Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Экономика и современный менеджмент: теория и практика» (Россия, г. Новосибирск, 19 октября 2011 г.)

Наука: Экономика

Секция: Экономические аспекты регионального развития

Библиографическое описание:
Головин В.А. ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ РЕГИОНЫ КАК СРЕДА РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КЛАСТЕРОВ // Экономика и современный менеджмент: теория и практика: сб. ст. по матер. VI междунар. науч.-практ. конф. № 6. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ  РЕГИОНЫ  КАК  СРЕДА  РАЗВИТИЯ  ЭКОНОМИЧЕСКИХ  КЛАСТЕРОВ

Головин  Виктор  Александрович

аспирант,  Марийский  государственный  университет,  г.  Йошкар-Ола

E-mailvicgolovin@gmail.com

 

В  настоящее  время  изучение  кластерной  теории  и  феномена  кластеров  в  целом  все  больше  захватывает  умы  ученых.  Подобная  заинтересованность  неудивительна,  так  как  теория  кластеров  позволяет  по-новому  взглянуть  на  организацию  экономической  активности  и,  как  следствие,  на  методы  и  возможности  регулирования  и  управления  народным  хозяйством.  Однако  не  стоит  забывать,  что  идеи,  подобные  современным  положениям  кластерной  теории,  выдвигались  еще  в  XIX  веке.  Эти  исследования  связаны  с  именами  И.  Г.  фон  Тюнена,  А.  Маршалла,  А.  Вебера,  Б.Г.  Олина,  В.  Кристаллера,  А.  Лёша,  В.  Айзарда  и  других  известных  ученых-экономистов  и  географов  [6,  с.  1].

В  экономической  науке  общеупотребительного  определения  категории  «кластер»  не  сформулировано.  Следует  рассмотреть  причины  подобного  недостатка  кластерной  теории  и  определить  точное  значение  этого  понятия,  которое  будет  нами  использоваться  в  дальнейшем.

Феномен  кластеров  за  время  своего  существования  экономике  привлек  внимание  исследователей  из  различных  областей  науки  и  научных  школ  с  использованием  разнообразных  теоретических  основ  и  аналитических  подходов.  Именно  многообразие  использованных  противоречивых  концепций  и  привело  к  двусмысленности.  Такие  понятия  как  агломерация,  кластер,  промышленный  район,  региональное  экономическое  окружение  и  промышленный  комплекс  считались  более  или  менее  взаимозаменяемыми,  в  то  же  время  часто  никто  и  не  беспокоился  сделать  их  хоть  немного  действенными  [6,  с.  2].

Таким  образом,  определение  понятия  «кластер»  является  важнейшей  методологической  задачей  любого  исследователя  процессов  кластеризации  и  агломерации.  В  настоящее  время  подход  М.  Портера  считается  наиболее  распространенным.  Кластер,  или  промышленная  группа,  по  мнению  М.  Портера,  –  это  группа  географически  соседствующих  взаимосвязанных  компаний  и  связанных  с  ними  организаций,  действующих  в  определенной  сфере,  характеризующихся  общностью  деятельности  и  взаимодополняющих  друг  друга  [3,  с.  258].

Некоторые  исследователи,  в  частности  Р.  Браун,  определяют  кластер  с  точки  зрения  конкретных  предприятий,  входящих  в  него.  Он  описывает  кластер  как  группу  коммерческих  и  некоммерческих  организаций,  для  каждой  из  которых  в  отдельности  членство  в  данной  группе  является  важной  составляющей  конкурентоспособности  [5,  с.  4].  Как  видно,  в  данном  случае  исследователь  в  определении  не  обращает  внимания  на  существование  связей  любого  вида  между  предприятиями,  входящими  в  кластер.  В  данном  случае,  наше  внимание  обращается  лишь  на  итоговый  рост  конкурентоспособности.  Такой  подход  достаточно  поверхностен  и  не  может  полностью  описать  сущность  кластера  и  наличие  глубинных  процессов  внутри  него.  Помимо  этого,  такое  определение  осложняет  идентификацию  предприятий  входящих  в  конкретный  кластер  на  практике.

Отечественные  исследователи  также  внесли  свой  вклад  в  развитие  теории  кластеров.  Так,  В.  А.  Наумов  считает,  что  региональный  кластер  –  это  географическая  агломерация  фирм,  работающих  в  одной  или  нескольких  родственных  отраслях  хозяйства  [1].

По  мнению  Е.  Яковлевой  и  В.  Разгоняевой,  кластер  –  это  сетевая  структура,  сформированная  на  основе  кооперации  организаций  в  процессе  создания  продукта  [4,  с.  21].

Наиболее  полное  определение  кластера  приводит  Р.  Некрасов.  Он  полагает,  что  под  кластером  следует  понимать  добровольное  объединение  организаций,  которые  функционируют  на  определенной  территории  и  участвуют  в  выпуске,  продвижении  и  реализации  однородной  и  конкурентоспособной  продукции  в  рамках  единой  продуктово-технологической  цепочки,  а  взаимодействие  между  ними  характеризуется  одновременным  наличием  высокого  уровня  конкуренции,  кооперации  и  инновационной  активности  [2,  с.  37].

Данное  определение  представляется  наиболее  полным.  В  дальнейшем  мы  под  понятием  «кластер»  будем  понимать  именно  определение,  предложенное  Р.  Некрасовым.

Переходя  к  рассмотрению  функционального  региона  как  базы  для  развития  кластера,  следует  отметить,  что  функциональный  регион  характеризуется  агломерацией  экономической  активности,  внутренней  транспортной  инфраструктурой,  содействием  высокой  мобильности  населения,  продукции  и  материалов  внутри  собственных  границ.  Основной  характеристикой  такого  региона  является  также  интегрированный  рынок  труда,  в  котором  внутренняя  мобильность,  а  также  внутренний  поиск  работы  и  работников  намного  более  интенсивен,  чем  их  межрегиональные  аналоги  [6,  с.  3].  Границы  регионального  рынка  труда  могут  выступать  удачным  упрощением  границ  функционального  региона  в  целом.

Традиционный  анализ  расположения  экономических  агентов  и  процессов  кластеризации  обращает  большое  внимание  на  обилие  ресурсов,  доступных  в  данном  функциональном  регионе.  Такой  подход  получил  название  ресурсной  теории  расположения  и  кластеризации.  Ценные  ресурсы  носят  характер  обеспечения  экономического  потенциала,  который  с  одной  стороны  включает  в  себя  природные  ресурсы,  а  с  другой  –  инфраструктуру  в  форме  обслуживания  и  сетевой  организации,  научно-исследовательских  учреждений  и  существующих  производственных  мощностей  с  необходимыми  технологиями.  Современные  ресурсные  модели  чаще  рассматривают  в  качестве  основного  фактора  размещения  доступность  высококвалифицированной  рабочей  силы.  Долговременный  потенциал  порождает  сравнительные  преимущества  и  оказывает  влияние  на  возможную  специализацию  функционального  региона.  Хотя  приведенные  характеристики  в  краткосрочном  и  среднесрочном  периодах  носят  внешний  характер,  большинство  долгосрочных  факторов  (кроме  природных  ресурсов)  изменяются  с  течением  времени,  и,  таким  образом,  сильно  подвержены  влиянию  инвестиционных  и  миграционных  процессов.

Кроме  того,  значение  внутреннего  рыночного  потенциала  региона  зависит  от  инфраструктуры.  Для  экономического  взаимодействия  инфраструктура  обеспечивает  высокую  плотность  совместно  с  низкими  транспортными  издержками.  Предполагается,  что  поставщики  имеют  широкий  доступ  к  потребителям,  производители  –  к  поставщикам  специализированных  материалов  и  домохозяйствам  как  поставщикам  рабочей  силы.

Инфраструктура  играет  две  основных  роли:  1)  влияет  как  на  потребительские,  так  и  на  производственные  возможности  общества;  2)  является  общественным  благом,  поскольку  используется  не  только  домохозяйствами,  но  и  предприятиями.  Таким  образом,  инфраструктура  влияет  на  значение  внутреннего  и  внешнего  рыночного  потенциала  в  основном  двумя  способами:  1)  с  помощью  расширения  связей  при  пространственном  взаимодействии;  2)  с  помощью  создания  внутри-  и  межрегиональной  доступности  региональных  рынков.  Инфраструктура  также  является  продолжительным  во  времени  фактором,  создающим  условия  для  устойчивого  производства  и  потребления  в  течение  длительного  периода  времени.

В  последние  десятилетия  ресурсный  подход  встретил  противодействие  в  лице  масштабных  моделей.  Впрочем,  подобная  точка  зрения  была  недвусмысленно  выдвинута  еще  Б.  Г.  Олином  в  1933  году  [6,  с.  4].  Масштабные  модели  объясняют  расположение  и  процессы  кластеризации  в  контексте  внутренней  и  внешней  экономии  от  масштаба  и  внешнего  и  внутреннего  рыночного  потенциала.  В  этом  случае  обязательной  является  взаимозависимость  между  объемом  рынка  и  экономией  от  масштаба.  В  среднесрочной  и  краткосрочной  перспективе  свойства  рынка  неизменны,  что  порождает  сравнительные  преимущества  у  этих  регионов.  Очевидно,  что  для  полного  понимания  процесса  возникновения,  а  в  частности  –  роста  и  развития,  кластеров  необходимо  совместить  оба  этих  подхода.  Одним  из  комбинированных  вариантов  может  быть:

1)  использовать  ресурсные  модели  для  определения  сырьевого  рыночного  потенциала  каждого  сектора;

2)  использовать  масштабный  подход  для  оценки  потенциала  рынка  потребительских  товаров  каждого  сектора  экономики.

Таким  образом,  сплав  и  взаимопроникновение  разных  по  своей  сути  теорий  и  концепций  позволяет  разносторонне  описать  и  изучить  феномен  региональных  кластеров.  Использование  теоретических  разработок  современных  и  ученых  и  классиков  экономической  науки  предоставляет  возможность  взглянуть  на  экономические  кластера  не  как  на  новомодное  явление,  а  как  на  исторически  сложившийся  тип  самоорганизации  рынка.

Применение  кластерной  теории  и  построение  на  ее  основе  политических  инициатив  имеет  первостепенное  значение  для  российской  экономики.  Такой  подход  предоставляет  огромные  преимущества,  к  примеру:

1)  с  помощью  системы  кластеров  можно  преодолеть  противоречие  между  большими  масштабами  и  гибкостью,  при  этом,  как  показывает  мировой  опыт,  развитие  кластеров  и  вертикальных  групп  может  дополнять  друг  друга;

2)  для  российской  экономики  может  быть  крайне  выгодным  не  только  создание  устойчивых  схем,  скрепляющих  воедино  экономическое  пространство  страны,  но  и  формирование  трансграничных  кластеров.

 

Список  литературы:

1.Наумов  В.  А.  Экономическая  эффективность  формирования  кластерного  образования  в  нефтегазовом  регионе  //  Нефтегазовое  дело.  2006.  №  2.  URL:  http://www.ogbus.ru/authors/Naumov/Naumov_1.pdf.  (дата  обращения:  01.10.2011)

2.Некрасов  Р.  Кластерное  развитие  регионального  АПК  //  АПК:  экономика  и  управление.  2009.  №  5.  С.  37-43.

3.Портер  М.  Конкуренция:  пер.  с  англ.  М.:  Вильямс,  2005.  608  с.

4.Яковлева  Е.,  Разгоняева  В.  Механизм  управления  развитием  кластеров  в  АПК  на  региональном  уровне  //  АПК:  экономика  и  управление.  2010.  №  8.  С.  21-26.

5.Brown  R.  Cluster  Dynamics  in  Theory  and  Practice  with  Application  to  Scotland:  Regional  and  Industrial  Policy  Research  Paper.  Glasgow:  European  Policies  Research  Centre,  2000.  30  p.

6.Handbook  of  Research  on  Cluster  Theory  /  Edited  by  C.  Karlsson.  Cheltenham  (UK),  Northampton  (USA):  Edward  Elgar,  2008.  316  p.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий