Статья опубликована в рамках: XII-XIII Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 20 августа 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Уголовное право

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шатилов А.В. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗОВАННЫХ МОШЕННИЧЕСТВ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. XII-XIII междунар. науч.-практ. конф. № 7-8(12). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 58-65.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗОВАННЫХ МОШЕННИЧЕСТВ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ

Шатилов Алексей Валерьевич

соискатель Саратовской государственной юридической академии

РФ, г. Саратов

SOME OF THE FEATURES OF ORGANIZED FRAUD IN REAL ESTATE

 

Alexey Shatilov

candidate of the Saratov state law Academy

Russia, Saratov

 

АННОТАЦИЯ

В статье обобщены результаты исследования уголовных дел в отношении организованных групп мошенников, совершающих преступления в сфере недвижимости. Установлено, что в настоящее время общественная опасность мошенничества, в первую очередь, обусловлена развитием его организованных форм. Мошеннические действия с недвижимостью совершаются, как правило, по двум основным схемам: в отношении граждан, намеревающихся приобрести помещения в строящихся домах и в отношении одиноких граждан, имеющих в собственности жилье. Для каждой разновидности мошенничеств установлен характерный численный состав, распределение ролей между участниками группы, соотношение мужчин и женщин, определены типичные качества организатора мошеннической группы.

ABSTRACT

The article summarizes the results of the study of criminal cases against organized groups of fraudsters who commit crimes in the field of real estate. It is established that at present the social danger of fraud is primarily due to the development of its organized forms. Fraud with real estate is usually committed in two main schemes: against citizens intending to purchase premises in houses under construction and against single citizens who own housing. For each type of fraud there is a characteristic number of members, the distribution of roles between the group members, the ratio of men and women, the typical qualities of the organizer of the fraudulent group are determined.

 

Ключевые слова: мошенничество; недвижимость; организованная группа; устойчивость.

Keywords: fraud; real estate; organized group; sustainability.

 

В соответствии со статистическими данными ГИАЦ МВД РФ, за период с 2009 по 2017 г.г. количество совершаемых за год преступлений снизилось на 31,2% – с 2994820 до 2058476. Тенденцию к снижению демонстрируют все общеуголовные преступления и, в частности, преступления против собственности.

На этом фоне особняком стоит мошенничество, одно из немногих преступлений, демонстрирующих постоянный рост. За период с 2009 по 2017 г. количество преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ, выросло на 7,4 % (с 188723 до 202622).

Анализ статистической отчетности Судебного департамента при Верховном Суде РФ показал, что число лиц, ежегодно осуждаемых по ч. 1-3 ст. 159 УК РФ, постоянно снижается. И лишь по ч. 4 ст. 159 УК РФ наблюдается существенное увеличение числа осужденных – за последние 7 лет на 66,7 % (с 2437 в 2010 г. до 4063 чел. в 2017 г.

В ч. 4 ст. 159 УК РФ предусматривается три квалифицирующих признака мошенничества – совершение преступления организованной группой, в особо крупном размере либо наступление последствий в виде лишения гражданина права на жилище. Число осужденных за мошенничество, совершенное организованной группой, в явном виде не отражается. Однако следует учесть, что мошенничества, связанные с лишением гражданина жилища, чаще всего совершаются именно организованными группами. В большинстве случаев по проанализированным уголовным делам, причиняемый действиями виновных ущерб превышал один миллион рублей, то есть размер хищения являлся особо крупным. Мошенничества, совершаемые в особо крупном размере, тоже, как правило, совершаются организованными группами. Поэтому можно сделать вывод, что данные о количестве осужденных по ч. 4 ст. 159 УК РФ (равно как и сведения о числе преступлений по ч. 4 ст. 159 УК РФ) в целом довольно точно отражают динамику мошенничеств, совершаемых организованными группами.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что в настоящее время общественная опасность мошенничества, в первую очередь, обусловлена развитием его организованных форм.

Отдельные авторы сообщают, что при общем росте числа мошенничеств, еще быстрее растет количество мошенничеств в отношении недвижимого имущества. Так, по данным Т. А. Огарь, за 2002 -2007 г.г. количество мошенничеств в Санкт-Петербурге и Ленинградской области возросло на 204,6%. При этом еще сильнее (в 3-5 раз) увеличилось количество мошенничеств, предметом которых выступает недвижимое имущество. Порядка 85 % таких посягательств совершается в отношении жилья [1, с. 22].

Также отмечается, что многие такие преступления носят многоэпизодный характер. Организованные группы мошенников характеризуются распределением ролей между участниками группы, которые заранее оговаривают между собой план действий, имеют отработанный механизм совершения преступных действий [2, с. 75 - 78].

С указанными тезисами вполне можно согласиться. Впрочем, приведенная авторами информация нуждается в дополнительной детализации.

Изучение уголовных дел показало, что мошеннические действия с недвижимостью представлены двумя основными способами совершения преступлений. В первом случае организованная группа мошенников вводит в заблуждение граждан относительно факта строительства объектов недвижимости. Обман может касаться наличия разрешения на строительство, факта участия представляемой мошенниками компании в самом строительстве либо факта работы в соответствующей компании, наличия возможности или намерений осуществлять строительство и т. д. С граждан, заинтересованных в приобретении недвижимого имущества, собирают деньги под видом паевых взносов либо оплаты по различным договорам. Эти обязательства впоследствии под различными предлогами не исполняются.

Для подобной разновидности мошенничеств характерна небольшая численность группы. Чаще всего встречаются группы из трех — четырех человек. Как правило, часть участников группы является действующими сотрудниками компании, осуществляющей легальную строительную или иную деятельность. Эти лица обеспечивают получение документации, печатей, штампов для фабрикования поддельных договоров, квитанций, выписок и т. д., посредством которых потерпевших вводят в заблуждение. В ряде случаев непосредственно получают от потерпевших деньги лица, не являющиеся штатными сотрудниками таких компаний.

Поскольку строительство зданий и сооружений осуществляется в течении длительного времени, злоумышленники успевают совершить несколько хищений по единой схеме. Так, группа в составе Петрова К.Н., Кайдаш В.В., Кайдаш С.И. и Ильина С.Б. принимала от граждан деньги в качестве паевых взносов за якобы планируемое строительство жилого многоквартирного дома. Суммарный размер хищений по всем эпизодам составил 35 167 713 руб [3].

В ряде случаев мошеннические действия направлены против юридических лиц. В частности, мошенники, «реализующие жилье» в строящихся домах, требуют от потерпевших заключать договоры страхования. После того, как злоумышленники скрываются или объявляют себя банкротами, потерпевшие обращаются к страховщикам. Маскировка мошенничеств под легальную строительную деятельность существенно затрудняет выявление и расследование таких преступлений и является фактором высокой латентности.

Существенно более опасными являются вторая разновидность мошенничеств, при которых участники организованных групп путем обмана завладевают правом собственности на жилища граждан. Как правило, в качестве жертв выбирают одиноких лиц, престарелых, а также страдающих алкоголизмом.

Организованные группы в подобных случаях более многочисленны, насчитывают, как правило пять и более человек. Большая численность групп обусловлена необходимостью совершения ряда специфических действий, требующих от участников группы определенных навыков.

Организаторы и руководители таких групп обладают более явно выраженными лидерскими качествами и сильной антиобщественной направленностью, сочетающейся с циничным, пренебрежительным отношением к потерпевшим. Как правило, лидеры в таких группах обладают глубокими познаниями в сфере купли — продажи недвижимости, порядка выдачи различных государственных документов.

Во многих случаях в состав группы входят сотрудники подразделений федеральной регистрационной службы, росреестра и т. д.

Показательно в этом плане уголовное дело в отношении организованной группы так называемых «черных риэлтеров», участники которой совершили ряд преступлений, повлекших утрату гражданами права на жилье с последующим убийством потерпевших [4]. В состав группы на момент пресечения преступной деятельности входили четыре мужчины и четыре женщины. Все преступления совершались по сходному сценарию. На первом этапе участники группы или контактировавшие с руководителем организованной группы сотрудники полиции из числа участковых инспекторов осуществляли поиск потенциальных жертв – одиноких престарелых или злоупотребляющих алкоголем граждан, владеющих на праве собственности жильем либо ожидающих момента вступления в наследство после смерти близких родственников. На следующем этапе по заданию руководителя организованной группы, С. Е. Терехова, с потенциальным потерпевшим завязывалось знакомство, сопровождающееся обильным возлиянием алкоголя. В дальнейшем участники группы снабжали потерпевшего запасами спиртных напитков и, таким образом, вводили его в состояние запоя. После того, как уровень самоконтроля потерпевшего ослабевал ему предлагалось продать свою квартиру и обещалась помощь в предоставлении другого жилища (например, для него могла арендоваться на время «операции» комната в общежитии). В это время инсценировалась утрата потерпевшим паспорта и руководитель группы, используя личные связи в органах внутренних дел, получал на его фамилию временное удостоверение личности в которое вклеивалась фотография одного из членов группы. В дальнейшем по этому удостоверению получались нотариально заверенные доверенности на право продажи квартиры, которая затем продавалась третьим лицам. В ряде случаев к оформлению необходимых документов привлекались участники группы, являвшиеся действующими сотрудницами Орского УФРС по Оренбургской области, что являлось основным фактором успешного совершения преступлений.

Для сокрытия фактов мошенничества руководитель группы Терехов отдавал подчиненным указания об убийстве потерпевших.

Действия организованной группы, возглавляемой Тереховым, по своей жестокости и цинизму, когда наиболее беззащитных граждан не только лишали права на жилище, но и хладнокровно убивали, к счастью, представляют собой исключение из общего правила. Вместе с тем они являются наглядной демонстрацией механизма хищений недвижимости.

В приведенном примере ярко проявляются признаки, свидетельствующие об устойчивости группы: наличие лидера, обладающего незаурядными организаторскими способностями, способного не только разрабатывать замысел преступления, но и вовлекать в преступную деятельность новых участников, добиваться полного их полного подчинения и высокой дисциплины. Из материалов дела прослеживается, что получив указания Терехова, рядовые участники группы в обязательном порядке отчитывались об их исполнении.

Деятельность этой группы характеризовалась также высоким уровнем конспирации – часть ее участников не были осведомлены о дальнейшей судьбе потерпевших, а сама преступная деятельность была обнаружена случайно.

Устойчивость проявляется и в многоэпизодности преступной деятельности. По исследованным нами уголовным делам не встречались случаи, когда организованные группы мошенников привлекались к ответственности за совершение единичного хищения. Повторяемость преступных схем приводит к наработке преступного профессионализма, повышению эффективности деятельности всей группы и снижению вероятности привлечения к уголовной ответственности. Одновременно формируются устойчивые взаимосвязи между членами группы, являющиеся залогом успешного продолжения преступной деятельности в будущем.

Характерным признаком мошенничеств с недвижимостью является место совершения преступления — из материалов всех проанализированных нами уголовных дела видно, что преступления совершались только в крупных городах. Объясняется это, во-первых, тем, что в сельской местности совершить такое преступление весьма проблематично. Во-вторых, стоимость имущества там существенно ниже, чем в городах, а продать его – сложнее.

В ходе исследования мы не нашли подтверждения высказанным в теоретической литературе оценкам о численности организованных групп мошенников. Так, О. Д. Теплова отмечает, что наиболее «конкурентноспособными» в эконмическом и устойчивыми в криминологическом плане являются группы, численность которых составляет от пяти до двадцати человек [5, с. 7]. В ходе проведенного нами анализа уголовных дел по ст. 159 УК РФ организованные группы численностью свыше десяти человек выявлены не были. Полагаем, что большая численность в рамках одноуровневой организации, которую представляет собой такая группа, вряд ли может свидетельствовать о криминологической устойчивости. В исследованиях по отдельным видам преступлений, совершаемых организованными группами, также приводятся данные о том, что в большинстве случаев численность таких групп не превышает десяти человек. Например, среди групп, совершавших разбойные нападения на дорогах, лишь 4,2 % насчитывали более десяти человек [6, с. 75-89]. Ю.В. Хомиченко приводит данные, согласно которым подавляющая часть (около 70 %) молодежных преступных групп насчитывает 2-3 человека, а более 5 человек – всего 6,9 % групп [7, с. 207 - 210].

На примере организованной преступной группы Терехова, «черных риэлтеров», видно, что среди ее участников сформировалась специализация в зависимости от служебного положения, наличия автомашины, иных качеств. Некоторые поручения выполняли не только отдельные участники, но и микрогруппы из двух человек, которые непосредственно подчинялись Терехову, т. е. самостоятельным структурным подразделением формально не являлись. При дальнейшем росте численности участников, такие микрогруппы неминуемо будут оформляться в структурные подразделения с назначением старшего, то есть организованная группа будет трансформироваться в более опасную форму соучастия – преступное сообщество. Однако в исследованных уголовных делах такого не происходило. На наш взгляд, тому есть несколько причин: количество совершаемых преступлений небезгранично, каждое требует личного участия руководителя группы и значительного времени на подготовку. При увеличении численности группы это неминуемо приведет к снижению доходов от мошеннической деятельности. В больших группах резко возрастает вероятность утечки информации, что может негативно отразиться на успешности преступной деятельности. Так, в группе «черных риэлтеров» убийства осуществляли всего два человека, непосредственно подчинявшиеся Терехову. Важным условием соблюдения конспирации являлись личные взаимоотношения убийц с Тереховым. При образовании в составе группы структурных подразделений такая взаимосвязь с неминуемо была бы ослаблена. Полагаем, что с точки зрения эффективности совершения преступлений, для мошенников наиболее оптимальной формой соучастия является организованная группа.  

По данным Л. А. Ермаковой, для мошенничеств в сфере недвижимости характерна высокая доля женщин (более 45 %) [8, с. 7]. С такой оценкой, в целом, можно согласиться. Однако следует иметь в виду, что участие женщин в преступной деятельности организованных групп мошенников обусловлено спецификой избранного способа совершения преступления. Как правило, женщины привлекаются к хищениям для того, чтобы использовать возможности, предоставляемые занимаемым ими служебным положением: они осуществляют регистрацию прав, обеспечивают группу бланками, штампами и печатями, предоставляют информацию. По нашим данным доля женщин в организованных группах мошенников в зависимости от специфики преступной деятельности достигает 30 — 35 %.

 

Список литературы:

  1. Огарь Т.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества в сфере оборота недвижимости : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – СПб. – 2009. – 27 с.
  2. Залескина А.Н. Некоторые аспекты криминологической характеристики мошенничества в сфере недвижимости // Деятельность правоохранительных органов в современных условиях : сборник материалов XXI международной научно-практической конференции. – Иркутск, Изд-во Восточно-Сибирского института МВД РФ. – 2016. – С. 75-78.
  3. Уголовное дело № 2-3497/2017 : Архив Дзержинского районного суда г. Оренбурга за 2017 г.
  4. Уголовное дело № 1-2/2016 : Архив Оренбургского областного суда за 2016 г.
  5. Теплова Д. О. Криминологическая характеристика и предупреждение организованного мошенничества : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М. – 2014. – 20 с.
  6. Берестнев М. А. Характеристика организованных преступных групп и их членов, совершающих разбойные нападения на автодорогах // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. – 2015. – № 4-2. – С. 75-89.
  7. Хомиченко Ю. В. Особенности преступных групп несовершеннолетних // Историческая и социально-образовательная мысль. – 2011. – № 4 (9). – С. 207 — 210.
  8. Ермакова Л. А. Криминологическая характеристика мошенничества, посягающего на собственность граждан, и его предупреждение органами внутренних дел : автореф. … дис. канд. юрид. наук. – М. – 2007. – 21 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий