Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XLVI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 24 мая 2021 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Гражданский и арбитражный процесс

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Григорьева А.В., Чушенко Д.Н. РОЛЬ ПРОЦЕДУРЫ МЕДИАЦИИ В РАЗРЕШЕНИИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ СПОРОВ // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. XLVI междунар. науч.-практ. конф. № 5(45). – Новосибирск: СибАК, 2021. – С. 34-38.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

РОЛЬ ПРОЦЕДУРЫ МЕДИАЦИИ В РАЗРЕШЕНИИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ СПОРОВ

Григорьева Алевтина Викторовна

студент, кафедра процессуального права, Южно-Российский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы При Президенте Российской Федерации,

РФ, г. Ростов-на-Дону

Чушенко Дмитрий Николаевич

канд. юрид. наук, кафедра процессуального права, Южно-Российский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы При Президенте Российской Федерации,

РФ, г. Ростов-на-Дону

АННОТАЦИЯ

В статье раскрываются проблемы медиации как процедуры альтернативного разрешения гражданских споров.

 

Ключевые слова: гражданский процесс; альтернативное разрешение споров; медиация.

 

Актуальность избранной автором темы определяется важностью медиации как одного из способов альтернативного разрешения гражданских споров. Появление данной процедуры в российском законодательстве связано с проведением судебной реформы в период 2007-2011 гг., объектами которой стали, в том числе и процессуальные формы гражданского процесса.

Начало медиации в России положил Федеральный закон от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Федеральный Закон о медиации).

Федеральный Закон о медиации осуществляет нормативное регулирование отношений, возникающих в процессе применения данной процедуры как в судебной, так и во внесудебной сфере. В частности, законом раскрывается понятие медиации как процедуры, в соответствии с которым можно указать, что медиация представляет собой процесс переговоров между сторонами с участием третьего независимого лица – медиатора, приглашенного с целью налаживания коммуникации между ними и построения конструктивного диалога, с помощью способов, способствующих заключению на добровольной основе медиативного соглашения посредством выработки взаимоприемлемого решения[1].

Отметим, что законодатель не определяет как таковое понятие «судебная медиация», что приводит к дискуссиям среди правоведов по вопросу ее правовой природы. В одном случае судебную медиацию понимают как «проводимую в суде», в другом – «медиацию, проводимую вне суда, но при возбуждении судебного процесса» [2].

Процедура медиации используется активно в судах общей юрисдикции, особенно в гражданском процессе, т.к.  гражданско-правовые споры являются наиболее медиабельными. Это подтверждается исследованием судебной статистики. Например, как следует из анализа, проведенного в Ростовском областном суде, чаще всего примирительные процедуры проводятся между сторонами по делам, вытекающим из брачно-семейных правоотношений, искам о взыскании денежных средств по договорам займа, жилищным спорам и по спорам о защите прав потребителя, незначительное количество дел составляют трудовые споры и споры о землепользовании[3].

Впрочем, нельзя отметить, что с принятием закона о медиации данная процедура получила широкое распространение, данный способ разрешения гражданских споров входит в нашу бытность довольно медленно. Например, согласно судебной практике за 2015 год только 0,007% от общего числа гражданский дел, рассмотренных в судах, были разрешены с помощью медиации[4].

Исследователи, как правило, выделяют две основные проблемы развития института медиации: во-первых, судьи недостаточно эффективно разъясняют сторонам их право на проведение процедуры медиации, а во-вторых, на практике возникают проблемы, которые связаны с проблемой выбора медиатора.

Полагаем, что со второй точкой зрения можно согласиться, т.к. законодателем к медиаторам не предъявляется строгих правил к их профессионализму, что неизбежно приводит к недоверию по отношению к данному институту. К числу наиболее профессиональных можно отнести несколько школ, которые находятся в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Воронеже.

Помимо вышеуказанной проблемы, влияющей на распространение медиации, у граждан присутствует недопонимание роли медиатора, как субъекта, помогающего успешно разрешить конфликт, а также отсутствие у них правовой грамотности и нежелание договариваться во внесудебном порядке.

Некоторые из них удается смягчить посредством правок действующего законодательства.

Например, летом 2019 года отечественным нормотворцем был устранен пробел в гражданском процессуальном законодательстве, связанный с институтом медиации: ГПК РФ был дополнен новой главой «Примирительные процедуры. Мировое соглашение», призванной усовершенствовать данный механизм в рамках гражданского процесса.

В частности, были усовершенствованы механизмы информирования о сущности процедуры медиации участников гражданского судопроизводства с помощью судьи, который разъясняет условия и порядок реализации права на примирительные процедуры, появления информационных стендов в здании судов и распространения буклетов, содержащих общие сведения о примирительных процедурах (в том числе о медиации), а также посредством консультирования граждан медиаторами. Кроме того, конкретизированы возможные результаты и процессуальные последствия примирительных процедур, перечень которых закреплен в статье 153.7 ГПК РФ.

Указанные новеллы были направлены на создание эффективных процессуальных процедур, регулирующих механизмы судебного примирения, их популяризацию среди сторон, и повышению их использования на практике, что, в свою очередь, повлекло бы снижение судебной нагрузки на судей.

В настоящее время, действующее российское законодательство допускает использование процедуры медиации на любой стадии судопроизводства.

Отметим ряд положительных моментов, связанных с данной процедурой:

  • оперативность (осуществляется относительно в более короткий срок, чем судебное разбирательство во всех его стадиях);
  • равноправие сторон процедуры и их самостоятельность в организационных аспектах проведения медиации;
  • конфиденциальность;
  • достижение обоюдного согласия;
  • отсутствие коррупционного характера.

Согласно итогам применения медиации за 2019 год, подведенным Ростовским областным судом, в подведомственных районных судах и у мировых судей имеется определенный рост реализации примирительных процедур при разрешении гражданско-правовых споров по сравнению с предыдущими периодами. Из 97362 рассмотренных за данный период гражданских дел, по 1432 делам производство было прекращено в связи с утверждением судом мировых соглашений, что составляет 1,47% от общего количества всех дел.

Однако, по мнению многих юристов-практиков, в России процедура медиации должным образом не будет востребована и, как следствие, данное направление альтернативного разрешения гражданских споров развиваться в ближайшее десятилетие не будет.

В подтверждение данной позиции сошлемся на Верховный Суд РФ, который в 2018 году указал на слабое развитие процедуры медиации и предложил ввести институт судебных примирителей для снижения конфликтности [5]. Это связано с тем, что к судебному примирителю, как к судье, пребывающему в отставке, у граждан будет наблюдаться больше доверия нежели чем к персоне медиатора.

Конечно, трудно не согласится с тем, что процедура медиации играет определенную роль в гражданском судопроизводстве, поскольку наличие у сторон реальной возможности разрешить спор на взаимовыгодных условиях в относительно короткий срок, является позитивным фактором этого достаточно важного процессуального института, позволяющего не только разгрузить судебный корпус, но и способствующий повышению правовой культуры населения. Однако, для развития института медиации, по мнению ряда исследователей, законодателю необходимо выработать дополнительные способы стимулирования, среди которых наиболее эффективным, возможно, будет экономическое стимулирование.

В частности, такое стимулирование реализуется в гражданском судопроизводстве Республике Беларусь, где участники спора могут получить возврат или зачет уплаченной государственной пошлины в размере от 25 до 100% в зависимости от того, на какой стадии судебного процесса было заключено соглашение о примирении. В ряде стран Европы (Германия, Австрии) получила распространение практика отнесения факта обращения в суде к медиатору, как к страховому случаю. В соответствии с законодательством этих стран расходы сторон по урегулированию спора в рамках медиации покрываются за счет страхового возмещения, в связи с чем, прямых расходов стороны не несут[6].

Это, без сомнения, повышает востребованность процедуры медиации.

Подводя итоги можем указать, что, несмотря на многие положительные эффекты, предполагаемые процедурой медиации, она за десятилетие с момента ее воплощения на законодательном уровне в России так и не стала популярным способом внесудебного разрешения конфликтов и гражданских споров.

Конечно, процедура медиация в России будет и далее совершенствоваться, но рассчитывать на ее популяризацию в ближайшие годы не следует, и это связано с тем, что российское гражданское общество не пришло к пониманию, когда стороны готовы рассматривать эту процедуру как наиболее привлекательный способ разрешения правового спора.

 

Список литературы:

  1. Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): федер. закон от 27 июля 2010г. № 193-ФЗ: (по состоянию на 26 июля 2019 г.) // Собрание законодательства РФ. – 2010. – № 31. – Ст. 4162.
  2. Левушкин А. Н., Воробьев В. В. Некоторые проблемы применения судебного примирения (медиации) при разрешении споров в Российской Федерации // Актуальные проблемы российского права. –2020.– № 5.– С. 135-143.
  3. Итоги применения медиации за 2019 год [электронный ресурс] // Гос. автоматизированная система «Правосудие». – 2021. – URL:http://files.sudrf.ru/1546/user/Spravinfo/13/itogi_mediatsii_za_2019_god.pdf (дата обращения: 25.04.2021).
  4. Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за 2015 год (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016) // Бюллетень Верховного Суда РФ.– 2017.– № 1.
  5. Верховный Суд предлагает усовершенствовать процедуру примирения сторон [электронный ресурс] // Официальный сайт Верховного Суда РФ. – 2021. – URL: https://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/26353/ (дата обращения: 25.04.2021).
  6. Загайнова С. К. Совершенствование института примирения в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. – 2019.– № 7.– С. 24-28.
  7. Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 30.04.2021) / [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39570/ (дата обращения 08.05.2021)
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом