Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: IV Международной научно-практической конференции «Вопросы современной юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 05 сентября 2011 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Теория государства и права

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шрайнер В.А. ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ СОСТАВА НАКАЗАНИЯ // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. IV междунар. науч.-практ. конф. № 4. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ СОСТАВА НАКАЗАНИЯ

Шрайнер Владимир Андреевич

старшй преподаватель кафедры правовых дисциплин Рубцовского института (филиал) Алтайского государственного университета, г. Рубцовск

Наказание в его нормативно-доктринальном значении представляет собой статическое явление, основанное на положении закона и выводах юридической науки, где содержится лишь параметрическое описание его объективных свойств, без указания на непосредственные связи с конкретными жизненными, социальными обстоятельствами и лицами. Например, законодательное определение понятия наказания ныне действующего УК Российской Федерации (ч. 1. ст. 43), КоАП Российской Федерации (ст. 3.1.) содержит указание на объективные признаки наказания. Однако это не является наказание в собственном смысле, а всего лишь законодательная модель, представленная в виде известной меры, с набором основных правовых признаков, позволяющих проводить четкую грань между ним и сходными формами правового принуждения. Именно в этом, по нашему мнению,  заключается его правовое значение.

Вместе с тем наказание в российском законодательстве, как известно, представлено не только мерой принуждения, но и в форме правовой системы.

Определение элементного состава явлений естественной и социальной действительности как самостоятельная стадия системности их анализа получила широкое распространение в науке, в том числе в юриспруденции. Подтверждением результативности такого системного подхода в юриспруденции является фундаментальное учение науки юриспруденции о составе правонарушения учение науки уголовного права о составе преступления. Раскрывая состав правонарушения как совокупность самостоятельных, но органически связанных элементов (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона), наука юриспруденции убедительно показала, что только такой их «набор» порождает у общественно опасного деяния признаки правонарушения. Отсутствие хотя бы одного из таких элементов лишает другие элементы признаков целостной системы, и в этом случае деяние ни при каких условиях не может квалифицироваться как правонарушение. Об элементном составе можно вести речь применительно к другим правовым явлениям. Так в теории права и государства многие авторы при изложении темы «Правоотношения» раскрывая структуру правоотношения, указывают на ее элементы: субъект, объект, субъективное право, юридическая обязанность [11, с. 610]. Н.А. Огурцов, в частности, раскрывая структуру уголовно-правового отношения, прямо именует ее составом, который включает в себя субъект, объект, субъективное право, юридическая обязанность [8, c. 37]. Не является оно новым и для других отраслей права, например, гражданского права [1, c. 48].

Возможности системного анализа в сфере правовых явлений использованы еще далеко не полностью. Системному анализу еще не подвергались многие институты права, в том числе, и такой основополагающий, как наказание. Между тем исследование этой проблемы позволяет сделать вывод о том, что методология и логика развития юридической науки, потребности и интересы судебной и уголовно-исполнительной практики, проблема эффективности наказания в праве настоятельно диктуют необходимость анализа наказания как целостной системы, состоящей из элементов, обладающих определенными свойствами, которые в совокупности образуют новое качество, не сводимое к качествам отдельных из них.

Если рассматривать наказание как самостоятельную юридическую систему, то неизбежен вывод о том, что и оно имеет свой состав. Конечно, понятие «состав наказания» является для правовой доктрины необычным, поскольку юридическое мышление в течение длительного времени привыкло связывать это понятие с характеристикой внутренней структуры правонарушения. Однако приведенные выше положения убеждают в том, что именно в процессе системного исследования явлений действительности понятие «состав» приобретает ключевое значение независимо от сферы применения. Отвергать возможность использования этого понятия применительно к характеристике элементного состава наказания лишь на том основании, что посредством его уже раскрывается внутренняя структура правонарушения – значит фактически ставить вопрос о том, чтобы по мере вовлечения в сферу системных исследований новых явлений изобреталась и новая терминология. Однако, использование устоявшихся понятий имеет для науки первостепенное значение, так как этим обеспечивается единство терминологии, являющейся специфическим языком теоретического мышления.

Напротив, для юридической науки очень важно пополнить свой понятийный аппарат категорией «состав наказания», показать, как он соотносится с понятием «состав правонарушения» и «состав преступления», дать характеристику взаимодействия элементов, образующих внутреннюю структуру этих фундаментальных институтов права.

В общем виде состав наказания, как и любого другого системного явления, представляет собой совокупность образующих его внутреннюю структуру самостоятельных элементов, суммарные качества которых не сводимы к качествам отдельно взятых элементов. Новые качества наказания как системного образования можно показать только после того, как будет раскрыт его поэлементный состав.

Необходимо обратить внимание на то, что с научной точки зрения, мысль рассматривать наказание как определенную систему самостоятельных элементов появилась в трудах русских юристов еще в конце XIX - начале XX, когда не были известны положения современной теории системного анализа. Крупный специалист в области русского права В.В. Есипов высказывал еще в 1898 году идею о том, что соответственно понятию состава правонарушения должно строиться и понятие состава наказания, которое является важнейшим признаком наказания. В составе наказания, по его мнению, необходимо выделять следующие четыре элемента: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

На первый взгляд, В.В. Есипов механически проецировал внутреннюю структуру состава преступления на состав наказания. По В.В. Есипову, наименование и количество элементов состава наказания совпадает с составом преступления. Однако, такой вывод является неверным, поскольку именуя элементы состава наказания аналогично тем, которые составляют преступление, В.В. Есипов вкладывал в них совершенно иное содержание [4, c. 268]. Здесь важно обратить внимание на самое главное: попытку расчленить наказание на самостоятельные элементы, образующие его внутреннюю структуру.

Другой известный юрист А.А. Жижиленко также предлагал расчленить наказание на составляющие его элементы [5, с. 608]. В числе последних, он предлагал выделить объект наказания и его субъективную сторону, хотя А.А. Жижиленко не называет другие элементы состава наказания, но совершенно очевидно, что выделяя, субъективную сторону наказания, автор имеет в виду и его объективную сторону. В противном случае вся концепция, согласно которой в составе наказания имеется объект и субъективная сторона, становится противоречивой. Однако А.А. Жижиленко не счел необходимым более подробно развивать данный аспект теории наказания в своих трудах [5, с. 610].

В целом даже краткая характеристика взглядов дореволюционных юристов на проблему состава наказания поучительна , поскольку она свидетельствует о том, что, во-первых, юридическая мысль уже давно намечала подступы к системному исследованию наказания, накапливая, пусть минимальный и разрозненный, объем научных знаний для последующего их осмысления и систематизации, во-вторых, предупреждает возможность появление претензии на открытие метода системного исследования наказания в современных условиях.

Проблема состава наказания вызвала определенный интерес и у советских авторов. Так, В.Д. Ардашкин, определяя содержание правового принуждения, в том числе и наказания, полагает, что оно состоит из двух взаимосвязанных сторон: объективной и субъективной. При этом он подчеркивает, что без выделения указанных сторон принуждения его научное исследование и практическая реализация наталкиваются на серьезные трудности [2, с. 34].

Применительно к наказанию аналогичные суждения высказал А.Е. Наташев, выделяя в нем объективный и субъективный моменты. Очевидно, что объективный и субъективный моменты – это и есть стороны, элементы наказания. Субъективную сторону в составе наказания выделяют И.М. Гальперин и В.А. Елеонский [3, с. 25]. По мнению А.И. Марцева, элементами наказания являются его признаки [6, с. 26]. И.С. Ной в течение длительного времени отстаивает концепцию, согласно которой содержание наказания составляют такие его самостоятельные элементы, как кара и меры исправительно-трудового воздействия, не обладающие карательными свойствами [7, с. 23-24]. М.Д. Шаргородский настаивал на том, что самостоятельными элементами уголовного наказания являются кара и воспитание [12, с. 47]. С.В. Полубинская, предлагала рассматривать наказание в качестве системы, тем не менее, воздержалась от характеристики его элементов [9, с. 37].

Такова особенность и логика научного исследования систем, элементами которых являются противоположные парные категории: объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона.

С научной точки зрения обращает на себя внимание тот факт, что количество выделяемых различными авторами в составе наказания элементов и их наименование полностью совпадают с элементами, составляющими правонарушение (преступление). Первоначально такое совпадение может навести на мысль о том, что сторонники системного анализа наказания механически использовали для характеристики поэлементного состава наказания понятия и термины, выработанные наукой для раскрытия внутренней структуры правонарушения (преступления). Имеются, однако, веские научные аргументы, позволяющие отвести такое предположение.

По мнению большинства авторов, касавшихся рассматриваемой проблемы, составы правонарушения (преступления) и наказания имеют одинаковое количество образующих их внутреннюю структуру элементов, носящих одно и то же наименование.

По нашему мнению не стоит выделять самостоятельным элементом состава наказания субъективную сторону. Принципиальная особенность субъективной стороны наказания заключается в том, что она, возникая под воздействием правового принуждения, в отличие от других элементов его состава не может регламентироваться нормами права. Содержанием субъективной стороны наказания является отношение лица совершившего правонарушение к назначенному ему наказанию. Эта субъективная сторона характеризует взаимодействие личности виновного и наказания, посредством которой он принудительно лишается юридических благ или ограничивается в обладании ими.

По форме своего проявления она представляет собой личностное отношение лица совершившего правонарушение к наказанию. В ее содержание входят переживания, лишения, претерпевание, страдание, сопряженное с применением правового принуждения.

Вторжение наказания в духовный мир лица совершившего правонарушение ограничивается принудительным лишением или ограничением принадлежащих ему юридических благ. Однако, наказание не возлагает на виновное лицо обязанности относиться к нему соответственно целям его применения. Отношение лица совершившего правонарушение к наказанию – это личностная позиция, которая может способствовать либо препятствовать его социальной реабилитации. Таким образом, по нашему мнению, позицию тех авторов, которые считают субъективную сторону элементом состава наказания, ошибочна.  

Выделение в составе наказания в качестве самостоятельных элементов – объекта, субъекта и объективной стороны – методологически не только возможно, но и необходимо. Поэтому не имеет под собой научной основы вопрос о якобы механическом переносе на систему наказания элементов состава правонарушения. Наименование элементов состава правонарушения и наказания взято не из понятийного аппарата уголовного права, а предопределено общефилософскими подходами к анализу целостных систем, функционирование которых подчинено достижению определенных целей. Осуществление глубокого системного анализа состава правонарушения значительно раньше состава наказания вовсе не свидетельствует о том, что такие элементы, как объект, субъект и объективная  сторона, жестко «приписаны» только к составу правонарушения (преступления) и не могут использоваться в качестве основных категорий при исследовании других правовых систем.

Суммируя изложенное, можно предложить следующее определение состава наказания. Состав наказания представляет собой систему взаимосвязанных и взаимодействующих между собой элементов, характеризующих его объект, объективную сторону и субъект  как юридическую систему.

 

Список литературы:

  1. Алексеев С.С. О составе гражданского правоотношения // Правоведение. 1958. №1. С. 48. 
  2. Ардашкин В.Д. О принуждении по советскому праву // Советское государство и право. 1970. №6. С. 34.
  3. Гальперин И.М. Наказание: социальные функции, практика применения.  М., 1983. С. 44; Елеонский В.А. Отношение осужденных к наказанию и вопросы повышения эффективности их исправления и перевоспитания в местах лишения свободы.  Рязань, 1976. С. 25.
  4. Есипов В.В. Очерки русского уголовного права. СПб., 1998. С. 268.
  5. Жижиленко А.А. Наказание. Его понятие и отличие от других правоохранительных мер. Питер. 1914. С. 675.
  6. Марцев А.И. Диалектика и вопросы теории уголовного права.  Красноярск, 1990.  С. 25-26.
  7. Ной И.С. Сущность и функции уголовного наказания в Советском государстве. Саратов, 1973.  С. 23-24.
  8. Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Рязань, 1976.С. 37.
  9. Полубинская С.В. Цели уголовного наказания. М., 1990.  С. 32.
  10. Теория государства и права / Под редакцией А.С. Пиголкина, М., 2005. С. 496.; Н.И. Матузов, А.В. Малько. Теория государства и права. М., 2001. С. 385.; Р.Т. Мухаев. Теория государства и права. М., 2005. С. 423., В.В. Лазарев, С.В. Липень. Теория государства и права. М., 2001. С. 330-339., и другие.
  11. Философский энциклопедический словарь / Гл. ред.: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Панов. М., 1983. С. 610.
  12. Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность.  Л., 1973.  С. 47.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий