Статья опубликована в рамках: XXXVI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 20 июля 2020 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Теория государства и права

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Сергеева М.С., Герасименко В.Э. АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ «ЧИСТОЙ» ТЕОРИИ ПРАВА Г. КЕЛЬЗЕНА // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. XXXVI междунар. науч.-практ. конф. № 7(35). – Новосибирск: СибАК, 2020. – С. 59-63.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ «ЧИСТОЙ» ТЕОРИИ ПРАВА Г. КЕЛЬЗЕНА

Сергеева Мария Сергеевна

студент, ФГАОУ ВО Национальный исследовательский Томский государственный университет,

РФ, г. Томск

Герасименко Вероника Эдуардовна

студент, ФГАОУ ВО Национальный исследовательский Томский государственный университет,

РФ, г. Томск

TOPICAL ASPECTS OF THE "PURE" THEORY OF LAW G. KELSEN

 

Maria Sergeeva

Student Federal STATE Autonomous educational institution national research Tomsk state University,

Russia, Tomsk

Veronika Gerasimenko

Student Federal STATE Autonomous educational institution national research Tomsk state University,

Russia, Tomsk

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются нормы согласно теории г. Кельзена: анализ структуры норм, выбранных для изучения теории, систематизация видов норм, закрепленных указанной теорией.

ABSTRACT

The article is devoted to the study of norms according to the theory of G. Kelsen, analysis of the structure of norms proposed by the theory chosen for study, systematization of the types of norms enshrined in this theory.

 

Ключевые слова: Ганс Кельзен, «чистая теория права», норма, виды норм, структура.

Keywords: Hans Kelsen, "pure theory of law", norm, types of norms, structure.

 

Ганс Кельзен отмечает, что термином «право» в разных языках называют столь различные явления, что никакое общее понятие не может их всех охватить. Однако во всех случаях под правом понимается порядок человеческого поведения. «Порядок» — это единая система норм, имеющая общее основание действительности. Право как правопорядок отличается от всех других социальных порядков наличием принуждения, направленного против запрещенного правом поведения. Это принуждение выражается в виде различного рода лишений, оно применяется к виновному против его воли. Таким образом, право есть принудительный правопорядок.

Сама идея теории произрастает из философии Канта о том, что реальность может быть понята людьми только через различные формальные категории высказываний. В данной теории речь идет, в частности, о двух категориях, которые дают два разных способа рассматривать реальность.

Первая категория – «Описательные заявления» (описания), которые указывают о существовании чего-либо, или, как отмечает Кельзен: «Утверждение, что-то есть» [1, c.48]. Пример – «дверь закрыта». Вторая категория – «Нормативные заявления» (нормы), которые раскрывают предпочтения: «Заявление о том, что-то должно быть». Пример: «Дверь должна быть закрыта».

В описании этих категорий Кельзен подчеркивает слова «есть» и «должен». Чтобы решить, является ли заявление описательным или нормативным, нужно понять его смысл.

Кельзенское описание этих категорий подчеркивает слова «есть» и «должен». Стоит ли это считать разумным с точки зрения применения, ведь данные категории зачастую смешивают значение предложения с конкретным языком, используемым для его выражения. Чтобы решить, является ли утверждение описательным или нормативным, необходимо посмотреть на его значение.

Таким образом, описание не требует настоящего времени: предложения «человек убегает» или «яблоко упадет» также являются описаниями. Не все предложения вида «А есть В» являются описаниями. Например, утверждение «убийство – это плохо» на самом деле является нормой, которая подразумевает под собой «убийство не должно совершаться».

Эти два класса утверждений логически разделены. Нет правильных утверждений вида «А есть, следовательно, В должен быть»: нельзя вывести «долженствование» из «есть». Классы также не могут противоречить, то есть утверждение «дверь должна быть закрыта» не противоречит утверждению «дверь открыта» или даже «дверь не существует».

Классы связаны между собой асимметричным образом. Описательное утверждение может иметь нормативное утверждение в качестве своего значения. Невозможно заключить, что нормативное значение действительно, но оно все равно связано с описательным утверждением. По этой причине стоит сделать вывод о том, что нормы подчинены описаниям.

Важно видеть различие между нормами и описаниями. Норма «воровство должно быть наказано» отличается от «воровство будет наказано», или «полицейский считает, что воровство должно быть наказано», или «Уголовный кодекс закрепляет, что воровство должно быть наказано» [1, c.126], все из которых являются описаниями.

Согласно теории Кельзена, ни одна норма не является объективно значимой. Если принимается одна действительная норма, то соответственно действительны другие – низшие по отношению к первой, но любое такое выведение основано на первой высшей норме.

Кельзенское определение правовой системы представляет собой систему норм, предписывающих санкции. Санкция - это наказание или награда, которые следуют из условия; пример нормы, предписывающей санкцию - «Вор должен быть заключен в тюрьму».

Необходимо видеть различие между «Воры должны быть заключены в тюрьму» и «Воры будут заключены в тюрьму» - последнее является не нормой, а описанием, и поэтому не может быть законодательно закреплено. Это описание того, что происходит на самом деле – описание реальности. Описание может быть ложным, а норма все равно была бы законом (например, если вора не поймали). Правовая система включает в себя общие нормы, такие как «Воры должны быть заключены в тюрьму», а также конкретные нормы, такие как «Этот человек должен быть заключен в тюрьму»[1, c.54].

Независимая правовая норма - это норма, которая предписывает санкцию. Зависимая правовая норма - это правовая норма, которая сама по себе не предписывает санкцию, а связана с юридической нормой, которая это делает.

Если норма не связана с предписывающей санкцию нормой, то она не может быть законодательно закрепленной. Вместо этого такая норма является моральной или социальной нормой, устанавливаемой юридическим органом, который не осуществляет свою правоспособность.

Допустимость нормы можно проследить из следующего примера.

Таксист, законно осуществляющий свою деятельность, и грабитель с пистолетом – оба требуют деньги. Действия обоих имеют нормативный смысл «Дайте этому человеку свои деньги», и обе эти нормы подкреплены санкциями, но первая должна являться законом, а вторая нет. Нужно определить, являются ли обе нормы действительными или нет.

Норма «Дай таксисту свои деньги» может быть получена из ряда высших норм:

Повинуйтесь конституции

Подчиняться законам, принятым законодательным органом

Подчиняйтесь нормам гражданского права о возмездности договора, заключенного с таксистом

Отдайте таксисту свои деньги

 

Если норма является действительной, то действует и любая норма, вытекающая из этой нормы путем условного исчисления. Норма таксиста будет действовать по этой системе, в то время как воля грабителя не действует.

Согласно теории Кельзена, ни одна норма не является объективно значимой. Поэтому «источником» действительности должна быть норма, которая считается действительной априорно. Кельзен формализует это предположение через новый объект: основную норму. Она не является правовой нормой, однако любая норма, производная от нее, будет правовой.

Основная норма закрепляется в конкретной Конституции. Например, основная норма австралийской правовой системы – «Каждый должен подчиняться австралийской Конституции».

Чтобы правовая система была действующей, норма также должна быть эффективной, то есть норма должна соблюдаться всегда. Это означает, что выбор основной нормы не является произвольным – это должна быть такая норма, которая дает действительность всей правовой системе. Основная норма не может быть персонифицирована – так она не будет подконтрольна обществу. Согласно системе Кельзена, нет объективно правильного или неправильного способа вывести норму из более высокой нормы, так же как нет объективно действительных норм в первую очередь. Источником действительности является то, уполномочен ли был на это правоприменитель. Поэтому, каждый вывод, произведенный уполномоченным юридическим органом, действует автоматически. Юрист-теоретик может описать возможные толкования того или иного закона, но он не может решить, какое из них является «правильным» – это решение полностью зависит от правоприменителя [1, c.103].

 

Список литературы:

  1. Ганс Кельзен Чистое учение о праве. 2-е изд / пер. с нем. М.В. Антонова и С.В. Лёзова. — СПб.: ООО Издательский Дом «Алеф-Пресс», 2015. 216 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом