Статья опубликована в рамках: XII Международной научно-практической конференции «Экономика и современный менеджмент: теория и практика» (Россия, г. Новосибирск, 18 апреля 2012 г.)

Наука: Экономика

Секция: Теория управления экономическими системами

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чирка Е.В. ЭФФЕКТИВНОСТЬ ФОНДОВЫХ МЕХАНИЗМОВ ИННОВАЦИОННОГО ИНВЕСТИРОВАНИЯ // Экономика и современный менеджмент: теория и практика: сб. ст. по матер. XII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ФОНДОВЫХ МЕХАНИЗМОВ ИННОВАЦИОННОГО ИНВЕСТИРОВАНИЯ

Чирка Евгений Валерьевич

аспирант, Современная гуманитарная академия, г. Москва

 E-mail: 

 

Фондовые механизмы прогресса, приводящие к суверенизации творчески дееспособных лиц и позволяющие им приватизировать денежные средства осуществления своего творческого процесса, обеспечивают им намного более благоприятные, чем корпорациям, условия увеличения общественной ценности средств за счет их реприватизации.

Данное обстоятельство стимулирует специалистов не только и не столько к приватизации чужих денежных средств, сколько к отчуж­дению своих. Это — принципиально новый феномен в социально-экономической жизни западных стран.

Он представляет собой очередную, новую ступень в развитии фондовых механизмов прогресса, которые сформированы на базе рассматриваемого обратного потока денежных средств осуществления процесса.

Обратный поток денежных средств состоит вначале из двух ручьев, превращающихся затем в полноводные реки.

Одна из них течет вспять, навстречу потоку денежных средств, отчуждаемых в эти фонды их спонсорами. «Встречная» река несёт на себе новые, еще не реализованные промышленностью, перспективные достижения науки и техники и обеспечивает реализацию этих достижений.

За счёт повышения скорости обращения денежных средств, используемых и отчуждаемых исполнителями проблемно-целевых проектов, относительная масса этих средств стремительно растёт.

Это означает, что в роли, источников финансирования прогресса индивидуальные спонсоры занимают первое место в качественном плане и — не последнее — в количественном.

Денежные вливания в прямой поток со стороны встречного происходят на всех фазах общественного инновационного процесса и поэтому на каждой фазе устанавливается круговорот средств из встречного потока в прямой, и наоборот, за счет чего они усиливают друг друга. Наиболее мощный круговорот денежных средств возни­кает на заключительных фазах инновационного процесса, где форми­руется вторая «встречная река».

Здесь эта река еще только набирает силу, потому что личные средства (и творческие усилия) специалисты затрачивали на насыщение ими инновационного процесса. Достижение порога насыщения и поворачивает растущую массу средств и сил в русло второй финансовой «реки».

Она отличается от первой тем, что течет в обход инновационного процесса прямиком к потенциальному массовому потребителю новшеств с тем, чтобы подготовить его к осуществлению им его непосредственной потребительской функции.

Для этого нужно многое:

  • резко повысить культурный уровень массового потребителя, сделать его здоровым, грамотным, социально предрасположенным к новациям.
  • сделать массового потребителя независимым, способным самостоятельно принимать решения, способным к самодеятельному осуществлению принятых решений без ущерба для себя и иннова­ционного процесса.

Именно общекультурный, нравственно-этический уровень развития народа как бы сам собой выдвигается на первый план, когда в стране начинают действовать фондовые механизмы прогресса.

Они ставят социо-культурные проблемы и предоставляют обществу средства для их решения. То же самое следует сказать и про все другие проблемы потребительского характера.

Можно утверждать, что встречная «финансовая река» инвести­рует все свои денежные средства в человека, в его непосредственные жизненные потребности, тогда как первая такая «река» вкладывает весь свой финансовый потенциал в новую технику и технологии.

Обе реки текут к конечному массовому потребителю новой наукоёмкой продукции. Одна река приносит ему даровые деньги, необходимые для оплаты его потребительских расходов, а вторая — нововведения, массовое использование которых способно улучшить общественную жизнь и её эколого-экономическую обстановку.

В этих условиях массовое творчество независимых специалистов превращается в общественный разум, — ведущую производительную силу, становится фундаментом его образа жизни.

Такой общественный разум даёт быстрое и надёжное обеспечение рациональности и целесообразности всех ответственных хозяйственных решений.

Эффективность труда при использовании фондового механизма инновационного инвестирования повышается за счёт его особенности, — «соединения труда» (в оппозиции «разделению труда»).

Свой главный выигрыш от этих решений получают корпорации. Это гарантирует им оперативное подавление возникающих перед ними проблем (за счет прогрессивного преобразования их социально-экономической организации).

Важно подчеркнуть, что перестройка при этом совершается автоматически, безболезненно и даже незаметно для самих ведомств и корпораций. Они тоже встраиваются в систему фондовых механизмов хозяйствования, которые смыкаются в кольцо, приобретают тороидальную структуру, в которой текут навстречу друг другу потоки денежных, информационных, кадровых и прочих ресурсов.

В них вовлекается материальное производство. Его преобразование прослеживается статистикой не только по эффектам ресурсосбережения, но также по «учредительской прибыли» — темпам повышения уровня благосостояния людей.

Экономика страны становится как бы двухслойной.

Верхний экономический слой представлен кольцевыми структурами и потоками фондируемых средств осуществления общественного инновационного процесса. Эти средства движутся на некоммерческой неприбыльной основе, хотя и обращаются при помощи товарно-денежных отношений.

Однако последние имеют мало общего с рыночными отношения­ми, присущими капиталистической системе хозяйствования, посколь­ку базируются на даровом отчуждении и использовании обращающих­ся средств участниками массового научно-технического и социально-экономического творчества.

Нижний слой составляют традиционные организационно-эконо­мические структуры, которым присущи обычные рыночные отноше­ния, характерные для товарного производства.

Верхний экономический слой отличается чрезвычайно высокими интеграционными свойствами.

Потоки фондированных денежных и информационных ресурсов способны (вполне официально) протекать через любые региональные, национальные, континентальные и иные границы.

Они могут преодолевать таможенные барьеры, «вскрывать» сейфы секретности и т. д., а также притягивать к своим истокам встречные ручьи и потоки денежных, информационных, кадровых, материально-технических и прочих ресурсов тоже на даровой основе, но очень выгодной для всех и каждого собственника привлечённых так ресурсов.

Поэтому фондовые механизмы хозяйствования быстро распрост­ранились по всему миру и уже слились в нем в единую структурно-функциональную систему.

Нижний экономический слой, напротив, сохраняет свою разобщенность по странам, регионам и континентам, потому что производство, ориентирующееся на получение прибыли от простой продажи товарной массы, всюду порождает себе конкуренцию, противо­действие, таможенные барьеры, протекционные ограды. Часто возни­кают связанные со всем этим войны: ценовые, политические, экономи­ческие и все иные, включая сражения на театрах военных действий.

Оба слоя и динамика их взаимодействия могут отчетливо прослеживаться как на страновом, так и на мирохозяйственном уровнях. Величины традиционного рыночного товарно-денежного обмена и некоммерческого неприбыльного обращения информации, денег, товаров и услуг движутся в противоположных направлениях: вторая растет, первая постепенно уменьшается.

Еще недавно традиционный товарно-рыночный обмен имел преобладающее значение и многократно превосходил нерыночное неприбыльное обращение, когда оно лишь зарождалось и становилось на ноги. В течение немногих лет положение изменилось: фондорыноч­ное обращение завоевало себе господствующие позиции и оттеснило типично рыночные товарно-денежные отношения на задний план.

Рассмотрим образовательный, развивающий аспект фондорыноч­ных механизмов через показатели эффективности инновационных проектов.

Нормативные документы устанавливают следующие показатели эффективности инвестиционного проекта:

  • показатели коммерческой (финансовой) эффективности, учитывающие финансовые последствия реализации проекта;
  • показатели бюджетной эффективности, отражающие последствия осуществления проекта для федерального, регионального или местного бюджета;
  • показатели экономической эффективности, учитывающие затраты и результаты, связанные с реализацией проекта, выходящие за пределы прямых финансовых интересов участников проекта и допускающие стоимостное измерение

Сравнение различных инвестиционных проектов (или вариантов проекта) и выбор лучшего из них рекомендуется производить с использованием различных показателей, к которым относятся:

  • чистый дисконтный доход (ЧДД) или интегральный эффект;
  • индекс доходности;
  • внутренняя норма доходности;
  • срок окупаемости;
  • другие показатели, отражающие интересы участников или специфику проекта [4, c. 13].

Рассмотрим конкретные виды эффективности.

Коммерческая эффективность (финансовое обоснование) проекта определяется соотношением финансовых затрат и результатов, обеспечивающих требуемую норму доходности.

При этом в качестве эффекта на t-ом шаге (Эt) выступает поток реальных денег. Как видим, нет ни одного континуального показателя, хотя в принципе достаточен один: коэффициент производственной конвертации.

При осуществлении проекта выделяются три вида деятельности: инвестиционная, операционная и финансовая. В каждом виде деятельности происходит приток и отток денежных средств со сменой их владельцев.

Потоком реальных денег называется разность между притоком и оттоком денежных средств от инвестиционной и операционной деятельности в каждом периоде осуществления проекта (на каждом шаге расчёта).

Сальдо реальных денег ― это разность между притоком и оттоком денежных средств от всех трёх видов деятельности (также на каждом шаге расчёта). На каждом шаге расчёта возникает предмет налогообложения.

Приобретение (аренда) земельного участка, строительство зданий и сооружений, приобретение и монтаж машин, оборудования и передаточных устройств на основе купли-продажи создаёт в ходе инвестиционной деятельности предметы налогообложения как издержки, которые необходимо относить на себестоимость. Владельцы денег и владельцы факторов реализации инвестиционных проектов строят отношения типа Д―Т―Д (деньги-товар-деньги).

В нынешней теории и практике расчётов коммерческой эффектив­ности в России требования развивающего инвестирования делают показатели эффективности неприемлемыми для участников инвести­ционного инновационного проекта. Для решения вопроса нужно либо изменение законодательства по типу законодательства высокоразвитых стран, либо обучение фондовым механизмам хозяйствования. Иначе конкурентоспособное развитие невозможно.

На существующие проблемы указывают многие авторы. А. Вольский, например, предлагает сосредоточить внимание на преодолении противоречий, которые возникли в ходе проведения в России экономических реформ. Речь идёт о том, что цена инвестиций, измерителем которой является банковский процент, в России оказалась намного выше, чем на мировых финансовых рынках. При высоком банковском проценте и низкой заработной плате многие инновационные проекты неэффективны, особенно в области механиза­ции и автоматизации производства и ресурсосберегающих технологий. Называются и другие причины. Однако, все они, как правило, носят характер следствия и не вскрывают даже вторичных дисфункций.

Основным показателем бюджетной эффективности, используе­мым для обоснования предусмотренных в проекте мер федеральной, региональной финансовой поддержки, является бюджетный эффект.

Бюджетная эффективность при использовании требований развивающего инвестирования в нынешней России не возрастёт, а снизится. Высокая эффективность развивающего инвестирования в дореволюционной России и в высокоразвитых странах в настоящее время обусловлена иным законодательством и иной практикой, которые обеспечивают, как правило, поддержку и благоприятные социально-экономические условия не участникам инновационных проектов, а самим проектам, отвечающим критериям развития.

А. С. Горин, Б. В. Прыкин и другие авторы предлагают признать субъектом права (наряду с гражданином, семьей, государством) Ноосферу, понимаемую ими как разумную Биосферу. Ноосфера является хозяином, собственником своих живых тканей, используемых человеком в качестве производственных ресурсов [3, c. 186].

Отношения двух субъектов права ― Ноосферы и человека ― должны строиться по законам, защищающим права собственности Ноосферы так же, как до сих пор защищались права собственности гражданина, семьи, организации и государства. А. С. Горин разработал методы экологического квотирования и считает целесообразным перенести основную тяжесть налогообложения на потребителей природных ресурсов [1, c. 121].

К концепции эффективного инновационного инвестирования это имеет прямое отношение. Бюджетная эффективность проекта существенно возрастает, если участники проекта:

  • оплатят государству использованные природные ресурсы по полной стоимости их воспроизводства;
  • оплатят ущерб населению и природе от вредного воздействия по полной стоимости устранения ущерба;
  • оплатят возвращение отходов производства в природу по полной стоимости переработки отходов в безвредные вещества.

Показатели эффективности отражают полезность проекта с точки зрения интересов всего народного хозяйства в целом, а также интересов участвующих в осуществлении проекта регионов, отраслей, организаций и предприятий.

Сравнение различных проектов (вариантов проекта), предусмат­ривающих участие государства, выбор лучшего из них и обоснование форм государственной поддержки проекта производят по наиболь­шему значению показателя интегрального народнохозяйственного эко­номического эффекта.

Требования развивающего инвестирования для различных «субъектов проекта» могут давать различные результаты — как положительные, так и отрицательные.

Для экономики в целом можно ожидать снижения экономической эффективности при нынешнем законодательстве.

При сохранении традиционных подходов к целям инвестиций, их эффективность будет снижаться. Причина в том, что неуклонно будут расти затраты на борьбу с вредными экологическими последствиями традиционных инвестиционных проектов. Но наступит критический срок, когда эти затраты превысят полезные эффекты проектов, и инвестиционная деятельность станет убыточной.

Анализ проблемы развивающего инвестирования позволяет сделать вывод о влиянии нынешнего законодательства на эффектив­ность инновационного инвестирования.

Переход от сокращающегося воспроизводства Биосферы, от де­градации населения, от саморазрушения к расширенному воспроиз­водству Биосферы, к развитию людей, техники и технологий не может быть признан экономически эффективным в нынешней теории эффективности инвестиций и при нынешнем законодательстве.

Новому типу жизнедеятельности людей должна соответствовать и новая теория эффективности инвестиций.

Эта теория должна исходить из аксиом и принципов развивающего инвестирования и соответствовать трем правилам.

Правило первое. В проектах следует предусматривать расходы, необходимые для прогрессивного развития людей, технологий и организаций.

Правило второе. В эти проекты должны входить мероприятия и расходы, обеспечивающие воспроизводство используемых природных ресурсов и прогрессивное развитие деградировавших флоры и фауны.

Правило третье. Цена используемых природных ресурсов должна соответствовать затратам на их воспроизводство. В цену добытых и продаваемых природных ресурсов (леса, нефти, руды, воды, газов, алмазов, диких животных и всех других) необходимо включить природную компоненту себестоимости этих товаров, равную затратам на их воспроизводство. Их цена при этом возрастёт в несколько раз. Зато в сравнении с ней, цена товаров, изготовленных из вторичного сырья останется неизменной.

Благодаря этому станет выгодным очищать Биосферу от вредных отходов. Начнётся эра возрождения Биосферы, эра её очищения от ядов человечества.

Особое значение для повышения эффективности инновационной деятельности имеют производительные силы духовности и творческого содействия специалистов.

В программе-трансформе построение формы общения начинается с выбора первоначального круга специалистов, способных понять и воспринять выдвинутые цели, избранные пути и средства их дости­жения, как свои собственные. Перспективы творческого роста, духов­ного развития и успешной самореализации на широкомасштабном общественно полезном поприще, а также материальный интерес, наполнение которого в основной части зависит от достижения целей программы, создают необходимую мотивацию рачительного, хозяйс­кого отношения к делу.

Наконец, общение специалистов и руководителей на основе равенства без уравниловки, чёткая система штрафов и вычетов из доли в конечном результате по фактам нарушения технологической и производственной дисциплины, норм общения и других согласован­ных регламентов, а также системы дополнительного вознаграждения и премий формируют, поддерживают и развивают среду комфортного и инициативного труда.

Предполагается, что состав специалистов в первоначальном кру­ге общения отвечает требованиям достаточности, гармонично сочетает их свойства в общем деле, учитывает психологическую и иную совместимость. Никто не заинтересован и не может подавлять других, но каждый вправе выдвигать мотивированные предложения и требова­ния, имеющие отношение к оптимизации и реализации функции разви­тия в конкретном проекте или программе. Каждый призван вершить свою часть дела оптимально и в полном объёме, что возможно лишь в тесном контакте друг с другом.

Именно такой гармоничный организм могут образовывать специалисты первого круга общения в обсуждаемой организационно-экономической форме программы. Только в таком «рассоле», концентрирующем в себе носителей инициативных стратегических идей глобального значения (в определённом наборе и композициях фундаментальных идей), призвана кристаллизоваться и вырасти новая биосферосовместимая общность людей, организаций, государств, цивилизации, сочетающая в себе лучшие душевные, духовные и профессиональные характеристики человека.

Трансформационный инновационный проект, отвечая условию развития за счёт оздоровления природной и социальной среды, содержит в себе сопряжённую задачу: формирование в своём структурно-функциональном устройстве зародышевой клетки будущего общественного технологического уклада, способного безболезненно для человечества заменить крупную механо-машинную индустрию индустрией биосферосовместимой.

В индустриальном обществе результаты и эффекты производственной деятельности людей проявляются в её содержании и не затрагивают её общественную форму. Последняя лишь расширяется по мере роста и развития содержания, наполняющего её. Так, если в индустриальном обществе возникают проблемы, то оно создаёт новые министерства и ведомства, возводит новые промышленные объекты, выпускающие новые продукты и т. д., но производственные отноше­ния людей, составляющие общественную форму индустриального производства, при этом остаются неизменными. Увеличивается лишь сфера проявления однотипных отношений. В конечном счёте, это приводит уже во многих случаях к тому, что не машины служат людям, а люди — машинам.

Механо-машинный монстр является интегральным результатом совокупной производственной деятельности людей и определяет все её социально-экономические эффекты. Люди создают этого монстра для того, чтобы он служил им и удовлетворял их непосредственные жизненные потребности. Он же, напротив, заставляет всё больше и боль­ше служить себе и обслуживать себя, собственный рост и развитие, при­чём за счёт лишения людей возможности удовлетворить их жизненные потребности, потому что индустриальный монстр сам потребляет то, что производит.

Машины и системы машин всё больше превращают людей в одушевленный придаток, распределяют их вокруг себя и приковывают как галерного раба к веслу. Они навязывают свой темп и ритм производственной деятельности, вынуждают постоянно заботиться о своей сохранности, дееспособности и усовершенствовании, предписы­вают технократический способ мышления и действий, ограничивают естественнонаучный и мировоззренческий кругозор, атрофируют физи­ческие, интеллектуальные и духовные возможности человека [5, с. 346]

Зарубежные и отечественные специалисты, отслеживая статистичес­кими методами процесс преобразования индустриального производства в странах, которые применяют фондовые механизмы хозяйствования, отмечают, прежде всего, резкое снижение ресурсопотребления.

По расчётам П. Недотко, расходы ресурсов на производство условной единицы промышленной продукции за последние 15 лет снизились на десятки процентов. Так, ресурсоёмкость валового национального продукта (в сопоставимых ценах) снизилась: в США — на 32 %, в Японии — на 41 %, в странах Западной Европы — на 28—32 % [2, c. 25].

Заключительный эффект фондовых механизмов хозяйствования в передовых странах проявляется в снижении нагрузки индустриального производства на природу и общество. Природосберегающий эффект достигается путём выноса шлаков хозяйственной деятельности в другие страны, консервации собственных месторождений, не полного использования производственных мощностей за счёт специальных государственных дотаций промышленным предприятиям и фермам. Это плата (причём очень высокая плата) за преднамеренный частичный простой индустриального производства ради сохранения собственной среды и сбережения собственных природных ресурсов.

По этой причине страны без фондовых механизмов хозяйство­вания напоминают острова, населённые дикарями, которые радуются разным свистулькам и отдают за них золото.

Более высокая логика фондовых механизмов позволяет лидерам цивилизации жить по принципу «вначале — твоё, потом — каждый своё». Или: «на тебе, Боже, что нам не гоже (конвертируемые бумажки — всё больше и больше), но дай нам, Боже, то, что гоже (ваши ресурсы — всё больше и больше)». Тем не менее, нельзя не отметить, что это формально укладывается в принцип фондовых механизмов инновационного развития «отдать больше, чтобы получить больше».

В диссертации А. И. Александровой «Методы управления охраной природы на федеральном уровне» введено в оборот понятие природоохранной деятельности.

Природоохранная деятельность — это направленный на охрану природы специализированный вид деятельности общества, обособившийся в системе общественного разделения труда. Отличие его от прочих видов хозяйственной деятельности состоит в том, что он увеличивает национальное богатство только за счёт сохранения и приумножения его естественно природной части.

При осуществлении прочих видов хозяйственной деятельности увеличение национального богатства происходит в процессе произ­водства совокупного общественного продукта, которое сопряжено с использованием природных ресурсов, а, следовательно, и с большим или меньшим сокращением естественно-природной части националь­ного богатства.

В настоящее время при расчётах объёма национального богатства учитывается не в полной мере сокращение объёма природной части национального богатства. Так, например, совершенно не учитываются изъятые из Биосферы чистые воздух, вода, гумус, дикие растения и животные. Не полностью учитываются выведенные из естественного оборота и занятые техносферой земельные участки и извлечённые полезные ископаемые и т. д.

Если бы при расчётах национального богатства и эффективности хозяйственной деятельности в полной мере учитывалась цена изъятых природных ресурсов (по стоимости их воспроизводства, включая чело­века биосферосовместимого), то национальное богатство при нынеш­них технологиях постоянно уменьшалось бы не только фактически, но и в расчётах, а эффективность хозяйственной деятельности людей — снижалась.

При полном учёте стоимости используемых природных ресурсов к реализации следует допускать только действительно эффективные проекты, истинно инновационные проекты, обеспечивающие развитие людей и технологий, а также здоровое воспроизводство Биосферы. За это ратуют и такие талантливые экономические «диссиденты» на Западе, как Линдон Ларуш — трибун физической экономики, а также его последователи.

 

Список литературы:

  1. Горин А. С. Государственная доктрина социально-экономического саморазвития, М., 1994. — 250 с.
  2. Недотко П. А. и др. Организационно-экономические формы оптимизации общественного развития. — М.: МАИ, 1996. — 95 с.
  3. Прыкин Б. В. Новейшая теоретическая экономика. — М.: Издательское объединение «ЮНИТИ», 1998. — 445 с.
  4. Свинухов В. Г. Экономическая оченка инвестиций.— М.: Изд-во РТА, 2010. — 46 с.
  5. Юнгер Ф. Г. Совершенство техники машина и собственность. — СПб.: Владимир Даль, 2002. —600 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом