Статья опубликована в рамках: LII Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 28 декабря 2015 г.)

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ТРАНСГУМАНИЗМ: МИФ ИЛИ БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА?

Игорь Иванович Веревичев

канд. филос. наук, зав. кафедрой «Общенаучные дисциплины»,
проф. Института авиационных технологий и управления
Ульяновского государственного технического университета,

РФ, г. Ульяновск

E-mailiverev47@mail.ru

Марина Игоревна Веревичева

канд. юрид. наук, доц. кафедры «Уголовно-правовые дисциплины»
Ульяновского филиала Российской академии народного хозяйства
и государственной службы при Президенте РФ,

РФ, г. Ульяновск

E-mailvemi47@mail.ru

Александр Александрович Тихонов

д-р филос. наук, проф. кафедры «Философия»
Ульяновского государственного педагогического университета,

РФ, г. Ульяновск

E-mail

 

IS TRANSHUMANISM MYTH OR FUTURE THE SOSIALITY?

Igor Verevichev

candidate of Science, Head of Universal Science Department,
professor of UlyanovskStateTechnicalUniversity,

Russia, Ulyanovsk

Marina Verevicheva

candidate of Science, assistant professor of Ulyanovsk Department
of the Russian Academy of National Economy
and Public Service at the President of the Russian Federation,

Russia, Ulyanovsk

Alexsandr Tichonov

doctor of Science, professor of UlyanovskStatePedagogicalUniversity,

Russia, Ulyanovsk

 

АННОТАЦИЯ

В статье утверждается, что в отличие от прежних модификаций гуманизма идеология трансгуманизма соориентирована на радикальную трансформацию субъективной реальности, всей сферы творческой деятельности человека.

Соответственно, анализ процессов гуманизации и гуманитаризации современного высшего образования должен учитывать, как положительные, так и негативные стороны влияния этого научно-технического феномена на процесс формирования личности.

ABSTRACT

It is claimed in the article that unlike former modifications of humanism the transhumanism is oriented on radical transformation of subjective reality and creative activity of the person.

Accordingly, proсesses of a humanization of modern higher education have to consider both positive and negative sides of process of influence of scientific and technical progress on formation of the personality.

 

Ключевые слова: трансгуманизм; миф; прогресс; идеология.

Keywords: transhumanism; myth; progress; ideology.

 

Пристальное внимание многих современных философов привлекает новая интерпретация идеи гуманизма – «трансгуманизм». Этот термин впервые встречается еще у Данте («Божественная комедия»), но лишь в конце XIX века о желанной перспективе преодоления «ограничений человеческого тела» стали рассуждать философы Фр. Виллард, Н. Фёдоров, Фр. Ницше. Однако крах их надежд на скорое появление радикальных способов изменения биологической природы человека быстро привел к угасанию широкого интереса к этим идеям.

Новый смысл идеям трансгуманизма придает Дж. Хаксли в «Религии без откровения» (1927 г.), где он впервые представляет «трансгуманизм» как идеологию, «веру» для Человечества, входящего в «новую волну научно-технической революции». Академик В.И. Вернадский в своем учении о ноосфере также рассуждает о необходимости совершенствования человеческого разума с целью дальнейшей гармонизации глобальных биосферных процессов.

В конце ХХ века интерес к трансгуманизму вновь возрастает. В 1957 году Хаксли вновь обращается к этой идее. В 1962 году Р. Эттигер и Э. Купер (основатели крионики) предпринимают первые шаги к практической реализации трансгуманистических идей. В 1998 году философы Н. Бостром и Д. Пирс создают Всемирную ассоциацию трансгуманистов. Многие трансгуманисты (в частности, известный футуролог и изобретатель Р. Курцвейл и др.) считают, что непрерывно ускоряющийся технический прогресс уже к середине XXI века позволит создать постчеловека, способности которого будут принципиально отличаться от способностей современных людей. Особую роль отводится достижениям генной инженерии, молекулярной нанотехнологии и другим технологиям «улучшения» человека, которые могут помочь повысить его способности на новый, недосягаемый ранее уровень.

Для XXI века характерно ускоренное развитие науки, техники и информационных технологий. Современный гуманизм немыслим без внедрения научных достижений в повседневную жизнь каждого человека. В сфере образования также происходят грандиозные изменения. Сейчас люди с детства погружаются в бескрайний океан информации – информосферу, и сегодня известное утверждение Фр. Бэкона «знание – сила» практически приобретает новый смысл, так как общество и техносфера начинают принципиально изменяться под воздействием бурно развивающейся информосферы [3, с. 216–217].

Происходит своеобразное «замыкание» гигантского исторического круга – орудия, будучи созданием человека, изначально развивались в сторону внешней реальности – природы, общества, агросферы, техносферы, но на стадии формирования информосферы, вся это громадная совокупность материальных и духовных орудий, инструментов, машин и технологий как бы возвращается и «опрокидывается» в человека, в его психику и разум.

Идеалом технического изобретения становится уже не простое копирование человеческих органов, а их усовершенствование, увеличение силовых, скоростных и иных возможностей человека. Техническое творчество при небывалых ранее горизонтах своего развития порождает новую реальность, новые «исторические вызовы» человечеству. Не удивительно, что прогресс техники и технологии порождает у многих людей чрезмерные упования и претензии на возможность качественного преобразования человека и общества.

В настоящее время трансгуманизм претендует на статус нового мировоззрения и оказывает существенное воздействие на социокультурное и духовное развитие общества и отдельных людей. Трансгуманизм органически связан с историческими формами гуманизма, а также с научной рациональностью и научно-техническим прогрессом. Идеи современного трансгуманизма представляют собой попытку синтеза фундаментальных и традиционных духовных ценностей, а также новейших достижений технологии и научно-технического прогресса. В буквальном смысле само понятие «трансгуманизм» обладает неким динамизмом и устремленностью в будущее, поскольку оно происходит от представления о “transitory human” как «переходном человеке».

В начале ХХI века концепция трансгуманизма оформляется не только в качестве комплекса идей и публикаций, но и приобретает даже определенный социокультурный и даже институциональный статус. В 2005 году создается Российское трансгуманистическое общество, которое объединяет сторонников «проникновения ТГ-идей во власть методом диффузии», обусловленного, по их мнению, необходимостью «роста популярности идей ТГ по мере развития научно-технического прогресса». В 2007 году был проведен ребрендинг трансгуманистических организаций, по итогам которого было принято общее наименование идеологии трансгуманизма – “Humanity+” (“H+”).

В настоящее время опубликованы различные тексты (и варианты) «трансгуманистического манифеста». К их общим положениям следует отнести идеи ускорения эволюции человека, его самосовершенствования, усиления интеллекта, расширения его способностей и возможностей, вплоть до фантастических представлений о «достижении человеком бессмертия, свободы личности от биологического носителя, повышения степени освоения пространства и уровня управляемости материей и энергией». При этом подчеркивается, что «задача трансгуманизма – добиться, чтобы эти возможности появились у каждого человека, и он мог в полной мере их реализовывать» [1, с. 215].

Однако анализ подобных публикаций показывает, что трансгуманизм, как и многие другие идеологические новации, учения и концепции в ранний период своего формирования и становления, характеризуется высокой степенью экспансии и другими своеобразными «детскими болезнями» роста и адаптации к сложившейся системе духовной культуры. Не удивительно, что в рамках этого течения периодически возникают идеи о превращении людей – адептов «радикального трансгуманизма» в исторически нового «сверхчеловека», обладающего не только продолжительностью жизни в несколько тысячелетий, но принципиально новыми возможностями манипулирования веществом, энергией и информацией.

На наш взгляд, данные воззрения можно рассматривать как новую и превратную форму ницшеанства, вооруженного не только метафизической «волей к власти», но и технически создаваемой «природой киборга», нанотехнологиями, суперкомпьютерами и другими научно-техническими достижениями. Все это могло бы напоминать современную фантастику, воплощенную в компьютерных играх, но глубинная архетипическая основа этих идей и представлений по своей сути мифологична. Здесь воедино сплавляются несколько мифологем, таких как «путь героя», «деус экс машина», «демиурга» как творца новой реальности и т. п. Известно, что все достижения науки можно использовать как во благо человечеству, так и во вред ему. Не следует закрывать глаза на высокий «психо-энергетический» и мотивационный потенциал современного трансгуманизма [1, c. 216]. Возможно, этот комплекс мифологем в обозримом будущем может стать реальной опасностью, угрожая разрушительными последствиями не только психическому, но также нравственному и физическому здоровью людей [2, с. 24]. По отношению к идеологии трангуманизма следует, по-видимому, руководствоваться проверенной веками мудростью «семь раз отмерь – один раз отрежь», так как непреднамеренные ошибки ученых, конструкторов, инженеров, технологов, или же, напротив, чьи-то злые умыслы способны превратить благие намерения в свою полную противоположность. Не следует исключать и того, что идеология трансгуманизма в конечном счете формирует новый вид симулякра современной гиперреальности – мира, проецируемого Интернетом и другими техническими средствами симуляции реальности.

В качестве общего вывода можно отметить, что по сравнению с предшествующими формами антропоцентризма – «идеологически-литературным» гуманизмом эпохи Возрождения и Просвещения, абстрактным пафосом «революционного гуманизма» коммунистической идеологии и т. п. – современный трансгуманизм существенно меняет сферу своего приложения, свою акцентуацию и способы реализации своих идей. Если ранее традиционные формы гуманизма были ориентированы на сферу социальных, преимущественно нравственных отношений, то сегодня трансгуманизм сфокусирован прежде всего на трансформацию субъективной реальности, коррекцию всей сферы творческой деятельности человека. Способом достижения своих идей и целей трансгуманизм считает не просвещение и не революционное деяние, а само-преобразование человека на основе технико-технологических достижений.

Создавая нового человека, наука наделяет себя функцией Бога, но эта ноша может оказаться ей непосильной. Даже если идеи трансгуманизма и удастся в будущем реализовать, то станет ли эта новая трансгуманизированная сущность «постчеловеком», преемником “homo sapiens”, или же она образует новый техно-биологический вид “homunculus sapiens” со всеми вытекающими из этого последствиями? Суть трансгуманизма – утверждение о том, что человек не является последней стадией эволюции, – представляется опасной многим мыслителям. В частности, Фр. Фукуяма подобную идеологию относит к наиболее опасным идеям человечества ХХ века, поскольку признает возможным нарушение трансгуманизмом идеи равенства прав – основы современного либерализма. В обозримом будущем «бессмертие» может стать товаром, доступным лишь немногим, и, следовательно, человечеством будут управлять уже «земные боги».

Идеология трансгуманизма перенасыщена благими намерениями, но не приведет ли эта новая дорога человечества в «техносферный ад»? Социальное расслоение в мире и так достигло немыслимых пределов, а процессы реализации идей трансгуманизма в будущем смогут еще более усилить столь негативную тенденцию.

 

Список литературы:
1. Веревичев И.И., Тихонов А.А. Актуальные проблемы философии науки и техники. Ульяновск: УлГПУ, 2015. – 220 с.
2. Веревичев И.И., Веревичева М.И. Мир без мира в эпоху глобализации // Сб. статей: «Мир в эпоху модернизации и глобализации: правовые, политические, экономические и социокультурные аспекты». Вып. 2, Пенза: «ПДЗ», 2015. – С. 21–25.
3. Информационная эпоха: вызовы человеку / под ред. И.Ю. Алексеевой и А.Ю. Сидорова. – М.: РОСПЭН, 2010. – 186 с.

 

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий