Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LVIII Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 29 июня 2016 г.)

Наука: Медицина

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Волков В.П. ВНЕЗАПНАЯ СЕРДЕЧНАЯ СМЕРТЬ ПРИ НЕЙРОЛЕПТИЧЕСКОЙ КАРДИОМИОПАТИИ: КОМПЛЕКСНЫЙ СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ПАТОМОРФОЛОГИИ МИОКАРДА // Инновации в науке: сб. ст. по матер. LVIII междунар. науч.-практ. конф. № 6(55). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 42-52.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ВНЕЗАПНАЯ СЕРДЕЧНАЯ СМЕРТЬ ПРИ НЕЙРОЛЕПТИЧЕСКОЙ КАРДИОМИОПАТИИ: КОМПЛЕКСНЫЙ СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ПАТОМОРФОЛОГИИ МИОКАРДА

Волков Владимир Петрович

канд. мед. наук,

РФ, г. Тверь

SUDDEN CARDIAC DEATH AT THE ANTIPSYCHOTIC CARDIOMYOPATHY: COMPLEX STATISTICAL ANALYSIS OF QUANTITATIVE PATHOMORPHOLOGY OF THE MYOCARDIUM

Vladimir Volkov

candidate of medical sciences,

Russia, Tver

 

АННОТАЦИЯ

С помощь морфометрии и комплексного статистического алгоритма изучены изменения миокарда, развивающиеся при внезапной сердечной смерти пациентов c нейролептической кардиомиопатией. Исследование позволяет дать объективную интегральную характеристику указанных патоморфологических сдвигов одновременно по трем позициям – лабильности, чувствительности и информативности.

ABSTRACT

By means of morphometry and of complex statistical algoritm the changes of a myocardium developing at a sudden cardiac death of patients with a neuroleptic cardiomyopathy are studied. Research allows to giving the objective integrated characteristic of the specified pathomorphological shifts at the same time on three positions – lability, sensitivity and informational content.

 

Ключевые слова: внезапная сердечная смерть, нейролептическая кардиомиопатия, патоморфология миокарда, морфометрия, комплексный статистический анализ.

Keywords: sudden cardiac death, neuroleptic cardiomyopathy, pathomorphology of myocardium, morphometry, complex statistical analysis.

 

Побочный кардиотоксический эффект присущ всем антипсихотическим (нейролептическим) препаратам (АП) [3; 14; 30; 33; 41]. При достаточно длительной антипсихотической терапии (АПТ) у части больных кардиотоксичность АП реализуется в качественно новое патологическое состояние органа-мишени – развивается нейролептическая кардиомиопатия (НКМП) [3; 8–10], одной из причин смерти при которой, особенно вне терминальной стадии заболевания, является внезапная сердечная смерть (ВСС) [3; 4; 8; 10].

В настоящее время ВСС рассматривается как быстро наступив­шая неожиданная смерть от остановки сердца на фоне кажущегося здоровья [29; 36; 37]. Основным, наиболее частым механизмом ВСС, в том числе связанной с приемом АП, является развитие тяжелых желудочковых нарушений ритма [29; 32; 38; 42; 44], обусловленных электричес­кой нестабильностью миокарда [26; 38; 40; 43].

Как показывают многочисленные исследования, данное состояние сердечной мышцы имеет определенную структурную основу [10; 16–18; 26]. Однако большинство морфологических работ, касающихся изменений миокарда при ВСС, выполнены в описательном ключе. Этого, учитывая принципы доказательной медицины [20; 23], на современном этапе развития медицинской науки оказывается явно недостаточно для точной и объективной оценки наблюдающихся явлений, а также установления возможных закономерностей морфогенеза патологических сдвигов в мышце сердца, обусловливающих наступление ВСС. Становится необходимостью широкое использование объективных количественных методов исследования, в частности морфометрического [1; 2; 13].

Кроме того, математическая (статистическая) обработка полученных количественных данных должна проводиться адекватными и разнообразными способами [23].

Исходя из сказанного, представляет известный интерес проследить и математически оценить количественные изменения различных структур миокарда при ВСС больных, страдающих НКМП, так как исследований в этом направлении не проводилось. Этот аспект проблемы ВСС и явился целью настоящей работы.

Материал и методы

Морфометрически изучен миокард 58 умерших больных шизофренией (возраст 16–57 лет), получавших АПТ. Материал разделен на три группы: I – 24 пациента, страдавшие НКМП и умершие от различных причин, кроме ВСС; II – 13 больных без НКМП, которых зафиксирована ВСС; III – 21 умерший внезапно при наличии НКМП. Анализ данных проведен в двух направлениях. Во-первых, прослежены изменения микроструктуры миокарда при ВСС больных НКМП (сравнение групп I–III). Во-вторых, изучено влияние наличия НКМП на морфологию сердечной мышцы в случаях ВСС (сравнение групп II–III).

Для гистологического исследования парафиновые срезы образцов из различных отделов левого желудочка сердца окрашивались гематоксилином и эозином. Соответствующие объекты изучались в 10 разных полях зрения микроскопа при необходимых увеличениях. Объем изучаемых структур миокарда определялся методом точечного счета, замеры проводились с помощью окуляр-микрометра [1; 2; 13]. Вычислялись такие показатели, как зона перикапиллярной диффузии (ЗПД), индекс Керногана (ИК), стромально-паренхиматозное отношение (СПО), частота интерстициального отека (ЧИО), удельный объем гипертрофированных (УОГК), атрофированных (УОАК) и дистрофичных (УОДК) кардиомиоцитов (КМЦ). Приведенные параметры характеризуют морфофункциональное состояние трех структурных компонентов миокарда: микроциркуляторного русла (МЦР) – ЗПД и ИК; стромы или внеклеточного матрикса (ВКМ) – СПО и ЧИО; сократительной паренхимы, то есть КМЦ – УОГК, УОАК и УОДК.

Статистическая обработка полученных данных проведена с помощью компьютерной программы “Statistica 6,0” с уровнем значимости различий 95 % и более (p≤0,05). Для анализа результатов использован разработанный нами комплексный статистический алгоритм исследования [5; 6], что позволило получить объективную информацию об изученных количественных морфологических показателях миокарда одновременно по трем их характеристикам – лабильности, чувствительности и информативности (Iх).

Указанный алгоритм включает в себя расчет предложенного нами индекса различия (МΔ), определение «размера эффекта» по J. Cohen (Cohen's d effect size), применение информационного анализа. Коротко о каждом из них.

Степень выраженности изменений изучаемых признаков (уровень их лабильности) устанавливает МΔ, выраженный в процентах и получаемый при сравнении значений частоты (Мх) в группах исследования по сравнению с контролем. При этом учитываются абсолютные значения величин МΔ, так как знак показывает лишь вектор направленности изменений, а не их величину. Важно также, чтобы различия сравниваемых признаков были статистически значимы, иначе, при стабильных значениях показателей, их лабильность равна нулю.

Коэффициент Коэна (dC) [31; 34; 35] в количественном выражении характеризует как силу непосредственно воздействия того или иного вредоносного агента, с одной стороны, так и степень индивидуальной устойчивости к нему каждой из соответствующих «мишеней», с другой [5; 6]. Напротив, чувствительность объекта «атаки» к деструктивному воздействию является величиной, прямо противоположной резистентности, то есть обратно пропорциональна «размеру эффекта».

И в этом случае различия показателей в сравниваемых выборках также должны быть статистически существенны. Это по своему определению подразумевает описываемый математический метод, изучающий величину этих различий.

Информационный анализ устанавливает информативность отдельного признака, представленную в цифровом выражении и показывающую его диагностическую значимость среди прочих признаков [11; 12; 19; 21; 22; 45]. И здесь расчет Iх можно производить лишь при наличии статистически значимых различий между сравниваемыми средними величинами, а также не следует учитывать признаки с показателем Iх меньше 0,5 [1; 11; 12; 21; 22; 35].

Заключительная часть работы представляет собой комплексный анализ итогов предыдущих ее этапов. Производится расчет суммы рангов (Σр-г) трех ранговых рядов (МΔ, dC и Iх) изученных признаков и выведение рейтинга (Rt) последних. Этот интегральный индекс объективно характеризует каждый морфометрический показатель с трех различных сторон, учитывая, как уже отмечалось, одновременно его лабильность, чувствительность и Iх [5; 6].

Результаты и обсуждение

В табл. 1 представлены этапы проведенного исследования и его итоговые данные.

В отличие от случаев наступления ВСС у пациентов, хотя и принимающих АП, но не страдающих НКМП, когда остро развившееся фатальное состояние накладывает серьезный отпечаток на морфологию миокарда [10], при наличии НКМП все выглядит совершенно по-другому.

Сравнение количественных показателей структуры миокарда в группах I и III (табл. 1–А) показывает, что заметных расстройств микроциркуляции при наступлении ВСС у больных НКМП не наблюдается. Можно говорить лишь о некоторой статистически неподтвержденной тенденции к паретическому расширению сосудистого русла (некоторое снижение ИК) и разобщению нутритивных капилляров и КМЦ (небольшое увеличение ЗПД).

Таблица 1.

Анализ морфометрических показателей миокарда при ВСС на фоне НКМП

 Показатели

 

 

 

Этапы

исследова-

ния, группы,

показатели,

ранги, рейтинг

МЦР

ВКМ

КМЦ

ЗПД

ИК

СПО

ЧИО

УО

ГК

УО

АК

УО

ДК

A

I

НКМП

189,3

±51,8

1,54

±0,21

39,2

±6,2

36,4

±6,1

37,3

±6,1

23,6

±5,4

12,8

±4,2

II

ВСС

176,1

±21,4

1,27

±0,09

9,1

±4,7

34,8

±5,2

15,1

±4,2

8,6

±5,0

28,1

±5,1

III

НКМП/ВСС

254,3

±52,3

**

1,54

±0,19

**

38,7

±5,9

**

35,9

±6,2

29,4

±5,1

**

19,5

±5,4

**

63,7

±4,9

* **

В

МΔ II-III

44,4

21,3

325,3

-

94,7

126,7

126,7

РангМΔ

II-III

2

1

6

-

3

4,5

4,5

C

d’C II-III

0,41

0,39

1,28

-

0,71

0,50

1,74

Рангd’C

II-III

5

6

2

-

3

4

1

D

II-III

10,07

6,96

186,09

-

41,38

38,75

126,53

Ранг

II-III

2

1

6

-

4

3

5

E

Σр-г

9

8

14

-

10

11,5

11,5

Rt

2

1

6

-

3

5

4

 

Примечание: AE – этапы исследования; * – статистически значимые различия с гр. I; ** – статистически значимые различия с гр. II; ранжирование МΔ и Iх по возрастанию; ранжирование dC по убыванию

 

Нужно полагать, глубокие изменения МЦР при НКМП, развивающиеся самыми первыми уже в латентную стадию заболевания и уходящие в дальнейшем на второй план [7], лишают микрососуды свойственного им уровня реактивности.

Показатели состояния ВКМ миокарда при ВСС на фоне НКМП также не претерпевают существенных изменений – различия значений СПО и ЧИО в сравниваемых группах I и III статистически незначимы. Абсолютно то же самое прослеживается и в отношении таких показателей, характеризующих КМЦ, как УОГК и УОАК. Единственным из изученных показателей, отвечающим на развитие такой фатальной ситуации, как ВСС, и служащим отражением материальной основы электрической нестабильности миокарда, является УОДК. Его изменения при ВСС у больных НКМП значительны (МΔ почти 400 %) и статистически достоверны.

Таким образом, все количественные параметры сердечной мышцы, изменения которых требуют достаточно длительного времени, что и наблюдается в процессе морфогенеза НКМП, при наступлении ВСС остаются без каких-либо патологических сдвигов. Поэтому применение алгоритма собственного комплексного статистического анализа при сравнении групп I и III невозможно.

Из сказанного следует, что НКМП вызывает в миокарде необратимые нарушения, приводит его к своеобразной «косности», практически почти лишая возможности реагировать на какие-либо воздействия, в частности наступление ВСС. Не исключено, что описанное морфо-функциональное состояние мышцы сердца при НКМП сродни, а возможно, и тождественно, наблюдаемой при ишемической кардиомиопатии гибернации миокарда [15; 27; 39]. Ведь принципиальных морфологических различий между обоими заболеваниями не обнаружено [9]. К тому же они имеют во многом сходный патогенез [7; 25].

Напротив, сравнительное изучение групп II и III дает богатый материал для выявления определенных закономерностей. Так, в обеих выборках подавляющее большинство рассматриваемых морфометрических параметров миокарда, за исключением ЧИО, статистически значимо различаются (табл. 1–А), что позволяет провести их комплексный анализ согласно предложенному нами алгоритму, кратко рассмотренному выше [5; 6]. При этом ЧИО в разработку не включается.

В отличие от первой части исследования, в группе III уровень показателей, характеризующих хронически протекающие процессы в различных компартментах мышцы сердца, свойственные морфогенезу НКМП, значительно превышает таковой в группе II. Об этом наглядно свидетельствуют величины их МΔ (табл. 1–В). Расположение по возрастающей значений этого индекса дает такой ранжированный ряд, отражающий степень лабильности изученных показателей: ИК, ЗПД, УОГК, УОАК и УОДК (на равных), СПО.

Среднее значение рангов МΔ (ММΔ) показывает, что в целом наиболее лабильны параметры, характеризующие состояние КМЦ (ММΔ составляет 4,0). Среди них следует отметить такой показатель, как УОДК, возрастающий в группе III более чем вдвое. Он характерен для остро развивающегося процесса повреждения КМЦ, характерного в значительно большей мере для ВСС, чем для НКМП как таковой [9; 10]. Однако и при последней этот процесс имеет место и нередко достаточно отчетливо выражен, особенно в терминальной стадии [9; 10]. Поэтому при ВСС, осложняющей течение НКМП, паренхиматозные дистрофически-дегенеративные изменения миокарда, присущие как ВСС, так и НКМП, взятым по отдельности, суммируются и взаимно отягощают друг друга, приводя к более глубоким патологическим сдвигам.

В этом плане патогенез отмеченных клеточных повреждений сердечной мышцы сходен в обеих парах сравниваемых групп исследования (I–III и II–III). В описательной морфологии миокарда при ВСС они определяются как фуксинофильная дегегнерация КМЦ, феномен гиперрелаксации, диссоциация КМЦ («фрагментация мышечных волокон» по старой терминологии [029=]), контрактурные повреждения [16–18; 24; 26; 28].

Рассмотренные острые изменения КМЦ могут являться, с одной стороны, следствием развития ВСС, а с другой, материальным базисом возникновения электричес­кой нестабильности миокарда, обусловливающей развитие тяжелых аритмий и ВСС [26; 38; 40; 43]. Второе утверждение также имеет право на существование и выглядит вполне убедительно.

Определения dC (табл. 1–C) выявляет, что из шести рассчитанных значений dC по два соответствуют малой (ЗПД и ИК), средней (УОГК и УОАК) и большой (СПО и УОДК) величине эффекта.

Ранжирование показателей по мере убывания «размера эффекта» следующее: УОДК, СПО, УОГК, УОАК, ЗПД, ИК. При этом чувствительность перечисленных показателей в таком же порядке возрастает.

Исходя из средних значений рангов dC (МdC) трех структурных составляющих миокарда, можно констатировать, что наиболее чувствительным является МЦР (МdC равен 5,5).

Результаты информационного анализа количественных показателей микроструктуры миокарда при ВСС, связанной с наличием НКМП, позволяет построить следующий ряд, ранжированный по возрастанию их Iх (табл. 1–D): ИК, ЗПД, УОАК, УОГК, УОДК, СПО. Все изученные показатели достаточно информативны, особенно СПО и УОДК, что предоставляет возможность оценить степень важности тех или иных изменений миокарда при НКМП, закончившейся ВСС.

Величина среднего ранга Iх каждого структурного компонента мышцы сердца (МIх) говорит о наиболее серьезном влиянии на ее патоморфологию нарушений повреждений КМЦ (МIх равен 4,0).

Окончательную объективную оценку роли патологических сдвигов рассматриваемых показателей микроструктуры миокарда дает расчет их Rt путем определения Σр-г трех ранговых рядов (МΔ, dC и Iх), представленный в табл. 1–E. Полученный Rt интегрально характеризует изменения сердечной мышцы при НКМП, осложненной ВСС, одновременно по трем составляющим (лабильность, чувствительность и Iх).

По величине Rt первую позицию занимает СПО; далее следуют УОАК и УОДК. Средние арифметические Rt (МRt) показывают, что среди трех структурных компонентов миокарда лидируют КМЦ (МRt составляет 4,0).

Заключение

Использование комплексного статистического алгоритма для изучения изменений морфометрических показателей миокарда при ВСС, связанной с наличием у пациентов НКМП, позволяет дать их объективную интегральную характеристику одновременно по трем составляющим – лабильности, чувствительности и Ix.

Проведенное исследование показывает, что наиболее ценными в плане морфологической диагностики являются (в порядке убывания) изменения таких количественных показателей микроструктуры миокарда, как СПО, УОАК и УОДК. В целом наиболее лабильными, а также одновременно чувствительными и информативными являются параметры, характеризующие морфофункциональное состояние КМЦ, то есть сократительной паренхимы сердечной мышцы.

 

Список литературы:

  1. Автандилов Г.Г. Введение в количественную патологическую морфологию. – М: Медицина, 1980. – 216 с.
  2. Автандилов Г.Г. Основы количественной патологической анатомии. – М.: Медицина, 2002. – 240 с.
  3. Волков В.П. Кардиотоксичность фенотиазиновых нейролептиков (обзор литературы) // Психиат. психофармакотер. – 2010. – Т. 12, № 2. –С. 41–45.
  4. Волков В.П. Внезапная сердечная смерть при шизофрении // Псих. здоровье. – 2013. – № 1. – С. 50–54.
  5. Волков В.П. Интегральная статистическая оценка количественных показателей в морфологических исследованиях: корригированный алгоритм // Universum: Медицина и фармакология: электрон. научн. журн. – 2016. – № 6 (28). – [Электронный ресурс]. – URL: http://7universum.com/ru/med/archive/item/3286 (Дата обращения: 17.06.2016).
  6. Волков В.П. К оценке показателей в морфологических медико-биологических исследованиях: коррекция подхода к новому комплексному статистическому алгоритму // Бюл. науки и практики. Электрон. журн. – 2016. – № 6 (7). – С. 75–84. – [Электронный ресурс]. – URL: http://www.bulletennauki.com/#!volkov-3/wo8lt (Дата обращения: 15.06.2016).
  7. Волков В.П. К патогенезу нейролептической кардиомиопатии // Актуальные вопросы медицинских морфологических дисциплин: монография / под ред. В.П. Волкова. – Новосибирск: СибАК, 2014. – Гл. 1. – С. 10–29.
  8. Волков В.П. Клиническая характеристика нейролептической кардиомиопатии // Актуальные проблемы терапевтической клиники: коллективная научная монография / под ред. В.П. Волкова. – Новосибирск: СибАК, 2013. – Гл. 4. – С. 64–116.
  9. Волков В.П. Морфологическая характеристика нейролептической кардиомиопатии // Актуальные вопросы патологической анатомии и судебной медицины: коллективная научная монография / под ред. В.П. Волкова. – Новосибирск: СибАК, 2013. – Гл. 3. – С. 50–85.
  10. Волков В.П. Морфологические основы внезапной сердечной смерти больных шизофренией // Морфологические основы патологии: монография / под ред. В.П. Волкова. – Новосибирск: СибАК, 2015. – Гл. 2. – С. 30–57.
  11. Генкин А.А. Новая информационная технология анализа медицинских данных. Программный комплекс ОМИС. – СПб.: Политехника, 1999. – 191 с.
  12. Гублер Е.В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических процессов. – Л.: Медицина, 1978. – 296 с.
  13. Гуцол А.А., Кондратьев Б.Ю. Практическая морфометрия органов и тканей. – Томск: Изд-во Томского ун-та, 1988. – 136 с.
  14. Джонс П.Б., Бакли П.Ф. Шизофрения: клин. руководство / пер. с англ. / под общ. ред. проф. С.Н. Мосолова. – М.: МЕДпресс-информ, 2008. – 192 с.
  15. Жданов В.С., Соколова Р.И. Механизмы развития и проявления «гибернации» и «станнинга» миокарда // Кардиология. – 2005. – № 9. – С. 73–78.
  16. Кактурский Л.В. Внезапная сердечная смерть (клиническая морфология). – М.: Медицина для всех, 2000. – 127 с.
  17. Кактурский Л.В. Внезапная сердечная смерть: современное состояние проблемы // Арх. пат. – 2005. – Т. 67, № 3. – С. 8–11.
  18. Кактурский Л.В., Рыбакова М.Г., Кузнецова И.А. Внезапная сердечная смерть (морфологическая диагностика): пособие для врачей. – ГПАБ, 2008. – Вып. 100. – 80 с.
  19. Кактурский Л.В., Свищев А.В. Определение информативности различия средних показателей в морфометрических исследованиях // Арх. пат. – 1982. – Т. 44, № 7. – С. 78–79.
  20. Клюшин Д.А., Петунин Ю.И. Доказательная медицина. Применение статистических методов. – М.: Диалектика, 2008. – 315 с.
  21. Копьева Т.Н., Кактурский Л.В. Определение диагностической информативности неспецифических морфологических признаков // Арх. пат. – 1976. – Т. 38, № 12. – С. 60–63.
  22. Кульбак С. Теория информации и статистика / пер. с англ. – М: Наука, 1967. – 408 с.
  23. Леонов В. Цели, возможности и проблемы использования биостатистики в доказательной медицине: доклад // От доказательной медицины к доказательному здравоохранению: конф. по доказательной медицине (Ереван, 24–26 сентября 2015 года). – [Электронный ресурс]. – URL: http://www.biometrica.tomsk.ru/Leonov_Erevan_2015.pdf (Дата обращения: 06.06.2016).
  24. Непомнящих Л.М. Морфогенез важнейших общепатологических процессов в сердце. – Новосибирск: Наука, 1991. – 352 с.
  25. Пауков В.С., Гавриш А.С., Кричкевич В.А. Функциональная морфология ишемической кардиомиопатии // Арх. пат. – 2014. – Т. 76, № 6. – С. 12–21.
  26. Порсуков Э.А. Современные морфологические критерии внезапной сердечной смерти // Суд.-мед. эксперт. – 2009. – № 4. – С. 7–11.
  27. Сайфутдинов Р.Г., Мухаметшина Г.А., Галлямов Н.В. Новые ишемические синдромы: ишемическое прекондиционирование, станнинг и гибернация // Практ. мед. – 2006. – № (2) 16. – С. 12–14.
  28. Целлариус Ю.Г., Семенова Л.А. Гистопатология очаговых метаболических повреждений миокарда. – Новосибирск: Наука, 1972. – 212 с.
  29. Abdelmawla N., Mitchell A.J. Sudden cardiac death and antipsychotics. Part 1: Risk factors and mechanisms // Adv. Psychiatr. Treat. – 2006. – Vol. 12. – P. 35–44.
  30. Antipsychotic drugs and heart muscle disorder in international pharmacovigilance: data mining study / D.M. Coulter, A. Bate, R.H.B. Meyboom [et al.] // Br. Med. J. – 2001. – Vol. 322, № 7296. – P. 1207–1209.
  31. Applied multiple correlation/regression analysis for the behavioral sciences / J. Cohen, P. Cohen, S.G. West [et al.]. – Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 2003. – 736 р.
  32. Atypical antipsychotic drugs and the risk of sudden cardiac death / W.A. Ray, C.P. Chung, K.T. Murray [et al.] // N. Engl. J. Med. – 2009. – Vol. 360. – P. 225–235.
  33. Buckley N.A, Sanders P. Cardiovascular adverse effects of antipsychotic drugs // Drug Saf. – 2000. – Vol. 23, № 3. – P. 215–228.
  34. Cohen J. Statistical power analysis for the behavioral sciences – 2nd ed. – Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 1988. – 567 р.
  35. Cohen J. The cost of dichotomization // App. Psychol. Measurement 1983. – Vol. 7. – P. 249–253.
  36. De la Grandmaison G.L. Is there progress in the autopsy diagnosis of sudden unexpected death in adults? // Forensic Sci. Int. – 2006. – Vol. 156, № 2–3. – P. 138–144.
  37. Fragkouli K., Vougiouklakis T. Sudden cardiac death: an 11-year postmortem analysis in the region of Epirus, Greece // Pathol. Res. Pract. – 2010. – Vol. 206, № 10. – P. 690–694.
  38. Goldstein S., Bayes-de-Luna A., Gumdo-Soldevila J. Sudden cardiac death. – Armonk: Futura 1994. – 343 p.
  39. Hibernating myocardium: diagnosis and patient outcomes / A.F. Schinkel, J.J. Bax, D. Poldermans [et al.] // Curr. Probl. Cardiol. – 2007. – Vol. 32. № 7. – P. 375–410.
  40. Hidden cardiac lesions and psychotropic drugs as a possible cause of sudden death in psychiatric patients: a report of 14 cases and review of the literature / D. Frassati, A. Tabib, B. Lachaux [et al.] // Can. J. Psychiatry. – 2004. – Vol. 49. – 100–105.
  41. Mackin P. Cardiac side effects of psychiatric drugs // Hum. Psychopharmacol. – 2008. – Vol. 23, Suppl. 1. – P. 3–14.
  42. Mechanisms underlying conduction slowing and arrhythmogenesis in nonischemic dilated cardiomyopathy / F.G. Akar, D.D. Spragg, R.S. Tunin [et al.] // Circ. Res. – 2004. – Vol. 2. – P. 2–7.
  43. Podrid Ph. J., Kowey P.R. Handbook of cardiac arrhythmia. – Baltimore: Williams a. Wilkins, 1996. – 459 p.
  44. Witchel H.J., Hancox J.C., Nutt D.J. Psychotropic drugs, cardiac arrhythmia, and sudden death // J. Clin. Psychopharmacol. – 2003. – Vol. 23. – P. 58–77.
  45. Zubritsky A. The application of informative analysis in clinical pathology // Scripta periodica. – 2000. – Vol. 3, № 1. – P. 51–52.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом