой  тайны  и  позволяет  эффективно  охранять  информацию,  составляющую  коммерческую  тайну. 

 

Список  литературы:

  1. Городов  О.А.  Основы  информационного  права  России:  учебное  пособие.  —  СПБ,  2003.
  2. Гражданский  кодекс  Республики  Беларусь  [Электронный  ресурс]:  принят  Палатой  представителей  28  октября  1998  г.:  одобр.  Советом  Респ.  19  ноября  1998  г.:  текст  Кодекса  по  состоянию  на  6  сент.  2015  г.  //  ЭТАЛОН.  Законодательство  Республики  Беларусь  /  Нац.  центр  правовой  информ.  Респ.  Беларусь.  —  Минск,  2015.
  3. Дозорцев  В.А.  Интеллектуальные  права.  Москва:  Статут,  2005.  —  С.  413.
  4. Дозорцев  В.А.  Понятие  секрета  промысла  (ноу-хау)  //  Вестник  Высшего  Арбитражного  Суда  Российской  Федерации,  —  2001.  —  №  7.  —  С.  99—113.
  5. Коломиец  А.В.  Коммерческая  тайна  в  гражданском  праве  Российской  Федерации/  Рос.  академия  государственной  службы  при  президенте  РФ.  М:  издательство  РАГС,  2000.  —  С.  95.
  6. Лосев  С.С.  Охрана  коммерческой  тайны:  проблемы  и  перспективы  совершенствования  законодательства  //  Промышленно-торговое  право.  2012,  №  2.
  7. Мэгтс  П.Б.,  Сергеев  А.П.  Интеллектуальная  собственность.  —  М.,  2000.  —  С.  200.
  8. О  коммерческой  тайне  [Электронный  ресурс]:  Закон  Республики  Беларусь,  5  января  2013  г.,  №  16-З  //  ЭТАЛОН.  Законодательство  Республики  Беларусь  /  Нац.  центр  правовой  информ.  Респ.  Беларусь.  —  Минск,  2015.
  9. Северин  Р.В.  Механизм  защиты  прав  на  коммерческую  тайну:  автореф.  на  соиск.  канд.  юрид.наук.  —  М.,  2011.  —  С.  293.
  10. Сергеев  А.П.  Право  интеллектуальной  собственности  в  Российской  Федерации.  Москва:  Проспект,  1996.  —  С.  620. 
  11. Смирнов  В.  Ноу-хау  в  российском  законодательстве  //  Интеллектуальная  собственность.  —  2000.  —  №  1.  —  С.  34—37.
  12. Фатьянов  А.А.  Тайна  и  право.  —  М.:  МИФИ,  1998.  —  С.  284.
  13. Шишмарева  Е.В.  Коммерческая  тайна  в  Российском  гражданском  праве:  Дис.  …  канд.  юрид.наук.  —  М.,  2004.  —  С.  340.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий