Статья опубликована в рамках: XXI-XXII Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы экономических наук и современного менеджмента» (Россия, г. Новосибирск, 08 мая 2019 г.)

Наука: Экономика

Секция: Экономические аспекты регионального развития

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Бутченко А.В. ПРИМЕНЕНИЕ НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО ПОДХОДА К АНАЛИЗУ И РЕШЕНИЮ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ // Актуальные вопросы экономических наук и современного менеджмента: сб. ст. по матер. XXI-XXII междунар. науч.-практ. конф. № 4-5(15). – Новосибирск: СибАК, 2019. – С. 93-100.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРИМЕНЕНИЕ НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО ПОДХОДА К АНАЛИЗУ И РЕШЕНИЮ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

Бутченко Алина Валерьевна

проектный менеджер, Huawei Technologies Co. Ltd.,

РФ, г. Москва

THE APPLICATION OF NEOINSTITUTIONAL APPROACH TO THE ANALYSIS AND SOLUTION OF THE ENVIRONMENTAL PROBLEMS

 

Alina Butchenko

project Development Coordinator Huawei Technologies Co. Ltd.,

Russia, Moscow

 

Ключевые слова: неоклассические экономические категории; environmental economics; экологическая проблема; окружающая среда; институциональный анализ; транзакционные издержки; мотивация агента; fair trade.

Keywords: neoclassical economic categories; environmental economics; environmental problem; environment; institutional analysis; transaction costs; agent motivation; fair trade.

 

Вопросы, связанные с проблемами окружающей среды с каждым годом становятся все более актуальными как на арене политических решений, так и в академической среде. При этом, на мой взгляд, как наиболее перспективным для практического решения проблем, так и наиболее интересным для изучения, является междисциплинарный подход, который в свою очередь привел к появлению новых направлений исследований. Одним из таких направлений, превратившимся в отдель­ную область научного знания стала "экономика окружающей среды" (environmental economics).

Однако со временем, стало понятно что анализ отношений в системе "человек-общество-природа" в рамках неоклассической экономической теории не дает ответов на ряд существенных вопросов. Кроме того, выводы и решения, предложенные в рамках environmental economics, мало применимы для практического решения проблем, по причине узости неоклассического экономического подхода и отсутствия внимания к ряду важнейших факторов, влияющих как на систему принятия решений в целом (роль государственных институтов, разнообразных по своей природе, наличие групп влияния и их взаимодействие с центрами принятий решений), так и на принятие решений конкретными экономическими агентами (несовершенство информации, проблемы морального риска, идеологические и социальные установки).

Таким образом, возникла необходимость в направлении анализа, который сочетал бы в себе как глубокое понимание так неокласси­ческих экономических категорий как "эффективность" и "распределение ресурсов" с социально-экономическим и даже морально-идеологическим дискурсом [1]. Направлением экономической мысли, которое удовле­творяло бы этим критериям, стал подход, предложенный в рамках институциональной экономики, которая по мнению ряда исследователей может как предложить новое понимание позитивного анализа в вопросах экономики окружающей среды, так и привнести значительный вклад в нормативную теорию, что может восприниматься как эффективный вспомогательный инструмент для принятия политических и экономи­ческих решений, связанных с экологическими вопросами [2].

В статьях, взятых для рассмотрения выделяется ряд различий между традиционным неоклассическим подходом environmental economics и новым институциональным подходом к рассмотрению вопросов, связанных с окружающей средой, а также показывается, насколько последний адекватнее отражает реально существующую ситуацию и подчеркивается значительно более высокая применимость институцио­нального подхода к практическому решению экологических проблем.

Итак, прежде всего, для рассмотрения экологических проблем следует отметить, что традиционно окружающая среда воспринималась как экономический ресурс в достаточно узком контексте, и не так давно была признана экономическая роль биоразнообразия, климата, а качество воды и воздуха стало восприниматься как фактор, влияющий на человеческое развитие, а значит и на благосостояние индивида или общества (welfare) в широком понимании этого термина. Этот аспект принципиально важен для понимания различия между подходами environmental economics и институциональной экономики к экологи­ческим вопросам: если для первой основным вопросом становится эффективное управление экстерналиями, порожденные действиями независимых агентов, и решением проблемы являются контракты, то вторая использует более комплексный подход, который предполагает рассмотрение экономических агентов в качестве взаимозависимых частей одной системы.

Взаимозависимость агентов приводит к ограниченности выбора друг друга, и является источником необходимости принятия коллек­тивных решений, для урегулирования конфликта интересов, а значит и значительно усложняет процесс взаимодействия. Таким образом, при принятии решений относительно экологических проблем ключевым является распределение ресурсов и прав на них, а также система управления этими правами.

Здесь важно подчеркнуть, что в отличие от неоклассического подхода, который вообще не рассматривал роль институтов, в том числе и системы управления, институциональный анализ подчеркивает, что значимым является не только существование институтов управления как класса, но и их специфика в зависимости от масштаба, уровня или национальных/региональных особенностей, таким образом подчеркивая неприменимость унифицированных подходов, характерных для неоклас­сического анализа экологических проблем.

Вторым принципиально важным моментом анализа с точки зрения институциональной экономики является вопрос транзакционных издержек. В соответствии с теоремой Коуза, ставшей альфой и омегой для экономистов, занимающихся проблемами окружающей среды, агенты могут придти к взаимовыгодному соглашению по вопросу отрица­тельных экстерналий, если права собственности на ресурсы изначально определены, а транзакционные издержки отсутствуют [3, c. 115-120]. Очевидно, что в реальности права собственности зачастую либо расплывчаты, либо вообще не определены, что приводит не только к невозможности достижения решения, которое удовлетворило бы обе стороны, но зачастую и является причиной конфликтов на уровне индивидов и государств, что особенно в последнем случае может быть сопряжено с применением насилия. Более того, в неоинституциональном анализе речь идет уже не только о распределении и перераспределении прав собственности на ресурсы между экономическими агентами, но и об аспекте реализации этих прав, связанном с ресурсной неразделимостью многих технологических процессов, а также права не столько владения ресурсами, сколько доступа к ним [3, c. 115-120]. Таким образом конф­ликт прав собственности превращается в конфликт технологических производственных процессов (например как в ситуации с землей, права на поверхность которой законодательно закреплены за фермером, а полезные ископаемые, находящиеся под землей принадлежат государству).

Однако если проблема прав собственности может быть устранена волевым решением государства, путем распределения этих прав и законодательного закрепления их обеспечения и защиты, то в случае с транзакционными издержками, простого решения, которое могло бы их устранить попросту не существует. Таким образом агенты всегда будет нести транзакционные издержки, и притом весьма значительные вне зависимости от того, какой подход к решению экологических проблем они применяют - рыночный (издержки поиска информации, неопределенности, заключения контрактов, проведения переговоров, контроля над их исполнением и так далее) или же нерыночный (аналогичные издержки поиска информации, неопределенности следующего хода разных групп экономических агентов, очевидно более высокие в случае с принятием решений, по причине вовлечения бюрократического аппарата, издержки установления "правил игры", а также контроля за их исполнением и применения санкций в случае неисполнения - как правило очень высоки) [2].

В неоклассическом мире этих проблем не существует, например по причине изначально полной информации, что очевидно является слишком смелым для анализа реальной ситуации допущением. Кроме того, как отсутствие полной информации, так и наличие значительных временных лагов между принятием регулирующих мер и их реализацией приводят к несоответствию мер, разработанных ex ante, требованиям, продиктованным реальной ситуацией, которая могла измениться, или же изначально быть иной [2]. Еще одним препятствием на пути к эффектив­ному регулированию может стать неправильное определение взаимно влияющих друг на друга агентов, таким образом, часть звеньев цепи может быть попросту не учтена, что естественным образом приведет к снижению эффективности или даже полному провалу инициативы по регулированию (например, включение в сферу действия законодательной инициативы только части загрязнителей).

Важным моментом, объединяющим вопрос прав собственности с проблемой транзакционных издержек является наличие transaction-specific investment (инвестиций, связанных с осуществлением конкретной сделки) - чем выше степень их специфичности, тем более рискованным для агента является заключение контракта, тем более он будет склонен к оппортунистическому поведению, и тем больших гарантий потребует (например, в отношении доступа к ресурсу: фермеры будут уклоняться от инвестиций в ирригационные системы, если режим их доступа к воде неопределен или же качество полученной воды будет зависеть от других агентов, не участвующих в заключении контракта), что в свою очередь приведет к еще большему росту транзакционных издержек.

Следующий аспект, привнесенный институциональным анализом, являющийся одним из немаловажных факторов при рассмотрении именно проблем окружающей среды, - это мотивация агента при принятии решений. Environmental economics, традиционно предполагает, что агент максимизирует свою индивидуальную полезность, в то время как институциональная экономика признает существование и других мощных мотивов, в реальности влияющих на поведение агентов. Среди них наиболее часто выделяют такие как альтруистический - "забота о благосостоянии других" (именно на этом основан инструмент "fair trade" а также использование различных маркировок типа "произведено из возобновляемых, ответственно используемых лесов" - прямое апеллирование к альтруистическим чувствам потребителя, что также служит инструментов самоидентификации) или же конфор­мистский - "следование правилам, принятым/одобряемым в обществе" [2] (например, сортировка мусора российскими гражданами при выезде в европейские страны). Таким образом, из-за реально существующих различий в мотивации при принятии решений, становится трудно выработать эффективный инструмент экологической политики, в основе которого лежал бы только один стимул (например экономический или альтруистический). Таким образом, задачей, которую обнаруживает институциональный анализ, становится либо разработка "суперинстру­мента", отвечающего различным типам мотивации, либо, что наиболее вероятно разработка такой их комбинации, которая обеспечивала бы оптимальное сочетание различных стимулов в пропорциях, в идеале заданных мотивационной матрицей общества.

Также важно отметить тот факт, что часто агентам требуется время на прояснение своих собственных предпочтений, что либо замедляет принятие решений, либо приводит к результатам, не удовлетворяющим даже сами стороны, что может проявляться как на уровне принятия индивидуальных решений, так и на уровне межпра­вительственных коммуникаций - ярким примером, приведенным в статье Paavola, Adger, является работа Межправительственной группы по изменению климата, где возможности принятия адекватных ситуации решений ограничены неопределенностью позиций самих участников переговоров.

При принятии решений в области экологического регулирования важным аспектом являются сигналы, так как они являются необходимым условием для осуществления reciprocal behavior [2] - "взаимного поведения", то есть сигналы, говорящие об искренности/твердости намерений стороны, заключающей соглашение, его заключить и следовать его положениям после подписания, дают и второй стороне основание для подписания соглашения.

Другим важным моментом является признание институцио­нальным анализом того, что окружающая среда не только является изначально заданной ресурсной базой для развития экономики, но и во многом определяя социально-экономическое развитие, является стороной в эволюционирующих и изменяющихся взаимоотношениях. Так ряд исследований показывает, что матрица социального и экономического развития может быть задана ни чем иным как типом изначально выращиваемых сельскохозяйственных культур [4], что обусловлено изначально заданными природными условиями. По мере развития методов экономического производства человек взаимодействует с уже измененной средой, которая в свою очередь влияет как на произ­водственный процесс, так и на понимание природы ресурса уже в измененном качестве и так далее (например признание того, что чистая пресная вода имеет экономическую ценность [3, c. 115-120], было бы невозможным без ухудшения ее качества и уменьшения доступности в процессе экономической деятельности человека). Однако, в этом аспекте институциональный подход не противоречит неоклассическому, но дополняет его, признавая роль общественного выбора в формировании институтов наряду с их естественным эволюционным формированием.

Важная роль в институциональном анализе отводится социальному капиталу, который будучи сформированным сетью социальных взаимо­связей и практик взаимодействия, положительным образом сказывается на снижении транзакционных издержек [2] и снижении рисков оппорту­нистического поведения. Особенно важным качество социального капи­тала становится в ситуациях, связанных с природными катастрофами - быстрота реагирования на чрезвычайную ситуацию и эффективность риск-менеджмента напрямую зависит от качества и густоты сети социальных взаимосвязей, доверия агентов друг другу, уважения к закону и других составляющих социального капитала. Качество социального капитала также определяет существование и степень эффективности неформальных институтов [2], которые играют важную роль в регули­ровании отношений внутри системы "человек-природа".

Последние исследования в области неоинституционального анализа экологических вопросов делают акцент на важности выбора системы и уровня принятия решений при работе с тем или иным вопросом, подлежащим регулированию. Здесь речь идет во-первых о формате системы принятия решений, то есть выборе централизованного или рыночного подхода, или же, их комбинации, а также об уровне принятия этих решений, поскольку одни и те же рецепты не работают для всех уровней, так как институты, участвующие в этом процессе - разные. Так, неоинституциональный анализ подчеркивает, что для некоторых локальных экологических проблем бессмысленно выраба­тывать глобальные решения, а для ряда специфически региональных моментов не требуется всеобъемлющее межнациональное регулиро­вание, которое будет лишь источником лишних издержек, поскольку не сможет эффективно функционировать применительно к каждому "звену цепи", обладающему специфическими характеристиками [3, c. 115-120]. Ярким примером, иллюстрирующим эту идею является неэффективность Киотского Протокола, при том, что не ратифицировавшие его США, успешно внедряют национальную систему торговли квотами на выбросы, а спускаясь еще на уровень ниже - мы видим пример Калифорнии, которая успешно продвигается на пути "зеленого развития" и безо всяких "федеральных" механизмов. При этом, важно отметить, что опыт Калифорнии не может слепо применяться для других штатов/регионов, так как неизбежно различие в существующих институтах, и импле­ментация опыта должна осуществляться с их учетом.

Таким образом, неоинституциональный анализ предлагает значи­тельно более широкий взгляд на вопросы анализа и регулирования экологических вопросов, чем традиционный неоклассический подход, что несомненно является важным для практического применения его результатов. Особенно ценным, на мой взгляд, является то, что неоинституциональный подход подчеркивает недопустимость слепого копирования подходов, как к анализу экологических вопросов, так и к практическому применению полученных результатов, так как в рамках системы "человек-природа" такой подход может привести к крайне негативным последствиям. Осторожность в анализе и оценках послед­ствий практического применения, предполагаемая институциональным подходом, наравне с признанием большого количества и разнообразия влияющих факторов, таким образом, определяет несомненное досто­инство метода для анализа и регулирования вопросов, связанных с окружающей средой.

 

Список литературы:

  1. C.L. Spash, M.G. Millena. Exploring the approach of institutional economics to the environment. Cambridge research for the environment. Environmental series, №11, 1999. URL: http://mpra.ub.uni-muenchen.de/17278.
  2. J. Paavola, W.N. Adger. New institutional economics and the environment: conceptual foundations and policy implications. CSERGE Working Paper. 2002. URL: http://cserge.ac.uk/sites/default/files/edm_2002_06.pdf.
  3. K. Menard. A new institutional economics perspective on the environmental issues. Environmental innovation and social transitions 1(1), 2011. p.115-120. URL: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S221042241100013X.
  4. J. Diamond. Guns, germs and steel: the fates of human societies. URL: http://zhurnal.lib.ru/g/gg/oruzhie.shtml.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий