Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 13 июля 2017 г.)

Наука: Психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Алферова М.А. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И СТРАТЕГИИ ПОВЕДЕНИЯ В КОНФЛИКТЕ СТУДЕНТОВ ДВФУ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(55). URL: https://sibac.info/archive/guman/7(55).pdf (дата обращения: 05.12.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И СТРАТЕГИИ ПОВЕДЕНИЯ В КОНФЛИКТЕ СТУДЕНТОВ ДВФУ

Алферова Мария Андреевна

студент, Департамент социальных и психологических наук, специальность «Психологическое консультирование и психодиагностика», ДВФУ,

РФ, г. Владивосток

Научный руководитель Аристова Ирина Леонидовна

канд. психол. наук, доцент, Департамент социальных и психологических наук, ДВФУ

РФ, г. Владивосток

Одной из актуальных проблем современной психологии является поиск механизмов выбора стратегии поведения в конфликте и способов снижения конфликтности в обществе, в частности, в студенческой среде. Согласно гипотезе данного исследования, с выбором стратегии поведения в конфликте может быть связан эмоциональный интеллект.

Теоретические представления о том, что мышление и эмоции тесно связаны, возникли задолго до введения в 1990-х годах в научный оборот термина «эмоциональный интеллект», который позже был с успехом популяризован Дэниелом Гоулманом [4]. «Мышлению присущ активный и волевой характер, мысли в своем течении подчиняются не механическим законам ассоциации и не логическим законам достоверности, но психологическим законам эмоции» [3] - утверждал Л.С. Выготский, создатель теории единства интеллекта и аффекта. С.Л. Рубинштейн в 1940-х годах продолжил научные изыскания в этой стезе, постулируя присутствие интеллектуальной составляющей в эмоциях. А.Н. Леонтьев также указывал на невозможность отрыва мышления от чувственной деятельности. В диссертационном исследовании Нго Конг Хоана «Эмоции в структуре мыслительного процесса» [1] были сделаны основополагающие выводы о том, что «взаимообусловленность эмоциональных и мыслительных процессов есть сложное психическое явление; целостный акт психического отражения есть единство когнитивных и аффективных компонентов, а знание механизмов такой взаимообусловленности позволит в практической деятельности повышать интеллектуальную продуктивность».

Эмоциональный интеллект рассматривается современной психологией либо с позиции «модели способности», и тогда структура эмоционального интеллекта включает только когнитивно-аффективные составляющие [7], либо с позиции «смешанной модели», и тогда эмоциональный интеллект является комплексом как когнитивных, так и индивидуальных личностных черт. Мы разделяем позицию тех исследователей, которые определяют эмоциональный интеллект как способность к пониманию и управлению эмоциями – своими собственными и чужими [8], и в рамках данного исследования эмоциональный интеллект трактуется как сугубо когнитивная способность. Разный уровень выраженности такой характеристики в том или ином субъекте определяет его возможность использовать ее для эффективности практической деятельности [2] и измеряется чаще всего с помощью опросников, основанных на самоотчете.

Стратегии поведения в конфликте – это виды ориентации человека (группы) по отношению к конфликту, установки на определенные формы поведения в ситуации конфликта. Основанием для выделения стратегий в концепции Томаса-Киллмена [9] является соотношение степени настойчивости в удовлетворении своих интересов и готовности пойти навстречу другому в удовлетворении его интересов.

С понятием «стратегии поведения в конфликте» плотно связано такое понятие, как «предполагаемая общая платформа» конфликтной ситуации. Сущность последнего термина изложена в труде Дж. Рубина, Д. Пруйта и Сунг Хе Ким [6]: «Предполагаемая общая платформа (ПОП) – это оценка стороной конфликта вероятности нахождения альтернативы, удовлетворяющей притязаниям обеих сторон». Иными словами, ПОП есть отражение воспринимаемого конфликта; образ конфликтной ситуации, сложившийся у ее субъекта. Перед тем, как перейти к дальнейшему описанию особенностей ПОП, уточним содержание понятия «стратегия поведения в конфликте «Уклонение». «Уклонение» - стратегия поведения в конфликте, предпринимаемая стороной конфликта в случае, если эта сторона выражает одинаково слабо и заинтересованность в удовлетворении своих притязаний, и заинтересованность в удовлетворении притязаний оппонента.

Авторы утверждают, что конструктивное урегулирование конфликта тем вероятнее, чем больше величина ПОП. Предполагаемая общая платформа больше в случаях, когда:

собственные притязания стороны низки (низкая заинтересованность в удовлетворении своих притязаний);

стороне кажется, что у другой стороны притязания низки;

предполагается большой выбор альтернатив (сторона считает, что могут быть найдены интегративные решения, устраивающие обе стороны).

Исследователи также отмечают, что чем меньше величина ПОП, тем сильнее возрастает необходимость в поиске нестандартных путей достижения соглашения (что существенно увеличивает затраты ресурсов).

В данном исследовании стратегии поведения в конфликте рассматривались в качестве поведенческих проявлений эмоционального интеллекта.

Проведенное эмпирическое исследование было направлено на выявление и описание связи между способностью понимать эмоции и управлять ими и предпочтением той или иной формы поведения в конфликте студентами Дальневосточного федерального университета. Сбор данных об испытуемых проводился с помощью опросников, основанных на самоотчете, измеряющих уровень эмоционального интеллекта и степень предпочитаемости тех или иных стратегий поведения в конфликте.

Диагностические измерения проводились в восьми группах (границы групп были определены школами ДВФУ, в которых обучаются студенты; общее количество опрошенных – 64 человека в возрасте от 18 до 23 лет) с небольшим временным разрывом. Условия измерения различались незначительно. Испытуемым были вслух зачитаны инструкции к психодиагностическим методикам; на заданные испытуемыми вопросы были даны исчерпывающие ответы, после чего участникам исследования были выданы три типа бланков, соответствовавших содержанию трёх опросников (опросники уровня эмоционального интеллекта Д. Гоулмана и Д. Люсина [8] и опросник описания поведения в конфликте К. Томаса [5]). Время на заполнение бланков не ограничивалось. Гарантировалась конфиденциальность в отношении обработки личных данных испытуемых. После окончания статистической обработки желающим были высланы индивидуальные результаты прохождения методик.

Посредством интерпретации ответов испытуемых был произведён подсчёт баллов, полученных испытуемыми по следующим шкалам: шкала опросника Д. Гоулмана «Общий эмоциональный интеллект» (ОЭИ); шкалы опросника Д. Люсина: «Общий эмоциональный интеллект» (ОЭИ), «Межличностный эмоциональный интеллект» (МЭИ), «Внутриличностный эмоциональный интеллект» (ВЭИ), «Понимание эмоций» (ПЭ), «Управление эмоциями» (УЭ); шкалы теста К. Томаса: «Сотрудничество», «Компромисс», «Уклонение», «Уступка», «Соперничество».

Уровневая характеристика баллов, полученных испытуемыми по методике Д. Гоулмана по шкале «Общий эмоциональный интеллект»: низкие значения не встречаются, средние значения преобладают по сравнению с высокими (46 человек со средними показателями и 18 с высокими).

Уровневая характеристика баллов, полученных испытуемыми по методике Д. Люсина:

шкала ОЭИ – преобладание низких значений (35 человек с низкими показателями, 16 со средними, 13 с высокими);

шкала МЭИ – преобладание средних значений (26 человек со средними показателями, 24 с низкими, 4 с высокими);

шкала ВЭИ – преобладание низких значений (34 человека с низкими показателями, 17 со средними, 13 с высокими);

шкала ПЭ – преобладание низких значений (33 человека с низкими показателями, 17 со средними, 14 с высокими);

шкала УЭ – преобладание низких значений (25 человек с низкими показателями, 22 со средними, 17 с высокими).

 

​Рисунок 1. Уровневая характеристика баллов испытуемых по шкалам измерения эмоционального интеллекта

 

Уровневая характеристика баллов, полученных испытуемыми по методике К. Томаса:

шкала «Сотрудничество» - преобладание средних значений (31 человек со средними показателями, 20 со средними, 13 с низкими);

шкала «Компромисс» - преобладание средних значений (38 человек со средними показателями, 21 с высокими, 5 с низкими);

шкала «Уклонение» - преобладание высоких значений (28 человек с высокими показателями, 26 со средними, 10 с низкими);

шкала «Уступка» - преобладание средних значений (32 человека со средними показателями, 22 с высокими, 10 с низкими);

шкала «Соперничество» - преобладание низких значений (37 человек с низкими показателями, 21 со средними, 6 с высокими).

 

Рисунок 2. Уровневая характеристика баллов испытуемых по шкалам измерения степени предпочитаемости стратегий поведения в конфликте

 

Статистическая обработка данных опроса проводилась с помощью непараметрического метода – коэффициента ранговой корреляции Спирмена (см. Таблицы 1, 2) – оценивалась связь баллов испытуемых по шкалам измерения эмоционального интеллекта и баллов по степени предпочтения стратегий поведения в конфликте. Большинство связей были обнаружены достоверными и значимыми на 1 % уровне, и только две связи (шкалы «Общий эмоциональный интеллект» Гоулмана и «Сотрудничество» Томаса; шкалы «Общий эмоциональный интеллект» Люсина и «Сотрудничество» Томаса) были обнаружены значимыми на 5 % уровне.

Таблица 1.

Эмпирические показатели r-коэффициента ранговой корреляции баллов испытуемых по шкале ОЭИ опросника Гоулмана и баллов предпочитаемости стратегий поведения в конфликте Томаса

Таблица 2.

Эмпирические показатели r-коэффициента ранговой корреляции баллов испытуемых по шкалам опросника уровня эмоционального интеллекта Люсина и баллов предпочитаемости стратегий поведения в конфликте Томаса

 

Результаты эмпирического исследования свидетельствуют, что эмоциональный интеллект статистически значимо (r≤0,01) отрицательно коррелирует с выбором стратегии уклонения от конфликта, и могут быть проинтерпретированы с позиции модели двойной заинтересованности [6]. Мы предполагаем, что эта связь иллюстрирует следующее: субъекты конфликта опрошенной выборки применяют необходимые тактические приёмы для того, чтобы коммуникация сторон не выходила за рамки предконфликтного взаимодействия.

В нашем случае на результаты эмпирического исследования повлияли особые черты выборки, обуславливающие высокую вероятность возникновения у субъектов конфликта большой величины «предполагаемой общей платформы» (ПОП) конфликтной ситуации, одновременно поддерживающей выбор стратегии «Уклонение» и побуждающей к конструктивному выходу из сложившейся трудной ситуации. Таким образом, учитывая содержание конструкта «эмоциональный интеллект», мы можем предположить, что отрицательная корреляционная связь, выявленная в ходе эмпирического исследования, выражается в следующем: чем выше показатель эмоционального интеллекта, тем меньше вероятность выбора любой стратегии поведения в конфликте, отличной от стратегии «Уклонение» (по той причине, что лишь в при реализации элементов этой стратегии возможно достижение наибольшего значения ПОП, и лишь в этом случае на выход из ситуации затрачивается наименьшее количество ресурсов).

Гипотеза нашла эмпирическое подтверждение в ходе данного исследования, потому как в результате интерпретации были обнаружены статистически значимые связи показателей уровня эмоционального интеллекта и степеней предпочитаемости стратегии поведения в конфликте «Уклонение» студентов Дальневосточного федерального университета.

 

Список литературы:

  1. Нго Конг Хоан Эмоции в структуре мыслительного процесса: дис. … канд. псих. наук. – Ленинград, 1984. – 158 с.
  2. Пантелеева Т. А. Краткий очерк истории развития проблематики эмоционального интеллекта в отечественной психологии // Актуальные вопросы современной психологии: материалы III международной научной конференции. - Челябинск, 2015. - С. 19-25.
  3. Выготский Л. С. Педагогическая психология [под ред. В. В. Давыдова]. — М.: Педагогика-Пресс, 1996. — 536 с.
  4. Гоулман Д. Эмоциональный интеллект [пер. с англ. А. Исаевой]. - М.: АСТ, 2009. - 233 с.
  5. Карелин А. А. Большая энциклопедия психологических тестов. - М.: Эксмо, 2007. — 416 с.
  6. Рубин Дж., Пруйт Д., Хе Сунг Ким Социальный конфликт: эскалация, тупик, разрешение. - СПб.: Прайм-Еврознак, 2001. - 352 с.
  7. Люсин Д. В. Современные представления об эмоциональном интеллекте // Социальный интеллект: теория, измерения, исследования. – М.: Изд-во ин-та психологии РАН, 2004. - С. 29 – 36.
  8. Люсин, Д. В. Опросник на эмоциональный интеллект ЭмИн: новые психометрические данные // Социальный интеллект: теория, измерения, исследования. – М.: Изд-во ин-та психологии РАН, 2009. - С. 264 – 278.
  9. Thomas, K. W., Killmann, R. H. Developing a Forced-Choice Measure of Conflict-Handling Behavior: The “Mode” Instrument // Educational and Psychological Measurement, vol. 37, issue 2, 1977. - P. 309-325.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом