Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 09 января 2014 г.)

Наука: Культурология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Пилипенко А.Н. ПРОБЛЕМА АККУЛЬТУРАЦИИ МИГРАНТОВ ИЗ СНГ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(16). URL: http://sibac.info/archive/guman/1(16).pdf (дата обращения: 23.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ПРОБЛЕМА  АККУЛЬТУРАЦИИ  МИГРАНТОВ  ИЗ  СНГ  НА  ДАЛЬНЕМ  ВОСТОКЕ

Пилипенко  Анна  Николаевна

магистрант  2  курса,  кафедра  культурологии  и  искусствоведения,  ДВФУ,  РФ,  г.  Владивосток

E-mailassemoon@rambler.ru

Малкова  Наталья  Юрьевна

научный  руководитель,  канд.  философ.  наук,  доцент  ДВФУ,  РФ,  г.  Владивосток

 

Вопросы  миграции  в  современном  научном  дискурсе  достаточно  актуальны  и  разнообразны.  Дальний  Восток  сегодня  находится  в  трендовом  сегменте  по  количеству  упоминаний  и  публикаций,  касающихся  дальнейшей  судьбы  региона  и  той  роли,  которую  играют  и  могут  сыграть  миграционные  процессы  в  его  развитии.  Предметом  рассмотрения  в  данной  статье  являются  проблемы  аккультурации  мигрантов,  объектом  —  мигранты  из  СНГ,  так  как  именно  эта  категория,  на  данный  момент  является  наиболее  болезненно  воспринимаемой  нашим  обществом  и  самой  многочисленной.  Автор  ставит  перед  собой  задачу  определить  каковы  тенденции  вхождения  этой  категории  мигрантов  в  дальневосточное  сообщество,  какие  основные  социокультурные  факторы  их  определяют.

Начнем  с  определения  самого  термина  аккультурации.  Наиболее  рассмотренным  является  определение,  данное  Редфилдом,  Линтоном  и  Херсковицем.  «Аккультурация  охватывает  собой  те  явления,  которые  возникают  в  результате  вхождения  групп  индивидов,  обладающих  разными  культурами,  в  непрерывный  непосредственный  контакт,  вызывающий  последующие  изменения  в  изначальных  культурных  паттернах  одной  из  групп  или  их  обеих»  [1]. 

Аккультурация  в  рамках  данного  понимания  является  процессом,  в  котором  участвуют  обе  стороны:  культура-донор  и  культура-реципиент.  И  то,  каким  будет  результат  аккультурации,  во  многом  определяется  характером  контактов  между  этими  двумя  сторонами,  насколько  дружественными  или  наоборот  агрессивными  они  будут.  И  здесь  уже  можно  будет  говорить  о  том,  к  чему  привел  контакт,  специфика  сущности  миграции  раскрывается  в  непосредственном  отношении  мигранта  с  принимающей  средой.  «Вариативность  построения  путей  отношения  есть  не  что  иное,  как  определение  тенденции  (аккультурации  или  локальности)»  [4].  Феномен  миграции  создает  пространство  отношения  не  хаотично,  а  определенным  набором  стратегий. 

Согласно  концепции  Джона  Берри,  это  две  противоположные  пары  стратегий  (ассимиляция  и  маргинализация,  интеграция  и  сегрегация),  каждая  из  которых,  содержит  некую  меру  проявления  локализации  или  аккультурации.  Таким  образом,  аккультурация  может  считаться  успешной,  если  она  завершается  такими  взаимоотношениями  между  принимающей  и  въезжающей  стороной,  которые  могут  характеризоваться,  по  Берри  ассимиляцией  или  интеграцией.  И  наоборот,  в  случае  подтверждения  того  факта,  что  миграция  перешла  в  форму  маргинализации  или  сегрегации,  можно  делать  вывод  о  неудачной  аккультурации,  которая  привела  к  локализованности  въехавшей  миграционной  группы  и  нежелании  контактировать  обеими  сторонами  межкультурной  коммуникации. 

Успешность  процесса  аккультурации  во  многом  определяется  готовностью  культуры  титульной  нации  и  кульуры  общества  исхода  к  взаимной  коммуникации.  Постараемся  выделить  несколько  наиболее  важных  моментов,  которые  определяют  результат. 

К  критериям  успешной  адаптации  множно  отнести  следующие  параметры  для  принимающей  стороны:

·     информированность  и  четкое  понимание  того,  что  несет  для  культуры-принимающих  культура-приезжающих  (под  информированностью  понимается  объективная  информация,  которая  предполгает  изложение  как  отрицательных,  так  и  положительных  моментов  миграции);

·     осознание  культурной  дистанции  (понимание  различий  между  родной  и  чужой  культурой);

·     уважение  как  своей  культуры,  так  и  чужой;

·     осознание  и  принятие  той  позиции,  которая  предполагает,  что  возможным  решением  любых  конфликтных  ситуаций  может  быть  только  мирный  диалог  в  рамках  правового  поля.

Для  мигрантов  критериями  успешной  культурной  интеграции  будет  служить  следующие  позиции:

·     возможность  и  нацеленность  на  приобретение  навыков  культурной  среды,  принятых  в  том  сообществе,  в  которое  они  въезжают;

·     постоянная  активная  коммуникация  с  принимающим  сообществом;

·     уважение  как  своей  культуры,  так  и  чужой;

·     осознание  и  принятие  той  позиции,  которая  предполагает,  что  возможным  решением  любых  конфликтных  ситуаций  может  быть  только  мирный  диалог  в  рамках  правового  поля. 

Критерии  уважения  культуры  и  установки  на  правовое  решение  спорных  вопросов  важны  как  для  титульной  культуры,  так  и  для  культуры  мигрантов.

На  основании  данных  параметров  можно  провести  анализ  протекания  процесса  аккультурации  на  территории  дальневосточного  региона  и  выявить  его  особенности.

Для  принимающей  стороны,  то  есть  для  коренных  жителей  Дальнего  Востока,  уже  не  является  открытием,  то,  что  активный  отток  населения  в  западные  части  страны  привел  к  депопуляции  населения:  «…по-прежнему  число  выбывших  из  Приморского  края  превышает  число  прибывших,  хотя  поток  уезжающих  за  этот  период  сократился  вдвое  —  с  65,3  тыс.  до  30,9  тыс.  человек»  [8].  Демографические  проблемы  вызывают  проблемы  с  трудовыми  ресурсами,  которые  регион  решает  за  счет  привлечения  рабочей  силы  из  ближнего  (мигранты  из  СНГ)  и  дальнего  зарубежья  (КНР,  Корея).  Основными  местами  занятости  мигрантов  являются  неконкурентные  для  коренного  населения  формы  занятости.  «Основная  причина  привлечения  гастарбайтеров  —  несбалансированность  спроса  и  предложения  рабочей  силы,  вследствие  чего  определенная  часть  рабочих  мест  остается  вакантной  в  силу  непривлекательности  труда  и  низкой  зарплаты»  [8].  Таким  образом,  мигранты  не  представляют  опасности  для  местного  населения  в  отношении  конкуренции  за  рабочие  места. 

К  сожалению,  информированность  населения  Дальнего  Востока,  которая  во  многом  осуществляется  средствами  массовой  информации,  носит  достаточно  агрессивный  характер  и  формирует  у  простых  граждан  во  многом  негативное  отношение  не  по  причине  личностного  конфликта  и  объективных  причин,  а  в  результате  нагнетания  такого  отношения.  В  значительной  мере  этнически  окрашенный  характер  публикаций  свойственен  федеральным  СМИ.  «И  на  протяжении  многих  лет,  несмотря  на  традиционно  лояльное  отношение  россиян  к  приезжим,  через  многие  информационные  каналы  в  массовое  сознание,  так  или  иначе,  внедряется  идея:  «Приезжие  нам  мешают.  Они  везут  нам  болезни,  из-за  них  повышаются  цены  на  жилье  и  продукты.  Они  отбирают  наши  рабочие  места,  и  вообще  —  они  чужие»»  [5,  с.  62]. 

В  результате  у  жителей  дальневосточного  региона  при  прочтении  таких  публикаций,  наравне  с  остальным  населением  страны  создается  устойчивое  мнение  о  том,  что  мигранты  способствуют  дефициту  рабочих  мест  и  формируется  установка  против  необходимости  привлечения  мигрантов  в  регион.  «В  информационную  эпоху  обыватель  получает  представление  о  том  или  ином  народе,  не  столько  на  основе  личных  контактов  и  впечатлений  (которые  как  правило,  весьма  ограничены),  сколько  из  сообщений  СМИ,  к  тому  же,  зачастую  транслируемых  общественным  сознанием  в  искаженном  виде»  [3]. 

Категория  культурной  дистанции  для  дальневосточников  во  многом  решаема,  и  поэтому  не  является  острой  проблемой  в  силу  специфики  формирования  самого  региона,  так  как  большая  часть  нынешнего  постоянно  проживающего  населения  является  потомками  переселенцев  из  других  районов  страны  и  очень  часто  эти  переселенцы  были  представителями  разных  национальностей.  Исконная  географическая  мобильность  позитивно  связана  с  общей  этнической  толерантностью  независимо  от  национальности,  «открытое»  общество,  с  развитыми  внешними  миграциями,  более  толерантно,  чем  то,  в  котором  люди  имеют  ограниченные  контакты  лишь  с  немногими  культурами.  Поэтому  среди  местного  населения  сформировалась  положительная  черта  осознания  и  понимания  возможности  проживания  на  одной  территории  представителей  разных  народностей. 

Но  при  этом  вопрос  уважительного  отношения  к  своей  культуре  и  к  культуре  приезжих  остается  достаточно  сложным,  так  как  этот  вопрос  во  многом  связан  с  понятием  этнической  и  гражданской  идентификации,  как  коренного  населения,  так  и  приезжающей  стороны.  На  современном  этапе  можно  отметить  две  тенденции:  с  одной  стороны  развал  Советского  Союза  и  разрушившиеся  в  связи  с  этим  социо-экономические  связи  региона  с  центром  определили  тенденцию  «переферийности»  сознания  у  дальневосточников.  Под  «переферийностью»  здесь  понимается  потеря  связанности  и  солидарности  с  центром  страны,  когда  многие  решения  из  «центра»  не  прочитываются  местным  населением  как  насущные  и  несут  в  себе  контекст  некой  чужеродности  и  даже  инакокультурности  (на  лицо  оппозиция  «они»-европейская  часть  страны  и  «мы»-дальневосточники). 

Отсюда,  продолжая  с  одной  стороны  идентифицировать  себя  с  русской  культурой  и  российской  национальностью,  население  дальневосточного  региона  сталкивается  с  проблемой  формирования  для  себя  того,  что  на  данный  момент  может  являться  ценностно  и  культурообразующим  фактором  нациоопределения,  формированием  собственной  идентичности. 

С  другой  стороны,  для  приезжих  мигрантов  характерен  достаточно  низкий  уровень  образованности.  Рынок  труда  в  настоящее  время  устроен  таким  образом,  что  принимает  довольно  большое  число  неквалифицированной  рабочей  силы.  На  Дальний  Восток  в  основном  приезжают  из  неблагополучных  регионов  Средней  Азии,  Украины,  Молдавии,  то  есть  те,  кто  не  смог  устроится  в  центральных  областях  страны.  Таким  образом,  и  местное  население,  и  приезжающие  мигранты  испытывают  трудности  в  формировании  и  трансляции  культурной  идентификации.  Вместо  уважения  и  понимания  своей  и  чужой  культуры,  на  лицо  тенденция  к  размыванию  идентичности  обеих  сторон,  их  маргинализации.

Вопрос  активной  коммуникации  с  принимающей  стороной  остается  проблемным  в  силу  особенностей  типа  миграции  на  Дальний  Восток.  Большая  часть  мигрантов  мужское  население,  которое  приезжает  на  заработки  сезонно,  то  есть  это  люди  большей  частью  семейные  и  семья  остается  дома,  поэтому  у  мигрантов  нет  явных  мотиваций  к  общению.  «Среднеазиатских  мигрантов,  даже  выходцев  из  одной  страны  или  одного  района,  нельзя  рассматривать  как  единое  целое.  В  основном  трудовые  мигранты  приезжают  в  Россию  временно,  их  цель  —  накопить  денег  для  своей  семьи,  хозяйства  и  вернуться  на  родину»  [2].

Категория  возможности  и  нацеленности  на  приобретение  навыков  культурной  коммуникации  принимающего  сообщества  остается  противоречивой,  в  силу  рассмотренной  выше  особенности  миграции  (установка  на  временность  проживания),  с  другой  стороны  возможности  приобретения  этих  навыков  остаются  очень  ограниченными.  В  центральной  части  страны,  крупные  города,  такие  как  Москва,  Санкт-Петербург  осознали  необходимость  создания  центров  по  адаптации  в  новой  культурной  среде,  так  Р.К.  Тангалычева  разработала  «Культурный  ассимилятор.  Тренинг  адаптации  к  жизни  в  Санкт-Петербурге».  «Метод  общего  культурного  ассимилятора  обучает  тому,  как  адекватнее  относиться  к  различиям  (формировать  «корректные  ожидания»),  с  которыми  иностранцы  сталкиваются  в  новой  культурной  среде»  [7]. 

На  территории  дальневосточного  региона  пока  делаются  только  первые  попытки  активно  влиять  на  процесс  адаптации  мигрантов,  путем  обучения  языку,  культурным  навыкам.  Так  в  ДВФУ  открылись  курсы  по  обучению  русскому  языку.  «На  базе  университета  для  мигрантов  будет  организовано  преподавание  основ  русского  языка  и  культуры,  православных  традиций  и  обычаев,  принятых  в  России»  [6].

Последний  критерий,  который  был  взят  за  основу  для  анализа  процессов  аккультурации  —  это  возможность  решения  конфликтных  ситуаций  для  обеих  сторон  межкультурной  коммуникации  в  рамках  правовых  норм.  Этот  вопрос  остается  неразработанным  и  по  причине  относительно  недавно  сформировавшейся  проблемы  трудовых  миграций,  и  в  силу  экономической  подоплеки,  когда  нанимателям  не  смотря  на  многочисленные  штрафные  санкции  выгоднее  брать  нелегальных  работников,  и  соответственно  правовой  статус  последних  остается  неоформленным.  Отсюда  вытекает  и  дальнейшая  бесправность,  проживание  на  «птичьих  правах»,  и  собственно  разрешение  конфликтов  осуществляется  также  не  в  «правовом  поле».

Таким  образом,  на  основании  проведенного  анализа  можно  сделать  следующие  выводы.

Дальний  Восток,  как  регион,  изначально  строившийся  на  миграционной  политике  привлечения  населения,  исторически  подходит  для  заселения  территории  мигрантами  и  проживающее  здесь  население  сформировало  те  культурные  предпосылки  «открытости»  к  инаковости  и  мультикультурности.  Но  из-за  стихийности  и  неорганизованности  приезда  мигрантов,  а  самое  главное,  из-за  отсутствия  постоянной  проработки  с  местным  населением  вопроса  о  целях  и  возможностях  привлечения  мигрантов  из  СНГ,  создается  ложное  мнение  об  «аккупационных  целях»  мигрантов,  отбирании  ими  рабочих  мест  у  коренного  населения. 

«Мифологизация»  образа  мигранта  в  которой  активно  участвуют  СМИ,  создает  ложные  установки  против  миграции  и  мигрантов  из  СНГ.  Получается,  приехавшая  сторона,  и  так  изначально  не  настроенная  на  постоянное  проживание,  так  как  целью  является  временная  трудоустроенность,  встречая  пусть  даже  не  всегда  открытую,  но  так  или  иначе  проступающую  агрессию  и  негативизм,  как  со  стороны  чиновников,  так  и  простого  обывателя,  не  стремиться  к  интеграции  с  местным  населением.  Таким  образом,  на  сегодняшний  день  на  Дальнем  Востоке  преобладает  тенденция  не  к  аккультурации,  а  к  локализации  мигрантов,  к  преобладанию  неформальных  практик.

 

Список  литературы:

1.Билз  Р.  Аккультурация  //  Антология  исследований  культуры.  Том  1.  Интерпретации  культуры.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://lib.uni-dubna.ru/search/files/phil_ant_cult1/phil_ant_cult2.htm  (дата  обращения  11.11.2013).

2.Брусина  О.И.  Проблемы  интеграции  среднеазиатских  мигрантов  в  России.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.baromig.ru/experts/stati-o-migratsii/problemy-integratsii-sredneaziatskikh-migrantov-v-rossii.php.  (дата  обращения  10.04.2013).

3.Егупов  А.В.  Возможности  и  границы  использования  средств  массовой  информации  в  управлении  миграционными  процессами.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.juristlib.ru/book_8662.html  (дата  обращения  12.10.2013).

4.Замараева  Ю.С.  Особенности  социокультурных  трансформаций  миграционных  процессов  в  XX—XXI  вв.  (на  примере  Красноярского  края).  Автореферат  диссертации  на  соискание  ученой  степени  кандидата  философских  наук.  Красноярск,  2011  г.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.dissercat.com/content/osobennosti-sotsiokulturnykh-transformatsii-migratsionnykh-protsessov-v-xx-xxi-vv  (дата  обращения  26.10.2013).

5.Малькова  В.  Освещение  этничности  в  СМИ  в  свете  конфликтологии  /  Прикладная  конфликтология  для  журналистов.  Сб.  статей  под  ред.  М.  Григоряна.  М.:  Права  человека,  2006,  —  158  с.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.evartist.narod.ru/text19/051.htm  (дата  обращения  1.06.2013).

6.РИА  PrimaMedia.  Культурная  адаптация  трудовых  мигрантов  в  Приморье  будет  проходить  на  базе  ДВФУ.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://primamedia.ru/news/primorye/18.01.2013/251776/kulturnaya-adaptatsiya-trudovih-migrantov-v-primore-budet-prohodit-na-baze-dvfu.html  (дата  обращения  12.04.2013).

7.Тангалычева  Р.К.  Аккультурация  временных  мигрантов  из  зарубежных  стран  в  крупном  российском  городе.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  conf.sfu-kras.ru/uploads/Akkul'turaciya....doc.  (дата  обращения  10.04.2013).

8.Ушакова  В.  Приморский  край:  масштабы  и  тенденции  трудовой  миграции  населения.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа  —  URL:  http://chelt.ru/2009/7-09/u6akova_709.html  (дата  обращения  12.10.2013).

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий