Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVIII Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 29 октября 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Лаврова О.Н. К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ // Инновации в науке: сб. ст. по матер. XXXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 10(35). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

К  ВОПРОСУ  ОБ  ОПРЕДЕЛЕНИИ  ПОНЯТИЯ  ПРАВА  СОБСТВЕННОСТИ

Лаврова  Оксана  Николаевна

канд.  юрид.  наук,  доцент  кафедры  уголовного  процесса  Московского  областного  филиала  Московского  университета  МВД  России,  РФ,  Московская  область,  г.  Руза 

E-mail: 

 

TO  THE  QUESTION  ABOUT  THE  DEFINITION  OF  OWNERSHIP

Lavrova  Oksana

candidate  of  jurisprudence  associate  professor  of  the  Department  in  criminal  proceedings  of  the  Moscow  regional  branch  of  Moscow  State  University  of  the  Ministry  of  Internal  Affairs  of  Russian  Federation,  Russia,  Moscow  region,  Ruza

 

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассматриваются  проблемные  вопросы  определения  понятия  права  собственности,  а  также  специфические  признаки,  характеризующие  особенности  правоотношений  по  защите  данного  права.

ABSTRACT

The  article  considers  issues  of  definition  of  property  rights,  as  well  as  specific  features  of  the  characterizing  features  of  the  legal  protection  of  this  right.

 

Ключевые  слова:  собственность;  защита  прав  и  свобод;  правоотношение.

Keywords:  property  rights;  protection  of  rights  and  freedoms;  relationship.

 

Конституция  Российской  Федерации  определила  Россию  как  демократическое  правовое  государство,  в  котором  права  и  свободы  человека  являются  высшей  ценностью,  а  соблюдение  и  защита  прав  и  свобод  человека  являются  обязанностью  государства  (ст.ст.  1,  2)  [9]. 

В  правовом  государстве  обеспечивается  верховенство  закона,  незыблемость  основных  прав  и  свобод  человека,  осуществляется  их  охрана  и  защита.  Признание  государством  ценности  человеческой  личности  означает  необходимость  создания  эффективно  действующих  механизмов,  обеспечивающих  каждому  человеку  и  гражданину  возможность  добиваться  защиты  и  восстановления  его  прав  и  свобод  от  любых  незаконных  ограничений  и  нарушений.  Одним  из  приоритетных  направлений  в  деятельности  государства  и  его  органов  после  принятия  Конституции  1993  года  стала  защита  прав  и  свобод  человека,  среди  которых  важное  место  занимает  защита  права  собственности  (ст.  35  Конституции  РФ)  [9],  что,  безусловно,  подтверждает  провозглашение  России  как  правового  государства,  без  которого  гражданское  общество  легко  превратить  в  диктатуру. 

Собственности,  как  элементу  экономической  системы  в  Конституции  России,  посвящена  ч.  2  ст.  8.  Право  частной  собственности  включено  в  состав  основных  прав  и  свобод  человека  и  гражданина.  В  ст.  35  Конституции  РФ  отдельно  подчеркнуто  право  иметь  имущество  в  частной  собственности  как  субъективное  право  человека  [9].  Данная  статья  Конституции  развивает  положения  ст.  17  Всеобщей  декларации  прав  человека  [5,  с.  460—464].

Термин  «собственность»  зачастую  в  научной  литературе,  публицистике,  законодательных  текстах,  в  том  числе  и  в  Конституции  РФ,  наполняют  различным  содержанием.  Это  относится  и  к  понятию  «частная  собственность».  В  п.  2  ст.  8  Конституции  РФ  под  собственностью  и  разными  ее  формами  понимаются  разные  формы  хозяйствования,  осуществляемые  разнообразными  субъектами.  Все  субъекты  права  собственности  юридически  равны  перед  законом  (п.  2  ст.  8)  [9]. 

Защита  права  частной  собственности  представляет  собой  закрепление  в  законодательстве  ряда  гарантий  для  частных  собственников,  позволяющих  им  беспрепятственно  реализовывать  свои  права,  а  также  защищающих  их  от  незаконного  изъятия  собственности.  Конституция  РФ  в  ч.  1  ст.  35  устанавливает,  что  право  частной  собственности  охраняется  законом.  В  ч.  1  ст.  35  Конституции  РФ  под  охраной  права  частной  собственности  следует  понимать  как  охрану  права  собственности  на  вещь  (вещи),  принадлежащую  частному  лицу  —  физическому  (индивиду)  или  юридическому  (организации),  так  и  охрану  права  этого  частного  лица  на  осуществление  хозяйственно-экономической  деятельности  на  базе  принадлежащего  ему  имущества  [9]. 

При  этом  важные  гарантии  прав  собственника  закреплены  в  частях  2  и  3  ст.  35  Конституции  РФ.  Часть  2  ст.  35  Конституции  РФ  раскрывает  содержание  права  частной  собственности  физических  и  юридических  лиц  [9].  При  толковании  и  применении  ч.  3  ст.  35  Конституции  РФ  необходимо  помнить,  что  лишение  лица  его  имущества  по  решению  суда  может  иметь  место  только  в  предусмотренных  законом  случаях  (п.  2  ст.  235  Гражданского  кодекса  РФ)  [6;  10,  с.  112],  и  что  право  частной  собственности  охраняется  целым  рядом  федеральных  законов  —  от  Гражданского  до  Уголовного  кодексов  РФ  и  Уголовно-процессуального  кодекса  РФ. 

  Вопрос  об  определении  понятия  права  собственности  является  одним  из  краеугольных  камней  всей  системы  частного  права.  В  отечественной  юридической  литературе  наметилась  устойчивая  тенденция,  направленная  на  размывание  традиционного  понимания  собственности,  т.  к.  отечественное  гражданское  законодательство  не  содержит  прямого  указания  на  материальность  объекта  права  собственности,  поскольку  объектом  права  собственности  являются  как  материальные  вещи,  так  и  имущественные  права.  Такая  недосказанность  привела  к  раздвоению  понятия  права  собственности  в  современной  отечественной  науке  и  практике  гражданского  права.  В.В.  Старженецкий  указывает,  что  сформировались  два  понимания  права  собственности:  «узко  цивилистическое»  (или  «традиционное»,  «догматическое»)  и  «широкое»  («конституционное»)  [13,  с.  20].

  Сторонники  «цивилистического»,  традиционного  подхода,  полагают,  что  объектами  права  собственности  могут  быть  только  материальные  объекты.  Классическая  отечественная  цивилистика  понимает  под  правом  собственности  абсолютное  имущественное  право  на  материальные  объекты.  Только  такие  объекты  можно  потерять,  уничтожить,  передать  и  т.  д.  Г.Ф.  Шершеневич  утверждал,  что  «...право  собственности  может  иметь  своим  объектом  только  материальные  предметы,  но  не  действия  или  права,  которые  по  существу  своему  не  могут  подлежать  совершенно  тем  же  юридическим  правилам,  какие  установлены  для  первых»  [17,  с.  219].  В.А.  Дозорцев  также  настаивал  на  том,  что  институт  права  собственности  применим  лишь  к  материальным  вещам  в  силу  специфичности  объекта  и  указывал,  что  «объектом  права  собственности  могут  быть  только  материальные  вещи,  ограниченные  в  пространстве»  [2,  с.  23].  Такая  позиция  основывается  на  традиции  и  анализе  норм  позитивного  права,  посвященных  понятию  права  собственности.  Поскольку  право  собственности  является  самым  полным  из  вещных  прав,  его  содержание  охватывает  все  допустимые  с  точки  зрения  данной  правовой  системы  правомочия  в  отношении  объекта  прав. 

В.В.  Старженецкий  призывает  осуществить  активный  поиск  новых  теоретических  конструкций  права  собственности,  утверждая,  что  «данный  правовой  институт  должен  охватывать  любые  частные  права,  имеющие  имущественный  характер,  в  том  числе  вещные,  обязательственные,  права  членства,  что  позволит  объединить  в  один  институт  все  объекты  гражданских  прав...  и  распространить  на  них  фундаментальные  гарантии  права  собственности...  Это  способствовало  бы  стабильности  в  соответствующих  социальных  отношениях»  [2,  с.  23].

Е.А.  Войниканис  и  М.В.  Якушев  также  утверждают,  что  «классическое»  понимание  права  собственности  становится  обузой  на  пути  социального  прогресса  [4,  с.  30].  Они  критикуют  Г.Ф.  Шершеневича  и  В.А.  Дозорцева,  полагая,  что  характер  объекта  вовсе  не  определяет  «наличие  отношений  собственности».  По  их  мнению,  «нечто  (будь  то  материальный  или  нематериальный  объект,  а  также  независимо  от  того,  что  идет  ли  речь  о  материальном  или  виртуальном,  цифровом  пространстве)  находится  в  собственности,  когда  имеются  в  наличии  господство  (контроль)  правообладателя,  минимально  (с  конкретно-исторической  точки  зрения)  ограниченное  со  стороны  государства,  и  защита  от  посягательства  всех  третьих  лиц»  [4,  с.  24]. 

Представляется,  что  в  современных  условиях  правовой  режим  материальных  и  нематериальных  объектов  различается  лишь  в  том,  что  касается  их  физической  природы.  Там,  где  физическая  природа  объекта  не  играет  существенной  роли  для  правового  регулирования,  игнорируется  и  разница  между  материальными  и  нематериальными  объектами.  Поэтому  следует  согласиться  со  второй  точкой  зрения,  предусматривающей  принятие  универсальной  концепции  права  собственности,  согласно  которой  право  собственности  выступает  как  общее,  родовое  понятие,  охватывающее  все  экономические  активы  в  их  статике.  В  структуре  объектов  права  собственности  четко  выделяются  материальные  объекты,  которыми  можно  физически  владеть,  и  нематериальные,  существующие  в  идеальной  форме.  Право  собственности  имеет  объектом  не  только  вещи,  но  и  права  [2,  с.  127—128]. 

Право  частной  собственности  неотчуждаемо  и  принадлежит  каждому  от  рождения.  Это  право  следует  понимать  скорее  как  возможность  иметь  имущество  в  собственности,  а  не  его  наличие.  Детальная  регламентация  права  собственности  содержится  в  ГК  РФ  (раздел  II),  в  которой  содержание  права  собственности  традиционно  раскрывается  через  триаду  правомочий:  владение,  пользование  и  распоряжение,  что  закреплено  ст.  209  ГК  РФ.

Возможность  владения  (фактического  обладания)  вещью  является  одной  из  самых  ярких  особенностей  отношений  по  поводу  материальных  благ.  Ведя  речь  о  владении  нематериальными  благами,  очевидно,  что,  применительно  к  имущественным  правам,  понятие  владения  утрачивает  первоначальный  смысл.  В  структуре  объектов  права  собственности  четко  выделяются  материальные  объекты,  которыми  можно  физически  владеть,  и  нематериальные,  существующие  в  идеальной  форме,  владение  нематериальным  благами  является  также  правомочием  собственника. 

Владение  как  факт  и  как  право  есть  различные  явления,  отделимые  друг  от  друга.  «Владение  как  экономическая  категория  —  это  хозяйственное  господство  лица  над  вещью»,  а  «правомочие  владения  —  это  юридически  обеспеченная  возможность  хозяйственного  господства  лица  над  вещью»  [15,  с.  149].  При  завладении  нарушителем  материальной  вещью  правообладатель  утрачивает  возможность  извлечения  из  вещи  полезных  свойств.  «Правомочие  владения  является,  пожалуй,  базовым  в  конструкции  права  собственности...  Утрата  собственником  владения  имуществом  лишает  его  возможности  реально  осуществлять  правомочия  пользования  и  распоряжения»  [11,  с.  40].  При  этом  свойства  материального  объекта  позволяют  нарушителю  порой  пользоваться  вещью  не  только  без  права  на  нее,  но  даже  и  без  всякого  утверждения  о  таком  праве.  Поэтому  нормы,  охраняющие  абсолютные  права  собственника,  должны  лишать  нарушителя  возможности  самостоятельно  использовать  объект  чужого  права. 

Правомочия  собственника  не  являются  строго  обособленными,  а  теснейшим  образом  взаимосвязаны  и  лишь  все  вместе  составляют  обобщенное  выражение  многочисленных  действий,  которые  вправе  совершать  собственники  имущества.  В  отношениях  собственности  правомочия  распоряжения  и  пользования  трудно  разграничимы  [14,  с.  78]. 

В  цивилистической  литературе  пользование  обозначают  как  употребление  вещи  для  достижения  тех  или  иных  целей,  в  частности  для  удовлетворения  каких-либо  потребностей,  а  также  для  извлечения  доходов  [1,  с.  41]. 

Несомненно,  что  право  распоряжения  является  центральным  элементом  права  собственности,  поскольку  именно  оно  отличает  собственника  имущества  от  иного  его  владельца  и  пользователя.  Обычно  право  распоряжения  определяют  как  право  собственника  «своим  волевым  актом  устанавливать  те  или  иные  правоотношения  с  другими  лицами  по  поводу  принадлежащих  ему  вещей»  [8,  с.  6]. 

Распоряжение  и  пользование  имуществом,  равно  как  право  распоряжения  и  право  пользования,  тесно  связаны  между  собой,  поэтому  следует  согласиться  с  тем,  что,  когда  собственник  сам  осуществляет  пользование  и  распоряжение,  вопрос  о  том,  что  относится  к  пользованию,  а  что  к  распоряжению,  носит  отвлеченный  характер  и  практического  значения  не  имеет  [14,  с.  78].  Однако  это  не  означает,  что  в  ряде  случаев  возможно  совпадение  распоряжения  и  пользования,  поскольку  это  все-таки  самостоятельные  правомочия,  несмотря  на  то,  что  выступают  элементами  одного  субъективного  права  [15,  с.  150—153].

Таким  образом,  содержание  понятия  права  собственности  включает  в  себя  правомочие  владения,  как  вещью,  так  и  правом,  а  также  распоряжением  и  пользованием  имуществом  и  имущественными  правами.  Однако  нельзя  не  отметить,  что  такое,  классическое,  существующее  еще  со  времен  римского  права  и  имплементированное  всеми  правовыми  системами  понимание  содержания  права  собственности  подвергалось  обоснованной  критике  со  стороны  видных  цивилистов  современности.  В  работе  К.И.  Скловского  «Собственность  в  гражданском  праве»  прослеживается  неприятие  такой  точки  зрения:  «…именно  здесь  главным  образом  и  заключена  причина  того  удручающего  сторонников  триады  об­стоятельства,  что  внешним  образом  владение  и  пользование  соб­ственника  и  несобственника  ничем  не  отличаются,  а  внутренних  отличий  у  этих  правомочий  быть  не  может  в  силу  их  сугубо  внеш­ней,  материальной  сути.  Остается  тогда  только  апеллировать  к  «решающему»  значению  распоряжения,  сводя  тем  самым  все  богатство  собственности  лишь  к  меновой,  торговой  функции»  [12,  с.  151]. 

А.В.  Венедиктов  в  своем  труде  «Государственная  социалистическая  собственность»  отмечает,  что  данное  право  в  своей  сути  не  сводимо  к  триаде  полномочий  владения,  распоряжения  и  пользования.  Он  приводит  к  этому  два  основания.  Во-первых,  право  собственности,  по  его  мнению,  не  исчерпывается  тремя  названными  правомочиями  собственника.  А.В.  Венедиктов  в  качестве  примера  приводит  судебный  арест  имущества,  при  котором  собственник  может  быть  лишен  владения,  пользования  и  распоряжения  арестованным  имуществом,  но  «…у  собственника  остается  все  же  какой-то  реальный  «сгусток»  его  права  собственности»  [3,  с.  16].  Второе  основание  опирается  на  марксистскую  теорию,  а  в  частности  на  марксистское  понимание  собственности  как  присвоения,  а  также  тот  факт,  что  определение  права  собственности  «должно  само  по  себе  обязывать  к  раскрытию  специфических  классовых  особенностей  отдельных  форм  собственности  в  каждой  формации»  [3,  с.  17],  чего  не  достигается  в  классическом  понимании  его  содержания.  В  настоящее  время  второе  основание  является  во  многом  дискуссионным  и  необходимым  к  переосмыслению  и  современному  трактованию  с  учетом  исторических  особенностей  того  времени,  когда  писался  указанный  труд.  Однако  необходимо  согласиться,  как  минимум,  с  первым  основанием,  что  дает  возможность  утверждать,  что  содержание  права  собственности  действительно  шире,  чем  три  указанных  правомочия  в  их  совокупности.

А.В.  Венедиктов  утверждает,  что  «собственность  в  самом  широком  смысле  собственность  как  совокупность  общественно-производственных  отношений  в  целом  юридически  опосредствуется  не  только  путем  права  собственности,  но  и  путем  всей  системы  иных  имущественных  прав  как  вещного  (ограниченные  права  пользования  чужой  вещью),  так  и  обязательственного  характера»  [3,  с.  28].

Таким  образом,  можно  утверждать,  что  право  собственности  —  это  всеобъемлющее  высшее,  наиболее  полное,  абсолютное  или  исключительное  господство  над  вещью  [3,  с.  31].  Такой  же  точки  зрения  придерживается  и  К.И.  Скловский:  «…остается  только  определение  собственности  как  наиболее  абсолютного  права  на  вещь…»  [12,  с.  151]. 

 

Список  литературы:

  1. Агарков  М.М.  Основные  принципы  советского  гражданского  права.  //  Советское  государство  и  право.  1947.  №  11. 
  2. Брагинский  М.И.  К  вопросу  о  соотношении  вещных  и  обязательственных  правоотношений  /  Гражданский  кодекс  России.  Проблемы.  Теория.  Практика:  Сборник  памяти  С.А.  Хохлова.  М.,  1998. 
  3. Венедиктов  А.В.  Государственная  социалистическая  собственность.  /  Отв.  ред.  В.К.  Райхекр.  М.;Л.:  Издательство  АН  СССР,  1948. 
  4. Войниканис  Е.А.,  Якушев  М.В.  Информация.  Собственность.  Интернет.  М.:  Волтерс  Клувер,  2004. 
  5. Всеобщая  декларация  прав  человека  //  Международное  публичное  право.  Сб.  докум.  М.:  БЕК,  1996.  Т.  1. 
  6. Гражданский  кодекс  Российской  Федерации  (часть  первая)  от  30.11.1994  (ред.  от  05.05.2014)  //  СЗ  РФ.  —  1994.  —  №  32.  —  Ст.  3301.
  7. Дозорцев  В.А.  Принципиальные  черты  права  собственности  в  Гражданском  кодексе  //  Гражданский  кодекс  России.  Проблемы.  Теория.  Практика:  Сборник  памяти  С.А.  Хохлова.  М.:  Юристъ,  1998. 
  8. Колганов  М.В.  Собственность  в  период  перехода  к  коммунизму.  М.:  Экономиздат,  1963. 
  9. Конституция  Российской  Федерации  (принята  на  всенародном  голосовании  12  декабря  1993  г.,  с  учетом  поправок,  внесенных  Законами  Российской  Федерации  о  поправках  к  Конституции  Российской  Федерации  от  30.12.2008  №  6-ФКЗ,  от  30.12.2008  №  7-ФКЗ,  от  05.02.2014  №  2-ФКЗ,  от  21.07.2014  №  11-ФКЗ)  //  Российская  газета.  1993.  25  декабря.
  10. Конституция  Российской  Федерации.  Научно-практический  комментарий  /  Под  ред.  Ю.А.  Дмитриева.  М.:  ЗАО  Юстицинформ,  2007. 
  11. Скворцов  О.Ю.  Виндикационные  иски  в  судебно-арбитражной  практике.  СПб.:  Брайт  Лайт,  1997. 
  12. Скловский  К.И.  Собственность  в  гражданском  праве.  4-е  изд.,  перераб.,  доп.  М.:  Статут,  2008. 
  13. Старженецкий  В.В.  Россия  и  Совет  Европы:  право  собственности.  М.:  Городец,  2004. 
  14. Тархов  В.А.,  Рыбакова  В.А.  Собственность  и  право  собственности.  М.:  Юрист,  2007. 
  15. Толстой  Ю.К.  Понятие  права  собственности  //  Проблемы  гражданского  и  административного  права.  Л.:  Изд-во  ЛГУ,  1962. 
  16. Уголовно-процессуальный  кодекс  РФ  от  18.12.2001  №  174-ФЗ  (ред.  от  21.07014),  ст.  6  //  СЗ  РФ.  —  2001.  —  №  52  (Ч.  1).  —  Ст.  4921.
  17. Шершеневич  Г.Ф.  Курс  гражданского  права.  Тула:  Автограф,  2001.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий