Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVI Международной научно-практической конференции «Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке» (Россия, г. Новосибирск, 11 апреля 2018 г.)

Наука: Экономика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Виноградова О.И. АКТУАЛЬНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ТЕРМИНА НЕДОБРОСОВЕСТНОЕ ДЕЙСТВИЕ В АУДИТОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Экспериментальные и теоретические исследования в современной науке: сб. ст. по матер. XVI междунар. науч.-практ. конф. № 7(16). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 73-77.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ТЕРМИНА НЕДОБРОСОВЕСТНОЕ ДЕЙСТВИЕ В АУДИТОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Виноградова Ольга Игоревна

глав. бухгалтер АО «Орешек»

РФ, г. Санкт-Петербург

THE RELEVANCE OF THE USE OF THE TERM UNCONSCIONABLE IN THE AUDIT IN THE RUSSIAN FEDERATION

 

Olga Vinogradova

accountent AO «Oreshek»

Russia, Saint-Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

Цель статьи рассмотреть актуальность применения терминологии «недобросовестности» в аудите.

Метод. Анализ литературных и нормативных данных.

Результат. Заключение по актуальности применения данной терминологии.

Выводы. Необходимость нормативного закрепления данного понятия.

ABSTRACT

Background. The purpose of the article is to consider the relevance of the use of the terminology "unconscionable" in the audit.

Methods. Analysis of literature and normative data.

Result. Conclusion on the relevance of the application of this terminology.

Conclusion. The need for normative consolidation of this concept.

 

Ключевые слова: аудит, вина, мошенничество, недобро­совестность.

Keywords: audit, guilt, fraud, unconscionable

 

До 2017 года обязанности аудитора в части рассмотрения недобро­совестных действий в ходе аудита регулировались федеральным стандартом ФСАД 5/2010 от 17.08.2010 г. «Обязанности аудитора по рассмотрению недобросовестных действий в ходе аудита», а также международным стандартом МСА 240 «Ответственность аудитора в отношении мошенничества в ходе проведения аудита финансовой отчетности» (ISA 240 – The Auditor's Responsibilities Relating to Fraud in an Audit of Financial Statements).

Содержание и цель данных стандартов указывали на едино­образие действий аудируемого лица, несмотря на разные термины «Недобросовестное действие» и «fraud» (мошенничество).

Во ФСАД 5/2010 сформулированного и закрепленного понятия «недобросовестные действия», данного в виде тезиса не содержалось, но раскрывалась задача, поставленная перед содержанием данного стандарта (п. 1 ФСАД 5/2010), а именно: «определить требования к порядку проведения аудита бухгалтерской отчетности в части обязанностей аудиторской организации (индивидуального аудитора) по рассмотрению в ходе аудита бухгалтерской отчетности (Фин. Отчет.) действий совершенных обманным путем одним или несколькими лицами из числа представителей собственника, руководства, работников аудируемого лица и (или) иными лицами для извлечения незаконных выгод(недобросовестных действий)».

Таким образом, анализ вышеприведенной выдержки из ФСАД 5/2010 позволил сформулировать определение «недобросовестные действия» в части аудиторской практики.

Недобросовестные действия - это действия, совершенные обманным путем одним или несколькими лицами из числа представителей собственника, руководства, работников аудирумого лица и (или) иными лицами для извлечения незаконных выгод.

В свою очередь, МСА 240 дает другое определение «fraud», во многом схожее с вышеизложенным, но имеющее некоторые отличия:

Недобросовестные действия (fraud - мошенничество) - это «преднамеренные действия, совершенные одним или несколькими лицами из числа представителей собственника, руководства и сотрудников аудируемого лица или третьих лиц с помощью незаконных действий для извлечения незаконных выгод».

Следует указать, что определение МСА 240 в ряде источников переводится как «мошенничество», при этом авторы считают его тождественным понятию «недобросовестные действия». Но во ФСАД 5/2010 используется термин «недобросовестные действия»: во-первых, с той целью, чтобы избежать совпадения с термином «мошенничество» из уголовного права (ст. 159 УК РФ «Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотреблением доверия»), во-вторых понятие «добро­совестности» имеет многовековую историю в мировом и далее в отечественном гражданском праве, которая обуславливает актуальность применения именно этого понятия в части аудиторской деятельности.

Но после отмены федеральных стандартов аудиторской деятель­ности, в связи с политикой направленной на интеграцию отечественной экономики в мировую экономическую систему, следует проанализи­ровать разумность отказа от использования понятия «недобросовестное действие» в аудиторской деятельности и его последствия.

Обратимся к историческому аспекту, такие авторы как М. Бартошек, С.В. Савсерис, И.Б. Новицкий, Л.И. Петражицкий и др. рассматривали и интерпретировали термин «bona fides» применяемый в римском праве («собственная честность и доверие к чужой честности, верность данному слову, нравственная обязанность всех людей выполнять свое обязательство, в чем бы оно ни выражалось Бартошек М. Римское право: Понятия, термины, определения. М., 1989. С. 131.»). Можно заключить что, в договорном праве указанный термин обозначал недопущение обмана, принуждения, уклонения от исполнения применительно к заключению и исполнению договоров. Существовал объективный и субъективный подход к определению «добросовестность (bona fides)», которые вместе предполагали честность и соблюдение баланса интересов сторон при исполнение вещных прав и незнание лицом обстоятельств, которые препятствуют приобретению им какого-либо права.

В отечественном праве понятие «добросовестности» преобра­зовалось. Такие авторы как, И.Б. Новицкий, И.А. Покровский, В.И. Емельянов, Е.В. Вавилин и др. рассматривали применение и значение данного термина.

Рассматривая критерий «доброй совести» многие авторы указывали на наличие объективного и субъективного начала.

В аспекте аудиторской деятельности, стоит отметить вклад Суханова Е.А., который отошел от связи категории «добро­совестности» с этническими и нравственными нормами. Ученый предложил рассматривать «добросовестность» с формальной точки зрения, поскольку в Гражданском кодексе Российской Федерации добросовестность понимается как «субъективное состояние лица, которое не знает и не может знать о факте, знание которого с точки зрения закона делает поведение лица неправомерным».

Понятие «добросовестности» является базовым аспектом для правового поля и по мнению авторов [3] совпадает с определением невиновности, а естественным его продолжением становится понятие «недобросовестности», которое в свою очередь не является тождественным с понятием «виновности». «Виновность» представляет собой психологическое отношение субъекта не столько к противо­правному характеру своих действий, сколько к причиняемому вреду, ставшему следствием его поступка. Понятие «недобросовестность» основывается на психологическом отношение субъекта к противо­правному характеру своих действий.

Стоит отметить, что при наступление как гражданско-правовой так и уголовной ответственности за иные виды правонарушений поведение нарушителя является, как правило, и виновным, и недобросовестным.

Таким образом можно заключить, что применение во ФСАД5/2010 понятия «недобросовестность» было аргументировано, как с практи­ческой точки зрения, во избежание использования двоякой терминологии, так и с научной. Понятие «недобросовестности» не только наиболее точно характеризует отношения субъекта совершившего деяние к его противоправности, но и позволяет на терминологическом уровне закрепить отсутствие обязанности у аудитора давать правовую оценку выявленным деяниям и устанавливать виновность аудируемого лица, о которой говорится в стандартах.

Таким образом можно заключить, что несмотря на необходимость унификации нормативного поля с международными стандартами, применение термина «мошенничество» в правовом поле РФ не корректно. Отмена ФСАД 5/2010 привела к исчезновению понятия недобросовестное действие в части аудиторской практики и ее норма­тивного регулирования, а наличие данного определения необходимо.

 

Список литературы:

  1. Бартошек М. Римское право (Понятия, термины, определения) Пер. с чешск. М.: Юрид. лит., 1989. — С. 448.
  2. Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав / Е.В. Вавилин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2015.
  3. Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М. , 2002. - С. 98.
  4. Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 1916. № 6. - С. 56.
  5. Петражицкий Л.И. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права. М.: Статут. 2002.-С. 426.
  6. Покровский И.А. Право и факт в римском праве. Ч.I. Право и факт как материальное основание исков. Киев, 1898.
  7.  Савсерис С.В. Категория «Недобросовестность» в налоговом праве. М. : Статут, 2007. - С.191.
  8. Суханов Е.А. Гражданское право. Том I Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. - 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство БЕК, 1998. - С. 816.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий