Статья опубликована в рамках: LXII Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 31 октября 2016 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Визгина А.В. ВЫЯВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ДИАЛОГОВ В ПИСЬМЕННОЙ МОНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕЧИ // Инновации в науке: сб. ст. по матер. LXII междунар. науч.-практ. конф. № 10(59). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 134-144.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ВЫЯВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ДИАЛОГОВ В ПИСЬМЕННОЙ МОНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕЧИ

Визгина Анна Владимировна

канд. психол. наук, ст. науч. сотр. кафедры методологии психологии МГУ им. М.В. Ломоносова,

РФ, г. Москва

THE DETECTION OF INNER DIALOGUES IN MONOLOGICAL WRITTEN SPEECH

Annа Vizgina

candidate of psychological sciences, senior researcher of Department of methodology of psychology, faculty of psychology, Moscow state University,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

Работа посвящена проблеме эмпирического выявления внутренней диалогичности в монологических высказываниях субъекта. В работе раскрыта важность и актуальность этой проблемы, изложены взгляды Бахтина на диалогическую природу высказывания, послужившие теоретической и методологической основой исследования. Задачами исследования были: разработка эмпирической классификации ВД и выявление эмпирических показателей внутренней диалогичности монологического письменного текста на материале свободных самоописаний. В статье описывается многоступенчатая процедура качественного анализа текстов, в результате которой были выделены основные типы проявления внутренней диалогичности в текстах самоописания, а также выявлены и описаны их эмпирические текстовые показатели.

ABSTRACT

 The work is devoted to the problem of empirical detection of internal dialogicality (ID) in monological utterances of subject. The author reveals the importance and urgency of this problem, outlines the main statements of the Bachtinian conception of dialogical nature of utterances, giving theoretical and methodological basis for our study. The objectives of the study were: developing empirical classification of internal dialogues and identifying the empirical indicators of internal dialogue in written text on the basis of free self-descriptions. The article presents a multistage procedure of qualitative text analysis, which’s been resulted in the empirical classification of ID and the list of the empirical indicators.

 

Ключевые слова: внутренний диалог, монологическая речь, внутренняя диалогичность, эмпирические показатели, текст самоописания.

Keywords: inner dialogue, monological speech, inner dialogicality, empirical indicators, self-description text.

 

Способность вступать в общение с самим собой, вести внутренний диалог (ВД), понимаемый, как диалогическое взаимодействие между двумя или смысловыми более позициями, развиваемое одним человеком [4], является одной из важнейших процессуальных характеристик личности. Как показывают некоторые исследования, успешное развертывание ВД между внутренними конфликтующими позициями способствует личностной интеграции, самопониманию, более полному переживанию собственной неповторимой индивидуальности [5; 9]. Однако эмпирически выявлены и дисфункциональные, неполноценные формы ВД, такие, как, например, односторонний диалог с преобладанием лишь одного голоса (с которым субъект идентифицируется) и свернутой лишенной голоса альтернативной позицией, или дезинтегрированный ВД, когда исчезает собственно взаимодействие между позициями [3; 7; 10].

Внутренний диалог, может существовать как во внутренней, так и во внешней, доступной для наблюдения формах. Обобщая многочисленные эмпирические исследования, можно выделить разные подходы к актуализации ВД, и соответственно несколько форм эмпирических ВД: «лабораторный» диалог, продуцируемый субъектом по специальной инструкции, «ретро-диалог», то есть самоотчет субъекта о ВД, имевшем место ранее, и, наконец, внешне-внутренний диалог, развертывающийся спонтанно во внешней речи субъекта [6; 8]. В этой статье речь пойдет именно о последней форме существования и проявления внутренней диалогичности.

Актуальность выявления именно такой естественной формы существования ВД очевидна. Скрыто присутствующий в кажущемся с поверхностной точки зрения монолитном, едином высказывании, такой диалог говорит о внутренней расколотости, конфликтности, неоднозначности позиции субъекта. Выявление скрытого ВД, или его следов, элементов, важно для углубленного понимания автора высказывания, кем бы он ни был: политиком, выступающим с речью, автором публицистической статьи, героем художественного произведения или клиентом психологической консультации.

Следовательно, встает проблема выявления ВД такого типа, предполагающая разработку специальной диагностической процедуры с опорой на эмпирические критерии. До сих пор, насколько нам известно, формализованной процедуры выявления внутренней диалогичности во внешне-монологичной речи, разработано не было. Чтобы подойти к решению этой задачи, необходимо сначала теоретически осмыслить сам феномен скрытого вплетенного во внешнюю речь ВД, понять его природу, специфику и формы проявления. В качестве теоретической и методологической основы для нас выступила концепция М.М. Бахтина, глубоко и всесторонне обосновавшего правомерность диалогического подхода к анализу высказываний человека [1; 2].

Источниками внутренней диалогичности внешне монологического высказывания могут быть: собственная внутренняя противоречивость автора высказывания; наличие разногласий с позицией «внутреннего Другого» (которая не воспринимается им как своя, но которую он озвучивает, наделяя собственными смыслами); а также предвосхищаемый заочный диалог с актуально отсутствующим адресатом высказывания.

Последние два варианта ВД отсылают нас к идее Бахтина об адресности высказывания, как одного их источников его диалогичности. Одним из сущностных признаков любого высказывания является наличие у него адресата, даже если он не присутствует в актуальной ситуации внешнего общения. Высказывание всегда адресовано определенной аудитории, направлено на ее ответное понимание, и соответственно строится с ее учетом, как ответ на нее, причем не только на предшествующую, но и на только лишь ожидаемую и предвосхищаемую реплику Другого. Развивая эту идею, Бахтин вплотную нас подводит к пониманию высказывания как реплики в диалоге. Если собеседник актуально не присутствует в ситуации общения, или является только слушателем (читателем), то высказывание становится репликой диалоге с позицией этого потенциального собеседника. По мнению Бахтина, Другой незримо присутствует в моем высказывании и диалогизирует ее [2]. Каким же образом это происходит, в чем проявляется диалогизация, как услышать «диалогические обертона» в высказывании, какие особенности словесного выражения мысли свидетельствуют о наличии скрытого ВД, иначе говоря, каковы его эмпирические показатели?

Наибольшую трудность вызывает эмпирическое выявление свернутых неявных форм ВД, когда один голос проявляется отчетливо, а второй – оставляет лишь следы. Несмотря на то, что Бахтин анализирует в первую очередь литературный материал, его подход выходит далеко за рамки литературоведения. Он вооружает психолога особой диалогической оптикой, научающей видеть скрытое диалогическое взаимодействие между разными голосами не только в развернутом высказывании, но и внутри кратчайшего отрезка текста, или даже одного слова. Такие высказывания, содержащие в себе диалог, Бахтин называет «двуголосым словом», одной из наиболее ярких форм которого является т. н. «скрытая полемика» [1].

В отличие от явной полемики с чужим словом, которое входит в речь говорящего наряду с собственным (здесь прослеживается явная аналогия с введенным нами термином Двусторонний ВД – см. ниже), в скрытой полемике выражена лишь его собственная позиция, тогда как чужое слово остается вне авторской речи. Двухголосость же проявляется в том, что чужие слова молчаливо предполагаются, учитываются и влияют на его ответ, но не произносятся, а его речь отвечает на воображаемые, предвосхищаемые, ожидаемые слова Другого. Ещё одно название этого типа высказывания – «слово с оглядкой» – хорошо передает его смысл: говорящий, рассказывая о себе, все время пытается предугадать, какую реакцию вызовут его слова у Другого, и пытается защитить себя, заранее опровергая возможную критику, издевку, пренебрежение. При этом, как показывает Бахтин, меняется не только смысл слова, но и его форма, и в целом структура речи говорящего. Говоря о героях произведений Ф.М. Достоевского, Бахтин так характеризует особенности речи многих из них: «всякая приниженная, витиеватая, заранее отказывающаяся от себя речь, речь с тысячью оговорок, уступлений, лазеек и пр. Такая речь словно корчится в присутствии или в предчувствии чужого слова, ответа, возражения» [1, с. 336]. И далее, на примере письма Макара Девушкина, Бахтин описывает особую «приниженную разновидность» слова с оглядкой — «корчащееся слово с робкой и стыдящейся оглядкой и с приглушённым вызовом» [1, с. 352]. Макар Девушкин не просто рассказывает о себе, а отстаивает себя, спорит, оправдывается, пытается сохранить своё достоинство перед унижающем взглядом воображаемого Другого, которого он не принимает и старается обойти «путём всяческих оговорок, частичных уступок и смягчений, искажающих построение его речи» [1, с. 357].

На примере письма этого героя (которое с внешней точки зрения является монологом) Бахтин показывает, как фактически отсутствующее чужое слово может производить «резкое акцентное и синтаксическое перестроение речи» [1, c. 356], с «её акцентными перебоями, синтаксическими изломами, повторениями, оговорками и растянутостью» [1, с. 358].

Таким образом, опираясь на диалогический подход Бахтина и вооружившись его подсказками о характере влияния скрытой диалогичности на особенности речи говорящего, мы поставили перед собой цель: разработать основу процедуры эмпирического выявления внутренней диалогичности в монологической речи субъекта.

Задачами нашего исследования было: 1) выявить эмпирические признаки скрытых внутренних диалогов в письменных текстах с целью создания основы для разработки формализованной методической процедуры диагностики ВД; 2) составить эмпирическую классификацию внутренних диалогов по выделенным параметрам.

Методы.

  1. Был проведен качественный анализ текстов с использованием метода формулировки исследовательских вопросов к тексту.
  2. Использовался также метод экспертных оценок.

Материал. В качестве материала для анализа был выбран текст свободного самоописания, который, по нашему мнению, является адекватным материалом для исследования ВД благодаря особой значимости тем и вопросов, которые актуализируется у испытуемого при прочтении инструкции. Эти относящиеся к сфере самосознания вопросы человек время от времени сам задает себе, и часто они естественным образом побуждают его к ВД. Но специфика ситуации самоописания по сравнению с аутодиалогом наедине с собой, заключается в том, что появляется некий Другой (психолог), в качестве адресата самоописания, дополнительно диалогизируя высказывание субъекта о себе. Эта особенность накладывает и определенные ограничения на характер ВД, одно из которых – преимущественно защитный характер выявляемых в самоописании ВД. Такие ВД часто бывают направлены на защиту позитивного самоотношения, снятие ответственности за неудачи, обоснование своего образа жизни, оправдание своей пассивности и т. п. Развернутость защитной позиции объясняется стремлением доказать Другому обоснованность своей позитивной самопрезентации, а через Другого – и самому себе, для чего включается весь арсенал вербальной экспрессии, который и является объектом нашего изучения.

Испытуемые. В исследовании участвовало 150 человек, 82 женщины и 68 мужчин в возрасте от 21 до 4 лет.

Процедура анализа текстов.

Первый этап исследования заключался в том, что два эксперта- психолога должны были, опираясь на инструкцию, содержащую специальные вопросы к тексту, независимо друг от друга прочитать все тексты и выявить в них внутренние диалоги (или их элементы), относящиеся к одному из трех типов: развернутые двусторонние, односторонние, следы внутренней диалогичности. На втором этапе, эксперты сравнивали результаты оценивания текстов, выявляли те тексты, по которым оценки расходились, и далее после совместного обсуждения спорных текстов, оставляли для дальнейшего анализа только те из них, по которым было найдено согласие. В результате было выделено 109 текстов, содержащих те или иные элементы внутренней диалогичности, разной степени развернутости. На третьем этапе была поставлена задача выявления конкретных эмпирических признаков диалогичности. Эксперты совместно с автором статьи вторично анализировали каждое диалогичное самоописание, пытаясь конкретизировать, на какие именно формальные и содержательные особенности высказывания они опирались, относя текст к тому или иному типу диалога. Выделенные признаки были, затем, обобщены и сведены в единую классификацию.

Приведем вопросы и задания экспертам для выявления каждого типа ВД.

  1. Двусторонний ВД.
  1. Прочитайте внимательно весь текст и найдите в тексте высказывания (фразы, части фраз), выражающие разные, не совпадающие позиции по отношению к определенному предмету. Вступают ли они в конфликт друг с другом? Находятся ли эти позиции по соседству или в разных местах текста? Есть ли возвраты к данной оппозиции на протяжении всего текста? Как связаны они между собой: союзами (союзными словами), или только содержательно? Содержит ли последующее высказывание ответ на предыдущее?
  1. Односторонний ВД

Прочтите текст самоописания еще раз и выделите в нем высказывания, которые производят впечатление диалогически обращенных к невидимому читателю, обращая на себя внимания полемической интонацией, повышенной экспрессией и другими стилистическими особенностями, отличающими диалогический текст от повествовательного.

Основной прием на этом этапе, позволяющий выявить скрытую диалогичность, заключается в реконструкции альтернативной позиции через задавание следующих вопросов: Попробуйте определить, ответом на какую реплику может быть данное высказывание? Кому оно адресовано? Против чего именно возражает автор, что именно он стремится опровергнуть?

  1. Следы ВД.

Прочитайте текст самоописания еще раз. Видите ли, Вы еще какие-то проявления диалогичности, которые не вошли в первые два типа? Обращайте внимание на отдельные слова и фразы, которые, с одной стороны, могут свидетельствовать о сомнении в собственных словах, а с другой – о стремлении скрыть собственную неуверенность.

Результаты.

Приведем результаты качественного анализа выявленных на первом этапе исследования диалогических текстов.

Параметры анализа, типы и эмпирические показатели ВД в тексте.

  1. Двусторонний ВД (ДВД).

Под двусторонним ВД мы понимаем наличие в тексте двух или более несовпадающих (противоречащих, противостоящих) смысловых позиций по отношению к определенному предмету (во взгляде на себя, др. людей, на мир).

Наиболее ярко ДВД проявляется в противостоянии – поочередном отстаивании каждой позиции и опровержении противоположной.

Параметры ДВД: наличие/отсутствие диалогического взаимодействия между позициями, равноправие/неравноправие, развернутость позиций, динамика (развитие темы, изменение позиций), наличие/отсутствие нескольких циклов.

Исходя из выделенных параметров мы получаем следующие типы двусторонних ВД.

  1. Наличие/отсутствие диалогического взаимодействия
  2. ДВД, в которых есть диалогическое взаимодействие между позициями.

Позиции строятся с учетом друг друга. Вторая позиция содержит в себе ответ на первую.

Связь между позициями осуществляется с помощью союзов, или ее можно увидеть, исходя из контекста, опираясь на содержание высказываний.

Варианты паттернов двустороннего ВД:

  1. Эмоциональное возражение в ответ на предшествующее собственное утверждение, восклицание, выражающее несогласие.
  2. Развернутая рациональная аргументация при изложении взглядов: в пользу своей позиции и против альтернативной). Отрицание смысла оспариваемой позиции.
    1. ДВД, в которых нет явно выраженного диалогическое взаимодействие между позициями.
  1. Дезинтегрированный развернутый ВД.

Эта форма ДВД характеризуется наличием в тексте противоречащих друг другу позиций, как будто бы спонтанно всплывающих и производящих впечатление несвязанности друг с другом. Позиции следуют друг за другом, и это говорит в пользу того, что развертывание одной позиции вызывает актуализацию противоположной, однако субъект как бы не замечает их противоречия. Это неполноценный диалог, так как хотя вторая позиция и актуализируется в ответ на первую, однако не учитывает ее, не содержит в себе отклика, оба голоса не слушают друг друга, вместо этого каждый заявляет о себе.

Эмпирические индикаторы диалога: наличие противоположных позиций и их соседство; по содержанию одна позиция связана с другой общим предметом.

  1. Двойные высказывания (ироничные высказывания, «камешки в чужой огород», вкрапления чужих слов). По своей свернутой форме двойные высказывания близки к «следам ВД» (см. ниже)

Основные характеристика двойных высказываний – свернутость и «сцепленность», одновременность выражения противоречащих позиций.

Субъект одновременно передает два противоречащих друг другу сообщения, например, одно выражено в содержании, а второе – интонационно. Скрытая позиция может проявляться также в форме следа чужого голоса, пародийного акцента.

Двойные высказывания также характеризуются отсутствием взаимодействия между позициями, расколотостью, двойственностью самоотношения и отношения к Другому.

Варианты двойных высказываний:

  • Скрытая самопохвала и осуждение Другого при его явном «как бы одобрении» и внешней самокритике (лукавая самокритика).

Пример: «Правда не могу переступить через себя и других людей, хотя и понимаю, что в этой жизни лучше жить по принципу люби себя чихай на всех и в жизни ждет тебя успех, короче наглости не хватает, поэтому и застряла на работе в одной должности столько времени».

  • Скрытое недовольство собой при одновременном явном самоодобрении (вкрапление в нейтральное или позитивное повествование о себе негативной самохарактеристики).
    1. Равноправность/Неравноправность.

Неравноправный диалог характеризуется последовательным оспариванием альтернативной позиции, воспринимаемой как позиция Другого. Равноправный ВД означает, что субъект воспринимает обе позиции как свои, попеременно становясь то на одну, то на другую, меняя локус идентификации.

  1. Развернутость/Неразвернутость

В развернутом ДВД каждая позиция представлена развернуто, в одной или более фразах. В неразвернутом – обе позиции содержатся внутри одной фразы и выражены односложно.

  1. Динамика/отсутствие динамики (изменение позиций в ходе диалога или повторяющийся неизменный паттерн)
  2. Наличие одного или нескольких циклов ВД.

Цикл диалога – это единичный обмен репликами, а в нашем случае это пара высказываний, выражающих разные позиции (оценки, взгляды на предмет), одна из которых является ответом на другую. Если затем следует актуализация высказывания, выражающего первую позицию, как ответ на ответ, то это означает, что во ВД содержится несколько циклов.

  1. Односторонний ВД.

Односторонние ВД (ОВД) характеризуются явной выраженностью одной из позиций, вторая же, не присутствуя явно, имеется в виду. Высказывания имеют форму ответа на неслышную, но подразумеваемую позицию.

Способ выявления: проверить себя можно, мысленно представив, ответом на какую реплику воображаемого оппонента могло бы быть это высказывание. Односторонние ВД характеризуются также наличием диалогического взаимодействия между позициями (явный голос спорит, возражает, отрицает, убеждает в ответ на неслышное воздействие скрытой позиции).

Приведем основные диалогические паттерны односторонних ВД.

  1. Убеждение себя (в правильности своей позиции) в ответ на предвосхищаемое усомнение.
  2. Скрытая полемика (декларативные конструкции противостояния-опровержения).

Реализуется через отстаивание своей позиции в ответ на подразумеваемое усомнение в ней оппонента, а также опровержение противоположной (отрицание наличия у себя негативных качеств, проблем, неуспеха).

  1. Самооправдание – попытка отстоять свою позицию, но с учетом альтернативной, частичное признание правоты оспариваемой позиции. В текстах присутствуют попытки объяснить и оправдать свой неуспех, обосновать свои достоинства, «несмотря на …», снять с себя ответственность, показать, что не все так плохо и т. п.
  1. Следы ВД (урезанные формы ВД).

Диалог между позициями не развернут, однако в тексте присутствуют отдельные элементы диалога, позволяющие во внешне монолитном высказывании «нащупать брешь» и восстановить диалог. В тексте представлены не сами диалогизирующие позиции, а скорее резюмирующая третья позиция, которая обычно проявляется в отдельных словах, комментариях, выдающих скрываемое сомнение в собственной позиции (неуверенные слова, смягчения, ссылки на условия, оговорки). Например, в случае диалога между критической и защитной позициями («Я лидер – Нет ты не можешь быть настоящим лидером»), опускаются промежуточные звенья, и выдается компромиссная позиция («Да, я лидер, но только когда от меня это требуют обстоятельства»). Другие примеры таких компромиссных комментариев: «Я в меру уверен в себе», «Мне кажется, я очень общителен».

Односторонние и урезанные формы ВД, включая и «следы внутренней диалогичности» представляют собой скрытые или неявные диалоги, выявление которых представляет определенную трудность и требует опоры на косвенные признаки текста. Поэтому нами было уделено особое внимание выделению эмпирических индикаторов скрытой диалогичности. Приведём их:

  • Наличие в тексте отрицаний (негативных черт, негативного взгляда на себя, негативного отношения к другим; отрицание значимости для себя объективно привлекательных целей, признаков успеха);
  • Избыточная аргументация (избыток доводов в пользу своей или против чужой позиции);
  • Повышенная экспрессия, эмоциональность текста при отстаивании своей или осуждении альтернативной позиций;
  • Лексика сомнения, включающая:
  1. оговорки, уточнения, обуславливания (указывающие на неполное проявление позитивного качества),
  2. неуверенные, сглаживающие слова, ссылка на мнение других, оправдательные слов (указывающие на неуверенность в своей позиции),
  3. оправдательно-объяснительные конструкции (вместо, просто, вполне, но все же, все равно я …, хотя я и не …),
  4. такие слова, как «стараюсь», «пытаюсь», выражающие стремление быть лучше (когда утверждение о наличии данного качества сочетается с констатацией стремления к нему и употребляется не в контексте самокритики, а в контексте предъявления своих позитивных качеств).
  • Лексика повышенной убежденности (использование слов, выражающих подчеркнутую уверенность: считаю, уверен, утверждаю, что).

В качестве дополнительной диагностической процедуры можно использовать «технику восстановления ВД».

Таким образом, с помощью качественного анализа текстов были определены такие параметры ВД, как представленность одной или двух позиций, наличие диалогического взаимодействия между ними, равноправие/неравноправие позиций, развернутость/свернутость позиций, динамика, наличие одного или более циклов.

Были выделены основные типы проявления внутренней диалогичности в текстах самоописания, а также выявлены и описаны их эмпирические текстовые показатели.

Данные результаты могут быть положены в основу формализованной диагностической процедуры выявления ВД в текстах.

В дальнейшем мы предполагаем обратиться к выявлению ВД, вплетенных во внешнее общение, анализ условий их актуализации, эмпирическими показателями, особенностями динамики, сравнению с т. н. «письменными» ВД.

 

Список литературы:

  1. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. – М.: Изд-во Художественная литература, 1972. – 470 с.
  2. Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. – М.: Изд-во Художественная литература, 1986. – С. 428–473.
  3. Визгина А.В. Эмпирическое изучение спонтанных внутренних диалогов // Вопросы психологии. – 2007 – № 1 – С. 101–110.
  4. Кучинский Г.М. Психология внутреннего диалога. – Минск, Изд-во Университетское, 1988. – 206 с.
  5. Brinegar M., Salvi L., Stiles W., and Greenberg L. Building a Meaning Bridge: Therapeutic Progress From Problem Formulation to Understanding // Journal of Counseling Psychology. – 2006. Vol. 53. № 2. P. 165–180.
  6. Cunha С. Сonstructing organization through multiplicity: a microgenetic analysis of self-organization in the dialogical self // International Journal for Dialogical Science. – 2007. Vol. 2. № 1. P. 287–316.
  7. Hermans H.H., Dimaggio G. The dialogical self in psychotherapy London: Brunner-Routledge, 2004. – 282 p.
  8. Leiman M. Dialogical sequence analysis in studying psychotherapeutic discourse // International Journal for Dialogical Science. Spring 2012. Vol. 6, № 1, 123–147.
  9. Stiles W.B., Osatuke K., Glick M.J., & Mackay H.C. Encounters between internal voices generate emotion: An elaboration of the assimilation model. / The dialogical self in psychotherapy [Eds: H.H. Hermans &G. Dimaggio]. London: Brunner-Routledge, 2004. P. 91–107.
  10. Vizgina A. Self-deception as inner dialogue // Procedia, social and behavioral sciences. – 2013. V. 86.C. P. 242–247.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий