Статья опубликована в рамках: XVI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 21 ноября 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Медведев С.В. ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ МЕР ПРИНУЖДЕНИЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ В ОТНОШЕНИИ ЛИЦ, НЕ ЯВЛЯЮЩИХСЯ ПОДОЗРЕВАЕМЫМИ ИЛИ ОБВИНЯЕМЫМИ. // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. XVI междунар. науч.-практ. конф. № 11(15). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 130-134.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ МЕР ПРИНУЖДЕНИЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ В ОТНОШЕНИИ ЛИЦ, НЕ ЯВЛЯЮЩИХСЯ ПОДОЗРЕВАЕМЫМИ ИЛИ ОБВИНЯЕМЫМИ.

Медведев Сергей Владимирович

адъюнкт 3 курса кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России

РФ, г. Санкт-Петербург

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются историческое становление и развитие мер уголовно-процессуального принуждения применяемых в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми. Проводится исторический анализ применения мер уголовно-процессуального принуждения.

 

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, участники уголовного процесса, меры уголовно-процессуального принуждения, потерпевший, свидетель, эксперт, переводчик.

 

Историко-правовой метод, являясь одним из важнейших методов исследования, позволяет выявить тенденции развития мер уголовно-процессуального принуждения в конкретный период истории России, определить правовую природу, содержание и подходы применения в отечественном законодательстве мер принуждения в отношении лиц, не являющихся обвиняемыми или подозреваемыми.

Дореволюционный исследователь П.И. Люблинский полагал, что, «принуждение по самому своему существу, есть насильственная деятель­ность, возникающая при противоречии стремлений двух субъектов, из которых один предписывает выполнение своего стремления другому» [1, с. 12].

Становление института иных мер процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве России представляет собой сложный многоэтапный процесс, протяженностью несколько столетий [2, с. 11].

Подвергшиеся анализу со времени образования единого центра­лизованного Российского государства законодательные документы показали, что отдельные элементы применения мер уголовно-процессуального принуждения, в отношении лиц, не являющихся обвиняемыми или подозреваемыми, находят свои истоки с момента принятия первого письменного древнерусского свода законов «Русская правда», относящегося предположительно к XI веку.

Уже в это время государство начало уделять внимание обеспечению истинности показаний, хотя делало это в основном путем установления определенных формальных, процедурных критериев - присяга, коли­чество свидетелей, их сословная принадлежность [3 c. 14].

В данном историческом периоде, как способы принуждения можно рассматривать использование таких средств доказывания, как Суды Божии, имеющих четыре формы: жребий, рота, ордалии и поле. Жребий решал вопрос о том, кто должен приносить присягу. Рота – это клятва перед богом или богами, Ордалии - это испытания которым подвергались стороны, они в России существовали до XVII века. Поле - судебный поединок [4, c. 20].

Однако историческим моментом, возникновения института мер принуждения в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми, явилось принятие законодательного сборника Российского государства - Судебника 1497 года. Верещагина А.В. отмечала, что принятие Судебника 1497 года начинает формировать институт мер принуждения [5, c. 47].

Дальнейшее развития системы мер принуждения применяемых в отношении рассматриваемой категории лиц, ознаменовалось принятием в Соборного Уложения 1649 года, нашедших свое закрепление в гл. Х «О суде».

И.Д. Гайнов отмечает, что оно само, будучи кодексом, исторически и логически служило продолжением предшествующих кодексов права - Правды Русской и Судебников, знаменую вместе с тем более высокую ступень феодального права, отвечавшего новой стадии в развитие социально-экономический отношений, политического строя, юриди­ческих норм и судопроизводства Русского государства [6, c. 111].

Согласно Соборному Уложению 1649 года, среди мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми, на первый план выходят меры, предусматривающие ответственность за неправомерные действия совершенные участниками судопроизводства.

Дальнейшее реформирование системы мер принуждения, приме­няемых в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми, связано с принятием в 1832 году свода законов Российской Империи.

Состоявший из 15 томов свод законов Российской Империи являлся официальным собранием действующих законодательных актов Российской Империи, принятых в период с 1649 по 1831 гг., расположенных в тематическом порядке. Он был впервые напечатан в течение 1832 г. и введен в действие Царским Манифестом от 31 января 1833 г. В заключительной части Манифеста устанавливалась дата (01.01.1835 г.) вступления в законную силу Свода Законов.

Меры принуждения, применяемые к участникам уголовного судопроизводства, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми были указаны в разделе III «О формальном следствии». Согласно ст. 953 тома 15 Свода законов 1832 г. лица, призываемые к свидетельству, не могли отказаться от явки на допрос и в случае уклонения от пока­заний могли быть подвергнуты за ослушание наказанию. В том числе, ст. 981 предусматривала материальную ответственность лиц, давших в процессе расследования преступлений ложные показания.

Следующим историческим этапом развития института применения мер уголовного принуждения, в отношении лиц, не являющихся подо­зреваемыми или обвиняемыми, стало утверждение 20 ноября 1864 года императором Александром II Устава уголовного судопроизводства (УУС) и его последующее включение в 1892 году в новый XVI том Сводов законов Российской Империи.

Верхоланцева Т.Ю. отмечает, что в появившийся XVI том вошли, в том числе Судебные уставы, изданные в 1864 г., а также сохранившие силу старые акты о судопроизводстве и судоустройстве. Издание XVI тома повлекло за собой перегруппировку материала: тома II и XV стали содержать по одной части, из тома Х были изъяты и переданы в XVI том «Законы о судоустройстве и взысканиях гражданских» [8, c. 40].

Меры принуждения, применяемые к лицам, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми были предусмотрены в главе 4 «Об исследовании событий преступления» раздела II тома XVI Свода законов Российской Империи.

Таким образом, к началу ХХ века в уголовном судопроизводстве были определены основные принципы применения мер принуждения, к рассматриваемыми лицам, заложив тем самым фундамент право­применительной практике

Следующим этапом развития мер уголовно-процессуального принуждения в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми, стал УПК РСФСР, принятый постановлением Всерос­сийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) от 25 мая 1922 г. (УПК РСФСР 1922 г.), который явился первым кодифициро­ванным источником уголовного процесса, принятым после установления советской власти [9, c. 230].

В качестве общего правила было установлено, что всякое лицо, вызванное в качестве свидетеля, обязано явиться и сообщить все ему известное по делу и давать ответы на предлагаемые ему следователем, судом и сторонами вопросы (ст. 64).

Меры принуждения в отношении свидетелей (ст. 66), эксперта (ст. 68), переводчика (ст. 77), понятого (ст. 80), поручителя (154) были определены в ст. 64, 66 УПК РСФСР 1922 г. и предусматривали:

  • привод;
  • наказание за отказ от дачи показаний в суде, определяемое судом рассматривающим дело, по которому данное лицо было вызвано свидетелем.

В следующем УПК РСФСР, принятом постановлением ВЦИК от 15 февраля 1923 г. по существу, были продублированы все указанные выше меры принуждения, применяемых в отношении лиц, не являю­щихся обвиняемыми или подозреваемыми УПК РСФСР 1922 г. и определены в ст. ст. 60 и 62 УПК РСФСР 1923 г.

УПК РСФСР 1923 г. действовал вплоть до введения в действие УПК РСФСР, утвержденного Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г. – являющимся прямым предшественником действующего в настоящее время УПК Российской Федерации.

В УПК РСФСР 1960 г. не было отдельной главы, определяющей меры принуждения, применяемые в отношении рассматриваемых категории лиц, однако ряд норм закрепленных в УПК РСФСР 1960 г. предоставляли возможность применения таких мер процессуального принуждения.

Мерами принуждения в отношении свидетелей (ч. 2 ст. 73), эксперта (ч. 3 ст. 82), потерпевшего (ч. 3 ст. 75) являлись: привод и денежное взыскание; специалиста (ст. 133.1), поручителя (ст. 94) и лиц, взявших на себя обязанности по присмотру за несовершеннолетними (ст. 394) – денежное взыскание.

Необходимо отметить, что помимо мер уголовно-процессуального принуждения, к свидетелю, потерпевшему, эксперту и переводчику в соответствии со ст. 181,182 УК РСФСР 1960 г. могло быть применено уголовное наказание.

На основании проведенного исторического анализа применения мер принуждения, в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми необходимо отметить, что применение мер принуждения, в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми, происходило на протяжении всей истории развития Российского государства и отечественного уголовного процесса и высту­пали в качестве важного и даже системообразующего звена в системе мер, обеспечивающих решение задач уголовного судопроизводства.

 

Список литературы:

  1. Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. СПб., 1906. С. 12.
  2. Михайлова О.Е. Иные меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве России: Дис. канд. юрид. наук. Калининград, 2009. С. 11.
  3. Борисов В.И. Проблемы ответственности за подкуп или принуждение лица, дающего показания, эксперта, специалиста и переводчика в Российском уголовном праве: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2012. С. 14.
  4. Резязов А.А. Применение уголовно-процессуального принуждения в отношении свидетелей при производстве по уголовным делам: Дис. канд.юр. наук Ижевск 2016. С. 20.
  5. Верещагина А.В. Становление и развитие уголовной юстиции России: дореволюционный период. Монография. Владивосток ВГУЭС.С. 47.
  6. Гайнов И.Д. История становления и развития мер уголовно-процессуального принуждения в России (13-19 века) //Вестник Казанского юридического института МВД России. 2012. № 4. С. 111.
  7. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание 2. Т. VIII. № 5947.
  8. Верхоланцева Т. Ю. Свод законов Российской империи: история создания, структура, издания // Библиотековедение. 2009. № 2. С.40.
  9. Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства. 1922. № 20-21. С. 230.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий