Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: IX Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 06 февраля 2012 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Полянская Е.П. К ПРОБЛЕМЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. IX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

К ПРОБЛЕМЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Полянская Елена Петровна

следователь СО МО МВД России «Саратовский»

Саратовской области, ст. лейтенант юстиции

соискатель кафедры методологии криминалистики

Саратовской государственной юридической академии г. Саратов

E-mail: azhara87@bk.ru

 

 

Материалы исследований показывают, что криминалистика не уделяет достаточного внимания внедрению криминалистических методов и средств в реализацию исполнения лишения свободы, хотя изначально обречена на совместную работу с ИУ в части реализации целей и задач сформулированных в ст. 1 УИК РФ по исправлению и предупреждению новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами. Уголовно-исполнительная система является составной частью системы национальной безопасности государства. В настоящее время насчитывается семь тюрем, 657 исправительных колоний, в том числе 160 колоний-поселений и 62 воспитательные колонии для малолетних преступников. Действуют 226 СИЗО и еще 164 помещения, функционирующие в режиме следственного изолятора, а также 98 лечебно-исправительных и лечебно-профилактических учреждений. Помимо названных учреждений работают около 2,5 тыс. уголовно-исполнительных инспекций. Всего в местах лишения свободы содержится 861 тыс. 687 человек. Если учесть постоянную сменяемость «контингента», то понятна та роль, которую она выполняет в деле предупреждения, выявления и расследования преступлений. [1, с. 15,75]. Само исправительное учреждение является органом дознания (ст. 40 УПК РФ), и как орган дознания возбуждает уголовное дело и проводит неотложные следственные действия [2, с. 22]. Следователь взаимодействует с исправительным учреждением не только как с органом дознания, но и его структурными подразделениями. Без этого он не сможет расследовать ни одно пенитенциарное преступление. На необходимость взаимодействия указывается и в ст. 84 УИК РФ, где к задачам администрации ИУ, наряду с исполнением уголовных наказаний в виде лишения свободы, отнесены предупреждение и раскрытие готовящихся и совершаемых преступлений; розыск в установленном порядке осужденных, совершивших побег из исправительных учреждений, а также выявление осужденных, уклоняющихся от отбывания лишения свободы; содействие в выявлении и раскрытии преступлений, совершенных осужденными до прибытия в исправительное учреждение [3, с. 34].

Практика расследования свидетельствует, что сложившееся формы взаимодействия между предварительным расследованием и уголовно-исполнительной системой в т. ч. и уголовно-процессуальное регулирование этих вопросов неадекватны современному уровню криминализации общества, что влечет утрату, искажение розыскной и доказательственной информации, формальное увеличение сроков ее прохождения и как следствие, задействованию в процессе раскрытия и расследования преступлений значительного количества людей, в том числе и «случайных». В таких условиях снижается, а порой вообще размывается персональная ответственность за конечный результат работы.

В УИС накоплен огромный массив актуально значимой криминалистической информации, имеющей потенциальное криминалистическое значение и не только сугубо справочного характера (например, об индивидуальных признаках преступника), но и о его предрасположенности к определенному поведению, связях и контактах с лицами, склонными к побегу, совершению преступлений. За время пребывания в изоляции осужденный приобретает новые особые приметы, новые преступные знания. Однако, эти важнейших данных о личности преступников, находящихся в ИУ, не получили своего четкого закрепления в системе криминалистических и оперативно-розыскных учетах. Накопились проблемы во взаимодействии органов предварительного расследования со службами исправительных учреждений, владеющими ценной информацией о рецидивистах. Известно, что наиболее эффективной формой процессуального взаимодействия при расследовании продолжает оставаться следственная группа (СГ). Однако, на первоначальном этапе расследования пенитенциарного рецидива в СГ оперативные сотрудники ИУ не привлекаются.

Роль уголовно-исполнительной системы в собирании учетных данных для криминалистической регистрации остается самой неразработанной. Перечень информации, которую органы, исполняющие лишение свободы, должны в обязательном порядке загружать в информационно-поисковую систему, и наиболее проблемной ее части — о типах связей преступников, их намерениях, требует совершенствования. До настоящего времени единой криминалистической регистрационной системы, созданной для собирания, учета, накопления и обработки данных о пенитенциарных рецидивистах, для их использования правоохранительными органами в поисковых, в т.ч. розыскных операциях, не создано. В настоящее время этому мешает ведомственная принадлежность регистрационных массивов и ведомственная регламентация деятельности регистрационных аппаратов. В результате различные правоохранительные подразделения создают и используют замкнутые и нестыкуемые банки и базы данных.

Слабо разработаны формы взаимодействия органов предварительного расследования и отделов безопасности исправительных учреждений. Именно от их деятельности во многом зависит безопасность участников уголовного судопроизводства, без чего немыслимо ни одно расследование пенитенциарного преступления. Аналогичное положение и во взаимодействии с психологическими службами исправительных колоний, а также со специалистами в области общей и судебной психиатрии. Сейчас такие службы функционируют практически во всех ИУ. Формы и методы такого взаимодействия должна разработать криминалистика, которые бы учитывали интересы всех ведомств, а сам регистрационный массив приобрел новое качество, стал надежным, не допускающим возможности его корректировки. Отсутствие этого объясняет случаи «корректировки» администраций ИУ регистрационных данных, особенно при применении досрочного освобождения, когда начальники, изымают из личных дел сведения о допущенных нарушениях, представляют необоснованные заключения о целесообразности применения УДО.

Во взаимодействии криминалистики и уголовно-исполнительной системы заинтересованы обе стороны. Это вытекает из общности задач, которые они решают. Организация налаживания взаимодействия вполне реальна, поскольку служит не только делу раскрытия и расследования, но и особенно актуальна для деятельности исправительных учреждений (ИУ). Не выявленное и нераскрытое преступление совершенное осужденным или освобожденным ведет к ухудшению криминогенной обстановки в местах лишения свободы, создает у них уверенность в безнаказанности преступного поведения, способствует распространения в местах лишения свободы уголовных традиций, неформальных норм и обусловленных ими общественно опасных деяний.

Бороться с пенитенциарными преступлениями, раскрывать и расследовать их невозможно без единого центра, в котором бы накапливалась, обобщалась информация о всех освобожденных из ИУ. Взамен устаревшей форме «извещения» на освобождаемого из исправительного учреждения как важнейшего вида взаимодействия исправительного учреждения и органов предварительного расследования необходима новая форма, адаптированная к форме «уведомлений» Интерпола, что упрощает раскрытие пенитенциарного рецидива, розыск подозреваемого и обвиняемого, способствует установлению контроля за передвижением и местонахождением освобожденного, излагается ее содержание.

В 2005 г. в России начался процесс создания служб пробации, важнейшая задача которых — работа с освобожденными из мест лишения свободы. К сожалению, ни криминалистическая теория, ни практика, судя по публикациям, пока не увидели здесь реальных форм взаимодействия

Есть основания полагать, что эти недостатки компенсируются в рамках федеральной программы «Электронная Россия», на базе которой модернизируется, а если быть точным, создается принципиально новая информационная телекоммуникационная система органов внутренних дел.

Изложенного, достаточно, чтобы ставить вопрос о комплексной разработке понятийной характеристики организации взаимодействия органов предварительного расследования со структурными подразделений исправительного учреждения, исследования механизма влияния различных факторов на состояние и эффективность взаимодействия, разработки основных принципов построения системы взаимодействия, механизма его осуществления в исправительных учреждениях. Усиление криминалистического влияния на реализацию лишения свободы должно рассматриваться как важнейшее направление во взаимодействии с уголовно-исполнительной системой как составной частью системы национальной безопасности государства.

 

Список литературы:

1.        Николайченко В. В. Пенитенциарные и постпенитенциарные преступления как объект криминалистического исследования. Ч. 2 / — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия пра­ва», 2005. — с. 156.

2.        Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, справочная — правовая система Консультант Плюс 1997—2011 г. / Сборка 47169.

3.       Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, справочная — правовая система Консультант Плюс 1997—2011 г. / Сборка 47169.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом