Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 09 декабря 2014 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Тютина О.С. МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ, ХРОНОЛОГИЯ И ПЕРИОДИЗАЦИЯ СЛАВЯНСКОГО ЯЗЫЧЕСТВА В РАБОТАХ А.А. ДОБРОВОЛЬСКОГО // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12(27). URL: http://sibac.info/archive/social/12(26).pdf (дата обращения: 09.12.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

МЕТОДОЛОГИЯ  ИЗУЧЕНИЯ,  ХРОНОЛОГИЯ  И  ПЕРИОДИЗАЦИЯ  СЛАВЯНСКОГО  ЯЗЫЧЕСТВА  В  РАБОТАХ  А.А.  ДОБРОВОЛЬСКОГО

Тютина  Ольга  Сергеевна

студент  5  курса,  ф-та  гуманитарных  наук,  ФГОУП  НГПУ  им.  К.  Минина,  РФ,  г.  Н.  Новгород

Е-mail:  o.tyutina@mail.ru

Шиженский  Роман  Витальевич

научный  руководитель,  канд.  ист.  наук,  доцент  каф.  Истории  России,  НГПУ  им.  К.  Минина,  РФ,  г.  Н.  Новгород

 

Обзор  источников  и  методология  изучения  язычества.

Одной  из  ключевых  тем  в  творчестве  А.А.  Добровольского  занимает  вопрос,  посвященный  изучению  языческих  воззрений  древних  славян.  В  своих  попытках  осветить  искомую  проблематику  идеолог  прибегает  как  сугубо  историческим  методам  исследования,  так  и  к  неким  мистическим  категориям  в  изучении  последнего,  являя  тем  самым  достаточно  эклектическую  концепцию  в  изучении  феномена.  Говоря  о  сложности  в  исследовании  славянского  язычества  Доброслав  в  числе  первопричин  указывает  отсутствие  достоверных  письменных  источников  [1,  с.  6].  Автор  подвергает  критике  достоверность  последних  на  основании  идеологической  предопределенности  и  тенденциозности  источников  повествования,  которых  автор  характеризует  как  «идейных  недоброжелателей»  [6,  с.  11].  Последние,  в  свою  очередь,  являются  представителями  иных  религиозных  течений,  а  также  представителями  иных  культурных  групп.  «Отрывочные  сведения  содержатся  в  текстах  византийских  полководцев,  хрониках  и  сообщениях  :  западных  миссионеров  и  мусульман  арабов.  Все  они  были  людьми  предубежденными  и  не  могли  вникнуть  в  нравы  язычников»  [1,  с.  6].  «Нет  картины  славянского  язычества,  написанной  убежденным  язычником.  Узость  подхода  не  позволяет  воссоздать  духовный  облик  славянина»  [6,  с.  12].

Кроме  того,  исследователем  отмечен  факт  того,  что  отсутствует  источниковедческая  база  «от  первого  лица»,  Добровольский  пишет  об  этом  так:  «Нет  ни  одного  прямого,  сколько-нибудь  полного  и  главное  —  идущего  изнутри  (те  представляющего  саму  языческую  религию  с  точки  зрения  последователя,  а  не  ее  толкование  извне  посторонним  наблюдателем)  письменного  источника  по  исконной  славянорусской  религиозной  культуре»  [1,  с.  6].

В  качестве  авторитетных  источников  по  изучению  искомой  проблематики  Добровольский  выделят  произведения  устного  народного  творчества,  отводя  фольклору  решающую  роль  в  изучении  язычества.

«Пожалуй,  единственным  надёжным  историческим  памятником  —  источником  сведений  о  подлинно  народной  религиозности  —  остаётся  фольклор,  прежде  всего,  фольклор  ритуальный  —  живое,  драгоценное  наследие  седой  старины»  [1,  с.  7].

Стоит  отметить,  что  подобный  подход  (обращение  к  мифологической  составляющей  при  изучении  славянского  язычества),  получил  достаточно  широкое  распространение  в  отечественной  историографии,  яркими  представителями  структуралистского  направления  являются  В.В.  Иванов,  В.Н.  Топоров,  Н.И.  Толстой.

Обращаясь  же  к  вопросу  о  методологии  исследования,  стоит  отметить,  что  здесь  Добровольским  была  предложена  достаточно  неоднозначная  с  научно  точки  зрения  направленность.  А  именно:  «Требуется  качественно  иной  способ  познания  —  постижения  мира,  который  следует  назвать  мистическим.  Надо  попытаться  «перевоплотиться»  и  взглянуть  на  мир  глазами  предков.  Мистик  проВидит  в  природе  то,  на  что  профаны  просто  глазеют.  Это  и  есть  интуиция»  [6,  с.  12].

Таким  образом  во  взглядах  А.А.  Добровольского  переплетены  как  методы  исторического  исследования  (предприняты  попытки  критики  источников  и  историографии,  обращенной  к  проблеме  изучения  язычества  древних  славян)  с  одной  стороны.  Так  и  в  качестве  альтернативной  методологии  автором  предложен  метод  весьма  далекий  от  исторического  в  классическом  своем  понимании.  А  именно  Доброслав  склоняется  скорее  к  эмпирическому  познанию  и  изучению  явления,  что  свидетельствует  скорее  больше  в  пользу  философской  модели  познания  мира  у  васеневского  отшельника,  нежели  исторической.

Терминология,  хронология  и  периодизация  явления.

Говоря  о  славянском  язычестве  Добровольский  определяет  последнее  как  «сплав  древнейших,  глубинных,  материковых  воззрений,  познаний,  примет,  чувствований,  нравственных  установок  и  обычаев»  [5,  с.  5].

Данное  определение  достаточно  гармонично  вписывается  в  философскую  концепцию  познания  мира,  предлагаемую  идеологом  неоязычества.  Обращаясь  к  освещению  язычества  с  религиозно-мировоззренческого  ракурса,  Добровольским  также  делается  упор  на  мистическую  составляющую  явления:  «Язычество  —  это  не  вера  в  богов,  а  ОБОЖЕСТВЛЕНИЕ  ЖИЗНИ»  [1,  с.  37].

В  своей  работе  автор  задает  хронологические  рамки  возникновения  языческих  воззрений,  возводя  их  к  периоду  расселения  индоевропейских  племен  и  указывает  при  этом  на  единство  происхождения  языческих  культов  у  последних. 

«единую  общую  основу  культурно-религиозных  традиций  всех  индоевропейских  племён,  устои  которой  сложились  не  позднее  5—6  тысяч  лет  назад»  [1,  с.  8].  Приведенная  Добровольским  хронология  представляется  достаточно  затруднительной  для  определения  достоверности  описания  указанных  культурно-религиозных  процессов.  Например,  Б.А.  Рыбаковым  на  основании  привлечения  достаточно  широкого  археологического  материала  в  качестве  предполагаемой  датировки  указан  период  середины  2  тысячелетия  до  н.  э.  как  время  завершения  перемещения  индоевропейских  племен  и  начало  формирования  новых  этнических  общностей,  названный  позднее  протославянскими  [8].

Однако  следует  отметить,  что  теория  о  индоевропейском  происхождении  некоторых  славянских  божеств  получила  свое  развитие  в  работах  Торопова  и  Иванова,  и  в  типологизации  Клейна  получила  название  «основного  мифа».  Где  сравнительному  анализу  были  подвергнуты  фигуры  Перуна  и  Индры  соответственно  [7].

Но  в  отличие  от  вышеуказанных  персоналий,  А.А.  Добровольский,  напротив  —  определяет  именно  славянскую  ветвь  индоевропейских  народов  как  одну  из  самых  древних  и  мощных  и  соответственно,  являющейся  «законодателем  культурных  и  религиозных  традиций»  еще  в  эпоху  существования  праиндоевропейских  народов  [6,  с.  44]. 

Таким  образом  нижняя  хронологическая  граница  исследования  непосредственно  славянской  версии  индоевропейского  язычества  обозначена  Добровольским  достаточно  широко  и  размыто  и  охватывает  период,  источниковедческая  база  которого  сужается  в  следствие  отсутствия  письменных  источников  как  таковых.  Таким  образом  при  данном,  не  лишенном  тенденциозности  подходе,  оправдывается  использование  наряду  с  археологическими  данными  (обращение  к  которым  в  нарративах  васеневского  отшельника  крайне  мало)  и,  данных  устного  народного  творчества,  которые  позиционируются  Доброславом  как  наиболее  достоверные. 

Также  Добровольский  выдвигает  тезис  об  эволюционном  характере  развития  религиозности  на  территории  расселения  как  славян,  так  и  всего  человеческого  рода.  «Язычество  по  меньшей  мере  на  50  тыс.  лет  старше  монотеистических  религий»  [3,  с.  14]  ,  «изначально  эту  Религию  исповедовали  все  народы  Земли»  [4,  с.  51].

Рассуждая  непосредственно  о  славянском  язычестве,  Добровольский  выделяет  внутри  него  периодизацию,  в  основании  которой  положен  принцип  антропоморфитизации  пантеона.  Исходя  из  чего  автором  выделены  три  стадии  языческих  воззрений  вообще,  и  славянорусского  (как  системообразующего  для  индоевропейцев)  в  частности. 

Первая  стадия  связана  с  пантеистическим  пониманием  религиозно-мировоззренческой  составляющей  и  представляет  собой  «непосредственное  почитание  природы  и  ее  живых  стихий»  [3,  с.  20].  Вторая  стадия  является  неким  переходом  к  анимизму,  который  выражается  через  «поклонение  Духам-Божествам,  олицетворяющим  силы  и  явления  природы».  Анимистические  божества  по  мнению  васеневского  отшельника,  «постепенно  принимают  более  или  менее  антропоморфные  образы»  [3,  с.  20].  В  следствие  чего  остается  лишь  «один  шаг  до  третьей  стадии  —  поклонения  кумирам-идолам-богам»  [3,  с.  20].

Попытки  периодизации  восточнолавянского  язычества  неоднократно  предпринимались  в  отечественной  историографии.  И  если  Б.А.  Рыбаков  строил  свою  периодизацию,  опираясь  на  «Слово  об  идолах»,  где  в  основу  был  положен  принцип  «персонализма»  и  тенденции  к  монотеизации  пантеона.  На  основании  чего  историком  было  выделено  четыре  этапа  в  становлении  славянского  язычества:  поклонение  упырям  и  берегиням,  приношение  треб  Роду  и  рожаницам,  выдвижение  на  первый  план  Перуна  и  заключительная  стадия  связана  уже  с  отголосками  языческих  верований  после  принятия  христианства  на  государственном  уровне  [8].  По  мнению  Рыбакова  по  протяженности  три  первые  стадии  были  неравномерны  (первая  самая  длинная,  а  третья  длилась  всего  несколько  десятилетий),  но  в  качестве  главной  при  этом  автор  выделяет  именно  вторую  стадию,  где  ведущим  божеством  был  Род.

Не  менее  интересна,  на  наш  взгляд,  периодизация,  представленная  И.Я.  Фрояновым,  суть  которой  сводится  к  параллельному,  одномоментному  сосуществованию  различных  культов  разных  уровней,  где  «примитивизм  соседствовал  с  относительно  развитыми  воззрениями:  русский  славянин  молился  камням  и  болотам,  но  в  то  же  время  поклонялся  верховным  богам  …  которые  владычествовали  над  всем  и  всеми»  [9].

Опираясь  на  вышеизложенное  можно  говорить  о  том,  что  периодизация  славянского  язычества,  предложенная  Добровольским  имеет  определенное  сходство  с  концепцией  И.Я.  Фроянова  в  части  сосуществования  разноуровневых  воззрений.  Определяя  движущие  силы  обозначенной  стадиальности,  Доброслав  выделяет,  в  первую  очередь,  изменение  способа  хозяйствования.  А  именно:  переход  от  присваивающего  хозяйства  к  производительному.

«Охотник  не  зависел  от  неба  в  отличие  от  земледельца  и  скотовода.  ….От  века  к  веку  все  более  отдаляясь  от  природы  ,  человек  творил  богов  по  образу  и  подобию  своемe…  Светило  замещется  его  более  или  менее  антропоморфическим  божеством;  очеловечивается,  выступает,  как  божественная  личность»  [6,  с.  26].

Более  того,  по  мнению  автора,  данный  период  «Совсем  неслучайно  совпал»  [6,  с.  28]  с  неолитической  революцией  с  одной  стороны  и  с  возникновением  рабовладельческих  обществ,  с  другой. 

Немаловажным  является,  на  наш  взгляд  то,  что  по  мнению  идеолога  данные  изменения  носят  сугубо  деградационный  характер,  отдаляясь  от  первобытно  общинного  строя  и  анимистических  представлений,  человечество,  по  мнению  Добровольского  становится  все  дальше  и  дальше  от  первобытного  золотого  века  «В  первобытном  /а  значит  —  совершенном!/»  [2,  с.  54]  мира. 

«По  мере  развития  искусственных,  изощренных  животноводческих  религий,  пытающихся  приручить  вольные  стихии.  Все  более  ослабевает,  теряется  доверительная  связь  с  созидательными  силами  природы…отчуждения  от  природы  и  удаления  от  золотого  /каменного/  века  гармонии  с  ней»  [6,  с.  27]. 

Таким  образом,  Доброслав  в  качестве  реальной  движущей  силы  религиозно-мировоззренческого  развития  славянских  (а  шире  и  всех  индоевропейских  племен),  выделяет  именно  производительные  силы  и  как  следствие  смену  экономических  формаций,  что,  свидетельствует,  на  наш  взгляд,  в  пользу  его  материалистического  подхода  к  историческому  процессу,  как  таковому.

 

Список  литературы:

  1. Доброслав.  Волхвы.  Б.м.,  б.г.  —  79  с.
  2. Доброслав.  Мать-Земля:  чудо-чудное,  диво-дивное  (введение  в  геобиологию).  Б.м.,  б.г.  —  86  с.
  3. Доброслав.  Об  идолах  и  идеалах.  Б.м.:  Новая  земля,  2007.  —  89  с.
  4. Доброслав.  Призрак  Кудеяра.  Н.  Новгород:  Allprint,  б.г.  —  91  с.
  5. Доброслав.  Язычество  как  волшебство.  Киров:  Вятка,  2004.  —  31  с. 
  6. Доброслав.  Язычество:  закат  и  рассвет.  2-е  изд.,  испр.  Киров:  Вятка,  2004.  —  80  с.
  7. Клейн  Л.С.  Воскрешение  Перуна.  Режим  доступа.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://royallib.com/read/kleyn_lev/voskreshenie_peruna_k_rekonstruktsii_vostochnoslavyanskogo_yazichestva.html#545969  (дата  обращения:  08.12.2014).
  8. Рыбаков  Б.А..  Язычество  древних  славян.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000031/st011.shtml  (дата  обращения:  21.11.2014).
  9. Фроянов  И.Я.  Начало  христианства  на  Руси.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://pfu.tomsk.ru/avtor/2190/uchebnik/25006/froyanov_igor_yakovlevich/nachalo_hristianstva_na_rusi/read/8  (дата  обращения:  28.11.2014).

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом