Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 06 марта 2014 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Коршунова Е.А. ВОЗМОЖНОСТИ БРАЧНОГО ДОГОВОРА ПРИ ЕГО ИЗМЕНЕНИИ И РАСТОРЖЕНИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3(18). URL: http://sibac.info/archive/guman/3(18).pdf (дата обращения: 18.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

 ВОЗМОЖНОСТИ  БРАЧНОГО  ДОГОВОРА  ПРИ  ЕГО  ИЗМЕНЕНИИ  И  РАСТОРЖЕНИИ

Коршунова  Екатерина  Александровна

студент  3  курса,  кафедра  «ТГП»,  ИСОиП  (ф)  ДГТУ,  РФ,  г.  Шахты

E-mailDiva_2727@mail.ru

Мартиросян  Наира  Оганесовна

научный  руководитель,  ст.  преподаватель  ИСОиП  (ф)  ДГТУ,  РФ,  г.  Шахты

 

Современная  семья  —  продукт  длительного  исторического  развития  брачно-семейных  отношений  —  это  основанное  на  браке  или  родстве  объединение  лиц,  связанных  между  собой  личными  и  имущественными  отношениями,  правами  и  обязанностями,  общностью,  воспитанием  детей,  ведением  общего  хозяйства.  Особенности  правового  регулирования  имущественных  отношений  в  браке  как  основы  семейного  союза  всегда  актуальны.  В  связи  с  этим  одним  из  наиболее  важных  аспектов  супружеских  имущественных  отношений  являются  правоотношения  собственности  супругов. 

Сегодня  российское  законодательство  признает  брачным  договором  соглашение  лиц,  вступающих  в  брак,  или  соглашение  супругов,  определяющее  имущественные  права  и  обязанности  супругов  в  браке  и  (или)  в  случае  его  расторжения  (ст.  40  СК  РФ).  Брачным  договором  супруги  вправе  изменить  режим  совместной  собственности,  определить  свои  права  и  обязанности  по  взаимному  содержанию,  способы  участия  в  доходах  друг  друга,  порядок  несения  каждым  из  них  семейных  расходов,  имущество,  которое  будет  передано  каждому  из  супругов  в  случае  расторжения  брака.

Несмотря  на  то,  что  правовому  регулированию  брачных  договоров  в  настоящее  время  посвящены  всего  пять  статей  Семейного  кодекса  РФ  (ст.  40—44),  можно  сказать,  что  регулирование  данного  юридического  института  в  настоящее  время  находится  на  хорошем  уровне. 

В  период  действия  брачного  договора  один  из  супругов  не  вправе  отказаться  от  его  исполнения.  В  данном  случае  действует  принцип  исполнения  договора:  если  договор  заключен,  его  надо  исполнять.  В  случае  неисполнения  или  ненадлежащего  исполнения  стороной  брачного  договора  своих  обязательств,  данная  сторона  несет  ответственность. 

Но  все  эти  указанные  положения  вовсе  не  означают,  что  условия  брачного  договора,  как  и  любого  другого,  должны  оставаться  неизменными  на  протяжении  всего  периода  его  действия.  По  соглашению  супругов  брачный  договор  может  быть  изменен  или  расторг­нут  в  любое  время. 

Соглашение  об  изменении  брачного  договора  представляет  собой  документ,  содержащий  перечень  изменений  и  (или)  дополнений.  Согласно  п.  1  ст.  43  СК  РФ  соглашение  об  изменении  или  расторжении  брачного  договора  должно  быть  заключено  в  той  же  форме,  что  и  сам  брачный  договор,  то  есть  в  письменной  форме  с  последующим  нотариаль­ным  удовлетворением.

Статья  41  СК  РФ  устанавливает,  что  брачный  договор  может  быть  заключен  как  до  государственной  регистрации  заключения  брака,  так  и  в  любое  время  в  период  брака.  И  далее  СК  РФ  отдельно  отмечает,  что  брачный  договор,  совершенный  до  государственной  регистрации  заключения  брака,  вступает  в  силу  со  дня  государственной  регистрации  заключения  брака  [5,  ст.  41].  Отдельно  СК  РФ  регулирует  и  отношения,  связанные  с  прекращением  брачного  договора.  Как  говорит  п.  3  ст.  43  СК  РФ,  действие  брачного  договора  прекращается  с  момента  прекращения  брака.  Однако,  далее  сам  СК  РФ  устанавливает  из  этого  правила  исключение,  указывая,  что  в  брачном  договоре  супруги  могут  урегулировать  для  себя  определенные  обязательства,  которые  будут  действовать  для  них  уже  после  прекращения  их  брака.  То  есть,  в  некоторых  исключительных  случаях  брачный  договор  все  же  сможет  пережить  брачный  союз  мужа  и  жены  и  продолжить  свое  юридическое  существование  уже  за  рамками  данного  союза.

Если  говорить  более  конкретно,  то  супруги  в  рамках  брачного  договора,  могут  урегулировать  свои  жилищные  права  и  обязанности  в  отношении  друг  друга  именно  на  случай  расторжения  их  брака.  Например,  если  один  из  супругов  является  собственником  жилого  помещения,  а  второй  супруг  вселен  в  это  жилое  помещение  в  качестве  члена  его  семьи  (несобственника),  то  в  случае  прекращения  брака  между  супругами,  к  их  взаимоотношениям  будет  применяться  п.  4  ст.  31  Жилищного  кодекса  РФ,  где  указывается,  что  в  случае  прекращения  семейных  отношений  с  собственником  жилого  помещения  право  пользования  данным  жилым  помещением  за  бывшим  членом  семьи  собственника  этого  жилого  помещения  не  сохраняется  [3,  ст.  31]. 

Расторжение  брака  представляет  собой  его  прекращение  по  воле  одного  или  обоих  супругов,  совершаемое  при  жизни  данных  супругов  (п.  2  ст.  16  СК  РФ).  В  зависимости  от  конкретных  обстоятельств,  брак  между  супругами  расторгается  либо  в  органах  ЗАГСА  (ст.  19  СК  РФ),  либо  в  судебном  порядке  (ст.  21—23  СК  РФ).  Прекращение  же  брака  —  это  понятие  более  широкое.  Брак  прекращается  не  только  в  результате  его  расторжения,  но  и  в  результате  смерти  одного  или  обоих  супругов  или  вследствие  объявления  судом  одного  из  супругов  умершим  (п.  1  ст.  16  СК  РФ).  Прекращение  брака  как  более  объемная  категория  включает  в  себя  такое  явление,  как  расторжение  брака,  но  только  этим  явлением  не  ограничивается,  вводя  в  свое  содержание  и  такие  случаи  прекращения  брака,  как  смерть  одного  из  супругов  (фактическая  или  юридическая).  Кроме  того,  между  данными  конструкциями  присутствует  различие  не  только  сущностное,  но  и  формальное.  Если  брак  между  супругами  прекращается  в  результате  его  расторжения,  бывшие  супруги  обязаны  зарегистрировать  такое  расторжение  в  органах  загса  с  получением  соответствующих  свидетельств.  Если  же  брак  прекращается  в  результате  смерти  одного  из  супругов,  то  специальной  регистрации  прекращения  брака  в  этом  случае  не  производится.  Регистрация  смерти  человека  в  органах  загса  будет  являться  автоматическим  основанием  прекращения  брака.

Теперь,  разобравшись  с  вопросом  о  принципиальном  различии  расторжения  и  прекращения  брака,  возьмем  конкретную  ситуацию.  Допустим,  супруги  заключают  брачный  договор  и  указывают  в  нем,  что  в  случае  расторжения  их  брака  имущество,  нажитое  в  нем  и  составляющее,  их  совместную  супружескую  собственность,  будет  разделено  между  супругами  (т.е.  передано  в  единоличную  индивидуальную  собственность  каждого  из  них)  таким  образом,  как  это  будет  определено  и  описано  в  таком  брачном  договоре.  Если  супруги  в  последующем  все  же  прекратят  свой  брак  в  результате  его  расторжения  (не  важно,  по  воле  одного  или  обоих  супругов),  то  такие  положения  брачного  договора,  естественно,  должны  будут  применяться  и  реализовываться  на  практике.  Однако,  как  стоит  поступить  с  таким  брачным  договором  и  его  условиями,  если  брак  между  супругами  будет  прекращен  в  результате  смерти  одного  из  супругов?

В  настоящее  время  прямой  ответ  на  этот  вопрос  можно  найти  в  материалах  судебной  практики.  Как  отмечается  в  п.  33  Постановления  Пленума  ВС  РФ  от  29.05.2012  №  9  «О  судебной  практике  по  делам  о  наследовании»,  в  состав  наследства,  открывшегося  со  смертью  наследодателя,  состоявшего  в  браке,  включается  его  имущество,  а  также  его  доля  в  имуществе  супругов,  нажитом  ими  во  время  брака,  независимо  от  того,  на  имя  кого  из  супругов  оно  приобретено  либо  на  имя  кого  или  кем  из  супругов  внесены  денежные  средствах  [4].  И  далее  отмечается,  что  условия  брачного  договора,  которым  договорный  режим  имущества  супругов  установлен  только  для  случая  расторжения  брака,  при  определении  состава  наследства  не  учитываются.

Таким  образом,  с  учетом  указанных  разъяснений  ВС  РФ,  можно  сделать  вывод  на  поставленный  выше  вопрос.  Если  супруги  заключают  брачный  договор  и  определяют  в  нем  имущественные  взаимоотношения  на  случай  расторжения  брака  (например,  раздел  имущества),  то  в  случае  прекращения  такого  брака  в  результате  смерти  одного  из  супругов  указанный  брачный  договор  также  прекращает  свое  юридическое  действие,  его  положения  не  должны  будут  применяться  к  будущим  имущественным  отношениям  пережившего  супруга  (в  том  числе  и  наследственным),  а  к  имуществу,  нажитому  супругами  в  период  их  брака,  должны  будут  применяться  нормы  семейного  законодательства  о  законном  режиме  имущества  супругов.  Теоретическое  обоснование  именно  такого  подхода  объясняется  тем,  что  определяя  свои  имущественные  правоотношения  на  случай  расторжения  брака,  супруги  заключают  такой  брачный  договор  под  условием,  так  как  в  момент  его  заключения  ни  один  из  супругов  не  может  быть  уверен  на  сто  процентов,  что  такое  условие,  как  расторжение  брака,  наступит  в  действительности.  Если  же  брак  между  супругами  прекратится  по  причине  смерти  одного  из  них,  то  такое  условие,  как  расторжение  брака,  не  наступает  и  объективно  никогда  уже  не  сможет  наступить,  в  результате  чего  соответствующие  условия  брачного  договора  аннулируются,  так  и  оставшись  в  положении  неких  спящих  норм.

Таким  образом,  юридическое  действие  брачного  договора  существенным  образом  ограничивается  ситуациями  прекращения  брака  между  супругами.  В  связи  с  этим  возникает  вопрос.  Могут  ли  супруги,  подстраховать  себя  от  данного  жизненного  фактора  и  установить  в  своих  имущественных  взаимоотношениях  необходимый  для  них  правовой  режим  именно  на  случай  возможного  прекращения  их  брака?  Если  использовать  в  данной  ситуации  исключительно  семейно-правовой  инструментарий,  то  супругам  смогут  здесь  помочь  как  минимум  два  варианта  решения  указанной  проблемы.  Во-первых,  супруги  могут  заключить  тот  же  самый  брачный  договор  и  установить  в  нем  режим  раздельности  своего  имущества  уже  на  период  их  брака.  Если  у  супругов  к  моменту  заключения  брачного  договора  уже  будет  некое  совместно  приобретенное  (наличное)  имущество,  супруги  в  таком  брачном  договоре  просто  определят,  кому  из  них  какое  конкретно  имущество  перейдет  в  личную  (раздельную)  собственность.  Если  у  супругов  к  моменту  заключения  брачного  договора  такого  имущества  не  будет,  супругам  в  тексте  брачного  договора  придется  ограничиться  лишь  общей  фразой,  что  единоличным  собственником  имущества,  приобретенного  в  период  брака,  будет  считаться  тот  из  супругов,  на  чьи  денежные  средства  такое  имущество  будет  приобретено  либо  на  имя  кого  из  супругов  будут  выданы  соответствующие  правоустанавливающие  документы.  Во-вторых,  супруги  в  период  своего  брака  могут  заключить  соглашение  о  разделе  их  совместно  нажитого  имущества  и  точно  так  же  по  взаимному  согласию  передать  в  единоличную  собственность  друг  друга  то  имущество,  в  отношении  которого  они  посчитают  это  сделать  целесообразным.  И  в  том,  и  в  другом  случаях,  ни  расторжение,  ни  прекращение  брака  не  будет  играть  для  супругов  никакого  значения,  так  как  имущество  будет  распределено  между  супругами  уже  в  браке,  а  режим  совместной  собственности  в  имущественных  отношениях,  возникающих  между  супругами,  будет,  скорее  всего,  вообще  отсутствовать.

Теперь  необходимо  разобраться  со  вторым  вариантом  развития  событий,  который  может  иметь  место  в  конструкции  брачного  договора.  Суть  этого  варианта  заключается  в  следующем.  Например,  супруги  заключат  брачный  договор  и  установят  в  нем  некие  имущественные  правоотношения  (например,  тот  же  самый  раздел  имущества)  уже  на  случай  прекращения  их  брака.  В  связи  с  этим  возникает  вопрос:  может  ли  прекращение  брака  быть  тем  событием  в  условной  сделке,  к  которому  супруги  могут  приурочить  наступление  определенных  имущественных  последствий?  Ответ  на  этот  вопрос  не  так  однозначен,  как  это  может  показаться  на  первый  взгляд.  Лично  нам  видится  следующее  его  разрешение.  В  том  случае,  если  брак  между  супругами  прекратится  в  результате  его  расторжения,  заключенный  между  супругами  брачный  договор  без  каких-либо  особых  преград  должен  будет  порождать  весь  комплекс  прав  и  обязанностей,  которые  супруги  в  этот  брачный  договор  заложат.

Гораздо  сложнее  будет  обстоять  дело,  если  брак  между  супругами  прекратится  в  результате  смерти  одного  из  них.  Если  супруги  урегулируют  свои  имущественные  взаимоотношения  на  случай  прекращения  брака  и  такой  брак  прекратится  в  результате  смерти  одного  из  супругов,  то  соответствующие  условия  брачного  договора  необходимо  будет  квалифицировать  как  условия,  содержащие  распоряжения  на  случай  собственной  смерти.  Однако  мы  все  прекрасно  знаем,  что  единственным  юридическим  документом,  посредством  которого  человек  может  распорядиться  своим  имуществом  на  случай  смерти,  является  завещание  (п.  1  ст.  1118  ГК  РФ)  [2,  ст.  1118].  У  завещания  в  этом  вопросе  абсолютно  монопольное  положение,  и  никакие  другие  гражданско-правовые  акты  в  этой  ситуации  использованы  быть  не  могут.  Естественно,  что  конструкция  брачного  договора  такова,  что  она  исключает  внедрение  в  свою  структуру,  каких  бы  то  ни  было  завещательных  распоряжений.  В  связи  с  этим  мы  должны  прийти  к  одному  выводу:  условия  брачного  договора,  поставленные  в  зависимость  от  прекращения  брака,  являются  скрытым  завещанием.  Такой  брачный  договор  в  своей  внутренней  структуре  будет  содержать  элементы  завуалированного  завещания.  Следовательно,  указанный  брачный  договор  будет  самой  настоящей  притворной  сделкой  и,  как  и  всякая  притворная  сделка,  соответствующий  договор  (или  его  определенная  часть)  должен  быть  признан  недействительным.  Не  зря  п.  3  ст.  572  ГК  РФ  отдельно  устанавливает,  что  договор  дарения,  предусматривающий  передачу  дара  одаряемому  после  смерти  дарителя,  ничтожен  [1,  ст.  572].  К  сожалению,  подобного  указания  в  нормах  семейного  законодательства,  регулирующих  институт  брачного  договора,  не  содержится,  хотя,  оно  должно  быть  и  там.

Именно  так  должна  разрешаться  указанная  ситуация.  Однако,  такой  жесткий  подход  не  будет  соответствовать  ни  сложившейся  нотариальной  практике,  ни  стабильности  и  устойчивости  гражданского  оборота.  Использование  в  тексте  брачного  договора  такого  технически  неправильного  термина,  как  «прекращение  брака»,не  должно  вести  к  аннулированию  соответствующих  условий  брачного  договора  или  иным  неблагоприятным  юридическим  последствиям;  иное  решение  этого  вопроса  вряд  ли  будет  соответствовать  имущественным  интересам  супругов.  Однако  как  нам  следует  поступить  при  таких  сложившихся  обстоятельствах?  Ведь  для  решения  этой  проблемы  должен  быть  использован  какой-то  юридически  обоснованный  инструментарий.  В  данной  ситуации  может  подойти  такой  логический  прием  толкования  правовой  нормы,  как  «исправляющее  толкование».  Вот  как  так  описывается  суть  данного  приема  толкования.

Качественное  несоответствие  между  словесным  смыслом  нормы  и  действительной  мыслью  законодателя  заключается  не  в  том,  что  действительной  мысли  законодателя  дана  слишком  широкая  или  чересчур  узкая  формулировка,  а  в  том,  что  слова  законодателя  выражают  собой  не  ту  мысль,  какую  он  хотел  выразить.  Этого  рода  несоответствия  являются  результатом  описок,  опечаток  и  редакционных  промахов  в  подлинном  тексте  нормы.  Понимая  норму  в  том  смысле,  какой  она  должна  иметь  согласно  действительному  намерению  законодателя,  мы  подвергнем  ее  так  называемому  исправляющему  или  изменяющему  толкованию.  Сами  правоведы  в  данной  ситуации  в  качестве  иллюстрации  использования  данного  метода  приводили  следующий  пример.  Статья  222  ч.  I  т.  X  (Свода  законов  Российской  империи)  говорит,  что  несовершеннолетний,  вступивший  в  сделку  «без  согласия  своего  опекуна»,  не  подвергается  ответственности  по  этой  сделке  «ни  во  время  малолетства»,  ни  по  достижении  совершеннолетия.  Вопреки  словесному  смыслу  этой  статьи  реальное  толкование  ее  свидетельствует,  что  закон,  говоря  о  согласии  опекунов,  имеет  в  виду  на  самом  деле  попечителей,  а  под  временем  малолетства  разумеет  не  малолетство  в  строгом  смысле  слова  (до  17  лет),  а  несовершеннолетие  (от  17  до  21  года).

Применительно  к  нашей  тематике  использование  такого  методологического  приема  должно  означать  следующее.  Если  в  тексте  брачного  договора  будет  употреблен  термин  «прекращение  брака»,  то  использование  такого  термина  не  должно  влечь  недействительность  брачного  договора.  Данный  термин  необходимо  будет  подвергнуть  исправляющему  толкованию  и  прийти  к  заключению,  что  на  самом  деле  в  тексте  брачного  договора  под  термином  «прекращение  брака»  понимается  термин  «расторжение  брака».  Использование  же  такого  приема  и  подхода  все  расставит  на  свои  места.Если  брак  между  супругами  прекратится  в  результате  его  расторжения,  к  имущественным  взаимоотношениям  разведенных  супругов  должны  будут  применяться  соответствующие  положения  брачного  договора.  Если  брак  между  супругами  прекратится  в  результате  смерти  одного  из  них,  соответствующие  пункты  брачного  договора  для  пережившего  супруга  утратят  свою  силу.

Подводя  итоги,  можно  сказать,  что  заключение  брачного  договора  —  это  право  сторон,  а  не  обязанность.  Закон  РФ  дает  будущим  супругам  и  супругам  право  самим  определить  в  брачном  договоре  свои  имущественные  взаимоотношения  в  браке,  но  не  в  коем  случае,  не  обязывает  их  к  этому.  Обычно  заключение  брачного  договора  дает  возможность  супругам  избежать  споров,  которые  могут  возникать  после  прекращения  брака.

Вышесказанное  позволяет  сказать,  что  в  современное  время  интерес  к  заключению  брачного  договора  растет,  и  это  связано  с  повышением  правовой  грамотностью  населения. 

Изучив  нормы  законодательства,  касающиеся  исследуемого  вопроса,  хотелось  бы  сформулировать  следующие  предложения:

1.   Сложности,  возникающие  в  связи  с  толкованием  определения  «крайне  неблагоприятное  положение»  (при  признании  брачного  договора  недействительным)  могут  значительно  ухудшить  ситуацию  с  распространением  брачного  договора  в  России.  Считаем,  что  необходимо  дополнить  п.  2  ст.  44  СК  РФ  определением  крайне  неблагоприятного  положения  для  одного  из  супругов.  В  качестве  критерия  такого  положения  можно  использовать  личный  доход  каждого  из  супругов,  а  также  размер  его  личного  имущества.  Как  минимум,  необходимо  разъяснение  Верховного  Суда  РФ,  ограничивающее  судебное  усмотрение  по  данному  вопросу.  Понятие  неблагоприятных  условий  должно  включать  в  себя  указание  на  то,  что  доход  супруга  при  исполнении  брачного  договора  станет  ниже  прожиточного  минимума,  установленного  для  данного  региона.  Также  указать,  что  по  отношению  к  имуществу  супруга  неблагоприятным  следует  считать  такое  положение,  когда  его  имущество  в  результате  исполнения  договора  уменьшается  более  чем  наполовину.  Можно  отдельно  регламентировать  ситуации  с  жильем,  определив,  что  брачным  договором  можно  предусмотреть  снижение  размеров  жилой  площади,  принадлежащей  супругу,  но  не  более,  чем  до  установленных  социальных  норм  на  1  человека.

2.   В  СК  РФ  существует  коллизия  норм,  регулирующих  соглашение  об  уплате  алиментов  и  брачный  договор.  Эти  договоры  пересекаются  в  части  регулирования  выплаты  содержания  супругу  (бывшему  супругу).  Считаю,  что  было  бы  уместно  регулировать  этот  вопрос  соглашением  о  выплате  алиментов,  исключив  из  п.  1  статьи  42  СК  РФ  формулировку  «определить  в  брачном  договоре  свои  права  и  обязанности  по  взаимному  содержанию».

3.   Добавить  в  п.  3  ст.  42  СК  РФ  условие,  согласно  которому  брачный  договор  не  может  содержать  условия,  так  или  иначе  противоречащие  интересам  несовершеннолетних  членов  семьи.  Отдельно  предлагаем  законодательно  установить  интересы  детей  согласно  семейному  законодательству,  так  как  ни  в  СК  РФ,  ни  в  иных  нормативных  актах  четкого  определения  таких  интересов  нет.  Для  этого  внести  дополнения  в  п.  1  ст.  60  СК  РФ  следующего  содержания:  «Размер  содержания  определяется  соответственно  возрасту  и  состоянию  здоровья  ребенка,  но  не  ниже  прожиточного  минимума  по  региону».  Собственно,  этот  размер  и  будет  являться  в  данном  случае  интересами  ребенка,  которые  родители  не  вправе  нарушать  какими  бы  то  ни  было  имущественными  сделками

 

Список  литературы:

  1. «Гражданский  кодекс  Российской  Федерации  (часть  вторая)»  от  26.01.1996  №  14-ФЗ  (ред.  от  28.12.2013)  //  «Собрание  законодательства  РФ»,  —  29.01.1996,  —  №  5,  —  ст.  410.
  2. «Гражданский  кодекс  Российской  Федерации  (часть  третья)»  от  26.11.2001  №  146-ФЗ  (ред.  от  28.12.2013)  //  «Парламентская  газета»,  №  224,  28.11.2001.
  3. «Жилищный  кодекс  Российской  Федерации»  от  29.12.2004  №  188-ФЗ  (ред.  от  28.12.2013)  //  «Парламентская  газета»,  №  7—8,  15.01.2005.
  4. Постановление  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от  29.05.2012  №  9  «О  судебной  практике  по  делам  о  наследовании»  //  «Российская  газета»,  №  127,  06.06.2012.
  5. «Семейный  кодекс  Российской  Федерации»  от  29.12.1995  №  223-ФЗ  (ред.  от  25.11.2013,  с  изм.  от  31.01.2014)  //  «Российская  газета»,  №  17,  27.01.1996.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий