Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: IX Международной научно-практической конференции ««Проба пера» ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 17 сентября 2013 г.)

Наука: История

Секция: Краеведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

НАША  МАЛАЯ  РОДИНА  —  СЕЛО  СУЛТАНМУРАТОВО  (РОДИНА  КЛАССИКА  ТАТАРСКОЙ  ЛИТЕРАТУРЫ  ГАЛИМДЖАНА  ИБРАГИМОВА)

Ибрагимова  Адель

2-й  курс  КФ(П)У  г.  Казань

Ибрагимов  Даниил

10  «А»  класс  МБОУ  СОШ  №  15  г.  Уфы  РБ

Бабенко  Ольга  Константиновна

научный  руководитель,  учитель  географии  МБОУ  СОШ  №  15  г.  Уфы  РБ

Ибрагимов  Марат  Хакович

научный  руководитель,  председатель  правления  Общества  защиты  прав  потребителей  г.  УФы

 

Имеющиеся  сведения  о  происхождении  села  Султанмуратово  до  последнего  времени  носили  отрывочный,  порой  без  взаимосвязи  и  достаточных  обоснований,  характер.

История  села  Султанмуратово  —  родины  Галимджана  Ибрагимова  уходит  своими  корнями  в  далекие  годы  прошлого  тысячелетия  и  имеет  более  чем  300-летнюю  историю.

Без  изложения  ряда  исторических  фактов  о  Башкирии  невозможно  понять  появление  на  карте  нынешнего  Башкортостана  села  Султанмуратово,  что  находиться  в  тесной  связи  с  историей  башкир  и  татар-мишарей. 

Башкирия  по  карте  1755  г.  состояла  из  4-х  дорог/  «даруга»  или  «малия»/:  Осинской,  располагавшейся  —  на  севере  и  ближе  к  городу  Осе,  Сибирской  —  на  востоке,  за  Уралом,  Нагайской  —  на  юге  Башкирии  и  Казанская  —  на  западе,  находившаяся  ближе  к  городу  Казани  [10,  с.  83].  Каждая  дорога  состояла  из  волостей. 

Население  указанной  территории  составляли  коренное  население  —  башкиры  и  переселенцы  из  различных  мест,  чему  способствовали  красота  края,  освобождение  от  воинской  обязанности,  небольшой  ясак  (налог),  бесплатная  добыча  соли  из  соляных  озер.  Значительную  часть  местного  населения  также  составляли,  сбежавшие  от  непосильного  национального  и  религиозного  гнета,  татары-мишари,  марийцы,  русские,  чуваши  и  мордва.  Все  это  привело  к  значительному  росту  численности  местного  населения,  которое  к  1730  году  составило  более  100  тысяч  человек  [10,  с.  41].

В  связи  с  расширением  горнозаводского  дела  на  севере  Урала  (в  настоящее  время  Свердловской  и  Пермской  областях)  усилилась  колонизация  Башкортостана  и  дальнейшее  освоение  земель.  Предпринятые  шаги  царского  правительства  по  освоению  земель  требовали  от  коренного  населения  изменения  своих  принципов  и  устоев,  что  противоречило  образу  жизни  башкир  и  всего  местного  населения,  укладу  их  общественных  отношений  и  существовавшим  привычкам. 

Так,  по  приказу  христианских  правителей  России  того  времени,  шло  принудительное  крещение  мусульман,  разрушение  и  слом  мечетей,  а  с  женщин-мусульманок  снимали  штаны.  Более  того,  было  запрещено  строительство  школ  и  мечетей  без  специальных  на  то  распоряжений  [9,  с.  488]. 

Такое  состояние  не  могло  продолжаться  бесконечно,  и  начались  волнения  среди  местного  населения,  чему  в  определенной  степени  способствовала  замена  ясака  (налога)  принудительной  покупкой  соли  местным  населением  из  казенных  лавок,  согласно  указу  1754  года  [10,  с.  46],  хотя  ранее  она  добывалась  из  озер  и  ею  пользовались  бесплатно.  Но  принятие  таких  мер  покупки  соли  из  казны  предполагало  увеличение  сборов  в  пользу  Российской  империи  в  пять-шесть  раз.

При  подобной  ситуации  бунт  был  неизбежен  и  посему  лидером  предстоящего  народного  восстания  выступил  мишарский  мулла  Абдулла  Алиев(1715—1762  гг.),  больше  известный  под  именем  Батырша  (Батыр-Ша)  [9,  с.  488],  который  как  изложил  А.З.  Асфандияров:  «Будучи  очевидцем  колониального  наступления  царизма  в  Башкирии,  Батырша  проникся  мыслью  о  необходимости  выступления  против  него...»  [2,  с.  355]. 

Батырша  занимал  должность  муллы  в  ауле  Карыш-Баш  на  Сибирской  дороге  (ныне  Верхнекарышево  и  находится  в  Бурзянском  районе  Башкортостана)  мишарского  старшины  Яныша  Абдуллина  [6,  с.  147]. 

В  содержавшейся  Батыршой  мечети  обучались  башкиры,  мишари  и  татары.  Будучи  человеком  хитрым  и  умным,  обладавший  при  этом  магометанской  ученостью  и  красноречием,  Батырша  нередко  привлекался  к  разрешению  многих  споров  возникавших  среди  мусульман.  Его  авторитет  был  настолько  велик,  что  в  спор  с  ним  не  вступали  многие  муллы  и  весьма  почитавшие  его  за  его  талант.

Обладая  указанными  качествами,  Батырша  сумел  незаметно  в  течение  года  подготовить  план  и  воззвание  [6,  с.  151]  к  мусульманам  о  восстании,  которое  намечалось  начать  10  июля  1755  года  [5,  с.  43;  9,  с.  47].  К  подготовке  восстания  Батырша  сумел  привлечь  своих  последователей  и  шакирдов(учеников).  Таким  образом,  царскому  правительству  предстояла  борьба  не  только  с  башкирами,  но  и  со  всеми  поволжскими  мусульманами.  В  этом  противоборстве  Оренбургский  губернатор  И.И.  Неплюев,  не  стесняясь  в  средствах,  употребил  все  возможные  и  невозможные  способы  и  силы  для  того,  чтобы  поссорить  между  собой  восставших.

В  аспекте  этой  статьи  необходимо  упомянуть  о  И.И.  Неплюеве,  который  является  основателем  Оренбурга  и  первым  губернатором  Оренбургской  губернии  [10,  с.  34].  Так  как,  именно  по  просьбе  И.И.  Неплюева  Сенат  постановил  назвать  Оренбургскую  область  —  губернией,  а  управляющего  —  губернатором.  В  состав  Оренбургской  губернии  того  времени  входили:  Оренбургская  область  —  полностью,  современная  Уфимская  губерния,  часть  земли  Пермской  и  Самарской  губерний.

Дальнейшие  события  показали,  что  предпринятые  меры  наместником  царя,  привели  к  срыву  организации  восстания  и  имели  свои  негативные  последствия  и,  в  конечном  итоге,  привели  к  провалу  всего  восстания.  Этому  в  немалой  степени  способствовало,  что  некоторая  часть  восставшего  населения  Бурзянской  волости  начала  свое  выступление  раньше  намеченного  срока  —  15  мая  1755  года  [2,  с.  356;  10,  с.  161],  что  несколько  противоречит  другим  исочникам  —  25  мая  1755  г.  [10,  с.  47].

Здесь  сказалось  вмешательство  губернатора  Оренбургской  губернии  И.И.  Неплюева,  который  доложил  о  происходящих  событиях  в  Башкирии  в  Сенат  и  в  дальнейшем  направил  против  восставших  воинов  во  главе  с  полковником  Исаковым  [10,  с.  47].

Такая  поспешность  башкир  и  одновременная  подрывная  деятельность  И.И.  Неплюева  при  подготовке  и  организации  восстания  разрушили  планы  Батырши  и  его  соратников.

В  результате  восстания,  мишарский  старшина  Яныш  Абдуллин  был  убит  восставшими,  а  сам  Абдулла  Алиев  (Батырша)  бежал  и  скрывался  в  лесу. 

Хотя  восстание  1755—1756  годов  провалилось,  но  его  основным  итогом  стало  то,  что  произошло  ослабление  православно-инквизиторского  насилия  над  мусульманами  и  уменьшение  феодального  гнета. 

Осенью  1756  года  Батырша  был  задержан  мишарским  старшиной  Сулейманом  Деваевым  и  заключен  в  Шлиссербургскую  крепость,  где  проявил  свои  недюжие  способности  и  предпринял  меры  к  побегу  летом  1762  года,  убив  при  этом  нескольких  стражников.  Находясь  в  заточении,  Батырша  написал  письмо  императрице  Елизавете  Петровне  о  том,  что  данное  восстание  явилось  следствием  собственных  наблюдений,  высказываний  проезжих  людей  и  местного  населения  о  тех  обидах  и  мучениях,  которые  им  приходится  переносить  от  произвола  администрации  Сибирской  и  Казанской  дорог  в  отношении  нерусского  населения.

После  подавления  восстания  Оренбургский  губернатор  И.И.  Неплюев  предпринял  ряд  мер  ко  всему  местному  населению,  стравливая  между  собой  башкир  и  настраивая  их  против  другого  народа  путем  обмана  и  всевозможных  подачек,  т.  е.  свел  всех  «лоб  в  лоб».

Подобные  действия  властей  вынудили  часть  местного  населения  Сибирской  дороги  покинуть  обжитые  места,  искать  новые  места  для  проживания  и  переселиться  в  свободные  в  то  время  земли  Нагайской  дороги. 

Видимо  все  это  привело  к  осознанию  мишарским  старшиной  Нагайской  и  Сибирской  дорог  Султанмуратом  Янышевым,  сына  мишарского  старшины  Яныша  Абдуллина,  о  необходимости  приобретения  земель  в  других  местах,  не  связанных  с  восстанием.  Султанмурат  Янышев,  будучи  наместником  2-х  дорог  —  Нагайской  и  Сибирской,  осенью  1759  года  обратился  с  прошением  в  канцелярию  Уфимской  провинции  об  оформлении  купчей  о  выделении  им  земли  миркит-минских  башкир.

Весной  1761  года  в  указанное  прошением  место  прибыли  князь  Ураков  и  геодезист  Калинин,  которые  увидели  воздвигнутые  строения,  так  как  ранее  было  достигнуто  соглашение  о  приобретении  этих  земель  было  Султанмурата  Янышева  и  его  сподвижников  с  местными  башкирами  [8,  с.  11]. 

После  осмотра  земель  и  замера  их,  а  также  ознакомления  с  подтверждением  о  соглашении  по  покупке  указанных  земель  местными  башкирами,  освоенные  земли  и  постройки  были  нанесены  на  карту  местности.  Данное  утверждение  позволяет  назвать  днем  рождения  деревни  —  май  1761  года  и  в  честь  первого  человека  основателя  села  Султанмурата  Янышева  —  присвоили  селу  имя  Султанмуратово. 

В  подтверждение  приведем  следующие  документальные  факты:

·     «…Деревня  возникла  в  1761году,  когда  мишари  приобрели  землю  у  миркит-минских  башкир  путем  покупки…»  [1,  с.  131]. 

·     «Султанмуратово  —  274  муж.,  252  женщ.,  2  кантон,  3-я  юрта,  Миркит-Минской  волости.  Живут  на  купленной  по  договору,  выданному  от  башкирцев  Миркит-Минской  волости  (в)  1761  г.  в  вечное  владение»  [7,  с.  303]. 

Об  этом  же  говорят  архивные  материалы,  составленные  на  основе  ведомостей  кантонных  начальников  о  численности  башкирского  и  мишарского  населения,  по  итогам  8  ревизии  1841—1842  гг.  [11]. 

Вышеуказанная  дата  возникновения  деревни  в  1761  году  не  противоречит  дате  основания  ее  Султанмуратом  Янышевым  в  1756  году  [4,  с.  94],  так  как  обычай  того  времени  был  таков:  сначала  основывалось  село  (аул),  а  затем  оформлялась  покупка  земли  (купчая).

С  ростом  села  и  увеличением  численности  жителей  возникла  необходимость  в  проведении  богослужения  и  мусульманских  религиозных  обрядов,  поэтому  в  село  был  приглашен  ахун  Хисаметдин  Ибрагимов  из  Бирского  уезда. 

Ахун  Хисаметдин  Ибрагимов(1743—1811  гг.)  подал  несколько  рапортов  о  необходимости  возведения  большей  мечети  взамен  существующей,  и  в  1806  году  была  возведена  новая  мечеть,  в  которой  в  разные  годы  служили  родственники  Галимджана  Ибрагимова.

Позже  в1884году  была  построена  2-я  соборная  мечеть,  а  число  прихожан  составило  312  мужчин  и  295  женщин.  Имамом  мечети  являлся  и  отец  Галимджана  —  Гирфан  сын  Нурмухамета  (1816—1885  гг.)  Ибрагимова,  утвержденный  указом  №  1249  от  31.03.1897  г.  губернского  правления  имам-хатиба  [12].  От  своего  духовного  сана  —  имам  Гирфан  Ибрагимов  отказался  в  1910  году  под  влиянием  его  сына  Галимджана,  который  предвидел  предстоящие  изменения  в  общественном  строе  царской  России. 

Деревни  и  села  сегодняшнего  Аургазинского  района  располагаются  на  вотчинных  землях  башкир  Минской  волости  и  ее  подразделений  Уршак-Минской,  Миркит-Минской  и  Бегеняш-Минской  волостей. 

В  составе  Миркит-Минской  волости  находились  практически  все  башкирские  деревни  ныне  входящие  в  состав  Аургазинского  района,  село  Султанмуратово  же  входило  в  состав  Уршак-Минской  волости.

Название  «Уршак-Минская»  образовано  из  сочетания  названия  реки  —  Уршак  и  племени  башкир-мин,  народонаселение  которого  называлось  мински.  Башкирское  племя  Мин  владело  обширными  землями  по  бассейну  р.  Дема  и  среднему  течению  р.  Белой  [3,  с.  106].

Управа  Уршак-Минской  волости  находилась  в  деревне  Курманай,  куда  ходил  отмечаться  в  конце  1916  и  начале  1917  годов  Галимджан  Ибрагимов,  находившийся  в  то  время  под  гласным  надзором  царской  жандармерии.

К  1870  году  в  Султанмуратово  была  мечеть,  училище,  мельница  водяная.  Основное  население:  татары,  которое  занималось  земледелием.  Село  входило  до  1930  года  в  Уршакминскую  волость  Стерлитамакского  кантона,  ныне  входит  в  состав  Аургазинского  района  Республики  Башкортостан.

Село  Султанмуратово  расположено  в  15  км  западнее  районного  центра  Толбазы  в  излучине  рек  Аургазы  и  Тургасали. 

В  настоящее  время  в  селе  имеется  средняя  образовательная  школа,  дом-музей  имени  Галимджана  Ибрагимова,  мечеть,  детский  сад,  магазины.

 

Список  литературы:

1.Асфандияров  А.З.  История  сел  и  деревень  Башкирской  АССР:  Уфа,1990.  —  кн.  1.  —  208  с. 

2.Асфандияров  А.З.  История  сел  и  деревень  Башкортостана  /сост.  Асфандияров  А.З./:  Уфа,  Китап,1998.  —  кн.  2—3.  —  211  с.

3.Акманов  И.Г.,  Кулбахтин  Н.М.,  Асфандияров  А.З.  и  др.  История  Башкортостана  с  древнейших  времен  до  конца  Х1Х  в.  Уфа,  Китап,2004.  —  т.  1.  —  48  с.

4.Аургазинский  район.  Годы  и  судьбы:/сост.  М.Б.  Ишемгулов  /:  Уфа,  Новый  стиль,  2005.  —  168  с.

5.Ахметзянов  М.  Память  о  предках  Поволжья  и  Приуралья:  Казань,  2007.  —  48  с.

6.Бельская  Т.Б.  О  характере  восстания  1755  г.  в  Башкирии/Ученые  записки/:  Уфа,  БГУ,1970.  —  147—162  с.

7.Западные  Башкиры  по  переписи  1795—1917  гг./сост.  Асфандияров  А.З.,  Абсалямов  Ю.И.,  Роднов  М.И./:  Уфа,  Китап,  2001.  —  712  с.

8.Кабиров  В.А.  Солтанмурат:  Уфа,  Чурагул,  2007.  —  192  с.

9.Новый  энциклопедический  словарь.  Брокгауз  и  Ефронь,  т.  5:  СПб.,  1911.  —  т.  5.  —  963  с.

10.Хадыев  М.,  Фахретдинов  А.  История  башкир:  Уфа,  2007.  —  135  с.

11.ЦГИА  РБ.  Фонд  И-138,  оп.  2,  д.  431,  л.  1-180. 

12.ЦГИА  РБ.  Фонд  И-295,  оп.  9,  д.  7,  л.  276.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом