Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 27 октября 2016 г.)

Наука: Технические науки

Секция: Ресурсосбережение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Абдурахимов Н.А. О КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКЕ УРОВНЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XLVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(45). URL: https://sibac.info/archive/technic/9(45).pdf (дата обращения: 29.03.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

О КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКЕ УРОВНЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ

Абдурахимов Нурсултон Абдулбоки угли

студент, кафедра микросистемной техники и цифровых технологий САФУ,

г. Архангельск

Неуклонный рост мировой потребности в энергии, возрастание ее дефицита в мировом масштабе, следствием чего являются постоянное повышение и значительные колебания цен на нефть и другие энергоносители, вызывают все большую озабоченность правительств многих стран мира, смену векторов их долгосрочной энергетической политики. На первые места все настойчивее выдвигаются вопросы обеспечения энергетической безопасности как на уровне отдельных стран, так и на глобальном уровне.

Например, в Энергетической стратегии России на период до 2020 года записано, что стратегическими ориентирами долгосрочной государственной энергетической политики являются энергетическая и экологическая безопасность [1].

В Республике Беларусь принята специальная «Концепция энергетической безопасности Республики Беларусь», утвержденная Указом Президента от 17 сентября 2007 г. № 433, которая предусматривает 12 пороговых значений – показателей, от соблюдения которых будет зависеть энергетическая безопасность страны [2].

Национальная энергетическая программа Кыргызстана определила главным приоритетом энергетической стратегии рациональное и эффективное использование природных топливно-энергетических ресурсов, имеющегося технического, научного и кадрового потенциала топливно-энергетического комплекса (ТЭК) для обеспечения энергетической безопасности страны [3].

Аналогичную цель, т.е. обеспечение энергетической безопасности страны, преследуют энергетические политики Японии [4, 5], Республики Корея [6, 7], Польши [8], Грузии [9] и многих других стран.

Не меньшую озабоченность вызывает и вопрос обеспечения глобальной энергетической безопасности [10-13]. В заявлении G8 («группа восемь») о принципах глобальной энергетической безопасности (2006 г.) говорится, что группа намерена укреплять глобальную энергетическую безопасность, действуя по следующим основным направлениям:

  • повышение прозрачности, предсказуемости и стабильности глобальных энергетических рынков;
  • улучшение инвестиционного климата в энергетическом секторе;
  • повышение энергоэффективности и энергосбережения;
  • диверсификация видов энергии;
  • обеспечение физической безопасности жизненно важной энергетической инфраструктуры;
  • сокращение масштабов энергетической бедности;
  • решение проблем изменения климата и устойчивого развития.

При этом перечень основных направлений укрепления глобальной энергетической безопасности не всегда совпадает с интересами отдельных государств, что видно из трактовки понятия «энергетическая безопасность» различными с энергетической точки зрения категориями стран: импортеров, экспортеров, транзитеров [14-16].

Для стран-импортеров это:

  • обеспечение надежности и непрерывности поставок энергоресурсов;
  • стабилизация цен на энергоресурсы на приемлемом уровне;
  • удовлетворение постоянно растущего внутреннего спроса;
  • диверсификация источников и видов энергоресурсов;
  • повышение энергоэффективности и энергосбережение;
  • обеспечение безопасности энергетической инфраструктуры;
  • развитие инфраструктуры хранения энергоресурсов.

Для стран-экспортеров это:

  • обеспечение гарантий устойчивого спроса на экспортируемые энергоресурсы;
  • наращивание добычи энергоресурсов;
  • диверсификация рынков экспорта энергоресурсов;
  • получение максимальной прибыли от экспорта ресурсов;
  • обеспечение бесперебойного транзита экспортируемых энергоресурсов;
  • удовлетворение постоянно растущего внутреннего спроса;
  • повышение энергоэффективности и энергосбережение;
  • обеспечение безопасности энергетической инфраструктуры.

Для стран-транзитеров это:

  • получение максимальной прибыли от транзита энергоресурсов
  • обеспечение безопасности транзита энергоресурсов;
  • обеспечение безопасности энергетической инфраструктуры;
  • удовлетворение постоянно растущего внутреннего спроса;
  • повышение энергоэффективности и энергосбережение.

Кроме того, есть группа стран, в основном развивающихся, для которых «энергобезопасность» означает обеспечение базовой потребности населения в энергоресурсах.

Исходя из этих определений понятия «энергетическая безопасность», многие страны вырабатывают национальные системы индикаторов (показателей) и на их базе проводят количественную оценку и анализ текущего и перспективного уровня энергобезопасности страны. В частности, такая работа проводится в Молдове, где для анализа сформирована система из 27 основных показателей [17], в Беларуси, где на государственном уровне установлены 12 индикаторов энергобезопасности [2], в России, где для оценки уровня энергетической безопасности используются от 10 до 122 показателей [18-20].

Есть даже предложения  оценивать энергетическую безопасность только по одному показателю – доле собственных энергоресурсов в общем объеме потребления [21].

Следует согласиться с мнением [21], что многообразие показателей и сложность взаимосвязей существенно затрудняют ее оценку. Необходим единый, интегральный, количественный показатель, который позволит объективно оценить уровень национальной энергетической безопасности, сопоставить ее с показателями других стран.

Для решения этой проблемы, без претензий на абсолютную истину, предлагается следующее.

Анализ приведенных выше трактовок энергетической безопасности показывает, что общими элементами для всех категорий стран являются вопросы удовлетворения постоянно растущего внутреннего спроса на энергию, диверсификация видовой структуры энергопотребления и ценовые вопросы.

Эти элементы энергетической безопасности однозначно соответствуют трактовке понятия данной в 2000 г. Программой Развития ООН, Департаментом ООН по экономике и социальным проблемам и Всемирным Энергетическим Советом [22]: энергетическая безопасность – это доступность энергии в любое время, в различных формах и в необходимых количествах и по доступным ценам.

На наш взгляд, следующие три показателя полностью характеризуют данную трактовку энергетической безопасности. Это:

  • соотношение показателей душевого национального производства и внутреннего потребления энергии, что характеризует доступность энергии во времени;
  • показатель видовой структуры энергопотребления, что характеризует различие форм используемой энергии;
  • величина душевого энергопотребления, что в полной мере характеризует уровень экономического развития страны, энергетическую эффективность национальной экономики и уровень доступности цен на энергию в стране.

Именно по этим трем показателям (обеспеченности энергией I0i, диверсификации структуры энергопотребления IДi и уровня душевого энергопотребления IПi) предлагается выработать общий показатель и провести количественную оценку уровня энергетической безопасности страны.

Использование душевых, а не абсолютных показателей диктуется необходимостью обеспечения объективности при проведении межстрановых сравнений. Например, Индия и Канада имеют сопоставимые показатели производства и потребления энергии: в 2005 году производство первичной энергии составило, соответственно, 419 и 401 млн. т.н.э., а поставки энергии – соответственно, 537 и 272 млн. т.н.э. [23]. Однако если рассмотреть душевые показатели, то очевидна существенная разница в уровне как производства, так и потребления. Для Индии это, соответственно, 383 и 491  кг н.э. на 1 жителя, а для Канады – соответственно, 12434 и 8427  кг н.э. на 1 человека.

Показатель обеспеченности энергией i страны определяется по формуле

,                                                         (1)

где Pi - объем душевого производства энергии (кг н.э./чел) i страны;

      Сi - объем душевого потребления энергии (кг н.э./чел) i страны.

Данный показатель меняется в пределах от 0, когда страна не имеет национальных источников энергии, до 1, когда объем душевого производства энергии в стране равен или превышает объем душевого потребления энергии. Превышающий потребность объем производства энергии не учитывается, так как для энергетической независимости и обеспечения устойчивого развития страны необходимо произвести достаточное для удовлетворения внутренних потребностей страны количество энергии.

Как известно, процесс диверсификации является обратным процессу концентрации. Поэтому для оценки диверсификации видовой структуры энергопотребления предлагается  воспользоваться индексом Херфиндаля-Хиршмана (Herfindahl-Hirschman), который используется для определения уровня экономической концентрации [24, 25], и рассчитать показатель диверсификации структуры энергопотребления i страны по формуле

,                                                   (2)

где - индекс Херфиндаля-Хиршмана; n - количество используемых видов первичной энергии; q - доля k вида первичной энергии в общем энергопотреблении.

Из свойства показателя следует, что чем больше индекс, тем больше уровень диверсификации видовой структуры энергопотребления. Если в энергобалансе страны используется один вид первичной энергии, то формула (2) даёт значение, равное нулю. В том случае, когда доли используемых нескольких видов энергии одинаковы, то формула (2) даёт значение, равное 1-1/n.

Показатель уровня энергетической безопасности, связанный с душевым энергопотреблением i страны, определяется по формуле

 ,                                              (3)

где С - объем душевого потребления энергии (кг н.э./чел), соответственно, фактический для i страны, принятый для расчета минимальный и максимальный объемы душевого энергопотребления.

Данный нормированный показатель меняется в пределах от 0, когда величина фактического душевого энергопотребления равна или выше принятого максимума, до 1, когда величина фактического душевого энергопотребления равна принятому минимуму. При этом  формула (3) отражает взаимосвязь уровня энергетической безопасности и душевого энергопотребления, а именно, чем выше уровень душевого энергопотребления, тем больше угроз для энергетической безопасности страны. Как пример можно привести Исландию, страну с одним из самых высоких уровней душевого энергопотребления и очень высоким душевым валовым внутренним продуктом (ВВП), которая в 2008 году оказалась на грани экономического банкротства в связи с глобальным финансово-экономическим кризисом.

Используя указанные выше показатели и полагая их равнозначность для энергетической безопасности, определяем ее уровень для i страны по формуле

.                                          (4)

Данный показатель меняется в пределах от 0, что соответствует низшему уровню безопасности, до 1-1/n, что соответствует высшему уровню энергетической безопасности.

Для расчета уровня энергетической безопасности за 2005 г. по 130 странам мира нами использованы данные Международного энергетического агентства [23] и Доклада ПРООН о развитии человека [26].

При этом за минимальный уровень душевого энергопотребления принят уровень Бангладеш (170 кг н.э.), за максимальный - среднедушевой уровень стран Организации экономического развития и сотрудничества (ОЭСР) – 4740 кг н.э. Данный уровень душевого энергопотребления обеспечивает жителям этих стран высокий уровень доходов, высокое качество уровня жизни и доступность цен на энергии, а также достижение низкой энергоемкости экономики, что является целью для правительств большинства стран мира.

Для расчета показателя диверсификации структуры энергопотребления использованы данные по доле шести видов первичной энергии: угля, нефти, природного газа, атомной энергии, возобновляемых видов энергии (гидроэнергия, солнечная, ветровая и т.д.)  и возобновляемых видов топлива (дрова и отходы).

Проведенные расчеты показывают, что наибольшую степень энергетической безопасности имеют страны, обеспеченные собственными источниками энергии, с невысоким ее душевым энергопотреблением и диверсифицированной видовой структурой энергобаланса (таблица).

Таблица 1.

Результаты расчетов энергетической безопасности

№ п/п

Страны

Показатель

обеспечен-ности

Диверсификации

потреб-ления

Безопасности

 

 

Iо

Iд

Iп

Iб

1

Колумбия

1.000

0.724

0.899

0.875

2

Индонезия

1.000

0.735

0.860

0.865

3

Вьетнам

1.000

0.687

0.902

0.863

4

Кот д’Ивуар

1.000

0.589

0.943

0.844

5

Боливия

1.000

0.596

0.910

0.836

6

Конго

1.000

0.502

0.972

0.824

7

Мьянма

1.000

0.477

0.974

0.817

8

Бангладеш

0.801

0.646

1.000

0.816

9

Пакистан

0.803

0.713

0.930

0.815

10

Индия

0.781

0.703

0.930

0.805

11

Ангола

1.000

0.508

0.902

0.803

12

Египет

1.000

0.552

0.856

0.802

13

Бразилия

0.900

0.712

0.792

0.801

14

Перу

0.787

0.655

0.930

0.791

15

Габон

1.000

0.553

0.766

0.773

16

Зимбабве

0.908

0.522

0.873

0.768

17

Камерун

1.000

0.352

0.943

0.765

18

Сирия

1.000

0.464

0.832

0.765

19

Аргентина

1.000

0.607

0.678

0.762

20

Алжир

1.000

0.464

0.805

0.756

 

Однако даже полная обеспеченность источниками при низкой диверсификации энергобаланса и очень высоком уровне энергопотребления (Тринидад и Тобаго, Катар, Бахрейн) существенно снижает уровень энергетической безопасности страны. Только разумный уровень энергопотребления, высокая степень диверсификации энергобаланса и развитие собственных источников энергии может обеспечить приемлемый уровень энергобезопасности, в том числе сокращение масштабов энергетической бедности.

На наш взгляд, применение данного метода позволяет, при использовании минимального количества информации (показателей, индикаторов), провести объективную количественную оценку уровня энергетической безопасности страны и межстрановые сопоставления и обеспечивает содержательную интерпретируемость, а также простоту расчета. Он может быть использован в практике ретроспективного анализа и прогнозирования (индикативного планирования) развития энергетики страны, выработке ее целевых показателей на перспективу и объективной оценке степени их достижения.

 

Список литературы:

  1. Григорьев Л. Энергетика: каждому своя безопасность. Институт энергетики и финансов (Россия). 2006
  2. Митрова Т.А. Проблемы глобальной энергетической безопасности. Информационно-аналитический материал. М., 2006.
  3. Глобальная энергетическая безопасность. Итоговый документ саммита "группы восьми". (Санкт-Петербург, 2006). http://www.civilg8.ru/6199.php(дата обращения 12.09.2016)
  4. Комиссия ЕС. Зеленая книга. Европейская стратегия устойчивой, конкурентоспособной и безопасной энергетики. 2006. http://www.rsppenergy.ru/ main/ redirector.asp?id=1(дата обращения 13.09.2016).
  5. Новая Концепция энергетической безопасности. Энергетика и ТЭК. 2008 февраль. № 2 (59). http://energetika.by/arch/~year m21=2008~monthm21=2~ page m21=1 ~news__m21=64.( дата обращения 12.09.2016)
  6. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года. Утверждена распоряжением правительства Российской Федерации от  28 августа  2003 г.  № 1234 р. http://minenergo.gov.ru/node/1026(дата обращения 12.09.2016)
  7. Young-Chang Kim. KEEI. Electric Power Industry in Korea. 2008.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме