Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юриспруденции» (Россия, г. Новосибирск, 29 января 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Секция: Актуальные вопросы противодействия преступности, носящей коррупциогенный характер

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Андреева Л.А. АНТИКОРРУПЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОГО (ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО) ОРГАНА СУБЪЕКТА ФЕДЕРАЦИИ // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. VI междунар. науч.-практ. конф. № 1(6). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 6-17.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АНТИКОРРУПЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОГО (ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО) ОРГАНА СУБЪЕКТА ФЕДЕРАЦИИ

Андреева Любовь Александровна

канд. юрид. наук, ст. науч. сотр. Новгородского филиала Современной гуманитарной академии,

РФ, г. Великий Новгород

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются вопросы противодействия коррупции в деятельности представительных (законодательных) органов субъектов федерации. Автор отмечает, что деятельность законодателей следует рассматривать в аспекте нормотворчества, оценки эффективности исполнения запретов и ограничений для депутатов, государственных гражданских служащих аппаратов, а также работников законодатель­ных собраний субъектов федерации, устранения пробелов правового регулирования и коллизии норм.

 

Ключевые слова: коррупция, депутат, государственный граж­данский служащий, запрет и ограничения, работник, законодательный (представительный) орган, субъект федерации.

 

В 2009-2010 гг. законодатели субъектов федерации на основе федерального закона, приняли собственные нормативные акты, обеспечивающие противодействие коррупции в субъектах федерации. Следует отметить, что наблюдалась конкуренция нормативных актов органов государственной власти субъектов: сначала принимали норматив­ные акты губернаторы, либо первенствовали законы представительных органов субъектов федерации. Законы и постановления органов испол­нительной власти субъектов федерации, в основном носили общие черты, и по структуре и основным нормам, указанным в них, модельный характер. «Копирование» федерального закона было малоэффективным, а установление и применение региональных норм «нереальным». Некоторые законы субъектов федерации носили характер администра­тивных правовых актов и указывали только одно – исполнение федерального закона. Например, закон Новгородской области от 31.08.2009 года № 595-ОЗ в наименовании указывал: «О реализации федеральных законов о противодействии коррупции на территории Новгородской области» [1] и был подписан губернатором Новгородской области. Редакции закона Новгородской области от 31.08.2009 года № 595-ОЗ, а затем от 02.09.2010 N 814-ОЗ, от 03.09.2010 N 820-ОЗ, от 24.03.2011 N 942-ОЗ, от 31.10.2013 N 375-ОЗ, от 31.03.2014 N 521-ОЗ [1], приняты, в соответствии с федеральным законодательством и распростра­нялись на территории России в целом. В частности, в ст.ст. 2, 3 Закона Новгородской области от 31.08.2009 года № 595-ОЗ были включены задачи противодействия коррупции в соответствии с Национальной стратегией противодействия коррупции; в ст. 4 Закона Новгородской области от 31.08.2009 года № 595-ОЗ в 2013 году указано, что и программы и планы в органах исполнительной власти утверждаются Губернатором области; в ст. 5 п. 1 имеется бланкетная ссылка к непои­менованной методике, в ст.5 пп.4-6 регулируется порядок проведения экспертизы для субъектов комиссии, которая утверждается поста­новлением областной Думы, а порядок проведения антикоррупционной экспертизы нормативно-правовых актов губернатора утверждается Правительством области и, наконец, «иные» органы исполнительной власти Новгородской области проводят антикоррупционные экспертизы и мониторинг в установленном данными органами порядке [1].

Весьма спорны положения ст. 7 п. 4 Закона Новгородской области от 31.08.2009 года № 595-ОЗ, которыми профессиональная служебная деятельность гражданского служащего осуществляется в соответствии с должностным регламентом, утверждаемым представителем нанимателя и являющимся составной частью административного регламента государственного органа. В целом, следует усматривать, что адми­нистративный регламент каждого органа является регулятором данных отношений, а не наоборот [1].

Вызывают сомнения формулировки ст.8 Закона Новгородской области от 31.08.2009 года № 595-ОЗ об антикоррупционном монито­ринге, в частности мониторинг включает мониторинг коррупции, коррупционных факторов и мер по предупреждению коррупции, а также правовой статус и полномочия комиссии по противодействию коррупции в Новгородской области [1]. Декларативны положения ст.ст. 9-1, 9-2, 9-3, 9-4 Закона Новгородской области от 31.08.2009 года № 595-ОЗ о совершенствовании системы учета государственного имущества Новгородской области и оценки эффективности его исполь­зования, об устранение коррупциогенных факторов, препятствующих созданию благоприятных условий для привлечения инвестиций, об устранении необоснованных запретов и ограничений в области экономической деятельности, об обеспечении добросовестности, открытости, добросовестной конкуренции и объективности при осуществлении закупок товаров, работ, услуг для обеспечения госу­дарственных нужд области [1]. Статьей 12 Закона Новгородской области от 31.08.2009 года № 595-ОЗ признают утратившими силу областные законы от 10.07.2007 N 128-ОЗ "О противодействии коррупции в органах государственной власти Новгородской области" (газета "Новгородские ведомости" от 17.07.2007) и от 04.09.2008 N 374-ОЗ "О внесении изменений в областной закон "О противодействии коррупции в органах государственной власти Новгородской области" (газета "Новгородские ведомости" от 09.09.2008) [1].

Автор полагает, что, например, достаточно структуировано содержание Закона Тульской области «Об отдельных мерах по противодействию коррупции в Тульской области» от 12.11.2008 года № 1108-ЗТО (подписанный председателем Тульской областной Думы и Губернатором области одновременно) [2] либо Закон Смоленской области от 28.05.2009 года № 34-з «О противодействии коррупции в Смоленской области»[3], в том числе органы государственной власти Смоленской области обеспечивают проведение антикоррупционной экспертизы в соответствии с федеральным законодательством, конкрети­зирован порядок проведения мониторинга, установленного правовым актом Администрации Смоленской области. Вместе с тем, не поддается толкованию лингвистический оборот «об отдельных мерах по проти­водействию коррупции», допущенный законодателями Тульской области.

Рассмотрим Закон Ярославской области «О мерах по противо­действию коррупции в Ярославской области» от 09.07.2009 № 40-з, которым регулируется не только правовые, но, в основном, организа­ционные основы противодействия коррупции, которые разграничены между законодательным и исполнительным органами власти субъекта федерации (в том числе между Губернатором и Правительством области). К полномочиям Ярославской областной Думы отнесены: законода­тельное регулирование по вопросам противодействия коррупции и контроль деятельность органов исполнительной власти Ярославской области в пределах своих полномочий, а Губернатор субъекта федерации определяет основные направления государственной политики Ярославской области по противодействию коррупции; формирует Совет по противодействию коррупции в Ярославской области; организует взаимодействие органов исполнительной власти области с федеральными органами исполнительной власти и их территори­альными органами, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями; обеспечивает координацию деятельности по противодействию коррупции органов исполнительной власти Ярославской области с иными органами государственной власти области; определяет порядок реализации антикоррупционных мер в соответствии с действующим законодательством. В полномочия Правительства Ярославской области входят: утверждение областных целевых программ в целях противодействия коррупции в области; подготовка ежегодного отчета о реализации государственной политики области по противодействию коррупции и в пределах своих полномочий осуществляет нормативно-правовое регулирование в целях реализации антикоррупционных мер и обеспечивает противодействие коррупции в соответствии с действующим законодательством [4] Закон Ярославской области «О мерах по противодействию коррупции в Ярославской области» от 09.07.2009 № 40-з регламентирует меры по противодействию коррупции, а также указывает перечень лиц, ответственных за реализацию мер по противодействию коррупции. Статья 111 Закона Ярославской области «О мерах по противодействию коррупции в Ярославской области» от 09.07.2009 № 40-з утверждается перечней должностей с высоким риском коррупционных проявлений, в том числе определен порядок представления сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также обязанность по соблюдению ограничений, регулирования конфликта интересов, увольнения в связи с утратой доверия [4]. Закон Ярославской области от 09.07.2009 № 40-з, по мнению автора, имеет комплексный характер, позволяющий обеспечивать эффективные криминологические меры по противодействию коррупции в субъекте федерации.

По-прежнему, основным органом по координации работы по противодействию коррупции в субъектах федерации являются комиссии, образованные и наделенные полномочиями органами исполнительной власти. Например, в Указ Губернатора Новгородской области от 25.09.2015 года № 328, в основном в середине 2017 года были внесены существенные дополнения и изменения, причем признаны утратив­шими силу 16 указов Губернатора области за период с 2009 по 2015 гг., вместе с тем действующий Указ «О комиссии по координации работы по противодействию коррупции в Новгородской области» от 25.09.2015 года № 328 редактировался еще трижды (в редакции указов Губернатора Новгородской области от 24.10.2016 N 356, от 22.03.2017 N 101, от 06.07.2017 N 249) [5].

Вместе с тем, отмечая отдельные положительные аспекты в нормо­творческой деятельности Тульской областной Думы по противодействию коррупции, следует отметить, что полномочия главы субъекта федерации регулируются достаточно узко. В частности, региональная законо­творческая практика характеризуется избирательностью предоставления полномочий руководителям регионов. Например, Законом Тульской области «Об отдельных мерах по противодействию коррупции в Тульской области» полномочия губернатора области сводятся лишь к утверждению плана противодействия коррупции в органах исполнительной власти области и информированию населения о реализации мер антикоррупционной политики [2]. Полномочия Главы Республики Карелия касаются лишь представления отчета о реали­зации мер антикоррупционной политики Законодательному Собранию Республики Карелия при представлении ежегодного доклада о поло­жении дел в республике[6]. Губернатор Новгородской области законом «О реализации федеральных законов о противодействии коррупции на территории Новгородской области» обладает полномочием по утверждению плана противодействия коррупции в органах исполни­тельной власти области [1]. Губернатор Краснодарского края законом «О противодействии коррупции в Краснодарском крае» наделен полно­мочиями по утверждению Порядка проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов исполнительных органов государственной власти края и проектов нормативных правовых актов исполнительных органов государственной власти края [7]. Законом «О противодействии коррупции в Оренбургской области» губернатор Оренбургской области наделен полномочиями по установлению порядка антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), принимаемых Губернатором области и Правительством области, а также по утверждению порядка проведения антикоррупционного мониторинга в области [8]. Это спо­собствует созданию «особых порядков», препятствующих проведения мониторинга и экспертиз.

По мнению П.А. Кабанова главы субъектов Российской Федерации обладают значительными полномочиями по обеспечению реализации государственной политики противодействия коррупции, в том числе и по использованию таких инструментов как антикоррупционный мониторинг, антикоррупционное планирование, антикоррупционная экспертиза региональных нормативных правовых актов и проектов региональных нормативных правовых актов¸ а также антикоррупци­онное информирование. Однако данный перечень антикоррупционных полномочий не является полным, поскольку региональным антикор­рупционным законодательством некоторых субъектов главам регионов в сфере противодействия коррупции дополнительно представляются и другие полномочия [9].

Таким образом, разграничение полномочий по противодействию коррупции в субъекте федерации имеет разнородное регулирование, органы законодательной и исполнительной власти наделяются недос­таточными полномочиями, либо полномочиями не свойственными данному органу субъекта федерации, в результате чего, не могут эффективно и комплексно влиять на процесс противодействия коррупции.

Рассмотрим противодействие коррупции в законодательном (представительном) органе власти. Следует отметить, что состав законодательного органа не однороден по правовому статусу и вклю­чает 4 группы субъектов контроля, в том числе депутаты (работающие на постоянной и непостоянной основе в законодательном собрании), государственные гражданские служащие, работающие в аппарате зако­нодательного (представительного органа), служащие (выполняющие, в основном технические обязанности) и работники, принятые на работу по трудовому договору (помощники депутатов).

Ограничения и обязанности для депутатов законодательных органов государственной власти, как лиц, замещающих государственные должности субъекта федерации, установлены Федеральными законами от 06.10.1999 184-ФЗ «Об общих принципах организации законода­тельных (представительных) и исполнительных органов государствен­ной власти субъектов Российской Федерации»[10], от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" [11], от 12.06.2002 N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [12], от 03.12.2012 № 230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» [13]. Указом Президента Российской Федерации от 4 декабря 2009 года N 1381 утвержден Перечень типовых государственных должностей субъектов Российской Федерации, которым должность депутата законодатель­ного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации отнесена к государственным должностям субъекта Российской Федерации (п. 6) [14].

Ограничения и обязанности для депутатов, осуществляющих свою деятельность в представительном органе субъекта федерации, как на профессиональной постоянной основе, так и без отрыва от основной деятельности (на непостоянной основе) следующие: депутат ежегодно не позднее 1 апреля года, следующего за отчетным финансовым годом, представляет в комиссию законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта федерации по контролю за достоверностью сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых депутатами, сведения о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущест­венного характера, а также сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. При этом депутат обязан представлять сведения о своих расходах, а также о расходах своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей по каждой сделке по приобретению земельного участка, другого объекта недвижимости, транспортного средства, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций), если сумма сделки превышает общий доход данного лица и его супруги (супруга) за три последних года, предшествующих совершению сделки, и об источниках полу­чения средств, за счет которых совершена сделка. Указанная обязанность возникает в отношении сделок, совершенных с 1 января 2012 года. В случае, если владение депутатом ценными бумагами, акциями (долями участия, паями в уставных (складочных) капиталах организаций) приводит или может привести к конфликту интересов, указанное лицо обязано передать принадлежащие ему ценные бумаги, акции (доли участия, паи в уставных (складочных) капиталах организаций) в довери­тельное управление в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

В связи с указанным запретом необходимо учитывать позицию Конституционного Суда Российской Федерации, который в Постановлении от 27.12.2012 N 34-П " По делу о проверке конститу­ционности положений пункта "в" части первой и части пятой статьи 4 Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" разъяснил, что вхождение в состав органов управления хозяйственного общества или иной коммерческой организации и участие в работе высшего органа управления хозяйственным обществом - общего собрания, на котором принимаются решения по поводу осуществления предпринимательской деятельности, безусловно, является видом экономической деятельности, поскольку связано с участием в управлении деятельностью соответствующей коммерческой органи­зации, которая по своей природе относится к предпринимательской деятельности. Следовательно, во избежание нарушения запрета, выте­кающего из статьи 97 (часть 3) Конституции Российской Федерации, депутат не вправе входить в состав органов управления любой коммерческой организации, в том числе участвовать в работе общего собрания [15]. Автор подчеркивает, что нарушения антикоррупци­онного законодательства, допускаемые депутатами, должны являться безусловным основанием для обращения прокурора или иных заинтересованных лиц в суд по вопросу досрочного прекращения их полномочий. При этом нет никакой необходимости выносить данный вопрос, как того требует действующий закон, на обсуждение представительного органа государственной власти (ее комиссии).

Например, прокуратура Новгородской области внесла в областную Думу в январе 2018 года представление о том, что 11 депутатов Думы (из 32) предоставили неполные сведения при декларировании своих доходов, материалы были направлены на рассмотрение комиссии по проверке сведений. Представление прокуратуры не было передано депутатам, текст не зачитывался и депутатам его не раздавали. Ранее думские комиссии разбирали представление прокурора по вице-спикеру, предоставившей неполные сведения, а депутат И. был лишён статуса, т. к. находясь в СИЗО, вообще не предоставил декларацию [16]. «В 2017 году прокурорами в Новгородской области выявлено 335 фактов несоблюдения должностными лицами установленных антикорруп­ционным законодательством обязанностей, запретов и ограничений, из них 300 связаны с нарушением обязанности по представлению сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, 30 – с неурегулированием конфликта интересов. По требо­ванию прокуратуры 10 депутатов досрочно прекратили свои полномочия в связи с непредставлением сведений о доходах» [17].

Рассматривая состояние обязанностей, запретов и ограничений для государственных гражданских служащих, необходимо обратиться к материалам Московского круглого стола на тему: «Уголовные риски чиновников» (состоявшегося 24 января 2018 года). Эксперты, обсудившие вопросы о привлечении чиновников к ответственности по коррупционным составам, подчеркнули ценность доказательств в таких делах. Участники совещания отметили, что акцент смещается на правоприменение, что правоохранительные органы изменили подход к необходимому объему доказательств по последним преступлениям, если раньше суды и прокуроры требовали от следователей и оперативников неопровержимых доказательств, фиксации телефонных переговоров непосредственно между взяткодателем и получателем, фиксации факта перехода денежных средств и за что человек получал взятку, то в настоящее время ценность доказательств уходит на второй план [18].

Особое внимание регулированию антикоррупционного поведения и ограничениям следует обратить на категорию помощников депутатов законодательных (представительных) органов субъектов федерации, которые работают по срочному трудовому договору (на постоянной основе либо по совместительству) или на общественных началах [19]. Руководствуясь трудовым законодательством, тем не менее, в отдельных субъектах федерации допускаются различные «дозволения» для этой категории работников. Например, Московская областная Дума указывает, что Положение разработано в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", Уставом Московской области, Законом Московской области N 3/94-ОЗ "О Московской областной Думе", Законом Московской области N 39/2005-ОЗ "О государственной гражданской службе Московской области", причем численность помощников устанавлива­ется в штатном расписании Московской областной Думы, помощнику предоставляется рабочее место в соответствии со срочным трудовым договором, должностные обязанности помощника-референта устанав­ливаются в должностной инструкции [19].

Широкие полномочия депутата по самостоятельному подбору кандидата на должность помощника депутата, определение его служебных обязанностей, отсутствие контроля за его деятельностью руководства представительного органа субъекта федерации, приводят к злоупотреблениям депутата, на работу помощником принимаются близкие родственники, свойственники, муниципальные служащие или лица, не имеющие навыков работы с избирателями, не владеющие навыками экспертной деятельности либо делопроизводства.

В частности, полномочия предоставляются помощникам депутатов Ивановской областной Думы по договору о деятельности помощника депутата (на оказание возмездных услуг) и срочном трудовом договоре [20], тем самым условия приема на работу по гражданско-правовому договору не предусматривает соблюдения правил внутреннего трудового распорядка и трудовых обязанностей помощника депутата, что может привести к признанию и восстановлению трудовых отно­шений и конфликту интересов. В Положении о помощнике депутата Ивановской областной Думы указывается, что он имеет право:

  1. посещения по предъявлении удостоверения помощника депутата всех государственных и муниципальных органов Ивановской области, расположенных на территории соответствующего избиратель­ного округа, кроме режимных объектов, допуск к которым осущест­вляется в соответствии с действующим законодательством;
  2. на выступление по поручению депутата в средствах массовой информации по вопросам деятельности депутата;
  3. по письменной заявке депутата пользоваться копировально-множительной, вычислительной, компьютерной техникой, находящейся в распоряжении Ивановской областной Думы [20].

Другие законодательные органы субъектов федерации разграничивают прием помощников депутатов и представление о приеме на работу помощника. В Постановлении Рязанской областной Думы от 06.08.1997 г. № 36 «О Положении «О помощниках депутатов Рязанской областной Думы»» указывается, что прием на должность помощника производится по письменному представлению депутата приказом руководителя Аппарата и на помощника возлагается обязанность до 25 числа ежемесячно предоставлять в финансово-расчетный отдел областной Думы табель рабочего времени за подписью депутата областной Думы [21].

Рассмотрев вопросы противодействия коррупции в представи­тельном (законодательном) органе субъекта федерации, автор полагает, что следует разграничить деятельность органов законодательной и исполнительной власти в сфере противодействия коррупции, упорядочить нормотворчество в вопросах ответственности депутата в части лишения депутатских полномочий самим депутатским корпусом, передав полномочия прокуратуре, а также выработать нормы, регулирующие труд помощников депутатов в гражданско-правовом либо трудовом аспектах, установив антикоррупционные запреты, регу­лирующие отношения помощника и законодателя субъекта федерации.

 

Список литературы:

  1. Закон Новгородской области от 31.08.2009 года № 595-ОЗ «О реализации федеральных законов о противодействии коррупции на территории Новгородской области» // [Электронный ресурс] СПС Консультант Плюс (Дата обращения 28.01.2018).
  2. Закон Тульской области «Об отдельных мерах по противодействию коррупции в Тульской области» от 12.11.2008 года № 1108-ЗТО» // [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  3. Закон Смоленской области от 28.05.2009 года № 34-з «О противодействии коррупции в Смоленской области» // [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  4. Закон Ярославской области «О мерах по противодействию коррупции в Ярославской области» от 09.07.2009 № 40-з // [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  5. Указ Губернатора Новгородской области от 25.09.2015 года № 328 «О комиссии по координации работы по противодействию коррупции в Новгородской области» от 25.09.2015 года № 328 (в редакции указов Губернатора Новгородской области от 24.10.2016 N 356, от 22.03.2017 N 101, от 06.07.2017 N 249) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: Официальный интернет-портал правовой информации" - www.pravo.gov.ru (Дата обращения 28.01.2018).
  6. Закон Республики Карелия от 23.07.2008 №1227-ЗРК «О противодействии коррупции» // [Электронный ресурс] – Режим доступа: Официальный интернет-портал правовой информации" - www.pravo.gov.ru (Дата обращения 28.01.2018).
  7. Закон Краснодарского края «О противодействии коррупции в Краснодарском крае» от 23.07.2009 № 1798-КЗ (ред. от 06.11.2015 № 3275-КЗ) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: Официальный интернет-портал правовой информации" - www.pravo.gov.ru (Дата обращения 28.01.2018).
  8. Закон «О противодействии коррупции в Оренбургской области» закон Оренбургской области от 15.09.2008 №2369/497-IV-ОЗ (ред. от 28.12.2015 № 3644/1015-V-ОЗ) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: Официальный интернет-портал правовой информации" - www.pravo.gov.ru (Дата обращения 28.01.2018).
  9. Кабанов П.А. Антикоррупционный мониторинг в субъектах Российской Федерации: вопросы теории и практики правового регулирования: монография. / П.А. Кабанов. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2015. – 181 с.
  10. Федеральный закон от 06.10.1999 184-ФЗ (в ред. от 31.12.2017) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  11. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" // [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  12. Федеральный закон от 12.06.2002 N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  13. Федеральный закон от 03.12.2012 № 230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов     лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» // [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  14. Указ Президента Российской Федерации от 4 декабря 2009 года N 1381// [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  15. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.12.2012 N 34-П "По делу о проверке конституционности положений пункта "в" части первой и части пятой статьи 4 Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"// [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  16. Привалов К. «Треть областных депутатов допустили неточности, публикуя сведения о доходах» // [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://vnovgorode.ru/politika/14886-tret-oblastnykh-deputatov-dopustili-netochnosti-publikuya-svedeniya-o-dokhodakh.html (Дата обращения 28.01.2018).
  17. Сайт Прокуратуры Новгородской области // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://procnov.ru/ (Дата обращения 28.01.2018).
  18. Нагорная М. «Тонкости привлечения чиновников к ответственности за коррупцию». Новая адвокатская газета// [Электронный ресурс] – Режим доступа: http:// www.advgazeta.ru/novosti/tonkosti-privlecheniya-chinovnikov-k-otvetstvennosti-za-korruptsiyu/ (Дата обращения 28.01.2018).
  19. Постановление Московской областной Думы от 14.04.2004 года № 6/95-П (с изм. на 09.07.2015 года) «О Положении о помощнике депутата Московской областной Думы» // [Электронный ресурс] СПС КонсультантПлюс (Дата обращения 28.01.2018).
  20. Постановление Ивановской областной Думы от 30.03.2006 г. № 152 «Об утверждении Положения о помощниках депутата Ивановской областной Думы» // [Электронный ресурс] – Режим доступа: Официальный интернет-портал правовой информации" - www.pravo.gov.ru (Дата обращения 28.01.2018).
  21. Постановление Рязанской областной Думы от 06.08.1997 г. № 36 «О Положении «О помощниках депутатов Рязанской областной Думы»» // [Электронный ресурс] – Режим доступа: Официальный интернет-портал правовой информации" - www.pravo.gov.ru (Дата обращения 28.01.2018).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий