Статья опубликована в рамках: XVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 09 января 2014 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шуверова А.В. ДОВЕРИЕ К СЕБЕ И УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ КАК КОМПЛЕКСНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛИЧНОСТИ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(16). URL: http://sibac.info/archive/guman/1(16).pdf (дата обращения: 23.01.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ДОВЕРИЕ  К  СЕБЕ  И  УВЕРЕННОСТЬ  В  СЕБЕ  КАК  КОМПЛЕКСНЫЕ  ХАРАКТЕРИСТИКИ  ЛИЧНОСТИ  ЮНОШЕСКОГО  ВОЗРАСТА

Шуверова  Анна  Вячеславовна

студент  3  курса,  кафедра  педагогики  и  психологии  КУ  «Болашак»,  Республика  Казахстан,  г.  Караганда

E-mailanclavna@mail.ru

Никифорова  Ольга  Владимировна

научный  руководитель,  канд.  психол.  наук,  доцент  КУ  «Болашак»,  Республика  Казахстан,  г.  Караганда

 

Юность  как  пространство  развития  субъектности  личности  изобилует  смысловыми  противоречиями  и  гетерохронностью  развития  моделей  отношений  взаимодействия  мира  и  человека. 

Именно  поэтому  в  этот  онтогенетический  период  происходит  начало  жизнеутверждения,  вхождения  во  взрослую  жизнь,  определение  своего  места  в  жизни.  Нам  хотелось  бы  разобраться,  каким  психологическим  содержанием  наполнены  доверие  к  себе  и  уверенность  в  себя.

Мы  согласны  с  позицией  Д.Б.  Эльконина,  что  в  юношеский  период  развития  происходит  «поворот»  от  направленности  на  мир  к  направленности  на  самого  себя  [9]. 

В  этот  возрастной  период,  как  отмечает  Л.И.  Божович,  в  общем  развитии  появляются  новые,  более  широкие  интересы,  личные  увлечения  и  стремление  занять  более  самостоятельную,  более  взрослую  позицию  в  жизни  [1].

Нам  хотелось  бы  подчеркнуть,  что  важным  новообразованием  юношеского  возраста  является  потребность  в  смысле  жизни,  осознания  ее  не  как  серии  случайных,  разрозненных  событий,  а  как  цельного  процесса,  которое  имеет  определенное  направление,  преемственность  и  смысл.  В  юности,  заметим,  эта  потребность  переживается  особенно  остро. 

Именно  поэтому  юноша  ставит  перед  собой  определенные  цели.  Но  возможности  их  достижения  не  всегда  представлены  в  социальной  жизни  в  виде  готовых  образцов  и  не  всегда  осознаются  на  уровне  индивидуального  сознания.  Поэтому  появляется  необходимость  не  только  в  субъектной  готовности  и  адаптации  выпускника  к  условиям  взрослой  жизни,  но  и  в  доверии  и  уверенности  в  себе.

Хотелось  бы  отметить,  что  «доверие  к  себе»  и  «уверенность  в  себя»  являются  комплексными  характеристиками  личности  именно  в  этот  период.

Но  вместе  с  тем  нам  представляется  важным,  что  в  психолого-педагогической  литературе  отсутствует  единая  научная  точка  зрения  на  содержательную  наполненность  понятий  «доверие  к  себе»  и  «уверенность  в  себя».

Отсутствие  единообразного  подхода  к  осмыслению  данных  дефиниций  открывает  для  нас  возможность  многоаспектного  анализа  этих  понятий.

Попытаемся  проанализировать  интересные  точки  зрения  на  значимые  для  ювенального  периода  понятия  «доверие  к  себе»  и  «уверенность  в  себе».

Заметим,  что  разработка  психологической  сущности  понятия  «доверие»,  основывающегося  на  понимании  сущности  человека  как  суверенного  субъекта  жизни,  связана  с  осмыслением  психологических  механизмов  внутренней  свободы  и  ответственности.

Нам  интересна  мысль  А.В.  Брушлинского  о  том,  что  «свобода  человека  как  субъекта  жизнедеятельности  предполагает  его  способность  не  только  «распаковывать»,  но  и  «упаковывать»  смыслы,  а  значит,  выходить  за  пределы  «предначертанного»,  самому  становиться  причиной  Мира  и  Себя,  что,  в  свою  очередь,  означает  возложение  на  себя  ответственности  за  результаты  такого  причинения.  Именно  дефицит  или  утрата  «Я  хочу»  и  «Я  могу»  порождает  трагизм  человеческого  бытия,  драму  личной  жизни,  утрату  смысла  существования»  [2].

Нам  видится  целесообразным  обратиться  к  рассуждениям  Т.П.  Скрипкиной  и  согласиться  с  ней  в  том,  что  для  самостоятельной  инициации  активности  в  юношеский  период  просто  необходимо  уметь  полагаться  на  себя,  важно  определять  масштаб  собственной  активности,  принимать  решения  и  выбирать  цели  [8].

Но  хочется  задаться  вопросом  вместе  с  автором:  где  юноше  найти  критерии  правильности  собственной  стратегии  поведения,  где  же  существуют  объективные  ограничители  личной  свободы?  Мы  полагаем,  эти  вопросы  никогда  не  потеряют  своей  актуальности  в  ювенальном  периоде.

Нам  видится  необходимым  обратить  наше  внимание  на  то,  что  в  исследованиях  Р.  Бернса,  Л.И.  Божович,  Дж.  Брунера,  К.  Левина,  К.  Хорни  определяется  механизм  преодоления  подростковой  неуравновешенности  и  связанной  с  ней  неуверенность  в  себе  в  ювенальном  возрасте.  Утверждается,  что  ими  могут  выступать  эмоционально-оценочный  и  поведенческий  компоненты.  Но,  интересно  то,  что  неуверенность  в  себе  чаще  всего  объясняется  ограниченностью  когнитивного  потенциала  [5].

И  в  связи  с  этим  мы  полагаем  необходимым  отметить,  что  когнитивный  потенциал  включает  преодоление  последствий  прогнозированного  поступка,  основанного  на  собственных  смыслах  и  ценностях  о  социальных  нормах  и  образцах  поведения,  а  так  же  на  знаниях  о  себе  и  предположениях  о  своих  возможностях,  основанных  на  прошлом  опыте.

Заметим,  что  другие  авторы  предпринимают  попытки  расширить  и  конкретизировать  понятие  неуверенности. 

Вслед  за  Ромеком  В.Г.  мы  можем  отметить,  что  неуверенность  в  себе  в  юношеский  период  в  представлении  В.  Вендландта  и  Х.-В.  Хеферта  проявляется  на  самых  разных  этапах  процесса  регуляции  поведения:  и  когда  юноша  ставит  цель  поведения,  и  когда  планирует  действия,  и  при  выполнении  самих  действий.  Неуверенность  проявляется  также  в  результатах  действий  и  в  их  оценке  [6]. 

Вследствие  данной  логики  размышления  мы  можем  утверждать,  что  неуверенность  обозначена  как  состояние,  которое  возникает  у  юношей,  если  привычный  или  незапланированный  ход  деятельности  нарушается,  если  что-то  происходит  непривычным  или  же  незапланированным  образом.

Нам  видится  целесообразным  обратиться  к  интересной  мысли  Р.  Зигмунда  о  ключевой  роли  самооценок  в  уверенном  поведении.  Мы  разделяем  мысль  автора  о  том,  что  «социальный  страх  при  определенных  условиях  провоцирует  некоторые  негативные  самовербализации  («Я  с  этим  не  справлюсь»,  «Это  выше  моих  сил»  и  т.  д.)».  Заметим,  что  особенно  в  юношеском  возрасте  внимание  концентрируется  на  этих  установках  и  тормозит  уверенное  поведение.  Вследствие  этого  возникает  переживание,  и  неуспех  закрепляется  [6]. 

Следует  полагать,  что  именно  в  случае  недостатка  этих  навыков  у  юношей  возникшей  ситуации  неуспеха,  негативный  опыт  снижает  доверие  себе.  В  свою  очередь  это  вызывает  состояние  неуверенности. 

Эта  мысль  усиливается  позицией  Ромека  В.Г.,  что  уверенность  в  себе  есть  свойство  личности,  ядром  которого  выступает  позитивная  оценка  юношей  собственных  навыков  и  способностей  как  достаточных  для  достижения  поставленных  целей,  так  и  для  удовлетворения  потребностей  [6]. 

Ведь  именно  когда  возникает  несоответствие  между  оценкой  ситуации  или  объекта  и  оценкой  собственных  возможностей,  то  юноша  получает  эмоциональный  сигнал  и  выбирает  свою  стратегию  поведения,  чем  и  определяется  его  поведенческий  компонент.

Нам  хотелось  бы  отметить,  что  кроме  этого,  прошлый  опыт  также  определяет  способ  оценки  себя.  Юноша  задает  себе  ряд  вопросов:  какой  я,  как  выгляжу,  как  хотел  бы  я  выглядеть,  как  меня  воспринимают  другие.  Неуверенность  в  себе,  по  мнению  Р.  Зигмунда,  возникает  как  следствие  негативных  оценок,  «нарушенного  образа  себя»,  собственные  достижения  юношами  недооцениваются  в  сравнении  с  другими. 

Таким  образом,  по  мнению  Р.  Зигмунда,  установки  по  отношению  к  собственной  личности,  самовербализации  и  самооценки  юноши  выступают  как  доминанты  его  поведения,  выстраивают  тип  уверенного  или  неуверенного  поведения.  Поведенческая  альтернатива  «уверенности-  неуверенности»  напрямую  связана  с  потребностью  и  способностью  юношей  исследовать  свои  поступки  и  внутренний  мир  —  то  есть  рефлексировать.

И  при  этом  следует  отметить,  что  глубина,  интенсивность,  направленность  юношеской  рефлексии  зависит  от  многих  факторов,  как  и  от  социальных,  биологических,  так  и  от  индивидуально-типологических.

  Нельзя  не  согласиться  с  мнением  Казанской  Н.М.  о  том,  что  «общая  логика  психического  развития  интегративных  процессов  в  самосознании  в  юношеском  возрасте  позволяет  предполагать,  что  формирование  навыков  биографической  рефлексии  является  наивысшим  этапом  в  процессе  развития  рефлексивных  качеств  личности»  [5]. 

Так  же  нам  интересна  мысль  Ромека  В.Г.  о  том,  что  для  развития  личностной  уверенности  важен  не  столько  объективный  жизненный  успех,  сколько  рефлексивная  я  позитивная  оценка  результатов  собственных  действий  и  оценки,  которые  следуют  со  стороны  референтных  (ценностно-значимых  для  юноши  людей.

В  контексте  нашего  размышления  мы  полагаем  необходимым  отметить,  что  К.С.  Абульханова-Славская,  Т.Н.  Березина,  Н.И.  Гуткина,  В.С.  Мухина,  И.Н.  Семенов,  С.Ю.  Степанов,  Н.Н.  Толстых  утверждают,  что  на  этапе  юношества  появляется  способность  к  осознанию  себя  в  контексте  пространственно-временных  характеристик,  способности  оценивать  свой  жизненный  путь,  находить  взаимосвязи  между  событиями  жизни,  обобщать  опыт  и  видеть  будущую  линию  развития  —  и  тем  самым  повышается  уверенность  в  собственных  силах.

И  при  этом  для  нас  чрезвычайно  важно  подчеркнуть,  что  нам  интересна  позиция,  М.В.  Зюзько,  который  характеризует  уверенность  в  себе  как  «искреннее  выражение  своих  желаний,  мыслей,  чувств,  которое  способствует  осознанию  себя,  своих  пространств,  своих  интересов»  [4].

Мы  согласны  с  мнением  автора,  что  «человек  —  мерило  своих  поступков,  имеет  право  на  уникальное  существование  в  соответствии  со  своими  мыслями,  чувствами,  стремлениями.  Приняв  себя  как  уникальность,  как  ценность,  человек  начинает  доверять  себе,  совершать  поступки,  диктуемые  своими  целями,  своими  планами,  своими  мыслями,  выражать  свои  чувства»  [4]. 

Заметим,  что  М.В.  Зюзько  в  особенности  выделяет  чувство  собственного  достоинства  юношей  как  следствие  уверенности  в  себе.  «Достоинство  —  отношение  к  себе  как  ценности,  ощущение  себя  как  неповторимого  Человека.  Достоинство  —  это  стоимость,  полезность  обществу,  близким,  себе.  Внутри  нас  суверенная,  неприкосновенная  область  нашего  интимного,  сокровенного.  Это  вершина  нашего  «Я»,  это  его  ядро,  центр,  глубина.  Чем  глубже  в  себе  мы  открываем  это  «Я»,  это  свое  достоинство,  тем  шире  наш  взгляд  на  мир…  Лишившись  достоинства,  человек  освобождается  от  бремени  самостоятельности  (он  перестает  осуществлять  свои  действия  без  помощи  других,  становится  беспомощным,  недеятельным),  свободы  (у  него  исчезает  внутреннее  субъективное  основание  своего  выбора;  у  него  исчезает  знание  себя),  ответственности  (у  человека  исчезает  видение  платы  за  последствия  своих  поступков,  он  перестает  видеть  связь  прошлого,  настоящего  и  будущего)»  [4]. 

В  контексте  нашего  размышления  мы  хотели  бы  подчеркнуть  вслед  за  В.Г.  Ромеком  мысль  о  том,  что  этика  уверенного  поведения  в  юношеском  возрасте 

заключается  в  том,  что,  несомненно,  мотивы,  потребности,  мнения  и  права  разных  людей  выслушиваются,  принимаются  и  сопоставляются  с  целью  поиска  наиболее  оптимальной  формы  их  реализации  —  безусловно,  такое  уверенное  поведение  будет  добавлять  юноше  социальной  компетентности,  оптимизма  и  веры  в  себя  [7].

На  основе  имеющихся  теоретических  данных  мы  можем  выделить  некоторую  «общую  плоскость»,  в  которой  находятся  явления  доверие  к  себе  и  уверенность  в  себе.  Это  общее  даст  нам  основание  для  поиска  возможной  взаимосвязи  рассматриваемых  нами  явлений.

Для  нас  несомненным  является  то,  что  между  доверием  к  себе  и  уверенностью  в  себе  стоит  общий  для  них  психологический  феномен  —  это  феномен  веры. 

Действительно,  вера  юноши  в  самого  себя,  основанная  на  самополагании,  вера  в  возможность,  правильность  и  осуществимость  целей,  т.  е.  готовность  действовать  ради  цели,  на  удачное  ее  достижение.

Вследствие  этого,  доверие  и  уверенность  —  есть  формы  проявления  веры,  связанные  с  отношением  юноши  к  объекту  веры,  лежащим  в  основании  их  взаимодействия. 

Именно  поэтому  для  нас  важна  мысль,  М.  Бубера  о  том,  что  уверенность  связана  с  получением  личностью  исходного  суждения  на  основе  творческой  способности  его  сознания,  а  доверие  —  с  его  получением  на  основе  общения  [3].

Для  нас  очевидно  что  доверие  и  уверенность  —  комплексные  характеристики  в  юношеском  возрасте,  включающие  в  себя  одни  и  те  же  компоненты  :  поведенческий,  эмоциональный  и  когнитивный. 

Значимым  является  и  то,  что  и  доверие  и  уверенность  проявляются  на  всех  этапах  процесса  регуляции  поведения  в  этот  онтогенетический  период:  при  постановке  целей,  при  планировке  действий,  при  их  выполнении.  Они  проявляются  и  в  результате  действий,  и  в  их  правильной  адекватной  оценке. 

Таким  образом,  доверие  к  себе  и  уверенность  в  себе  предполагают  одно  и  то  же  содержание  —  способность  ставить  перед  собой  определенные  ясные  цели  и  добиваться  их  осуществления.

Оба  рассматриваемых  нами  феномена  предполагают  отношение  личности  к  себе  как  к  ценности,  т.  е.  и  доверие  к  себе  и  уверенность  в  себе  предполагают  позитивное  самопринятие,  самоуважение,  самопривязанность,  самодостаточность  и  главное  —  позитивную  личностную  самооценку.

Для  нас  важно  подчеркнуть,  что  оптимальный  уровень  доверия  к  себе  и  уверенности  в  себе  выступают  одними  из  показателей,  как  психологического  здоровья  юноши,  так  и  составляющими  зрелости  и  самореализации  личности  в  юношеский  период.

 

Список  литературы:

1.Божович  Л.И.  Психологический  анализ  условий  формирования  и  строения  гармонической  личности  //  Психология  формирования  и  развития  личности.  М.,  1981.

2.Брушлинский  А.В.,  Темнова  Л.В.  Интеллектуальный  потенциал  личности  и  решение  нравственных  задач.  //  Психология  личности  в  условиях  социальных  изменений.  М.:  Наука,  1993,  —  С.  27—42.

3.Бубер  М.  Два  образа  веры.  М.:  Наука,  1995,  —  236  с.

4.Зюзько  М.В.  Пять  шагов  к  себе.  М.:  Просвещение,  1992,  —  173  с.

5.Казанская  Н.М.  //Феноменология  и  условия  становления  уверенности  —  неуверенности  в  себе  как  психобиографического  образования  в  юношеском  возрасте...//  автореферат.  М.  2012  [Электронный  ресурс]  —  режим  доступа.  —  URL:  http://psychlib.ru/mgppu/disers/KazanskayaNM/KFi-a-027.htm

6.Ромек  В.Г.  Понятие  уверенности  в  себе  в  современной  социальной  психологии  //  Психологический  вестник.  Выпуск  1.  Часть  2.  Ростовна-Дону:  Изд-во  РГУ.  1996.  —  С.  132—138.

7.Ромек  В.Г.  Уверенность  в  себе:  этический  аспект.  //  Журнал  практического  психолога,  —  1999,  —  №  9,  —  С.  3—14.

8.Скрипкина  Т.П.  Доверие  к  себе  как  условие  развития  личности.  //  Вопросы  психологии,  —  2002,  —  №  1,  —  С.  95—103.

9.Эльконин  Д.Б.  К  проблеме  периодизации  психического  развития  //  Вопросы  психологии.  1971.  

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий