Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: X Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 16 июля 2012 г.)

Наука: Философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Калинина Н.А. ОСМЫСЛЕНИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ОБЩЕСТВА ЗНАНИЯ В ОБЩЕСТВО РИСКА В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЙ МЫСЛИ // Инновации в науке: сб. ст. по матер. X междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ОСМЫСЛЕНИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ОБЩЕСТВА ЗНАНИЯ В ОБЩЕСТВО РИСКА В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЙ МЫСЛИ

Калинина Наталья Анатольевна

Аспирант, ЮРГУЭС, г. Шахты

E-mail: klimenko.kalinina.natalya@mail.ru

 

JUDGMENT OF TRANSFORMATION OF SOCIETY OF KNOWLEDGE IN RISK SOCIETY IN MODERN SOCIAL AND HUMANITARIAN THOUGHT

Natalia Kalinina

Aspirant South-Russian State University of Economics and Service, Shakhty

 

АННОТАЦИЯ

Целью работы является концептуальный анализ «общества знаний» через призму его альтернативы «общества риска». В статье используется исторический, философский и социальный методы. В итоге установлено, что все происходящие социальные трансформации в современном обществе неразрывно связаны со знанием.«Общество знания» само способно порождать опасности и риски.

ABSTRACT

The purpose of work is the conceptual analysis of «society of knowledge» through a prism of its alternative of «risk society». In article it is used historical, philosophical and social methods. As a result it is established that all occurring social transformations in modern society are inseparably linked with knowledge. «Knowledge society» itself is capable to generate dangers and risks.

 

Ключевые слова: общество знания; общество риска; трансформация.

Keywords: knowledge society; risk society; transformation.

 

Развитие экономики, технологий, изменения в науке и во всех сферах общественной жизни послужили мощным импульсом системных изменений общества. Рубеж 1980—1990-х г. можно обозначить как начало нового этапа в развитии концепций современного общества, которое характеризуется большим потоком информации, новыми информационными технологиями и новым знанием. В докладе ЮНЕСКО «К обществам знания» утверждается: «Сегодня общепризнано, что знание превратилось в предмет колоссальных экономических, политических и культурных интересов настолько, что может служить для определения качественного состояния общества, контуры которого лишь начинают перед нами вырисовываться» [10, с. 7]. Авторы доклада подчеркивают, что создание общества, основанного на знаниях, имеет определяющее значение для улучшения качества жизни, укрепления социальных связей, гуманизации процесса глобализации.

На всех этапах развития общества знания существовала проблема демаркации различных его теорий и трактовок. Так за последние три-четыре десятилетия общество, например, интерпретируется как информационное общество, постиндустриальное общество (Д. Белл), сетевое общество (Н. Луман), эпоха симулякров (Ж. Бодрийяр), супериндустриальное общество (Э. Тоффлер), общество, основанное на знании (Б. Смит, Н. Штер, П. Дракер). Несмотря на различие в трактовках, в каждом определении прослеживается общность, которая заключается в том, что трансформация в современном мире неразрывно связана с ключевой ролью потока информации, передовых технологий и теоретического знания.

Между тем в последние десятилетия, в связи с глобальными проблемами и рисками, складывающихся в современном мире, наряду с употреблением термина «общество знания» в научной литературе появились новые теории цивилизационного развития общества, которые на первый взгляд, существенно отличаются от представлений об обществе знаний. В частности, к ним относится концепция «общества риска», представляющая собой новую парадигму общественного развития.

На первый взгляд может показаться, что «концепция общества знания и общества риска описывают динамику социумов, расположенных на двух разных планетах» [9, с. 53], но «представления об обществе риска являются не чем иным, как оборотной стороной идеи общества знания» [9, с. 55].

Это связано с тем, что все социальные изменения в современном обществе неразрывно связаны с информацией и знанием. Возникает вопрос: Не превратится ли общество знания в общество рисков? В докладе «К обществам знания» проблеме рисков посвящена глава «Риски и гуманитарная безопасность в обществах знания», в которой анализируется проблема возникновения «общества риска». Авторы доклада не отрицают, что общества знаний способны порождать риски, и говорят о необходимости осмысления рисков, поскольку открывающиеся возможности ведут к появлению непредвиденных опасностей, которыми деятельность человека грозит нашему обществу.

В рамках нашей статьи мы подробно остановимся на анализе концепций «общества знания» через призму формирования его альтернативы «общества риска».

Многие исследователи, стремившиеся определить уникальность современного общества, обращают свое внимание на роль и значение не столько информации, сколько знаний, что привело к появлению ряда определений современного общества как общества знаний.

«Общество знания» – определенная фаза развития постиндустриального общества (информационный этап) все сферы которого, в первую очередь, экономика и образование, сориентированы на новейшие достижения в сфере информационных и коммуникационных технологий» [13, с. 37].

Сегодня в современной научной философской мысли еще не сформулированы единые представления об обществе знания, а наблюдается большое разнообразие в подходах к его определению. Тем, не менее, концептуальный анализ исследований последних лет показал, что знание, информация и образование имеют в нем определяющую роль.

Так, В.А. Колпаков отмечает, что «при всем разнообразии характеристик общества знания, определяющей его чертой принято считать доминирующую роль науки и техники в процессах производства информации, необходимой для жизнедеятельности общества и являющейся источником его изменений, включающих изменение образа жизни людей» [11, с. 26].

По мнению Л.В. Бурухиной, знание является основной характеристикой организации образовательного пространства в любом обществе. «Общество знания – новый тип информационного общества, все сферы которого, в первую очередь экономика и образование, сориентированы на новейшие достижения в сфере информационных и коммуникационных технологий» [5, с. 47].

Понятие «общество знания» начинает свою историю со второй половины XXвека. Впервые этот термин был использован американским исследователем Р.Е. Лэйном в 1966 г., но актуализирован и получил детальное развитие в дальнейшем благодаря П. Дракеру.

Поэтому начать наш концептуальный анализ «общества знаний» в контексте «общества риска» мы считаем целесообразным с концепции родоначальника «общества знания». В книге «Постэкономическое общество», вышедшей в свет в 1993 г. П. Дракер подчеркивает социопорождающую роль знания. По его мнению, современная эпоха представляет собой эпоху трансформации в общество, основанное на знаниях. «В настоящее время знание систематически и целенаправленно применяется для того, чтобы определить, какие новые знания требуются, является ли получение таких знаний целесообразным и что следует предпринять, чтобы обеспечить эффективность их использования. Иными словами, знание применяется для систематических нововведений и новаторства» [8, с. 95]. Он считает, что желание людей улучшить условия своего существования и изменение роли знания явились основными факторами трансформации современного общества. «То обстоятельство, что знание стало главным, а не просто одним из видов ресурсов, и превратило наше общество в посткапиталистическое. Данное обстоятельство изменяет структуру общества, и при этом коренным образом. Оно создает новые движущие силы социального и экономического развития. Оно влечет за собой новые процессы и в политической сфере» [8, с. 99—100]. В «обществе знания» П. Дракер особенно выделяет роль образования, считая его главной задачей – научить индивида учиться.

Вторую достойную внимания концепцию «общества знания» разработал известный немецкий философ и социолог Петер Вайнгарт. Исследователь критически оценивает термин «информационное общество», считая, что «…он может ввести в заблуждение: это не информация, характеризующая будущие общества, но контекстно-зависимое пространство, применение и использование информации в порядке создания знания. Поэтому термин «информационное общество» постепенно замещается термином «общество знания» [6, С. 193—202]. Ученый фокусирует свое внимание на том, как изменяется положение науки по мере становления «общества знания». Философ утверждает, что наука становится мощным фактором, который влияет как на сознание научного сообщества, так и на общество в целом. С точки зрения П. Вайнгарта, общество знания отражают возрастающее значение знания и связанного с ним труда для развития и воспроизводства общества. С ним полностью согласен российский философ Б.Г. Юдин.

Немецкий философ Готхард Бехман также считает, что изучение специфических особенностей современных обществ является важной составляющей исследования глобальных трансформаций, одна из которых – интерпретация современного общества как общества знания. Немецкий исследователь в статье «Общество знания – краткий обзор теоретических поисков» произвел краткий исторический обзор теорий общества знания, сфокусировав свое внимание на тех аспектах социального развития, которые связаны с перспективой информационного общества. По мнению Г. Бехмана, «признавая значение знания для общества и социального действия, в особенности для развитых обществ, необходимо понимать, что знание не является, как некогда полагали, универсальным ключом к постижению тайн природы и общества» [3, с. 125]. Он пишет: «Трансформация структуры современной экономики посредством знания как производительной силы конституирует «материальный» базис и служит основанием для характеристики развитого современного общества как «общества знания». Значение знания возрастает во всех сферах жизни и во всех социальных институтах современного общества» [3, с. 125]. Г. Бехман, как и П. Вайнгарт, подчеркивает важность научного знания, «более того, научное знание становится единственным источником общепризнанного знания, не претендуя при этом на монополию в производстве любого знания, значимого для общества» [3, с. 126]. Для философа недостаток знания является источником социальных противоречий. В связи с этим возрастает значение изучения неопределенности и рисков.

Ученый считает, что «основное противоречие технологической цивилизации связано с тем, что современная техника, с одной стороны, открывает беспрецедентные возможности удовлетворения человеческих нужд. Но, с другой стороны, делает возможным разрушение самих основ человеческого существования» [10, с. 126].

В концепции Нико Штера наблюдается попытка соединить знания с риском, общество знаний с обществом риска.Он в своих рассуждениях утверждает, что мы уже находимся в «обществе знания» и высказывает мысль, что знание играло важную роль в жизни человека и общества всегда. По его мнению, в каком-то смысле древние общества можно рассматривать как прообразы «общества знания». В начале 90-х годов прошлого века немецкий ученый напишет: «Сам факт происходящих ныне быстрых социальных перемен не нов. В прошлом также были периоды стремительных общественных трансформаций. Новыми представляются скорее ценностная значимость и движущая сила социальных, экономических и культурных изменений. Если знание не только является конститутивной особенностью современной экономики, но и становится организующим принципом всего общества, уместно назвать такую форму жизни «обществом знания»» [13, с. 31].

Ученый выделяет несколько видов знаний: знание содержательное, как просвещенческий идеал, необходимое для понимания; продуктивное знание, применяемое в производстве; действенное знание, связанное с повседневной практической деятельностью. При этом приоритет он отдает научному знанию, считая, что «наука сегодня – уже не только путь, открывающий доступ к тайнам мира, но одновременно ключ к ним» [13, с. 31].Во-первых, потому что научное знание обладает абсолютной истинностью и объективностью, во-вторых, потому что оно создает «способность к действию, как возможность «что-то привести в движение». Таким образом, Н. Штер указывает на деятельностный аспект знания. Отмечая усиление роли знания, он высказывает мысль о «хрупкости» обществ знания. Эти общества хрупки, потому, что они основанные на знании и потому, что существует риск, что знание может не соответствовать истине. «Современные общества суть образования, которые отличаются, прежде всего, тем, что «сами производят» свои структуры, сами определяют свое будущее, — а стало быть, обладают способностью к саморазрушению» [13, с. 34].

Разрабатывая предварительную версию концепции общества знаний, исследователь подчеркивает важную роль знания в жизни человека, при этом он считает, что оно способствует расширению общественных возможностей, которые в свою очередь ведут либо к процветанию, либо к появлению непредвидимых угроз и рисков.

Мы можем прийти к выводу, что приведенные выше концепции общества знания являются прогностическими, но между тем они также обращают внимание на растущую неопределенность и рискогенность в современном обществе, соответственно, в них наблюдаются предпосылки становления «общества риска».

И именно знания и наука является главным источником растущей неопределенности и рисков в современном обществе. Штер подчеркивает: «Наука не дает людям никаких истин — она может дать им только более или менее обоснованные гипотезы и вероятностные выводы. Вместо того чтобы быть источником достоверных знаний и уверенности, она в первую очередь является источником неуверенности и общественно-политических проблем. Поэтому для обществ знания завтрашнего дня будут характерны неопределенность, неожиданные попятные движения и всякого рода «сюрпризы»» [13, с. 34].

Мы видим, что все изменения в современном обществе неразрывно связаны со знанием и информацией. Используя знания, в течение столетий люди совершенствовали технику, чтобы обезопасить себя от случайностей природной среды, а в результате выросли опасности, связанные с технологическим и экологическим риском. Возникает вопрос: не превратится ли общество знания в общество рисков? Концептуальный анализ показывает, что уже Г. Бехман и Н. Штер высказывают мысль о хрупкости обществ знания, поскольку знание или его недостаток влечет за собой определенные опасности и риски.

Так Г. Бехман совершенно справедливо замечает, что «понятие риска в последнее время сделало головокружительную карьеру в области социальной теории» [3, с. 27]. При этом философ отмечает, что «в мастерских теоретиков общества снова наметилось стремление к единению» [3, с. 26], они открыли для себя проблему риска как основание современного общества.

Особое место среди концепций общества риска принадлежит оригинальным исследованиям таких ученых, как Н. Луман, Э. Гидденс и У. Бек.

Э. Гидденс отмечает, что человек, живущий в эпоху современности, окружен случайностями и рисками. Стремясь к благополучию люди, избегают одних опасностей, но при этом навлекают на себя другие, быть может, еще большие. Он такие опасности называет «риск событий со значительными последствиями» [6, с. 115]. Анализируя процессы модернизации и переход общества в более высокую стадию, исследователь сравнивает современное общество с системой, составными частями которой являются риски, создаваемые человечеством. Социолог считает, что специфика современного общества в особом статусе риска. По его мнению, современное общество рискогенно, хотим мы этого или нет; даже бездействие ведет к риску. Он утверждает, что избежать рисков невозможно. По выражению Э. Гидденса, «мышление в понятиях риска явно имеет свои тревожные аспекты, но в то же время оно является средством поиска стабильного исхода, способом колонизации будущего» [6, с. 115]. Это позволяет прийти к выводу, что по Гидденсу, общество риска – общество колонизации будущего. По его мнению, становление «общества риска» связано с глобализацией, поскольку «риск – результат нарастающего процесса глобализации» [6, с. 117], в смысле их «дальнодействия» (ядерная война). Наше общество перенасыщено знаниями о рисках, что уже само по себе риск. Кроме этого, Гидденс ввел понятие «среда риска» в современном обществе, которая включает следующие компоненты: риски, порождаемые рефлективностью модернизации; опасность для человечества, исходящую от индустриализации войн и угроза возникновения чувства бессмысленности существования человека, порождаемую попытками человека соотнести свое личное бытие с рефлективной модернизацией.

В следующей концепции социального риска Н. Луман также рассматривает современное общество как общество риска. В статье «Понятие риска» он пишет: «Если нет решений, гарантированно свободных от риска, следует отказаться от надежды (которую может по-прежнему лелеять наблюдатель первого порядка), что умножение исследований и знаний позволит перейти от риска к надежности. Практический опыт учит скорее обратному: чем больше знаешь, тем больше знаешь, чего не знаешь, и тем скорее формируется сознание риска. Чем более рациональны, чем более сложно задуманы калькуляции, тем больше граней [проблемы] попадает в поле зрения. В этом отношении будущее неопределенно, а потому существует риск» [11, с. 155].

В обширной литературе по исследованию рисков слова «риск» и «опасность» используются как тождественные или же без ясного различения между ними. В отличие от других исследователей Луман считает, что следует различать риск и опасность. Он утверждает: «Различение предполагает (и отличается тем самым от других различений), что существует неуверенность [Unsicherheit] относительно будущего ущерба. Здесь есть две возможности. Либо возможный ущерб рассматривается как следствие решения, т.е. вменяется решению. Тогда мы говорим о риске, именно о риске решения. Либо же считается, что причины такового ущерба находятся вовне, т.е. вменяются окружающему миру. Тогда мы говорим об опасности» [12, с. 150]. Что для одних является риском, для других – опасность. Опасность – это то, чему можно подвергаться, она существует всегда, потому, что нет абсолютной надежности, риск же имеет место там, где принимается решение. Западный социолог указывает на неразрывную связь риска и принятия решения.

Ученый предлагает подойти к понятию риска через понятие порога катастрофы. «С результатами калькуляции риска соглашаются тогда и только тогда, когда они не подходят к порогу, за которым несчастье (сколь бы невероятным оно не являлось) было бы воспринять как катастрофа» [12, с. 136]. При этом необходимо учитывать, что порог катастрофы будет расположен на самых разных уровнях, в зависимости от того насколько он вовлечен в риск. Понятие «порог катастрофы» отражает готовность субъекта воспринимать определенные ситуации либо как допустимо опасные, либо как запредельно опасные.

По мнению Лумана, современное общество устроено таким образом, что в нем не может существовать деятельности независимо от риска. Современное «общество риска» – это не только результат осознания последствий научных и технологических достижений, его началом, по Луману, послужило «расширение исследовательских возможностей и самого знания» [12, с. 155], таким образом, знание не уменьшает, а наоборот усиливает осознание риска.

На наш взгляд, Н. Луман не предлагает законченной концепции «общества риска», но проводит дифференциацию риска и опасности, сделав ее основой своих размышлений, и выделяет варианты рефлексии по поводу возможностей создания такой концепции. Его исследования направлены на выявление роста рисков в социальной и политической сфере современного общества.

Наиболее завершенная концепция «общества риска» впервые была сформулирована У. Беком. «Он утверждает, что в эпоху индустриального общества риск рассматривался как результат недостаточного развития технологий и научных знаний или неэффективностью их использования. Концепт знания характеризуется неполнотой, незавершенностью, линейностью и однозначной детерминированностью, что само по себе несет риски. В современном мире риск начинает пониматься как результат избыточности научно-технического прогресса. Согласно У. Бека, человечество беззащитно перед техногенными угрозами. Чем фундаментальнее открытие, тем значительнее риски, связанные с ним» [1, с. 199].

У. Бек подчеркивает, что «рисками наделяет нас само развитие цивилизации» [2, с. 26]. По его мнению, риск становится системообразующим принципом, то есть составляет сущность современного общества. Рассматривая источники возникновения рисков, он пишет: «Риски порождаются индустриальными, то есть технико-экономическими решениями и соображениями полезности. Современные риски отличаются от разрушений, порожденных войной, их «нормальным» или, точнее, их «мирным порождением (производством) в центрах рациональности и процветания, с благословения и при гарантиях закона и социального порядка» [2, с. 98]. Риски – неизбежные продукты той машины, которая называется принятием решений. Современная эпоха, на его взгляд, являет собой переход от индустриального общества к «обществу риска». «Мы переживаем изменения основ изменения» [2, с. 16]. Этот переход учёный трактует как историческую закономерность, результат действия механизмов модернизации. Фундаментом перехода к обществу риска является «смена логики распределения богатства в обществе, основанном на недостатке благ, логикой распределения риска в развитых странах модерна» [2, с. 21]. Если для индустриального общества главным было производство и распределение благ, ценностей, то для общества риска таковым стало распределение опасностей и рисков. Другими словами, главной задачей общества риска является решение вопроса о производстве, распределении и производстве рисков.

У. Бек пишет: «История распределения рисков показывает, что риски, как и богатства, распределяются по классовой схеме, только в обратном порядке: богатства сосредоточиваются в верхних слоях, риски в нижних. По всей видимости, риски не упраздняют, а усиливают классовое общество» [2, с. 40]. Иными словами, риски, как и благосостояние, распределяется по социальному принципу (риски, прежде всего – удел малоимущих). Однако, в условиях глобализации, отмечает У. Бек, «вместе с экспансией модернизационных рисков – с угрозой природе, здоровью, питанию – социальные различия и границы становятся относительными» [2, с. 44]. По его мнению, производство рисков весьма демократично «риски распространяясь, несут в себе социальный эффект бумеранга: имеющие богатство и власть тоже от них не застрахованы» [2, с. 45], т. е. риск рано или поздно поражает тех, кто его производит или наживается на нём. В концепции У. Бека, риск – систематическое взаимодействие общества «с угрозами и опасностями, инициируемыми и производимыми процессом модернизации как таковым. В отличие от опасностей прошлых эпох риски суть последствия, связанные с угрожающей мощью модернизации и порождаемыми ею глобальной нестабильностью и неопределенностью. В обществе риска неизведанные и неожиданные последствия приобретают характер господствующей силы» [2, с. 21—22].

Отечественный исследователь О.Н. Яницкий на основе идеи «общества риска» разработал концепцию «Общества всеобщего риска», раскрывая причины актуальности анализа рисков российского общества, считая, при этом, что распространение рисков становится повсеместным. Поэтому наше общество можно назвать обществом опасностей, рисков и катастроф. Все это в полной мере соответствует природе «общества риска». Философ выделяет, два противоположных типа переходного общества: созидательный и разрушительный. В обоих производство всеобщих благ и рисков идут бок о бок, при этом риски являются следствием процесса модернизации общества. Он определяет современное общество как общество всеобщего риска: «общество риска – это такой взгляд на характер созидания общественной жизни, когда производство благ и бедствий, достижений и потерь трактуется как две – онтологически и гносеологически – равнозначные стороны данного процесса. Не «прогресс» и его «социальные последствия», а порождение риска каждым социальным действием, каждым актом производительной деятельности человека» [15, с. 6]. Также как и У. Бек, О.Н. Яницкий считает, что данная концепция затрагивает, прежде всего, экологический аспект.

Концепция «общество риска» является своеобразным ответом на экологические опасности (катастрофа в Чернобыле), экономические проблемы (финансовый кризис) и различные опасности в других сферах общественной жизни. Концепция общества риска превращается в целостное мировоззрение.

На основании аналитического обзора существующих теорий общества знания и общества риска, мы можем прийти к выводу, что все происходящие социальные трансформации в современном обществе неразрывно связаны со знанием.За последние десятилетия значительно увеличивается многообразие и рост рисков. «Общество знания» само способно порождать опасности и риски. Риск становится важнейшей характеристикой современного социального бытия, обуславливая переход общества знания в общество риска. Таким образом, по нашему мнению, мы стали свидетелями становления «общество знания» и формирования его разновидности «общество риска»

 

Список литературы:

  1. Алиева Н.З., Калинина Н.А., Кун-си-цин В.А. Трансформация общества знаний в общество риска // Успехи современного естествознания. – 2012. — № 6. – С. 198—199.
  2. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М.: Прогресс—Традиция, 2000. С. 26.
  3. Бехман Г. Общество знания – краткий обзор теоретических поисков //Вопросы философии. 2010. № 2. С. 125.
  4. Бехман Г. Современное общество как общество риска //Вопросы философии. 2007. № 1. С. 27.
  5. Бурухина Л.В. Трансформация знания в образовательном пространстве современного информационного общества //Философия и культура. 2009. № 7(19). С. 47.
  6. Вайнгарт П. Момент истины для науки. Последствия «общества знания» для общества науки // Концепция «общества знания» в современной социальной теории: сб. науч. тр. /РАН. ИНИОН. Центр социал. Науч.—информ. Исслед. Отд. Социологии и социал. Психологии; отв. Ред. Д.В. Ефременко. М., 2010. С. 193—202.
  7. Гидденс Э.Судьба, риск и безопасность //THESIS. 1994. № 5. С. 115
  8. Дракер П. Посткапиталистическое общество //Новая индустриальная волна на Западе. – М.: Академи, 1999. С. 95.
  9. Ефременко Д.В.Концепция общества знания как теория социальных трансформаций: достижения и проблемы // Вопросы философии. 2010. № 1. С. 53.
  10. К обществам знания: Всемирный доклад ЮНЕСКО. Париж: Издательство ЮНЕСКО, 2005. с. 7.
  11. Колпаков В.А. Общество знания. Опыт философско—методологического анализа //Вопросы философии. 2008. № 4. С. 26.
  12. Луман Н. Понятие риска // THESIS. 1994. № 5. С. 155.
  13. Соломатина Е.О. «Общество знания»: новые тенденции в стратегии образования (социально-философский анализ). Дис...канд. филос. наук. М., 2011. С. 37.
  14. Штер Н. Мир знания / пер. с нем. А.Н. Малинкина // Социологический журнал. 2002. № 2. с. 31.
  15. Яницкий О.Н. Риск в современном обществе. Россия как общество риска: методология анализа и контуры концепции // Общественные науки и современность. 2004. № 2. С. 6.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом