Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXII Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 15 июля 2013 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Платон Е.В. ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ // Инновации в науке: сб. ст. по матер. XXII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ПРАВОВЫЕ  ОСНОВАНИЯ  ПРИЗНАНИЯ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВ  В  УГОЛОВНОМ  СУДОПРОИЗВОДСТВЕ  РОССИИ

Струсь  Константин  Александрович

декан  юридического  факультета,  канд.  юрид.  наук,  доцент,  Северо-Кавказский  федеральный  университет  (филиал)  в  г.  Пятигорске.

E-mailKonstantinStrus@gmail.com

Платон  Евгений  Владимирович

магистр  юридического  факультета  Северо-Кавказский  федеральный  университет  (филиал)  в  г.  Пятигорске

 

LEGAL  GROUNDS  OF  A  RECOGNITION  OF  PROOFS  IN  CRIMINAL  LEGAL  PROCEEDINGS  OF  RUSSIA

Strus  Konstantin  Aleksandrovich

dean  legal  faculty,  doctor  of  laws,  assistant  professor,  branch  of  North  Caucasian  State  University  in  Pyatigorsk

Platon  Evgeni  Vladimirovich

magister  of  legal  faculty,  branch  of  North  Caucasian  State  University  in  Pyatigorsk

 

АННОТАЦИЯ

Целью  представленного  исследования  является  рассмотрение  правовых  и  логических  оснований  в  оценке  доказательств  по  уголовным  делам.  Определяются  критерии  допустимости  доказательств  по  уголовным  делам.

ANNOTATION

As  objective  of  the  presented  research  consideration  of  the  legal  and  logical  bases  in  an  assessment  of  proofs  on  criminal  cases  acts.  Criteria  of  an  admissibility  of  proofs  on  criminal  cases  are  defined.

 

Ключевые  слова:  доказательства  по  уголовным  делам;  критерии  допустимости  доказательств.

Keywords:  Proofs  on  criminal  cases,  criteria  of  an  admissibility  of  proofs

 

Доказывание  выступает  неотъемлемой  частью  уголовной  практики,  в  связи  с  чем  требует  осмысления  правовых  основ  признания  доказательств.  Полагаясь  на  имеющиеся  разработки,  в  качестве  правовых  основ  предлагается  определить  систему  правовых  актов,  создающих  с  помощью  принципов  и  иных  юридических  средств  базу  для:  1)  организации  либо  функционирования  государственных  и  негосударственных  институтов,  2)  осуществления  значимой  юридической  деятельности  в  целях  обеспечения  социально  значимых  результатов  [5,  с.  8;  6,  с.  76].

В  соответствии  с  ч.  1  ст.  74  УПК  РФ  доказательствами  по  уголовному  делу  являются  любые  сведения,  на  основе  которых  суд,  прокурор,  следователь,  дознаватель  в  порядке,  определенном  уголовно-процессуальным  кодексом,  устанавливает  наличие  или  отсутствие  обстоятельств,  подлежащих  доказыванию  при  производстве  по  уголовному  делу,  а  также  иных  обстоятельств,  имеющих  значение  для  уголовного  дела.

Суть  доказательства  по  уголовному  делу  заключается  в  том,  что  им  служат  сведения  (знания,  представление  о  чем-либо),  непосредственно  полученные  в  предусмотренной  законом  форме  от  материального  объекта,  отразившего  признаки  прошлого  события.

Доказательство  —  это  не  протоколы  процессуальных  действий  (на  которые,  например,  ссылаются  судьи  в  выносимых  приговорах,  например  виновность  И.  подтверждается  протоколом  допроса  свидетеля  В.  —  том  1,  лист  уголовного  дела  159),  это  сведения  (информация),  содержащиеся  в  данных  протоколах,  которые  устанавливают  определенные  обстоятельства  согласно  силлогическим  правилам.

Доказательство  —  это  выведение  истинности  положения  (суждения)  из  других  положений  (суждений),  то  есть  умозаключение.  Отсюда,  вывод  есть  результат,  итог  доказательства.  Определение  есть  суждение.  Из  суждения  выводится  следствие.  Каждое  явление  (так  называемый  факт)  отражается  в  сознании  и  кладется  в  начало  суждения  о  связи  этого  явления  с  другими  явлениями.  Умение  находить  доводы  для  доказательства  относится  к  способности  суждения.  Что  и  есть  самое  трудное  в  доказывании.  Говорят:  истинное  доказательство,  ложное  доказательство.  Это  неправильное  употребление  слов.  Доказательство  может  быть  только  истинным  или  никаким.  Что  важно  для  доказывания  в  судебном  процессе.  Истинным  или  ложным  может  быть  вывод.  Вывод  —  это  утверждение,  тезис,  который  следует  из  доказательства.  Из  доказательства  всегда  следует  правильный  вывод.  Если  доказательство  неправильное,  то  есть,  нарушены  правила  логики,  то  это  не  доказательство,  поэтому  вывод  не  может  быть  истинным.  Назначение  процессуального  закона  —  препятствовать  подмене  объективного  знания  субъективной  уверенностью,  которая  склонна  к  абсурду.  Единственное  средство  проверки  субъективной  уверенности  в  целях  преодоления  заложенного  в  ней  абсурда  —  это  логика.  Хотя  сама  по  себе  логика  не  есть  объективное  знание,  а  лишь  стремится  к  нему.  Но  субъективная  уверенность  есть  догадка,  предположение,  гипотеза,  суждение  чувства.  Большинство  процессуальных  решений  основывается  на  субъективной  уверенности,  а  не  на  объективном  знании.  Субъективная  уверенность  властного  лица  лишь  стремится  придать  убедительную  форму  его  утверждению  [2,  с.  36].

Суть  же  обстоятельств  (обстановка,  явление)  по  делу,  подлежащих  установлению  или  доказыванию  в  соответствии  со  ст.  73  УПК  РФ,  как  отмечает  А.А.  Давлетов,  «состоит  в  том,  что  ими  выступает  знание  о  прошлых  или  настоящих,  но  происходящих  вне  места  нахождения  следователя,  дознавателя,  прокурора,  суда  явлениях,  вещах,  процессах  действительности,  имеющих  значение  по  уголовному  делу  и  исследуемых  при  помощи  доказательств.  Главный  критерий  обстоятельства  —  опосредованность  его  установления,  тот  особый  способ,  которым  познаются  прошлые  или  отдаленные  от  познающего  настоящие  события,  явления  действительности.  Любая  практическая  деятельность  человека,  в  том  числе  познавательная,  в  самом  общем  виде  может  быть  выражена  такой  схемой:  С  –>  О,  где  С  —  субъект  познания,  О  —  объект  познания,  «–>»  —  средства  и  способы,  применяемые  субъектом  при  исследовании  объекта.  Значит,  для  того,  чтобы  выявить  сущность  того  или  иного  вида  деятельности,  надо  определить,  во-первых,  кто  является  её  субъектом,  во-вторых,  что  им  изучается,  в-третьих,  каким  образом  данная  деятельность  осуществляется.  Если  субъекты  уголовно-процессуального  познания  прямо  названы  в  законе,  то  с  объектом  познания  по  уголовному  делу  такой  определенности  нет  [3,  с.  54].

1.  Объекты,  ограниченные  от  органов  судопроизводства  пространственно-временными  рамками  и  поэтому  недоступные  непосредственному  исследованию.  Это  -  само  преступление,  которое  для  следователя,  прокурора,  суда  всегда  событие  прошлого,  а  также  иные  явления,  происшедшие  или  существующие  вне  личного  восприятия  указанными  лицами.  Обозначим  данную  группу  как  объект-1,  поскольку  именно  его  в  конечном  итоге  необходимо  установить  по  уголовному  делу.  Иными  словами  —  это  цель  уголовно-процессуального  познания.

2.  Объекты,  обладающие  следами  преступления  и  сохранившие  их  к  моменту  уголовно-процессуального  познания,  в  силу  чего  изучаемы  непосредственно.  Таковыми  являются  материальные  объекты  -  люди,  вещи,  документы,  доступные  личному,  чувственному  восприятию  следователем,  прокурором,  судьями.  Это  —  объект-2.  Он  занимает  промежуточное  положение  между  объектом-1  и  субъектом.  Если  объект-1  —  цель  уголовно-процессуального  познания,  то  объект-2  -  средство  достижения  данной  цели,  так  как  прошлое  преступление  устанавливается  при  помощи  настоящих  (сохранившихся)  его  следов.  Из  сказанного  следует,  что  явления,  предмет,  сохранившийся  к  моменту  расследования  уголовного  дела,  может  занимать  в  одном  случае  положение  доказательства,  а  в  другом  —  обстоятельства,  подлежащего  доказыванию.  Критерием  отнесения  предмета  к  доказательству  или  обстоятельству  служит  непосредственность  его  исследования»  [3,  с.  15—16].

Вышеизложенное  подтверждается  определением  доказательств  в  виде  «любых  сведений,  на  основе  которых  суд,  прокурор,  следователь,  дознаватель...  устанавливают  наличие  или  отсутствие  обстоятельств,  подлежащих  доказыванию  при  производстве  по  уголовному  делу...»  (ч.  1  ст.  74  УПК  РФ).

Само  действие  по  признанию  процессуального  доказательства  есть  анализ  сведений  как  доказывания.  При  приобщении,  например,  документа  должно  быть  изложено  суждение  о  сведении  как  об  аргументе  доказывания  тезиса  (обстоятельства).  Если  такого  суждения  нет,  то  сведение,  содержащееся  в  документе  или  сам  документ  не  является  доказательством.

«Вещь,  приобщенная  к  материалам  уголовного  дела  без  суждения  о  ней,  то  есть  без  выражения  мысли  об  отношении  приобщаемой  вещи  к  другой  вещи  и  к  самой  себе,  без  отражения  отношений  между  мыслимыми  вещами,  будет  в  логическом  и,  следовательно,  в  процессуальном  плане  вещью  бессмысленной.  Аргументом  в  суждении  является  не  вещь  (документ,  содержащиеся  в  показании  сведения  и  так  далее)  сама  по  себе,  а  мысль  об  этой  вещи,  суждение  об  отношении  этой  вещи  к  другим  мыслимым  вещам.  Поэтому  запись  о  приобщении  какой-либо  вещи  к  материалам  уголовного  дела  в  качестве  вещественного  доказательства  только  потому,  что  эта  вещь  имеет  значение  для  уголовного  дела,  неправильна.  Потому  что  в  записи  (суждении)  нет  мысли  об  отношении  приобщаемой  вещи  к  другим  вещам.  В  записи  о  приобщении  нет  суждения  о  вещи  как  об  аргументе  в  доказывании  выдвинутого  обвинительным  органом  тезиса.  Такая  форма  приобщения  есть  бессмысленное  приобщение»  [2,  с.  257].

Чтобы  изъятые  во  время  обыска  вещи  и  документы  стали  в  процессуальном  значении  доказательствами,  они  должны  быть  подвергнуты  процедуре  признания,  а  сама  процедура  должна  быть  изложена  письменно.

Процедура  признания  доказательством  предельно  проста.  Каждая  изъятая  во  время  обыска  вещь  рассматривается  (подвергается  логическому  анализу)  с  точки  зрения  цели  расследования  и  с  позиции  ее  доказательственного  значения,  является  ли  эта  вещь  (мысль  о  вещи)  аргументом  в  доказывании.  Если  какая-то  вещь  (мысль  о  вещи)  является  аргументом  (сведением)  в  доказывании,  то  эта  вещь  приобщается  к  материалам  уголовного  дела  в  качестве  доказательства.  В  постановлении  о  приобщении  вещи  к  материалам  уголовного  дела  в  качестве  доказательства  описывается  весь  алгоритм  признания  вещи  доказательством,  а  именно:  приводится  суждение  о  вещи  и  вывод  из  полученного  суждения,  которым  подтверждается  или  опровергается  выдвинутый  тезис  (подлежащее  доказыванию  обстоятельство).  Иначе  говоря,  признание  вещи  доказательством  есть  последовательность  суждений  о  вещи,  вывод  из  которых  приводит  к  умозаключению  о  вещи  как  необходимом  аргументе  в  системе  доказывания  по  уголовному  делу.  Поэтому  доказательством  является  не  вещь  как  зрительный  и  осязаемый  образ,  как  объект  материального  мира,  а  мысль,  суждение  об  этой  вещи»  [2,  с.  258—259].

Однако,  чтобы  оперировать  какой-либо  информацией,  о  ней  нужно  узнать,  закрепив  надлежащим  образом,  в  установленном  порядке.  Именно  в  этой  работе  состоит  основное  назначение  органов  предварительного  расследования.

Всякое  сведение  о  событии  преступления  должно  представлять  собой  единство  содержания  и  формы.  Его  содержание  —  сведения  об  обстоятельствах,  входящих  в  предмет  доказывания  (ч.  1  ст.  73  УПК  РФ),  форма  —  источник  сведений  об  этих  обстоятельствах  (ч.  2  ст.  74  УПК  РФ).

Пленум  Верховного  Суда  РФ  разъясняет,  что  доказательства  должны  признаваться  полученными  с  нарушением  закона,  если  при  их  собирании  и  закреплении  были  нарушены  гарантированные  Конституцией  РФ  права  человека  и  гражданина  или  установленный  уголовно-процессуальным  законодательством  порядок  их  собирания  и  закрепления,  а  также  если  собирание  и  закрепление  доказательств  осуществлены  ненадлежащим  лицом  или  органом  либо  в  результате  действий,  не  предусмотренных  процессуальными  нормами  [4,  с.  3].

Для  российского  судопроизводства  вопрос,  связанный  с  допустимостью  доказательств,  является  актуальным,  поскольку  более  95  %,  доказательств  собираются  именно  в  ходе  производства  предварительного  расследования,  где  отсутствует  состязательность,  гласность,  а  присутствует  однобоко-обвинительная,  карательно-репрессивная  процедура  [1,  с.  57].

В  результате  анализа  норм  УПК  РФ,  выделим  базовые  критерии  допустимости  доказательств  относительно  формы  закрепления  сведений,  на  основе  которых  возможно  установить  обстоятельства  совершенного  преступления:

1.  соблюдение  гарантированных  Конституцией  РФ  прав  человека  и  гражданина  при  собирании  доказательств;

2.  получение  доказательств  только  из  предусмотренных  законом  источников;

3.  получение  доказательств  уполномоченным  на  то  должностным  органом  или  лицом;

4.  использование  только  указанных  в  законе  процессуальных  действий;

5.  соблюдение  надлежащего  порядка  проведения  и  оформления  процессуальных  действий.

 

Список  литературы:

  1. Васяев  А.А.  Признание  доказательств  недопустимыми  в  ходе  судебного  следствия  в  суде  первой  инстанции  в  российском  уголовном  процессе.  —  М.:  «Волтерс  Клувер»,  2010.
  2. Воробьев  А.В.,  Еньков  А.Л.,  Силков  П.Ю.,  Тихонравов  Ю.В.  «Дело  Юкоса»  как  зеркало  русской  адвокатуры  (комплексное  исследование  в  защиту  российской  адвокатуры  и  правосудия).  М.,  2008.  С.  276.
  3. Давлетов  А.А.  Основы  уголовно-процессуального  познания.  Свердловск,  1991.
  4. Постановление  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  31  октября  1995  г.  №  8  «О  некоторых  вопросах  применения  судами  Конституции  Российской  Федерации  при  осуществлении  правосудия»  //  Бюллетень  Верховного  Суда  Российской  Федерации,  1996.  №  2. 
  5. Струсь  К.А.  Понятие  и  признаки  правовых  основ  //  Современное  право.  2012.  №  3.  С.  8—10.
  6. Струсь  К.А.  Фурсов  В.А.  Правовые  основы  доказывания  и  принятия  решений  по  уголовному  делу:  учебное  пособие.  Пятигорск:  РИА  —  КМВ.  2009.
  7. Уголовно-процессуальный  кодекс  РФ.  М.:  Проспект.  2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий