Статья опубликована в рамках: XLII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 24 мая 2016 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Малова А.В., Семячкова У.Ю. ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРНОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ ОРГАНОВ ПРАВОПОРЯДКА Г. НИЖНЕГО ТАГИЛА В 30-Е ГГ. ХХ В. // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XLII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(41). URL: https://sibac.info/archive/social/5(41).pdf (дата обращения: 20.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРНОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ ОРГАНОВ ПРАВОПОРЯДКА Г. НИЖНЕГО ТАГИЛА В 30-Е ГГ. ХХ В.

Малова Алена Владимировна

студент 1 курса, педагогический колледж № 2, г. Нижний Тагил

Семячкова Ульяна Юрьевна

студент 1 курса, педагогический колледж № 2, г. Нижний Тагил

Научный руководитель Тицкий Николай Андреевич

канд. исторических наук, педагогический колледж № 2, г. Нижний Тагил

 

В начале 30-х гг. была осуществлена централизация органов милиции в масштабе Советского Союза. Эта мера вскоре получила законодательное закрепление в принятом 25 мая 1931 г. СНК СССР «Положение о рабоче-крестьянской милиции. В нем милиция характеризовалась как административно-исполнительный орган Советской власти, основными задачами которой являлись наблюдение «за проведением в жизнь законов и распоряжений центральных и местных органов власти, регулирующих революционный порядок и общественную безопасность». Ей поручалось вести борьбу с преступностью, охранять государственное и общественное имущество, а также личную безопасность граждан и их имущество [3, Л. 169].

В 30-е годы на Урале продолжалось грандиозное промышленное строительство. В Нижнем Тагиле строился металлургический завод и другие индустриальные объекты, из других регионов страны привлекались рабочие кадры. Данное обстоятельство напрямую сказалось на качестве работы правоохранительных органах. Началось создание высокопрофессиональной милиции, реорганизация ее структур и функций. Новые условия требовали от сотрудников внутренних дел использования достижений криминалистики, совершенствования следственно-розыскных методов, грамотного ведения документальной отчетности и т. д. [3, Л. 169].

Структурная перестройка правоохранительных органов явилась важной составляющей реорганизации советской милиции. В начале 30-х гг. в органах городской милиции появились паспортные столы, подразделения Государственной автомобильной инспекции, отделы Записи Актов Гражданского Состояния (ЗАГСы). Состояние новых подразделений вызывало

критику инспектирующих органов. В одном из документов городского архива проверяющие инспекторы Фомин и Ляпцева критикуют работу органов ЗАГСа, сетуя на ненадлежащее содержание помещения, грубость по отношению к населению, халатное обращение с документацией, слабую компетентность сотрудников. Информация была адресована начальнику отделения милиции [3, Л. 169].

В 1932 г. Постановлением ЦИК и СНК СССР создано главное управление рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР (ГУРКМ при ОГПУ СССР). Одновременно с этим постановлением было утверждено и «Положение о Главном управлении рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР». Однозначную оценку факту установления единой централизованной общесоюзной системы органов милиции дать нельзя. С одной стороны плюсы. Милиция переводилась на обеспечение государственного бюджета и соответственно укреплялась материальная база нижнетагильской милиции, что позволило повысить уровень ее работы [3, Л. 15].

Также подчинение милиции ОГПУ предусматривало оперативное использование местными органами соответствующих аппаратов угрозыска милиции: построение негласной сети милиции с учетом возможностей ее использования по линии ОГПУ; использование органами ОГПУ для своих целей гласного состава милиции и подсобных сил (дворников и сторожей); использование для органов ОГПУ научно-технических подразделений милиции; использование органами ОГПУ гласного и негласного состава милиции для борьбы с тяжкими общеуголовными преступлениями (взяточничество, спекуляция, хищения должностные преступления) [3, Л. 15].

 В то же время в приказах, циркулярах и директивах правоохранительных сил неоднократно отмечалось о не слишком большой эффективности переноса опыта органов ОГПУ в милицию. Так, в документах местного архива, остались свидетельства о недопустимых методах следствия, отсутствия обстоятельности собирания следственных улик и игнорирование общественного фактора. Отсюда создание Общества Содействия Милиции (далее – ОСОДМИЛ) являлось вполне закономерным шагом [3, Л. 15].

Деятельность ОСОДМИЛ оценивалось в Нижнем Тагиле в целом положительно. В Общество вовлекалась активная ее часть: молодежь и рабочие. В городе усилилась практическая работа с пьянством и хулиганством, а также с преступностью. Однако отмечались и факты слабого руководства Обществом со стороны Советов и административных органов, формальности в работе. Кроме того, отмечались и случаи привлечения осодмильцев в качестве лжесвидетелей для прикрытия незаконных поступков [4, Л. 1].

В середине 30-х гг. большой размах в уральском городе получила организация безопасности дорожного движения. Автомобильный парк существенно вырос и аварийность на улицах Нижнего Тагила начала приобретать угрожающий характер. Зачастую причиной аварий становились пьянство и лихачество водителей, безответственное отношение руководителей хозяйств к эксплуатации и ремонту автотранспорта. За улучшение ситуации на дорогах активно взялась Государственная автомобильная инспекция, созданная согласно Постановлению СНК СССР от 3 марта 1936 года. За допущенные аварии к ответственности привлекались как водители, так и руководители автохозяйств. После трехкратного нарушения правил дорожного движения, вне зависимости от характера нарушения, водители лишались прав. Хотя число автомобилей в городе быстро росло, однако в милиции автомашин было мало. Чаще использовались мотоциклы и велосипеды. В конце 30-х гг. конная милиция стала городской экзотикой [3, Л. 141-150].

В 30-е гг. городская милиция продолжала уделять самое серьезное внимание борьбе с детской беспризорностью и преступностью несовершеннолетних. В декабре 1937 г. было утверждено новое Положение «О приемниках-распределителях». На начальников органов милиции возлагалась разработка конкретных мероприятий по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности. При отделениях милиции создавались службы подготовки кадров в сфере профилактики и предупреждения правонарушений среди подростков. Функционал милиции в этой сфере распространялся и на оказание помощи семьям и в привлечение общественности к этой проблеме [2, Л. 14].

Среди расширения функций милиции, можно отметить функцию борьбы с пьянством. В 1936 г. медицинские вытрезвители передаются из системы народного комиссариата здравоохранения в систему НКВД и структурно входят в органы милиции. Первоначально в Нижнем Тагиле начальники видели необходимость в создании камер для отрезвления в самих отделениях [2, Л. 17, 18].

Усилившаяся международная напряженность способствовала привлечению внимания работы милиции в новых условиях. С этой целью приказом НКВД СССР от 3 июля 1939 г. было введено в действие наставление по мобилизационной работы милиции. Документ определял ее задачи в условиях военного времени. В соответствии с законом «О Всеобщей воинской обязанности» на органы милиции возлагалась обязанность осуществлять учет военнообязанных и призывников. Не избежала таких новаций и нижнетагильская милиция [1, Л. 142].

В условиях, когда Коммунистическая партия в начале 30-х гг. провозгласила курс на развернутое наступление социализма, повышалось значение партийно-политической работы с кадрами. В органах местной милиции восстанавливался политический аппарат, упраздненный в 20-е гг. Создается политическая инспекция, основными задачами которой являлось руководство всей политической, культурно-просветительской и партийно-воспитательной работой. С октября 1932 г. вводится обязательная марксистско-ленинская учеба для лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава. Центрами политической и культурно-воспитательной работы становились, возникшие еще в 20-е гг. красные столы и ленинские уголки. Они были организованы во всех участках милиции со штатом более 25 человек и явились опорной базой для всей массовой общественно-политической и культурной работы [3, Л. 151].

 В соответствии с циркуляром от 8 октября 1932 г. «О развитии общеобразовательной работы в органах РКМ» все сотрудники, которые нуждались в повышении своего образовательного уровня, должны были сесть за парты [3, Л. 19-20]. В рассматриваемый период продолжала развиваться система профессиональной подготовки работников. Она приобрела более четкие формы, включая в себя различные уровни. Например, в начале 30-х гг. происходит реорганизация школы НКВД административно-милицейских работников в Свердловске. Там начали готовить средний начальствующий состав. По-прежнему, оставлены 2 отделения: милицейское (в т. ч. научно-технические эксперты); пенициарное (исправительные учреждения). Всего образовано 3 школы резерва: в Челябинске, Свердловске, Нижнем Тагиле [5, Л. 125-126]. Архивные документы свидетельствуют о некоторых достижениях в области подготовки личного состава. Так, для тагильских милиционеров были характерны: плановость работы, повышения качества методов преподавания, более полный охват программы действующего как законодательного, так и ведомственного материала и «увязки его с текучей жизнью». Судя по материалам городского архива, выполняются постановления Президиума ЦК ВКП (б), коллегии НК РКЦ СССР по вопросам подготовки работников милиции. Совместно с другими районами идет обучение в школах резерва, аппарат насыщен значительным количеством лиц, окончившими специальные милицейские школы и курсы [4, Л. 3].

В то же время в деятельности местных правоохранительных органов отмечались ряд недочетов: начальникам предлагалось увеличить срок обучения в окружных школах резерва с пятимесячного до годичного, (вследствие слабой подготовки или полное отсутствие таковой); имелись отдельные случаи искривления классовой линии, нарушения революционной законности, выполнения несвойственной работы; посылки в школы лиц, не отвечающих основным требованиям (больные, малограмотные, недисциплинированные, не имеющие военной подготовки) и т. д. [6, Л. 70-71]. Существенным вопросом для милицейского состава являлось материальное положение. Здесь позитивную роль сыграло Положение от 25 мая 1931 г. Согласно документу, общая милиция переводилась с местного бюджета на общегосударственный и снабжалась вооружением, снаряжением и вещевым довольствием. Благодаря этому улучшалось материальное положение работников милиции, делался важный шаг к прекращению продолжающегося на протяжении 20-х гг., по сути дела, нищенского существования милиции [6, Л. 69-73].

Милицейские семьи проживали в бараках, несемейные сотрудники в казармах. Заработная плата оставалась низкой, продукты распределялись по карточкам. Кандидатам в милиционеры гарантировалась зарплата 43 рубля в месяц, семейным выдавалось также ежемесячное пособие на новую милицейскую экипировку [6, Л. 69-73].

Таким образом, в 30-е гг. для структуры городской милиции характерны все те же особенности, что и для союзной. Остается деление на ведомственную и общую милицию. Улучшается материально-техническая база сотрудников милиции. Расширяются функции милиции, постепенно меняется к лучшему кадровый состав, профессиональная и политическая подготовка.

 

Список литературы:

  1. НТГИА. Ф. 70. Оп. 2. Д. 381. Л. 142.
  2. НТГИА. Ф. 70. Оп. 3. Д. 24. Л. 17.
  3. НТГИА. Ф. 211. Оп. 1. Д. 162. Л. 169.
  4. НТГИА. Ф. 211. Оп. 1. Д. 164. Л. 1.
  5. НТГИА. Ф. 211. Оп. 1. Д. 167. Л. 125-126.
  6. НТГИА. Ф. 211. Оп. 1. Д. 168. Л. 70-71.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий