Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: II Международной научно-практической конференции «Гендерные исследования в гуманитарных науках» (Россия, г. Новосибирск, 21 ноября 2012 г.)

Наука: Междисциплинарные исследования

Секция: Вопросы гендера в психологии

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Белоусов А.С. ГЕНДЕРНАЯ СПЕЦИФИКА ЛИЧНОСТИ ЛЮДЕЙ С ГЛУБОКОЙ ПАТОЛОГИЕЙ ЗРИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗАТОРА // Гендерные исследования в гуманитарных науках: сб. ст. по матер. II междунар. науч.-практ. конф. № 2. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ГЕНДЕРНАЯ СПЕЦИФИКА ЛИЧНОСТИ ЛЮДЕЙ С ГЛУБОКОЙ ПАТОЛОГИЕЙ ЗРИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗАТОРА

Белоусов Александр Сергеевич

директор интернет-версии журнала «Системная психология
и социология», ИПССО, МГПУ, г. Москва

E-mail: krigspair@yandex.ru

 

1. Введение

В Российской Федерации органами медико-социальной экспертизы ежегодно регистрируется около 45000 случаев признания граждан инвалидами по зрению. Общее же количество зарегистри­рованных слепых и слабовидящих людей среди россиян на текущий момент составляет 218 тысяч человек, в том числе тотально незрячих — 103 тысяч человек. Более 20 % инвалидов по зрению в России — это молодые люди трудоспособного возраста. По данным НИИ глазных болезней им. Гельмгольца, количество людей с патологией органов зрения в РФ превышает 11 % всего населения. Таким образом, на 100000 населения Российской Федерации приходится более 11000 инвалидов по зрению. В 2010 г. в нашей стране государственными органами здравоохранения было зафиксировано 65,5 миллионов обращений к врачу-офтальмологу. Приведенные данные указывают на тот факт, что в Российской Федерации примерно 50 % населения в той или иной степени нуждаются в офтальмологической помощи.

Такое количество людей с патологией зрения требует разработки методов и средств их реабилитации для полноценного включения в общество и нормального функционирования в современном мире. Для достижения данной цели требуется комплекс медицинских, психологических и социально-культурных мероприятий по адаптации человека к условиям жизни и взаимодействия в окружающем социуме. В свою очередь, для разработки методик реабилитации требуется глубинное знание и понимание индивидуально-специфических свойств и качеств личности инвалидов по зрению.

Несмотря на тот факт, что к настоящему времени накоплен колоссальный объем тифлологических данных, в литературе до сих пор не описаны многие аспекты специфики личности слепых и слабовидящих [2, с. 16]. Большинство современных публикаций по тифлопсихологии и тифлопедагогике являются переизданием материалов 20-х—80-х гг. ХХ в. Современные же исследования, в основном, посвящены изучению психофизических, физиологических и иных свойств и качеств слепых людей, а также вопросам их обучения и воспитания. Любые изыскания с целью углубления и обогащения знаний о слепых в конечном итоге могут способствовать разработке новых, более эффективных способов реабилитации инвалидов по зрению, что позволит незрячим занять равноправное положение в социальной системе наравне с людьми без патологий зрительного анализатора.

Настоящее исследование мы посвятили изучению такого параметра личности, как акцентуации характера.

В 2011—2012 гг. в Институте психологии, социологии и социальных отношений при Московском городском педагогическом университете было проведено эмпирическое исследование гендерной специфики личности людей с глубокой патологией зрительного анализатора.

2. Объем и методы исследования

В исследовании приняли участие 744 человека. Участники настоящего исследования являются гражданами РФ и постоянно проживают на территории Москвы и Московской области.

В качестве обследуемых привлекались люди из двух выборок, дифференцированных по заданному признаку:

1.Люди с глубокой патологией зрительного анализатора. Критерием отбора служило наличие у участника установленной государственными органами здравоохранения I-й (первой) или II-й (второй) группы инвалидности по зрению;

2.Респонденты из общей популяции людей с нормальным зрением. В данную группу вошли участники, не имеющие патологий зрительной системы, а также люди с некоторыми дефектами преломляющих и светопропускных структур (передняя камера и поверхностные структуры) глазного яблока (преимущественные диагнозы: миопия, гиперметропия, астигматизм) и не имеющие инвалидности по зрению.

Возраст участников находится в диапазоне от 19-ти до 30-ти лет. Таким образом были сформированы 2 (две) группы обследуемых:

1.Основная группа — респонденты с патологией зрения: 271 человек, 125 мужчин и 146 женщин. Средний возраст обследуемых основной группы составил 24,35 лет. Участники данной группы являются студентами московских вузов и/или работают на специали­зированных предприятиях ВОС (Всероссийское общество слепых);

2.Контрольная группа — респонденты из общей популяции: 473 человека. 207 мужчин и 266 женщин. Средний возраст контрольной группы составил 22,68 лет. Участники данной группы являются студентами московских вузов и/или ведут трудовую деятельность на территории Москвы или Московской области по различным направлениям.

В состав основной группы вошли респонденты с различным уровнем глубины патологии зрительного анализатора. Для дифферен­цировки степени потери зрения была использована система ранжирования остроты зрения, которая принята в учреждениях здравоохранения и образования Российской Федерации, а именно:

·тотально незрячие — лица с полной потерей зрительных ощущений;

·люди с сохранным светоощущением — люди из этой категории способны различать световые импульсы, но не могут распознавать предметное окружение;

·лица с остаточным зрением — люди с возможностью распознавания предметного окружения и остротой зрения менее 0,06 %.

В качестве психодиагностического инструментария в настоящем исследовании были использованы следующие методики:

1.16-ти факторный личностный опросник Р.Б. Кеттелла (16PFI);

2. Методика определения типа личности К. Леонгарда (тест акцентуаций);

3. Методика диагностики уровня невротизации Л.И. Вассермана;

4. Тест системного профиля мотивации Б.Н. Рыжова [3];

5. Опросник Плутчика-Келлермана-Конте (МПЗЛ) в модифи­кации Е.С. Романовой;

6. Тест смысложизненных ориентаций Д.А. Леонтьева.

7. Методика диагностики уровня личностной и ситуативной тревожности Ч. Спилбергера.

Описание вышеупомянутых психодиагностических методик приведено ниже.

3. Основные результаты исследования

В ходе настоящего эмпирического исследования гендерной специфики личности людей с глубокой патологией зрительного анализатора был получен и обработан большой массив психодиаг­ностических данных по различным направлениям исследова­ния личности.

Было установлено, что люди с патологией зрения гораздо более тревожны по сравнению с нормальновидящими людьми. Высокий уровень тревожности был зафиксирован двумя психодиагностичес­кими методиками.

Наиболее тревожной категорией обследуемых оказались мужчины с приобретенной патологией зрительного анализатора. Следует отметить, что уровень тревожности мужчин-инвалидов по зрению, в целом, незначительно, но достоверно выше, чем у женщин с глубокой патологией зрения.

В ходе эмпирического исследования механизмов психоло­гической защиты личности людей с глубокой патологией зрительного анализатора была выявлена специфика компенсаторных механизмов. Было установлено, что инвалиды по зрению в целом склонны к появлению реактивных образований. В большинстве случаев данная специфика проявляется в реакции ухода от мира: деятельность минимизируется до удовлетворения повседневных потребностей, жизненные цели не ставятся, жизнедеятельность протекает в приспособительном режиме. При этом индивид относится к себе либо с агрессией из-за неспособности, в следствие дефекта, выполнять различного рода деятельность, либо, напротив, с позиции, которая описывается в транзакционном анализе как «Я Okты не Ok». В последнем случае человек считает, что ему «все должны», занимается «коллекционированием» социальных льгот, дотаций и гуманитарной помощи. При этом его деятельность, направленная на приобретение этих льгот, носит весьма активный характер.

Второй вариант — то деятельностная гиперактивность. При этом сценарии человек находит себе определяющее занятие, которое подчиняет себе весь распорядок жизнедеятельности индивида. Такой определяющей деятельностью может быть учеба, работа, разного рода творчество (например, игра на музыкальных инстру­ментах), нередко «запойное» чтение. При этом вся жизнь индивида подчиняется реализации этой деятельности, вплоть до репрессии витальных потребностей. Такие люди могут часами играть на гитаре, читать книги, работать, при этом забывая принимать пищу, соблюдать гигиену, вести общение с окружающими. Они часто заканчивают школы с золотой медалью, а вузы с отличием, в иерархии Всероссийского общества слепых они могут достигать значительных должностей. В целом, этот сценарий является более благоприятным, хотя и ведет к дисгармоничному развитию личности.

Особо следует отметить, что гиперкомпенсационные сценарии в развитии адаптивных паттернов наиболее характерны для мужской части обследуемых. Женщинам с глубокой патологией зрительного анализатора более свойственна компенсация дефекта за счет использо­вания сохранных сенсорных систем и внутренних ресурсов личности. По всей видимости, такое положение вещей связано с тем, что женщи­ны в большей степени ориентированы на реализацию себя в семье.

В ходе исследования психологических профилей обследуемых, полученных в процессе психодиагностического этапа настоящего исследования, была обнаружена нестабильность показателей в психологических профилях мужчин с остаточным зрением, имеющих неблагоприятный прогноз патологии зрительного анализатора. Отмечается размах диапазона результатов по психодиагностическим шкалам, большое количество эксцессов в массиве психодиагнос­тических данных, а также противоречия связанных показателей. Личностные профили этой группы обследуемых обладают высокой лабильностью. Природа данного феномена, по всей видимости, заключается в том, что человек находится «на перепутье». Дефект зрительного анализатора уже не позволяет функционировать в прежнем «зрячем» режиме, однако и к принятию себя как инвалида человек пока еще не готов. Ситуация усугубляется прогрессирующей патологией: индивид не уверен в своем будущем, не имеет возможности построения концепции жизненного проекта, постоянно сталкивается со стрессогенными ситуациями, которые во множестве продуцируются различными неудачами в процессе жизнедеятельности (невозможность осуществить доступные ранее операции, столкно­вения с предметами, агрессия окружающих). Дополнительным стрессогенным фактором является постоянный гнет ожидания индивидом собственной слепоты. В ходе индивидуальных бесед было отмечено, что обследуемые данной группы ожидают наступление тотальной потери зрения подобно тому, как смертельно больные на терминальной стадии [4, с. 98] ожидают конца собственного существования. В некотором роде, слепота и есть конец существо­вания в привычном режиме [1, с. 174]. Таким образом, к ощущению изоляции в условиях ограниченности бытия добавляется экзистен­циальная тревога смерти [5, с. 114].

Аналогичная картина наблюдается у женщин с приобретенной тотальной слепотой. Наиболее тяжело потеря зрения переживается женщинами в возрастном интервале от 20 до 30 лет.

Результатом данной ситуации становятся повышенный уровень невротизации и тревожности, низкая эмоциональная устойчивость, обидчивость, повышенная чувствительность и различного рода фобические реакции.

В заключение, следует отметить, что люди с глубокой патологией зрительного анализатора остро нуждаются в новых методах их реабилитации и интеграции в жизнь общества, для чего представ­ляется целесообразным проведение дополнительных научно-практи­ческих разработок по проблематике настоящего исследования, направ­ленного на изучение путей адаптации незрячих в современном мире.

В ходе настоящего исследования удалось установить, что женщинам с патологией зрения присуща большая открытость и коммуникабельность, они легче идут на контакт, хотя порой попадают под чужое влияние. Мужчины же предпочитают по возмож­ности ограничивать контакты рабочими вопросами, сохраняют закрытость в межличностных отношениях. Они склонны к точности, ригидности в деятельности. В большинстве ситуаций предпочитают работать в одиночестве.

Мужчины с патологией зрения более подвержены переменам настроения, легко расстраиваются и довольно легко утомляются в стрессогенных условиях. Однако в то же время они более чувствительны и обладают высокой склонностью к эмпатическим переживаниям. В особенности описанные свойства проявляются у людей с врожденной патологией зрительной системы, причем в меньшей степени у людей с сохранным светоощущением. Женщины с патологией зрения обладают гораздо большей эмоциональной стабильностью по сравнению с мужчинами.

В ходе исследования смысложизненных ориентаций было установлено, что локус контроля «Я» у женщин-инвалидов по зрению значительно снижен по сравнению с результатами нормальновидящих людей и показателями данного параметра у мужчин с патологией зрения. Такие результаты свидетельствуют о высокой степени зависимости женщин с патологией зрения от внешних обстоятельств. Они неуверенны в собственных силах и в большинстве своем полагают, что не могут контролировать собственную жизнь. Наблюдаются такие черты, как трудности с принятием решений, склонностью пускать события на самотек.

4. Заключение

В настоящее время на территории Российской Федерации действует система реабилитации инвалидов по зрению, которая была сформирована еще в советский период. За прошедший период реабилитационные, коррекционные и образовательные программы по работе со слепыми и слабовидящими людьми не претерпели значительных изменений. Основным недостатком систем реабили­тации и образования инвалидов по зрению можно назвать их герметичность. Дети с патологией зрения проходят обучение в специализированных детских садах и школах, где контакт с нормальновидящими сверстниками сведен к минимуму. Во взрослом возрасте многие люди с патологией зрения трудоустраиваются на предприятиях всероссийского общества слепых. Культурные и спортивные мероприятия проходят на базе культурно-спортивных реабилитационных комплексов всероссийского общества слепых. Многие выпускники специализированных школ для слепых и слабо­видящих получают педагогическое образование и работают в этих же школах. Также следует отметить, что коррекционные школы для слепых и слабовидящих, как правило, имеют формат интернатов, и, хотя учащиеся могут посещать занятия в «приходящем» формате, обычно из-за удаленности таких школ от мест проживания учащихся этого не происходит. Таким образом, человек с глубокой патологией зрения с детского возраста развивается и функционирует в условиях замкнутой социальной среды.

Ситуация усугубляется неадекватным отношением нормально­видящих людей. Нередки случаи, когда инвалиды по зрении подвергаются необоснованной агрессии со стороны окружающих. В большей степени ей подвержены люди с остаточным зрением. Это связано с тем, что по их внешнему виду в большинстве случаев невозможно сразу определить зрительный дефект.

К сожалению, в настоящее время, при составлении коррек­ционных и реабилитационных программ, а также в образовательном процессе и организации труда людей с глубокой патологией зрения гендерная специфика их личности не учитывается.

С учетом реалий современного мира необходима модернизация современной системы реабилитации инвалидов по зрению в сторону полноценной интеграции незрячих людей в жизнь всего общества.

 

Список литературы:

  1. Бьюдженталь Дж. Ф. Т. Искусство психотерапевта. СПб.: Питер, 2001 — 294 с.
  2. Литвак А.Г. Психология слепых и слабовидящих. СПб.: Фоксис, 1999 — 336 с.
  3. Рыжов Б.Н. Системные основания психологии // Системная психология и социология 2010. — Т. 1. — № 1, стр. 5. [Электронный ресурс] — Режим доступа — URL: http://systempsychology.ru/journal/n_1_2010/7-ryzhov-bn-sistemnye-osnovaniya-psixologii.html (дата обращения 10.02.2012).
  4. Ялом И.Д. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти. М.: Эксмо, 2011 — 349 с.
  5. Ялом И.Д. Экзистенциальная психотерапия. М.: Класс, 1999 — 321 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом